Договор о гражданское общество

Гражданское общество

Гражданское общество

Развитое гражданское общество выступает исторической предпосылкой становления правового государства. Без зрелого гражданского общества невозможно построение демократической политической системы. Только сознательные, свободные и политически активные граждане способны создавать наиболее рациональные формы коллективной жизни. С другой стороны, государство призвано обеспечивать условия для реализации прав и свобод личностей и групп.

Гражданское общество — это совокупность негосударственных частных объединений граждан, преследующих индивидуальные и групповые интересы.

Понятие гражданское общество» было введено Дж. Локка, А. Смитом для отражения исторического развития общества, перехода его от дикого природного состояния к цивилизованному.

Это понятие анализировали многие великие умы общественной мысли: от Аристотеля, Гегеля, Маркса до современных авторов XXI в. Под гражданским обществом они понимали общество на определенной стадии его развития, включающее добровольно сформировавшиеся негосударственные структуры в экономической, социально-политической и духовной сферах жизнедеятельности общества.

Дж. Локк сформулировал основные принципы цивилизованных отношений в обществе:

  • интересы личности стоят выше интересов общества и государства; свобода — наивысшая ценность; основа свободы индивида, гарантия его политической самостоятельности — частная собственность;
  • свобода означает невмешательство кого бы то ни было в частную жизнь личности;
  • индивиды заключают между собой общественный договор, т. е. создают гражданское общество; оно образует защитные структуры между индивидом и государством.

Таким образом, по Локку, гражданское общество — люди, добровольно объединенные в различные группы и самоуправляющиеся институты, огражденные законом от прямого вмешательства государства. Правовое государство призвано отрегулировать эти гражданские отношения. Если гражданское общество обеспечивает права человека (права на жизнь, свободу, стремление к счастью и т. д.), то государство — права гражданина (политические права, т. е. права на участие в управлении обществом). В том и другом случае речь идет о праве личности на самореализацию.

Разнообразие интересов граждан, их реализация через различные институты, диапазон используемых при этом прав и свобод составляют основные черты гражданского общества.

Институты гражданского общества можно разделить на три группы. Это организации, в которых индивид:

  • получает средства к удовлетворению жизненных потребностей в пище, одежде, жилье и т. д. Эти средства индивид может получить в производственных организациях, потребительских и профессиональных союзах и т. 11.;
  • удовлетворяет потребности в продолжении рода, общении, духовном и физическом совершенстве и т. д. Этому способствуют семья, церковь, образовательные и научные учреждения, творческие союзы, спортивные общества и т. д.;
  • удовлетворяет потребности в управлении жизнью общества. Здесь интересы реализуются посредством участия в функционировании политических партий и движений.

Способность отдельных граждан, различных организаций граждан отстаивать свои частные интересы, возможность их удовлетворения по собственному усмотрению, не нарушая при этом чужих частных и общественных интересов, характеризует зрелость гражданского общества.

Современное гражданское общество

В современных условиях гражданское общество выступает как многообразие не опосредованных государством взаимоотношений свободных и равноправных индивидов в условиях рынка и демократической правовой государственности. В отличие от государственных структур в гражданском обществе преобладают не вертикальные (иерархические), а горизонтальные связи — отношения конкуренции и солидарности между юридически свободными и равноправными партнерами.

В экономической сфере структурными элементами гражданского общества являются негосударственные предприятия: кооперативы, товарищества, акционерные общества, компании, корпорации, ассоциации и другие добровольные хозяйственные объединения граждан, создаваемые ими по собственной инициативе.

Социально-политическая сфера гражданского общества включает:

  • семью как определяющую социальную ячейку гражданского общества, в которой пересекаются индивидуальные и общественные интересы;
  • общественные, общественно-политические, политические партии и движения, выражающие многообразие интересов различных групп гражданского общества;
  • органы общественного самоуправления по месту жительства и работы;
  • механизм выявления, формирования и выражения общественного мнения, а также разрешения социальных конфликтов;
  • негосударственные средства массовой информации.

В этой сфере складывается практика институционального оформления интересов, возникающих в обществе, и выражения их в ненасильственной, цивилизованной форме, в рамках конституции и законов государства.

Духовная сфера гражданского общества предполагает свободу мысли, слова, реальные возможности публично высказывать свое мнение; самостоятельность и независимость научных, творческих и других объединений от государственных структур.

В целом гражданское общество отдает приоритет правам и свободам человека, повышению качества его жизни. Это предполагает:

  • признание естественного права человека на жизнь, свободную деятельность и счастье;
  • признание равенства граждан в единых рамках для всех законов;
  • утверждение правового государства, подчиняющего свою деятельность закону;
  • создание равенства шансов для всех субъектов экономической и социально-политической деятельности.

Гражданское общество тесно соприкасается и взаимодействует с правовым государством, основные функции которого сводятся к следующему:

  • выработка общей стратегии общественного развития;
  • определение и обоснование приоритетов, темпов, пропорций развития экономических и социальных сфер общества;
  • стимулирование общественно полезной деятельности граждан и защита их прав, собственности и личного достоинства;
  • демократизация всех сфер жизнедеятельности общества;
  • зашита границ и обеспечение общественного порядка.

За годы реформирования в России произошли существенные сдвиги в направлении формирования гражданского общества. Приватизация собственности, политический плюрализм, утверждение свободомыслия — все это позволило создать необходимую инфраструктуру гражданского общества. Однако ее качественные характеристики во многом имеют низкий уровень. Некоторые отечественные социологи приходят к выводу, что существующие в России политические партии не способны эффективно выполнять функцию посредника между властью и обществом, уровень социальной ответственности бизнеса невысок, степень защищенности трудовых прав наемных работников сопоставима с временами первоначального капиталистического накопления и т. д.

В итоге исследователи констатируют наличие значительных трудностей на пути построения гражданского общества в России, имеющих как объективный, так и субъективный характер. Одна из них связана с отсутствием традиций гражданской жизни в российском обществе, другая — с упрощенными представлениями о природе и механизмах формирования гражданского общества в постсоциалистических странах, с недооценкой роли государства в этом процессе.

Можно согласиться с мнением ряда социологов, считающих, что движение к гражданскому обществу сегодня невозможно без институционализации российского социума, наведения элементарного порядка, правовых норм жизни.

Трудовой договор в условиях формирования гражданского общества

«Кадровик. Трудовое право для кадровика», 2012, N 7

ТРУДОВОЙ ДОГОВОР В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

Статья посвящена вопросам соотношения государственного и договорного способов регулирования трудовых отношений и защиты индивидуальных интересов наемных работников в условиях гражданского общества.

В условиях многообразия правовых форм собственности и видов занятости управление трудовыми процессами протекает под влиянием закономерностей рынка труда, использования экономических законов стоимости, конкуренции, роста производительности труда. Складывающиеся при этом трудовые отношения формируют предпосылки для поиска оптимальных направлений и выбора эффективных способов их правового обеспечения. В одних случаях используется режим обязательных (императивных) предписаний, в других — применяется договорный порядок регулирования. Каковы перспективы данного симбиоза в регламентации труда наемных работников?

Проблема роли и содержания трудового договора — центрального звена трудового права — была и остается предметом дискуссий ученых и практиков. Даже корифеи трудового права А. Е. Пашерстник и Н. Г. Александров расходились во мнениях по поводу назначения и места трудового договора в формировании и развитии трудового правоотношения (цит. по [1, с. 121]).

Полемики трудовиков по поводу роли трудового договора в возникновении и развитии правоотношения a priori предполагали активное участие государства (публично-правовая составляющая), отводя непосредственную договоренность сторон на второй план. Тем самым предавалась забвению идея Л. С. Таля о сугубо частноправовом характере трудового договора, согласно которому работник и работодатель лучше, чем законодатель, знают, о чем договариваться, чтобы обеспечить взаимные интересы.

Присутствие в трудовом праве России двух способов регулирования трудовых отношений — государственного и договорного — существует давно; их сочетания и приоритеты зависели от различных факторов, целей и задач, стоящих перед страной в конкретно-историческом периоде, политики государства в области использования рабочей силы.

В советский период, например, организация «социалистического труда» строилась главным образом на государственном способе регулирования труда рабочих и служащих с единым работодателем на условиях применения административного порядка распределения и перераспределения кадров между районами страны, отраслями производства и предприятиями. На долю трудового договора (частноправовая составляющая) приходилась формальная фиксация императивных предписаний, ибо предмет взаимной договоренности сторон составляли условия труда, определяемые общими рамками закона.

В действующем трудовом законодательстве сохраняются правовые нормы и требования, которые по своему содержанию и целевому назначению тяготеют к регулированию труда ушедшей эпохи, когда приоритет отдавался централизованному, государственному способу регламентации трудовых отношений, оставляя на долю взаимной договоренности сторон лишь несколько вопросов. Поэтому нельзя не согласиться с высказанным в научной литературе мнением, что трудовое право России имеет «. трудовой договор, при заключении которого стороны лишены какой бы то ни было гибкости в отношении любых вопросов, кроме наименования должности и размера заработной платы» [2, с. 189].

В плену у системы

Сегодня трудовой договор как непосредственное соглашение сторон — работника и работодателя — не использует полностью свое предназначение, свои потенциальные возможности юридически оформить и обеспечить реализацию взаимных интересов, вызываемых индивидуальными особенностями организации труда. Работник и работодатель продолжают находиться в своеобразном плену у существующей системы формирования условий трудового соглашения, определяемой нормами ТК РФ. Так, даже дополнительные (факультативные) условия диктуются Кодексом в части своего назначения: об уточнении места работы и рабочего места; об испытании при приеме на работу; о неразглашении охраняемой законом тайны и т. п. (ст. 57 ТК РФ).

Такие требования не исчезают, когда договорный порядок конкретизации взаимоотношений прямо допускается законом. Например, при оплате работы руководителей, их заместителей и главных бухгалтеров небюджетных организаций предметом взаимной договоренности сторон может быть только размер заработка (ч. 2 ст. 145 ТК РФ), а не режим и процедура его выплаты, установленные одинаково для всех наемных работников ст. 136 «Порядок, место и сроки выплаты заработной платы» ТК РФ. Работники небюджетных организаций даже по договоренности не могут отказаться от авансовых платежей. Аналогичная «свобода» трудового договора работника и работодателя имеет место и в других институтах трудового права.

Смотрите так же:  Судебная практика волго-вятского

Как свидетельствует практика, выход за пределы общих положений закона, реальное проявление сторонами самостоятельности в выборе и оценке желаемых условий индивидуального труда, диктуемых личными, материальными, профессиональными, интеллектуальными и другими интересами участников договорных отношений, чреваты опасностью быть предметом внимания надзорно-контрольных органов.

Ограничения для работодателя

У предпринимателей отсутствует понимание, почему в договорном порядке исходя из интересов сторон и реальной производственной обстановки (срочная работа, летний сезон, стремление заработать и др.) нельзя увеличить на 1 — 2 часа недельную продолжительность рабочего времени на своем предприятии, рабочем месте, в то время как ТК РФ допускает без всякого ограничения такую работу (по совместительству) последовательно у нескольких работодателей. Ведь ограничения времени совмещаемой работы установлены лишь в отношении одного работодателя (ст. 284 ТК РФ).

Пример. Работник Курского вокзала, занятый обслуживанием пассажиров, ежедневно после работы ожидающий 1,5 часа отправления электрички домой, не может увеличить свой рабочий день на 1 час, что устроило бы обе стороны трудового договора. Не принимаются во внимание ни конкретные условия, в которых находятся участники трудового отношения, ни их сугубо индивидуальные интересы, ни иные обстоятельства, обусловливающие отклонения от общей нормы. Юридически закреплена ситуация: сокращение нормальной продолжительности рабочего времени в неделю по соглашению сторон на 10 — 20 часов допустимо (ст. 93 ТК РФ), а увеличение на 1 — 2 часа 40-часового предела будет уже считаться для нашего работника условием, снижающим уровень его правовых гарантий (ст. 9 ТК РФ).

Такой парадокс послужил поводом для внесения Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП) предложения о корректировке ТК РФ в сторону расширения прав работника и работодателя непосредственно договариваться по широкому кругу вопросов организации труда на своем предприятии, рабочем месте исходя из взаимных интересов сторон. Иными словами, ставится вопрос о сугубо договорном способе определения сторонами трудового договора рамок индивидуального рабочего времени и условий его оплаты.

Нам представляется, что по договоренности сторон вполне допустима ситуация, когда категория «сверхурочная работа» может расширяться в своем традиционном понимании и применении, связываться не только с привычным повышением оплаты труда за переработанные часы, но и с получением иных ценностей, интересующих участников трудового процесса. К таковым можно отнести повышение заработка; перевод на другую, более престижную работу; дополнительный отпуск; оплачиваемую работодателем туристическую поездку; расширение содержания соцпакета, включая в него выдачу кредита, оплату арендуемого жилого помещения и пр.

Нормативные документы многих компаний (акционерные общества, холдинги) предусматривают разнообразные способы компенсации переработки, выходящие за пределы ТК РФ. Условием привлечения к дополнительной работе, естественно, является письменное согласие работника, а ранее — предварительная договоренность сторон о виде и размере компенсации.

С необходимостью расширения договорного способа регулирования трудовых отношений связана и проблема правового обеспечения дистанционного труда. Этот новый вид занятости, труд «вне офиса», нуждается в принципиально новом подходе к организации повседневного труда наемного работника, контролю за его действиями «на дистанции», учету рабочего времени и результатов труда через Интернет. На этот счет в действующем ТК РФ прямых решений нет.

Подходящий режим ненормированного рабочего дня нельзя использовать для данной категории работников из-за «твердой» установки порядка его применения: ненормированный рабочий день как особый режим работы устанавливается для отдельных работников (согласно перечню должностей), когда возникает необходимость эпизодического привлечения таких работников к выполнению трудовой функции за пределами установленной для них продолжительности рабочего времени (ст. 101 ТК РФ). Но дистанционная работа далеко не всегда эпизодична.

Подтверждается практика, когда новые виды занятости обычно порождают такие трудовые отношения, которые не регламентируются нормами действующего ТК РФ, а требуют гибких режимов обеспечения, достигаемых только в ходе договоренности сторон по широкому кругу вопросов.

Представляется, что дальнейшее развитие договорного способа регулирования труда наемных работников должно более тесно связываться с формируемым в России гражданским обществом (или участием граждан в общественной жизни), для которого характерна система самостоятельных и независимых от государства общественных институтов и отношений, обеспечивающих условия для реализации частных потребностей индивидов и их коллективов. Посредством гражданского общества личность и ее деятельность по реализации своих прав, свобод, потребностей охраняются от чрезмерного государственного вмешательства и регулирования, что формирует демократический характер государства [3, с. 18].

Члены гражданского общества обладают возможностью контролировать деятельность государства, его аппарата, оказывать влияние на чиновников правительственных организаций. Ученые полагают, что гражданское общество формирует базу для существования независимых форм социальной активности и самоорганизации социальных групп, индивидов. Это закрепляет навыки отстаивания своих интересов в условиях, препятствующих движению к декларированным целям.

В рамках гражданского общества апробируются необходимые для общественного развития нормы и правила, которые в дальнейшем, если это окажется целесообразным, закрепляются на уровне создания новых политических и социально-экономических общегосударственных форм, то есть становятся новыми институтами [4, с. 66 — 67]. Полагаем, правила реализации индивидуальных интересов в сфере труда путем взаимной договоренности участников ближе гражданскому обществу, нежели императивные требования.

Регламентация трудовых отношений и порядок их регулирования действующим ТК РФ еще далеки от идей гражданского общества, поскольку их сердцевину составляют идеи и положения, сложившиеся в прежнюю эпоху и рассчитанные на регламентацию условий труда, характерных для своего времени. К тому же юридическая наука только формирует организационно-правовую основу для развития таких принципов управления персоналом (человеческим капиталом), как самоорганизация, саморегулирование, самоконтроль. Трудовому праву предстоит разработать механизм, способствующий развитию социально-трудовой активности работников с помощью применения новых видов гарантий, стимулов, поощрений, чтобы обеспечивать постепенное «вхождение» процесса регулирования трудовых отношений в практику гражданского общества.

В гражданском и административном праве успешно идет процесс «перехода» отдельных групп общественных отношений от государственного регулирования к саморегулированию. В качестве юридической базы достаточно назвать Федеральный закон от 01.12.2007 N 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях» (ред. от 03.12.2011). Первый Всероссийский форум саморегулируемых организаций (Москва, 2011 г.) прошел под девизом «От государственного регулирования — к саморегулированию».

Саморегулирование как антипод государственного способа регламентации общественных отношений может включать в себя негосударственный порядок формирования и взаимодействия членов саморегулируемых организаций, общественных структур, привлечения их к выработке режима регулирования таких отношений и активного в них участия для достижения поставленных целей.

В настоящее время федеральными законами предусмотрено создание саморегулируемых организаций в различных сферах деятельности, в частности саморегулируемые организации арбитражных управляющих, саморегулируемые организации управляющих компаний, профессиональные объединения страховщиков, саморегулируемые организации профессиональных участников рынка ценных бумаг, саморегулируемые организации негосударственных пенсионных фондов [5, с. 708].

Такие саморегулируемые организации наделяются правом контроля за собственными действиями и их результатом (самоконтроль), что создает тем самым условия для снижения, а в перспективе — исключения применения государственного контроля в нынешней форме.

Настало время трудовому праву взять за основу своего совершенствования и развития опыт создания саморегулируемых организаций, способных действовать на различных участках управления социально-трудовыми отношениями, скажем, на участках обучения и повышения квалификации работников, при аттестации рабочих мест и оценке состояния охраны труда, при осуществлении контроля (совместно или с участием инспекций профсоюзов) за соблюдением трудового законодательства. Заметим, саморегулируемые организации на современном этапе управления экономикой могут и должны создаваться в качестве противовеса государственной бюрократической системе, выступать как форма борьбы с коррупцией и другими негативными явлениями.

Шаг в таком направлении уже сделал Федеральный закон от 27.07.2010 N 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», который наряду с традиционным регулированием споров, возникающих из различных, в том числе из трудовых, правоотношений, допускает их разрешение в альтернативном порядке, с помощью процедуры медиации — способа урегулирования споров при содействии медиатора (независимого физического лица, посредника) на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения. Такой альтернативный механизм, применяемый при регулировании конкретного круга общественных отношений, например при разрешении индивидуальных трудовых споров (КТС и др.), следует рассматривать как дальнейшее расширение демократических начал в управлении социальными процессами общества.

Для гармонизации социальных отношений, содействия развитию партнерских деловых отношений, оказания помощи в разрешении конфликтов, в том числе урегулирования индивидуальных трудовых споров, медиаторы (посредники) могут объединяться в самостоятельные организации, которые действуют на началах саморегулирования: разрабатывают и утверждают условия членства медиаторов, утверждают стандарты и правила профессиональной деятельности, разрабатывают порядок проведения процедуры медиации, устанавливают меры дисциплинарной ответственности своих членов. Одной из основных функций саморегулируемой организации медиаторов является осуществление контроля за профессиональной деятельностью своих членов в части соблюдения ими требований федеральных законов, стандартов и правил саморегулируемой организации (самоконтроль).

По мере развития гражданского общества трудовое право должно увеличивать долю договорного способа регулирования трудовых отношений, уменьшая тем самым прямые государственные решения и конструкции в управлении трудом, а также создавать условия для передачи ряда организационно-правовых методов регулирования трудовых отношений в руки самоуправляемых организаций. Представляется целесообразным под эгидой профсоюзов (ФНРП) организовать в отдельной отрасли производства проведение социально-правового эксперимента по проверке эффективности контроля за соблюдением трудового законодательства силами и средствами созданной для этого саморегулируемой организации.

Официальное расширение роли трудового договора

В заключение укажем на такую важную роль трудового договора, как способность, наряду с обычной регламентацией трудовых отношений, выступать регулятором имущественных отношений работника с работодателем. В Трудовом кодексе РФ имеется ряд статей, прямо указывающих, что трудовые правоотношения могут дополняться правоотношениями имущественного характера и регламентироваться единым источником — трудовым договором. По своему содержанию и назначению такие имущественные отношения, регулируемые трудовым договором, аккумулируют элементы гражданско-правовых отношений, складывающихся обычно при договорах купли-продажи, подряда, хранения, перевозки.

Смотрите так же:  Курение в парке штраф

В случае возникновения спора, касающегося имущественных интересов сторон, ст. 393 ТК РФ характеризует такой спор в суде как возникающий «по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер».

Итак, где и когда появляются условия трудового договора, носящие гражданско-правовой характер, способные быть предметом индивидуального трудового спора и судебного разбирательства? На этот вопрос отвечает гл. 49 ТК РФ об особенностях регулирования труда надомников.

Как известно, работник, заключивший трудовой договор о работе на дому (по Рекомендации МОТ N 184 о надомном труде (1996 г.) — о работе в любом месте вне пределов производственного помещения работодателя), имеет право для выполнения работы (изготовления продукции) приобретать сырье, материалы, полуфабрикаты, в том числе у указанных работодателем лиц и на определенных им условиях; должен хранить изготовленную продукцию до вывоза работодателем; может быть обязан к ее самостоятельной (собственным транспортом) доставке работодателю, что свидетельствует об установлении имущественных отношений.

Статья 310 ТК РФ прямо определяет, что порядок и сроки обеспечения надомников сырьем, материалами и полуфабрикатами, расчетов за изготовленную продукцию, возмещения стоимости материалов, принадлежащих надомникам, порядок и сроки вывоза готовой продукции определяются трудовым договором.

Возникающие в таких случаях между сторонами трудового договора разногласия имеют имущественную, стоимостную природу; могут и должны быть предметом возможного спора о невыполнении либо ненадлежащем выполнении принятых обязательств по хранению, перевозке, оказанию иных услуг и оплате понесенных расходов.

Трудовое правоотношение, в котором находятся стороны, выступает здесь правовым основанием для: а) возникновения имущественных (хозяйственных) связей между надомником и работодателем; б) появления обязанности сторон оформить такие хозяйственные взаимоотношения трудовым договором (дополнительным соглашением); в) реализации права работника (надомника) на освобождение от уплаты пошлин и судебных расходов при обращении в суд с иском по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения обязательств «гражданско-правового характера».

Полагаем, аналогичные отношения могут складываться при возмещении работодателем расходов за использование личного имущества работника в интересах организации (ст. 188 ТК РФ), а также при возникновении разногласий, связанных с предоставлением (непредоставлением) работнику обещанного жилого помещения в пользование; денежных средств взаймы на его покупку или наем и пр. Возможны иные случаи «ухода» трудового договора в регулирование «нетрудовых» отношений.

А в условиях расширения взаимоотношений сторон по поводу социального пакета (соцпакета), о котором ТК РФ, естественно, не упоминает, трудовой договор становится единственным правовым источником регламентации комплекса отношений, связанных с предоставлением, выполнением и отменой тех благ, которые содержит соцпакет.

Таким образом, одна из характерных черт гражданского общества — уменьшение влияния государства и его структур публичной власти на поведение граждан, — применительно к сфере труда, может быть достигнута с помощью официального расширения роли трудового договора как основного способа управления трудовыми процессами, как исключительного средства формирования индивидуальных интересов его участников. На долю публичной власти останется обеспечение функционирования индивидуальных соглашений о труде и его свободе от возможных нарушений.

1. Лушников А. М., Лушникова М. В. Российская школа трудового права и права социального обеспечения: портреты на фоне времени (сравнительно-правовое исследование). Т. 2. Ярославль, 2010.

2. Карабельников Б. Р. Л. С. Таль и судьба его сочинений в российской правовой действительности. Печальные размышления у непарадного подъезда отечественного законодательства // Вестник гражданского права. 2006. N 1.

3. Заславская Т. И. Инновационно-реформаторский потенциал России и проблемы гражданского общества // Гражданское общество в России: проблемы самоопределения и развития. М., 2001. С. 18.

4. Кирдина С. Г. Гражданское общество: уход от идеологемы // Социологические исследования. 2012. N 2.

5. Павлодский Е. А. Саморегулируемые организации в России // Некоммерческие организации: теоретические и практические проблемы. М., 2009.

Общественный договор

Договор общественный

ДОГОВОР ОБЩЕСТВЕННЫЙ. Основной регулятор общественной жизни, придающий легитимность связям и социальным институтам внутри гражданского общества, а также его отношениям с политическим государством. Договор общественный предполагает соглашение двух или более сторон, определяющее обмен правами и обязанностями, порядок их изменения и прекращения. Концепция договора общественного возникла в Новое время с развитием юридического мировоззрения в качестве идеи, объясняющей происхождение и сущность общества и государства. Как считали Т. Гоббс, Д. Локк, Б. Спиноза, Ж.Ж.

Общественный договор (СИЭ, 1967)

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР — философская и юридическая теория, согласно которой государство возникает путем заключения договора между людьми. Впервые мысли подобного рода были высказаны еще в древности Эпикуром и Лукрецием Каром. В 17-18 века теория общественного договора разрабатывалась в трудах философов и просветителей, сторонников естественно-правового учения (Г. Гроций, Б. Спиноза (Голландия), Дж. Локк, Т. Гоббс (Англия), П. Гассенди, Ж. Ж. Руссо (Франция) и др.).

Договор общественный (НФЭ, 2010)

ДОГОВОР ОБЩЕСТВЕННЫЙ — понятие социальной и политической философии, связанное с теорией установления и сущности государства как результата соглашения между людьми. По этой теории, люди, находясь в естественном состоянии, по свободному соглашению создают такой институт, который силой закона надежно обеспечивает их естественные, данные им от рождения права и кладет начало их собственно гражданской жизни. В европейской философии идея договорного установления государства была высказана еще древнегреческим и софистам и, позже она встречается у Эпикура и Лукреция.

Общественного договора теория (Грицанов, 1998)

ОБЩЕСТВЕННОГО ДОГОВОРА теория — социально-философская концепция, трактующая гражданское общество (в противоположность естественно-природному состоянию человека) как результат сознательного акта конвенции относительно таких социальных феноменов, как закон (и право в целом) и государство (властные отношения в целом). Теория О.Д. — в различных своих модификациях — неизменно опирается на ряд универсальных основоположений: 1) идею естественного права (как права, основанного на имманентной природе человека), глубоко уходящую корнями в европейскую традицию (Аристотель, стоики, Цицерон); 2) идею государства как гаранта естественного права (не гарантированного в исходно-природном состоянии человека).

Общественный договор (Кириленко, Шевцов, 2010)

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР — социально-философская теория, объясняющая происхождение гражданского общества, государства, права как результата соглашения между людьми. К необходимости подобного соглашения люди пришли, осознав невозможность обеспечить свои естественные права и безопасность вне государства. Представления о договорных отношениях, лежащих в основе совместной жизни, содержатся уже в воззрениях народов Древней Индии, Китая, Японии, Греции.

Общественный договор (Лопухов, 2013)

«ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР» (ТЕОРИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ДОГОВОРА) — философская и юридическая доктрина, объясняющая возникновение государства в его идеализированном виде не чем иным, как соглашением между людьми, вынужденными перейти от естественного состояния (состояния полного обладания естественными правами), не обеспеченного нормами и защитой, к гражданскому, ограничивающему естественные права людей. При этом возникает государство, которому делегируется часть прав населения в обмен на его обязательства защищать земное благополучие и безопасность граждан.

Общественного договора теория (Подопригора, 2013)

ОБЩЕСТВЕННОГО ДОГОВОРА ТЕОРИЯ — социально-философская концепция, трактующая гражданское общество (в противоположность естественно-природному состоянию человека) как результат сознательного акта конвенции относительно таких социальных феноменов, как закон (и право в целом) и государство (властные отношения в целом). Теория Общественного договора — в различных своих модификациях — неизменно общественные интересы опирается на ряд универсальных основоположений: 1) идею естественного права (как права, основанного на имманентной природе человека).

Общественный договор (Кузнецов, 2007)

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР — понятие, используемое в ряде социальных и нравственных теорий для объяснения возникновения государства, права, морали. Большинство теорий О.д. предполагает, что в древности существовало «естественное состояние», в котором люди не знали нравственных и правовых ограничений. Это порождало множество конфликтных ситуаций, в результате чего люди пришли к необходимости заключения договора. Идеи О.д. были высказаны еще в древности софистами, Эпикуром, Цицероном, но в классическом виде эта теория была сформирована в XVII— XVIII вв. Она представляла попытку светского обоснования государства, права и морали в противовес идее божественного их происхождения. Один из классических основателей теории О.д. Т. Гоббс полагал, что в естественном состоянии имела место война всех против всех. Чтобы преодолеть опасность полного взаимоуничтожения люди и пришли к договору. В других теориях, например, у Ж.-Ж. Руссо естественное состояние оценивается не столь драматично и даже противопоставляется государственному как этап более спокойного и нравственного существования. Но договор становится необходим после того, как возникает частная собственность и связанное с ней разделение на богатых и бедных. Оба класса нуждаются друг в друге.

Власти необходимо открыться обществу, а обществу – власти

От редакции. Тема общественного договора не уходит из внимания СМИ уже больше года. В последнее же время дискуссия, посвященная новому договору, буквально заполнила все средства массовой информации. Чтобы обсудить теоретические аспекты проблемы, а также конкретные политические импликации, РЖ обратился к известному специалисту, заведующей кафедрой политической теории факультета политологии МГИМО Татьяне Александровне Алексеевой.

РЖ: Уважаемая Татьяна Александровна, в настоящий момент наметилась достаточно бурная дискуссия о том, что негласный общественный договор, существовавший на протяжении последних восьми лет, суть которого заключалась в том, что элита властвует, а благосостояние народа повышается, исчерпал себя, и его необходимо пересмотреть. Как Вы считаете, действительно ли подобный договор имел место быть, и если да, то нуждается ли он в обновлении на каких-то новых основаниях?

Татьяна Алексеева: В конце 1980-х годов мне довелось беседовать с одним американским философом. А так как наиболее модными темами тогда были — гражданское общество и общественный договор, — я задала ему вопрос, что он думает по поводу двух этих проблем. Его ответ меня потряс. Он сказал, что две эти темы крайне архаичны и были актуальны в XVII-XVIII столетиях. Сегодня же они никому не интересны.

Смотрите так же:  Как оформить актуальность темы

Но, очевидно, он ошибался. События конца 1980-х годов возродили интерес к двум этим темам. Строго говоря, лозунг необходимости создания гражданского общества в значительной степени был установлен благодаря, с одной стороны, польской «Солидарности», а с другой – общественными движениями в странах Латинской Америки. Американский философ был прав в одном. Почти 150 лет лозунг необходимости создания гражданского общества отсутствовал. И неожиданно он стал едва ли не краеугольным камнем теории демократии.

То же самое, как мне кажется, сегодня происходит и с идеей общественного договора. Я прекрасно понимаю, что теории общественного договора – это необходимая часть курса истории политических учений. Философы XVII-XVIII столетий — Гоббс, Локк, Руссо — писали о нем, а затем тема общественного договора более чем на 150 лет исчезла из актуального политического дискурса. Но почему, собственно, он исчез из политической теории? Разве он утратил свою актуальность? Не ответив на этот вопрос, нам с вами будет очень трудно рассуждать о сегодняшнем возрождении интереса к теме общественного договоре в России.

Вероятно, тема общественного договора исчезла, поскольку утратила свою актуальность. На повестку дня вышли вопросы, которые были значительно более значимы для XIX века. Прежде всего, вопрос участия в управлении собственным государством. Большей части населения, так называемому пролетариату, не только не предоставили возможности участвовать в прибылях и, что называется, в общем росте благосостояния, ему не дали самого главного – права голоса. Ведь весь XIX век — это не только борьба за экономические права, это, прежде всего, борьба за право голоса.

Что мы наблюдаем сегодня? Сегодня мы наблюдаем развитие глобализации в ее неолиберальной версии. Причем, против именно этой версии глобализации разворачивается все более набирающее силу сопротивление. Поэтому встает вопрос о некоторой трансформации неолиберальной глобализации. Как это сделать? Первое, что сразу приходит в голову, нужно сделать шаг от либерализма в сторону социал-демократии. Встает вопрос о необходимости для богатых делиться с бедными. Это новый вариант общественного сговора. Но в настоящий момент этот план не реализуется. Цифры свидетельствуют, что бедные становятся беднее, а богатые богаче. Целый ряд государств, существующих ныне на Земле, относится к категории несостоявшихся государств. Это политические образования, которые не соответствуют современным требованиям и не отвечают задачам государства. Зачастую эти государства перед своим «падением» приняли правила игры неолиберализма – того неолиберализма, который практиковался в конце XIX-начале XX века.

Тогда под неолиберализмом понимался переход от капитализма отдельного предпринимателя к капитализму акционерных обществ. Но если мы говорим о неолиберализме акционерных обществ, особенно в глобальном масштабе, то это означает, что основные базовые принципы либерализма распространяются сегодня уже не столько на индивида в теории Дарвина, сколько на акционерные общества, то есть на транснациональную корпорацию. Но в таком случае, между кем должен заключаться глобальный общественный договор? Распространенные ныне представления о необходимости создания глобальной этики, этики глобализирующегося общества, все еще оперируют категорией индивида, в то время как реальный субъект – корпорация. Если это так, то нечто, что называется общественным договором, уже в современной редакции, должно заключаться не между индивидами, а между корпорациями. Здесь и возникает главная проблема: между корпорациями возможен картельный сговор, приводящий к созданию супермонополии, но никак не общественный договор. В мире отсутствует порядок потому, что либерализм — господствующая идеология современности — потерял индивида.

Но если либерализм потерял индивида, каким может быть общественный договор? У нас говорят, что общественный договор должен возникнуть на либеральном основании. Но для этого в обществе должно наличествовать большое количество либералов. А у нас их мало.

Для того чтобы в России мог состояться общественный договор, в нашей стране должно состояться массовое третье сословие. Есть оно у нас? Нет. Может оно у нас возникнуть? Может. Какие-то шаги сегодня предпринимаются исполнительной властью, в частности президентом Медведевым. Но мы прекрасно понимаем, что любой предприниматель в нашей стране оказывается в положении много худшем, чем во Франции до начала Французской революции. У нас предприниматель находится под постоянным прессингом власти и криминала. В подобной ситуации он не будет думать об общественном договоре, но будет стремиться выжить, особенно в условиях кризиса.

Соответственно, в нашей стране нет оснований для либерализма. Господствующая идеология в нынешнем российском идеологическом коктейле – анархизм. Вот почему, на самом деле нам и необходим общественный договор. Без него невозможна стабильность. Но для того чтобы он состоялся, нужно определенное количество мер, которые будут способствовать началу процесса.

В середине 1990-х годов группа политологов, в которой состояла и я, написали проект проектно-интегративной идеологии. Ее смысл состоял в следующем: необходимо создать некие рамки или точнее некую структуру, в рамках которой постепенно может начаться диалог, со временем могущий привести в том числе и к общественному договору. Но тогда от реализации этого проекта отказались, поскольку он показался слишком сложным, и времени на его реализацию потребовалось бы достаточно много. Сегодня же наш проект становится как никогда актуальным. Это не просто создание третьего сословия, это, если угодно, создание определенных институциональных рамок для диалога общества и власти.

Еще раз повторю, как мне кажется, основные условия начала диалога по общественному договору: достаточно сильный средний класс; крепко стоящий на ногах бизнес, решение проблемы коррупции.

РЖ: Как Вы считаете, какие меры должны быть предприняты, чтобы создать публичное пространство, столь необходимое условие начала диалога между обществом и властью?

Т.А.: Необходима реализация блока законов, в который входит не только законы по борьбе с коррупцией. Там должны содержаться и законы, облегчающие отношения власти и общества, начиная с создания льготных условий для СМИ, распространения на них льгот, которыми пользуется малый бизнес.

Власти сегодня необходимо открыться для общества, а общество должно открыться для власти. Без этого диалога невозможен никакой общественный договор.

РЖ: Не так давно мы посвятили один из номеров «Русского журнала – тема недели» «Политическому потенциалу среднего класса». В условиях кризиса средний класс во всем мире все более политизируется. Насколько вероятно, что российский средний класс выступит с политическими требованиями? И если вероятно, в чем будут заключаться эти требования?

Т.А.: В современной России средний класс очень пестрый. В свое время Михаил Горшков и Владимир Петухов писали о том, что у нас в стране два средних класса: средне небогатые и средне бедные. На самом деле так и есть. Возможно, средних классов больше, чем два. Поэтому политический потенциал среднего класса, или лучше сказать средних классов, абсолютно разный.

Давайте возьмем категорию, которая мне представляется на сегодняшний день наиболее уязвимой. Пройдет два месяца, и сотни тысяч молодых людей получат дипломы об окончании университетов. Мы с вами прекрасно знаем о том, что в большинстве государственных учреждений сегодня мораторий на прием новых кадров. Мы с вами прекрасно знаем о том, что бизнес проводит серьезное сокращение сотрудников. Люди, мечтающие о дипломе, которые до получения диплома успешно дошли, завтра окажутся в ситуации безработицы. Наше общество не готово к массовой безработице по очень простой причине: если на Западе существует культура безработицы, то у нас такой культуры нет.

Как себя поведет достаточно молодая и пассионарная часть населения, которая в довершение ко всему мечтала о месте под солнцем, причем, достаточно высокооплачиваемом. В течение семи тучных годов молодежь была развращена. Человек, едва заканчивая ВУЗ, получал высокооплачиваемую работу. Он не проходил этапы карьерной лестницы, как проходили, скажем, люди моего поколения, тем более, те, кто был старше. В рядах нынешней молодежи никогда не осуществлялся отбор. Сегодня ситуация такова, что принцип меритократического отбора утрачен полностью. И, по существу, сплошь и рядом получает лучшее место не тот, кто лучше учится, не тот, кто обнаруживает способности, а тот, кто имеет какого-то человека, по отношению к которому он лоялен.

РЖ: Недавно Центр политической философии собирал круглый стол, чтобы обсудить модернизацию в условиях кризиса. Создается впечатление, что о кризисе говорить не очень удобно, но можно придумать какой-нибудь субститут – модернизацию. Как Вы полагаете, оправданы ли сейчас столь активно обсуждаемые разговоры о модернизации?

Т.А.: Во-первых, теория модернизации, конечно, устарела. Тут даже говорить нечего. Используемое ныне понятие модернизации столь расплывчато и широко, что им можно объяснить все, что угодно. Для человека, воспитанного в традициях XIX столетия, модернизация будет означать строительство заводов-гигантов. Неизвестно, что производят, неизвестно, для кого. Если говорить откровенно, я на сегодняшний день никакой модернизации пока не вижу.

РЖ: Все говорят о необходимости модернизации, а не о том, как она происходит. То есть это, скорее, дискурс модернизации, а не обсуждение происходящего процесса…

Т.А.: Модернизация абсолютно точно необходима, наше государство должно начать, наконец, заниматься развитием экономики. Иначе мы на каком-то этапе можем оказаться в положении китайцев с их экспортно-ориентированной экономикой. В ситуации, когда спрос на производимые ими товары падает, китайцы оказывается в очень уязвимом положении. Возникает вопрос: могут они в один момент переориентировать экспортно-ориентированную экономику на внутренний рынок? Не могут. Потому что у населения Китая крайне низкая покупательная способность. У нас ситуация еще хуже. Сегодня упали цены на нефть – и что? Прежде чем говорить о дискурсе модернизации, мне кажется, надо говорить о дискурсе переориентации на развитие внутреннего рынка.