Адвокат зайцев саратов

Станислав Зайцев просит оправдать топ-менеджера «Т Плюс»

4 августа 2017, 12:32

В ходе прений сторон в Октябрьском районном суде адвокат Станислав Зайцев потребовал полностью оправдать доверителя Александра Федорова в эпизоде «коммерческого подкупа» в связи с отсутствием состава преступления.

«Квалификация предъявляемых Федорову обвинений ничем не мотивирована и ничем не обоснована. Такое ощущение, что гособвинителю «так хочется», — начал свою речь Зайцев.

Он отметил, что сторона обвинения не смогла объяснить своих требований, уместив выступление в четыре минуты.

«За четыре минуты перечислены статьи, за которыми судьба человека. Из-за этого у человека будет вычеркнуто 12 лет. Это выступление или профанация?» — задал вопрос Зайцев.

Защитник отметил, что с начала следствия подсудимый написал явку с повинной, а также совершил самооговор из-за того, что не стал углубляться в детали предъявляемого ему обвинения.

«Самооговор, не подтвержденный совокупностью доказательств, — не является причиной вынесения обвинительного приговора. Более того, Федоров в дальнейшем давал показания, доказывающие его невиновность», — заметил адвокат.

В ходе прений адвокат отметил, что эпизод с передачей автомобиля «BMW X6», (стоимость 4,2 млн рублей) неправильно квалифицирован как коммерческий подкуп.

«Автомобиль находился на балансе организации, директором которой был потерпевший. О передаче на безвозмездной основе машины в собственность стороннему человеку и речи не могло быть», — считает Зайцев.

По его мнению, потерпевший имел четкий мотив для оговора Федорова, а также давал противоречивые показания. По его словам, ранее с потерпевшим у подзащитного были «дружеские отношения».

«Они сопровождались подарками друг другу, услугами и так далее. Они ходили на концерты, ходили в музеи, дружили семьями. Передача машины также была дружеской услугой, которую предложил сам потерпевший», — полагает Зайцев.

Ссора между товарищами, по словам адвоката, случилась в ноябре 2016 года.

«В связи с этим, если коммерческий подкуп все-таки будет доказан, то прошу переквалифицировать действия Федорова на часть 5 статьи 204 УК РФ. Она предусматривает наказание до трех лет лишения свободы со штрафом. Тем не менее, сторона защиты просит по данному эпизоду Федорова оправдать», — заявил господин Зайцев.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Адвокат Зайцев о саратовском правосудии: «Состязательности наступили ногой на горло»

17 января 2017, 15:11

Судебная система Саратовской области нуждается в немедленном реформировании для того, чтобы повысить уровень доверия граждан к государственным институтам.

Соответствующее заявление сделал известный саратовский адвокат Станислав Зайцев в беседе с корреспондентом ИА «Взгляд-инфо».

Собеседник агентства прокомментировал сегодняшнее решение Октябрьского райсуда об изменении меры пресечения Дмитрию Миненкову — с заключения под стражу на домашний арест.

«За последние лет десять у меня был только один случай, когда по вопросам, касающимся изменения меры пресечения, суд не удовлетворил позицию стороны обвинения о необходимости продления срока содержания под стражей и разделил позицию защиты. Но там были бесспорные документы о тяжелом состоянии здоровья моего подзащитного. Все!

Во всех остальных ситуациях суд не внемлет доводам защиты абсолютно, насколько бы убедительны они ни были. Идет штамповка! Если вначале арестовали, то потом будут продлевать столько, сколько ведется следствие по делу. И, к сожалению, переломить данную систему не столько тяжело, сколько невозможно. Суды встроились в одну шеренгу с обвиняющими лицами.

И хотя из смысла закона это абсолютно никак не вытекает, но, тем не менее, в Саратове других ситуаций практически и не бывает. Бывают, конечно, нюансы, но большим разнообразием они нас, к сожалению, не балуют.

Особенно эта тенденция укрепилась, наверное, в последние лет пять-семь. Раньше я ее не в такой сильной степени наблюдал. Были судьи, которые не всегда соглашались с позицией следствия, стороной обвинения, а сейчас их буквально по пальцам можно пересчитать. Фактически их и не осталось уже — таких самостоятельных, которые могут возразить стороне обвинения. Это для нас очень печально.

Как таковой, у нас уже не существует состязательности сторон в судебном процессе. Само понятие состязательности предполагает, что имеется не только желание выслушать обе стороны, но и принять во внимание все то, что говорится. Возобладать должны те доводы, которые более убедительны.

А у нас по праву того, кто больше имеет силовой вес, тот и «продавливает» решение — независимо от того, что бы они там в суде ни «мычали»: насколько, мягко сказать, неубедительно подчас звучат их выступления. Тем не менее, суды за них все додумывают и расписываются в своих постановлениях — по крайней мере, в том, что касается арестов и продлений. 99 на 1 — вот процентное соотношение, и оно не в пользу стороны защиты. Состязательностью это не назовешь, и в ближайшее время тенденций к изменению ситуации я не наблюдаю — оснований к этому нет никаких.

Я редко выезжаю за пределы Саратовской области, но, со слов моих коллег, которые выезжают или там работают, Саратовская область отличается от всех остальных в большей мере — когда состязательности наступили ногой на горло и даже не пытаются осмыслить для чего они это делают.

Если бы еще это было при наличии вины! А ситуация такова, что у нас люди до вынесения приговора по полтора-два года сидят, пока вина их еще под большим вопросом. И не всегда при этом вина бывает доказана — в том преступлении, в котором человек обвинялся изначально.

При том судейском корпусе, который сейчас у нас работает — это бывшие следователи, бывшие помощники и секретари судебного заседания, которые перенимают опыт либо старших товарищей, либо своих предшественников, с которыми они вместе работали, ситуация не может измениться!

Из адвокатов у нас практически лет десять никого не брали в судьи. Может быть, в других регионах другая ситуация, но по Саратову я точно могу об этом сказать.

В Арбитражном суде два или три человека работают — выходцы из адвокатуры, а вот в судах общей юрисдикции, особенно там, где рассматриваются уголовные дела, их нет. Бывшие следователи — пожалуйста! Есть бывшие начальники следственных отделов.

Бывший начальник Заводского изолятора даже есть! Сейчас он федеральный судья по уголовным делам! Для них это нормально.

А какой подход у них может быть при решении вопросов, вы все видим», — сказал Станислав Зайцев.

Смотрите так же:  Место требования по-английски

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Станислав Зайцев

Родился 4 июня 1965 года в Саратове. В 1982 году окончил среднюю школу № 3 (ныне — лицей №3), в 1986 году — Саратовский юридический институт им. Курского. С 1986 года работает адвокатом; сейчас место работы — Коллегия адвокатов Саратовской области «ШАНС». В 1992 году получил второе высшее образование в Поволжской академии госслужбы (специальность — «менеджер-экономист»). Общий стаж работы в качестве адвоката — более 30 лет. В 1996 году проходил стажировку в Вашингтоне и Нью-Йорке в числе ведущих адвокатов России. В 2005 году награжден медалью «Почетный адвокат России», в 2012 году — медалью I степени «За заслуги в защите прав и свобод граждан» и знаком отличия Гильдии российских адвокатов «За вклад в развитие адвокатуры».

За время работы адвокатом провел более 5 тысяч уголовных дел (последние годы специализируется на ведении уголовных дел экономической направленности), из них более 30 дел — в суде присяжных. Участвовал в качестве адвоката на целом ряде резонансных уголовных процессов, где фигурантами были депутат Саратовской гордумы, гендиректор ОАО «Богородскнефть» Вячеслав Малышев, вице-губернатор Сахалина Сергей Неручев, министр дорожного строительства и транспорта Саратовской области Геворг Джлавян, драматург, писатель и актер Алексей Дэлль-Василевский, вице-губернатор Пензенской области Марат Фаизов, глава администрации Саратова Алексей Прокопенко, глава Энгельсского района Михаил Лысенко.

Автор книг «Встретимся в суде» и «Фемида снимает повязку».

Саратовский «Магнитский»

Имя Сергея Магнитского, скончавшегося в далеком от нас 2009 году в одном из столичных следственных изоляторов, до сих пор не сходит с уст правозащитников, которые, кто в связи с исполняемыми обязанностями по защите прав граждан, волею судьбы оказавшимися в «застенках», кто по велению сердца и совести, всеми возможными способами пытаются предотвратить подобного рода печальные финалы.

Вчера завершился первый этап, связанный с помещением в следственный изолятор бывшего помощника Ртищевского транспортного прокурора Олега Долгова. Руку к этому приложили ряд лиц, в том числе судья Волжского районного суда г. Саратова Наталья Спицина и судья Саратовского областного суда Галина Логинова.

Арест помощника прокурора Олега Долгова негуманен

Сегодня у нас завершилось судебное заседание по избранию меры пресечения в отношении моего подзащитного Олега Долгова — сотрудника Ртищевской транспортной прокуратуры. Ходатайство следователя начали рассматривать в пятницу, отложили на 72 часа и закончили сегодня.

Адвокат Зайцев Станислав Максович

Полезная информация? Поделиться:

По данным опубликованных судебных решений Зайцев С. М. участвовал(-а) в делах, рассматривавшихся в судах:

  1. Ленинский районный суд г. Саратова
  2. Октябрьский районный суд г. Саратова
  1. Саратовский областной суд
  2. Фрунзенский районный суд г. Саратова

Отзывы об адвокате

Вы можете оставить отзыв об адвокате — указывайте больше фактов (время, имена, номера дел в судах). Короткие отзывы вида «Хороший адвокат» не информативны и будут удалены.

Станислав Зайцев: Мы пройдем нелегкий путь с Лысенко до конца!

Адвокат Станислав Зайцев, представляющий интересы экс-главы Энгельсского района Михаила Лысенко, обвиняемого в тяжких и особо тяжких преступлениях, прокомментировал ИА «Свободные новости» недавнее заявление своего московского коллеги Виктора Паршуткина, предположившего, что защитники Станислав Зайцев и Михаил Мамедов, возможно, сотрудничают со следствием.

Об интервью Паршуткина В.В. информационному агентству «Свободные новости»

26 августа 2013 года на сайте ИА «Свободные новости» было опубликовано интервью адвоката Виктора Паршуткина под заголовком «Адвокаты Зайцев и Мамедов должны покинуть процесс по делу Лысенко».

Поскольку я невольно стал одним из «героев» данного интервью, хотелось бы поделиться с читателями своими соображениями по поводу прочитанного.

Смотрите так же:  Заявление о взыскании госпошлины с ответчика

Адвокат Паршуткин появился в деле Лысенко после поступления материалов дела в Саратовский областной суд, примерно через два с половиной года после ареста Лысенко.

Я как защитник с длительным стажем адвокатской деятельности отношусь настороженно к появлению в деле адвокатов, не принимавших участие в предварительном следствии и¸ соответственно, незнакомых со всеми хитросплетениями событий и взаимоотношений фигурантов, другими крайне важными для дела моментами. Особенно это характерно для сложных политизированных дел, к коим, безусловно, относится и дело нашего подзащитного Михаила Алексеевича Лысенко.

Вступление в дело нового, неподготовленного адвоката на судебной стадии не всегда бывает разумным и может быть оправдано в основном узко поставленными перед новым адвокатом задачами: участие на стадии отбора присяжных заседателей, помощь в составлении вопросного листа, какие-то другие эпизодические действия…

Для Виктора Паршуткина мы решили сделать исключение из общего правила, учитывая некоторый накопленный им опыт выступлений в суде присяжных, хотя мои знакомые московские коллеги предостерегали меня от того, чтобы использовать Паршуткина на протяжении всего судебного процесса по делу Лысенко.

Их мотивацией было то, что Паршуткин абсолютно не «командный игрок» (что бывает довольно опасно для групповых дел, т.е. там, где по делу проходят несколько обвиняемых, и их защиту осуществляют несколько адвокатов), излишне категоричен в своих суждениях, и там, где он явно заблуждается, все равно не терпит никаких возражений, часто бывает амбициозен, стремление к личной «рисовке» у него превалирует над интересами клиента.

Оставалась надежда на то, что свою агрессивную энергию он направит против наших противников, как это должно быть присуще любому профессиональному адвокату.

Увы, четыре месяца судебного разбирательства периодически убедили нас в обратном.

Некоторые мои коллеги, представляющие интересы как Михаила Алексеевича, так и других обвиняемых, регулярно обращали мое внимание на, мягко говоря, не вполне этичные поступки и действия Паршуткина. Думаю, здесь они разберутся сами, если посчитают это нужным.

Недавно я получил от коллеги – известного московского адвоката Дмитрия Аграновского, который составлял жалобу в интересах Лысенко в Европейский суд по правам человека, гневное письмо, в котором он говорил о намерениях обратиться к председателю Московской адвокатской палаты Генри Резнику с требованием привлечения Паршуткина к дисциплинарной ответственности.

Это связано с получением Аграновским оскорбительного письма от Паршуткина, с голословным обвинением в «халтуре» при составлении указанной выше жалобы и оскорблениями типа «черт из табакерки», «нанятый агент обвинения»…

Поверьте, я привел лишь очень небольшое количество примеров, весьма сомнительных с позиций адвокатской этики, Виктора Паршуткина в период с апреля по август 2013 года во время его нахождения в Саратове.

Вызывает удивление, что при этом у него хватает времени и энергии на ведение позитивной работы в интересах нашего клиента…

Теперь по поводу последнего интервью Виктора Васильевича.

Согласиться могу только с тем, что в ходе судебного разбирательства по делу Михаила Алексеевича Лысенко сторона обвинения зашла в тупик. Не за горами финал этого сложнейшего дела. Адвокатам необходимо готовиться к представлению доказательств защиты…

И в этот момент у Паршуткина возникает необъяснимое желание «выкинуть» из процесса двух основных адвокатов Лысенко, публично устроить «разборки» в прессе, огульно обвинить коллег в трусости и сотрудничестве с силовыми структурами во вред интересам подзащитного.

Зачем это нужно московскому адвокату?

Я не претендую на истину в последней инстанции, но могу предположить два варианта: либо человек в момент дачи вышеуказанного интервью находился в не вполне адекватном, болезненном состоянии, либо им двигало желание привлечь к себе пристальное внимание окружающих, унизив своих коллег по защите по каким-то только ему известным соображениям.

Любой из этих двух вариантов не делает ему чести.

Хотелось бы высказаться относительно ситуации по заявлению свидетеля обвинения Самородова, отбывающего наказание за несколько убийств. Громивший его в суде, как заведомого лжеца, Паршуткин в интервью вдруг дает понять, что адвокатам Зайцеву и Мамедову, которых он оговаривает, есть о чем беспокоиться.

При этом настораживают слова Паршуткина о том, что «в отношении Зайцева и Мамедова осуществляются активные проверочные действия, которые, по моим сведениям, могут вылиться в реальное уголовное дело». Что это за сведения у Паршуткина? Он что, сотрудничает со Следственным комитетом, снабжающим его такой информацией?

Очевидна полная бредовость измышлений Самородова о том, что адвокаты обещали ему миллионы за изменение показаний; таких, как он, свидетелей обвинения бандитского типа по делу полно – никаких миллионов не хватит. И любым их показаниям грош цена, поскольку эти люди живут по принципу «умри ты сегодня, я – завтра».

Мотивация Самородова понятна – он пытается таким образом «заработать» себе условно-досрочное освобождение, оговаривая нас и нашего подзащитного в угоду следствию. Здесь его стремления совпали с целями и задачами наших оппонентов.

Можно понять желание лиц, осуществляющих оперативное сопровождение по делу, скомпрометировать основных защитников Лысенко, но зачем Паршуткин потакает этому?

Теперь по существу доводов в интервью Паршуткина, касающихся якобы возникшей конфликтной ситуации у него со мной и Михаилом Мамедовым.

В действительности никакого конфликта до интервью Паршуткина не было и быть не могло. Между адвокатами могут и должны возникать рабочие разногласия о методах, выборе позиции, но окончательное решение принимает только один человек – обвиняемый, чьи интересы они защищают.

Смотрите так же:  Список очередников на жилье по переселению

Можно даже оставить в стороне довольно хамский тон его высказываний, непосредственно касающийся нас («я их не могу называть больше своими коллегами», «Зайцеву и Мамедову лучше уходить из процесса, потому что их провокационные действия несовместимы с адвокатским статусом», «пусть Мамедов и Зайцев, и иже с ними, и стоящие за ними руководители силовых структур не радуются», и т.д.).

Все это – повод для обращения с иском в суд о защите деловой репутации, но произойдет это, безусловно, не раньше, чем закончится наш процесс, – этого требуют интересы нашего подзащитного.

Давно известно, что культуру нельзя привить человеку насильно, если этого не произошло в более раннем возрасте, да я и не ставлю перед собой такой задачи в отношении Паршуткина – необходимо заниматься более важными делами, продолжать помогать Михаилу Алексеевичу Лысенко.

Уверен, что на мнение знающих меня людей интервью Паршуткина уж никак не повлияет – десятилетиями я всегда активно противостоял силовым структурам, защищая интересы обратившихся ко мне клиентов. Глупо и бессмысленно упрекать меня в какой-либо связи с этими структурами, как это пытается сделать Паршуткин.

Из текста интервью я, честно говоря, так и не понял, какие же не понравившиеся Паршуткину действия я совершил, чтобы он имел право утверждать о «создании нервозной обстановки в процессе», и какие «несогласованные, противоречащие позиции защиты» действия я предпринял, что привел Паршуткина в то возбужденное состояние, послужившее поводом для его интервью. Пусть попробует объяснить, если сможет.

Меня поражает другое!

Какое имел право адвокат Паршуткин устраивать это весьма присущее ему «цирковое шоу», не поставив при этом в известность и не согласовав все это с нашим подзащитным, в интересах которого он обязан действовать?

Эти его обязанности (напоминаю Паршуткину, если он вдруг забыл) изложены в «Законе об адвокатуре» и «Кодексе адвокатской этики» (статья 9 которого прямо запрещает адвокату действовать вопреки законным интересам доверителя, кроме того, допускать высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства). Эти требования Закона ему не знакомы? Или он думал, что получит последующее одобрение подзащитного на подобные действия и высказывания?

Должен его разочаровать: в ходе беседы со мной Михаил Алексеевич был искренне возмущен произошедшим! Да это и не удивительно – обозначение публичного раскола в команде адвокатов, делающих общее дело, недопустимо, то, что делает Паршуткин, – это нонсенс!

Думаю, читателям очевидна деструктивная роль высказываний адвоката Паршуткина в данном им интервью. Эти высказывания явно не способствуют укреплению позиций защиты Лысенко и не могут не радовать наших оппонентов. Так на кого же в действительности работает «раскрученный» московский адвокат?

Не стоит искусственно раздувать до размеров вселенского скандала обычные рабочие моменты, которые случаются в любом судебном процессе, тем более в таком сложном и напряженном, как наш.

И уж, безусловно, не Паршуткину рассуждать о необходимости моего (и адвоката Мамедова) выхода из судебного процесса – не он заключал с нами соглашение на участие по делу.

Я и Мамедов участвуем в этом деле с первого его дня, когда был задержан Михаил Алексеевич.

В течение почти трех лет мы вместе прошли сложнейший путь борьбы с правовым беспределом силовых структур в отношении Лысенко и пройдем его до конца, одержав в итоге победу!

Адвокат Станислав Зайцев: При отказе подписать разрешение на строительство Прокопенко был бы привлечен по другой статье

Адвокат Станислав Зайцев, представляющий интересы экс-главы администрации Саратова Алексея Прокопенко, обвиняемого в халатности, считает, что его подзащитный мог не выдавать разрешение на строительство, но в этом случае он мог стать фигурантом другого уголовного дела. Об этом защитник заявил сегодня, 28 октября, во время своего выступления в прениях сторон на проходящем заседании Волжского районного суда.

По его словам, Прокопенко выдал разрешение на строительство компании «Новострой XXI» для возведения двух десятиэтажек в поселке Новый, но никаких «последствий данный документ за собой не повлек». Адвокат подчеркнул, что разрешение было передано уже тогда, когда здания были выстроены.

«Мог ли наш подзащитный отказаться подписывать данные разрешения на строительство? Безусловно, мог, но тогда он стал бы фигурантом другого уголовного дела. Если бы он это сделал, то любой недовольный застройщик обратился бы в компетентные органы, и тогда Прокопенко грозило бы превышение должностных полномочий», — заявил Зайцев.

Кстати, у нас все еще есть Telegram-канал, где мы публикуем новости, видео и эксклюзивный медиаконтент специально для подписчиков мессенджера.
Нас выбрали более 2500 человек, присоединиться к каналу можно по ссылке

Добавьте нас в основные источники на Яндекс.Новости и в избранное на сервисе Google Новости.

Адвокат Зайцев Станислав Максович

Статус: Действующий;

Реестровый номер: 64/388;

Номер удостоверения: 35;

Государство: Российская Федерация;

Федеральный округ: Приволжский федеральный округ;

Субъект Российской Федерации: Саратовская область;

Адвокатская палата: Адвокатская палата Саратовской области.

Адвокатское образование

Организационная форма: Коллегии адвокатов;

Название: Коллегия адвокатов.

Адрес: Г. Саратов Ул. Соборная г. Саратов, ул. Соборная, д. 12 кв.6;