Дознание по несовершеннолетним

Глава 50. Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних (ст.ст. 420 — 432)

Глава 50. Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних

О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, см. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. N 1

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2018. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Дознание по делам о преступлениях несовершеннолетних Эстерлейн Жанна Викторовна

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Эстерлейн Жанна Викторовна. Дознание по делам о преступлениях несовершеннолетних : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.09 : М., 2005 203 c. РГБ ОД, 61:05-12/1686

Содержание к диссертации

ГЛАВА I. Дознание в уголовном процессе России и предпосылки его распространения на уголовные дела о преступлениях несовершеннолетних

1.1. Становление и развитие предварительного расследования по делам о преступлениях несовершеннолетних 10

1.2. Общие правила производства дознания и предпосылки его распространения на уголовные дела о преступлениях несовершеннолетних 25

ГЛАВА II. Особенности производства дознания по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних

2.1. Возбуждение дознавателем уголовных дел в отношении несовершеннолетних 35

2.2. Предмет доказывания по делам о преступлениях несовершеннолетних 48

2.3. Выполнение отдельных следственных и иных процессуальных действий с участием несовершеннолетних 72

2.4. Применение к несовершеннолетним задержания и мер пресечения. 93

ГЛАВА III. Особенности окончания дознания по делам о преступлениях несовершеннолетних

3.1. Окончание дознания с составлением обвинительного акта 121

3.2. Прекращение уголовного дела (уголовного преследования) в отношении несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия 132

Список литературы 178

Введение к работе

Актуальность темы. Вступление Российской Федерации в 1996 г. в Совет Европы обусловило необходимость приведения национального законодательства в соответствие с принципами и стандартами ООН, с универсальными международно-правовыми актами, касающимися отправления правосудия в отношении несовершеннолетних — Пекинскими правилами 1 ; Эр-Риядскими руководящими принципами 2 ; Конвенцией о правах ребенка 3 ; Правилами ООН о защите несовершеннолетних, лишенных свободы 4 . Соответствующие положения названных международно-правовых документов призваны содействовать быстрому, без неоправданных задержек, ведению предварительного расследования дел о преступлениях несовершеннолетних, всестороннему исследованию обстоятельств содеянного, сбору максимально возможного характеризующего материала о подростке-правонарушителе для вынесения компетентным органом наиболее разумного решения по делу.

В УПК РФ предусмотрено проведение в полном объеме дознания по делам о преступлениях несовершеннолетних, хотя на протяжении более 40 лет признавалось обязательным производство предварительного следствия по делам этой категории. В этом усматривалось дополнительная гарантия обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних при расследовании в отношении их уголовных дел, поскольку дознание, в сравнении с предварительным следствием, являлось упрощенной формой расследования.

Решение законодателя отказаться от обязательности предварительного следствия по всем делам о преступлениях несовершеннолетних и наделить дознавателей правом осуществления в полном объеме расследования по ним весьма неоднозначно воспринято специалистами в области уголовного процесса и практическими работниками: от неприятия и несогласия до полной поддержки.

Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних: Утверждены Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 г.

2 Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних: Утверждены
Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1990 г.

3 Конвенция о правах ребенка: Утверждена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г.

4 Правила ООН, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы: Утверждены Генеральной
Ассамблеей ООН 14 декабря 1990 г.

При расследовании преступлений несовершеннолетних в форме дознания возник ряд спорных ситуаций, которые не получили четкого правового регулирования в рамках нового уголовно-процессуального закона. Дознаватели, непосредственно приступившие к расследованию уголовных дел данной категории, вынуждены бьши самостоятельно принимать решения, нередко допуская при этом ошибки.

Наибольшие трудности, в частности, вызвали следующие вопросы: передача уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних, подпадающих под юрисдикцию органа дознания, следователям в связи с наличием обстоятельств, объективно препятствующих своевременному проведению дознания; возможность избрания в отношении несовершеннолетнего подозреваемого меры пресечения в виде отдачи его под присмотр; задержание и заключение под стражу несовершеннолетних подозреваемых в условиях сокращенного по сравнению с предварительным следствием срока дознания; выполнение требований ст. 421 УПК РФ в части установления специфических для данных уголовных дел обстоятельств; особенности окончания дознания с составлением обвинительного акта и прекращением уголовного дела.

Научный интерес к проблемам предварительного расследования преступлений несовершеннолетних не ослабевает многие годы. Им уделено значительное место в диссертационных и монографических работах современных ученых (Ю.Н. Белозеров, Б.Б. Булатов, Г.Н. Ветрова, О.Х. Галимов, И.В. Гецманова, СИ. Гирько, Н.И. Гуковская, И.А. Даниленко, А.И. Долгова, Л.Л. Каневский, И.П. Кокурин, С.А. Косова, А.С. Ландо, В.В. Леоненко, Е.Д. Лукьянчиков, Э.Б. Мельникова, Г.М. Миньковский, В.В. Николюк, Г.Е. Омельченко, В.Т. Очередин, Д.П. Письменный, А.В. Победкин, А.Н. Попов, В.Г. Просвир-нин, Е.В. Ремизова, Д.А. Рогозин, В.Я. Рыбальская, В.М. Савицкий, Н.К. Семер-нева, И.С. Семьянова, В.М. Сидорова, Н.И. Снегирева, Н.В. Угольникова, Г.П. Химичева, О.В. Химичева, А.А. Чувилев, Н.И. Чуковская, О.И. Цоколова, В.В. Шимановский, А.Е. Якубов и др.).

Предшествующие научные исследования существенно повлияли на становление и развитие организационно-правовых основ, а также теории расследования преступлений несовершеннолетних. Однако ряд положений требует до-

4 полнительного теоретического осмысления в связи с тем, что их авторы, оценивая соответствующие исторические условия, объективно не могли охватить проблемы, возникшие в последние годы. Более того, вопросы законодательной регламентации производства дознания по делам о преступлениях несовершеннолетних, практики применения соответствующих нормативных процессуальных предписаний специально на монографическом уровне не рассматривались, затрагивались лишь фрагментарно.

Проблемы диссертационного исследования находятся на стыке уголовного процесса и ряда других наук и дисциплин — уголовного права, криминалистики, судебной экспертизы, общей, подростковой, социальной и судебной психологии, психиатрии, что предполагает комплексный подход к их решению.

Приведенные обстоятельства и определили выбор темы диссертационного исследования, ее практическую значимость, необходимость детального анализа уголовно-процессуальных новелл, регламентирующих предварительное расследование преступлений несовершеннолетних в форме дознания.

Целью диссертационного исследования явились разработка и обоснование теоретических положений относительно процессуальных и организационно-управленческих особенностей дознания по делам несовершеннолетних, формулирование на их основе комплекса предложений и рекомендаций по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, практике его применения.

Достижение указанной цели обусловило решение следующих задач:

анализ становления и развития уголовно-процессуального законодательства в части регламентации досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних;

изучение содержания и определение сферы действия нормативных правовых актов Генеральной прокуратуры, МВД, решений судебной власти по вопросам организации расследования преступлений несовершеннолетних;

выявление специфики производства дознания по делам о преступлениях несовершеннолетних и определение направлений дальнейшего совершенствования его правового регулирования;

рассмотрение проблем обеспечения при производстве дознания процессуальных гарантий несовершеннолетних подозреваемых при применении мер уголовно-процессуального принуждения;

исследование особенностей окончания дознания по делам о преступлениях несовершеннолетних;

разработка предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего расследование преступлений несовершеннолетних в форме дознания.

Объектом исследования выступает система общественных отношений, складывающихся в сфере расследования уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних в форме дознания.

Предмет исследования составляют конституционные и уголовно-процессуальные нормы, регулирующие расследование преступлений несовершеннолетних, теоретические разработки проблем предварительного расследования преступлений по делам о преступлениях несовершеннолетних, а также практика применения соответствующих правовых норм.

Методология и методы исследования. Методологической основой диссертационного исследования послужили положения материалистической диалектики, философские знания, определяющие основные требования к научным теориям; теоретическую базу составляют научные труды в области уголовного права и процесса, теории государства и права, криминалистики и других отраслей знаний.

Достоверность результатов работы обеспечивается за счет комплексного использования исторического, сравнительно-правового, статистического, логико-теоретического и конкретно-социологического методов научного исследования. Выводы исследования также опираются на изучение и сравнительный анализ положений международно-правовых документов и рекомендаций, российское уголовно-процессуальное законодательство, а также статистических отчетов, сводок и обзоров, аналитических документов о результатах судебно-следственной практики, материалов межведомственного и ведомственного регулирования расследования преступлений, постановлений пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ, конкретных уголовных дел. Специальному анализу подвергнуто дореволюционное законодательство России: Устав уголовного су-

допроизводства и Учреждение судебных установлений Российской Империи 1864 г., а также УПК РСФСР 1922,1923 и 1960 гг.

Эмпирическую базу исследования образуют материалы обобщения опубликованной следственной, прокурорской и судебной практики, статистика ГИЦ МВД России, СК при МВД России. В диссертации также использованы материалы индивидуальньк и в составе творческих коллективов эмпирических исследований, проведенных с помощью специально разработанных анкет и опросных листов. Для обоснования выводов, обеспечения должной репрезентативности результатов исследования автором в течение 2003 — 2005 гг. в Москве, Московской, Пермской и Тверской областях изучены и обобщены материалы 204 уголовных дел, проведено анкетирование и интервьюирование 180 практических работников органов дознания, специализирующихся на расследовании преступлений несовершеннолетних.

Научная новизна исследования определяется тем, что впервые на монографическом уровне комплексно изучены проблемы, возникающие при производстве дознания по делам о преступлениях несовершеннолетних. Исследованы содержание и практика применения уголовно-процессуального законодательства, касающегося предварительного расследования уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних в форме дознания, в частности, рассмотрены особенности возбуждения дознавателем уголовных дел в отношении несовершеннолетних, производства отдельных процессуальных и следственных действий с участием несовершеннолетних, применения мер уголовно-процессуального принуждения к несовершеннолетним подозреваемым, окончания дознания по делам о преступлениях несовершеннолетних.

Смотрите так же:  Федеральный закон 4468-i

Основные положения, выносимые на защиту

1. Возможность проведения в полном объеме дознания по делам о преступлениях несовершеннолетних обусловлена сближением в УПК РФ процессуального режима предварительного следствия и дознания, а также тем, что служба дознания организационно входит в блок милиции общественной безопасности, в котором представлены участковые уполномоченные и подразделения по делам несовершеннолетних. Это позволяет им успешнее взаимодействовать при расследовании уголовных дел и обеспечивает реализацию принципов и положе-

7 ний международных документов ООН, закрепляющих положения о необходимости ведения дел в отношении несовершеннолетних с самого начала «быстро, не допуская каких-либо ненужных задержек».

2. Пункт 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления) является реабилитирующим основанием прекращения уголовного дела (преследования) во всех случаях, за исключением прекращения уголовного дела (преследования) в отношении лиц, не достигших к моменту совершения преступления возраста уголовной ответственности или страдающих отставанием в психическом развитии.

Правила производства допроса несовершеннолетних надлежит применять и при получении у них объяснений, что обеспечит соблюдение прав и законных интересов несовершеннолетних в стадии возбуждения уголовного дела. Для процессуального закрепления объяснений может использоваться «Протокол объяснений».

Привлечение специалиста в области педагогики и возрастной психологии к участию в следственных действиях не должно ограничиваться допросом. По усмотрению дознавателя специалист может приглашаться к производству любого следственного действия, проводимого с участием несовершеннолетнего субъекта.

В развитие положений, закрепленных в ч. 3 ст. 187 УПК РФ, необходимо внести дополнения в ч. 1 ст. 425 УПК и установить продолжительность перерыва при допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) не менее чем на один час.

Статью 424 УПК РФ целесообразно дополнить правилом о возможности иного порядка вызова несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в орган предварительного расследования или в суд в случаях, когда это вызывается обстоятельствами уголовного дела.

Представляется необходимым дополнить ст. 105 УПК РФ нормой, предусматривающей возможность отказа родителей, опекунов, попечителей или других заслуживающих доверия лиц от возложенной на них обязанности по присмотру за несовершеннолетним подозреваемым (обвиняемым) по уважительным причинам.

8. Мера пресечения — заключение под стражу не должна применяться,

если несовершеннолетний страдает такими заболеваниями общего или психического характера, при которых пребывание в условиях ареста может серьезно ухудшить состояние здоровья последнего. Для реализации данного положения к материалам, направляемым дознавателем судье должно прилагаться заключение врача о здоровье несовершеннолетнего.

9. Статья 225 УПК РФ нуждается в изменении с целью установления пра
вила, обязывающего дознавателя разъяснить обвиняемому сущность предъяв
ленного обвинения, его права, предусмотренные ст. 47 УПК РФ, а также выяс
нить отношение к выдвинутому обвинению, что удостоверяется подписями об
виняемого, его защитника и дознавателя в протоколе ознакомления с материа
лами уголовного дела.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования определяется тем, что в диссертации осуществлен комплексный анализ системы процессуальных правил, определяющих производство дознания по делам в отношении несовершеннолетних, показаны тенденции развития этой части уголовно-процессуального законодательства, его недостатки, что позволило разработать конкретные предложения и рекомендации, направленные на повышение эффективности производства дознания по делам о преступлениях несовершеннолетних.

Материалы диссертационного исследования могут быть использованы: а) в законотворческой деятельности при совершенствовании действующего уголовно-процессуального законодательства; б) в ведомственном нормотворчестве; в) в правоприменительной деятельности судей, прокуроров, следователей и дознавателей; г) при преподавании уголовного процесса, криминалистики, спецкурсов, посвященных изучению правоприменительной деятельности органов предварительного расследования и суда; д) в системе повышения квалификации практических работников, а также при подготовке научных работ и учебно-методических материалов по данной проблематике.

Апробация и внедрение в практику результатов диссертационного исследования. Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в опубликованных 5 научных статьях, учебном пособии «Произвол-

9 ство дознания по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних» и

докладывались на международных научно-практических конференциях, состоявшихся в Сибирском юридическом институте МВД России («Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе», г. Красноярск, 7-8 февраля 2002 г.), Барнаульском юридическом институте МВД России («Актуальные проблемы борьбы с преступностью и иными правонарушениями», г. Барнаул, 3 апреля 2003 г.).

По результатам диссертационного исследования подготовлены методические рекомендации и учебные материалы, которые используются при проведении лекционных, семинарских и практических занятий на юридическом факультете Московского психолого-социального института.

Выводы и предложения автора направлены в Следственный комитет при МВД России, Департамент охраны общественного порядка МВД России, Департамент обеспечения правопорядка на транспорте МВД России для изучения и использования в практической деятельности, подготовки методических материалов для следователей, дознавателей, специализирующихся на расследовании уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, что подтверждено соответствующими актами о внедрении.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих 8 параграфов, заключения, списка литературы и трех приложений, включающих справку по результатам изучения уголовных дел в отношении несовершеннолетних, расследованных в форме дознания, справку по результатам опроса практических работников, занимающихся расследованием преступлений, совершенных несовершеннолетними, в форме дознания и проект федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».

Становление и развитие предварительного расследования по делам о преступлениях несовершеннолетних

Порядок расследования уголовных дел в отношении несовершеннолетних требует особого внимания в связи с неоднократными его изменениями, повлиявшими существенным образом на формирование современной организации уголовно-процессуальной деятельности правоохранительных органов.

Многие исследователи советского этапа развития предварительного расследования уголовных дел в отношении несовершеннолетних представляют его в виде непрерывной борьбы с подростковой преступностью в рамках решения более общей задачи — искоренения преступности в обществе. В научных работах последних десятилетий акцент стал смещаться в.сторону охраны прав несовершеннолетних в уголовном процессе, отыскания приемлемых форм разрешения конфликта между обвиняемым и государством. При этом, большинство авторов публикаций 70 — 80-х годов прошлого столетия, сдерживаемых известными идеологическими постулатами, точкой отсчета становления рассматриваемого института считали возникновение советского государства.

Категория периодизации субъективна, ибо каждый автор, избирая собственные «научные критерии», указывает субъективные временные рамки этапов развития исследуемого института.

Так, Л.Н. Кривоченко подразделяет историю советского законодательства в сфере института по делам несовершеннолетних на пять этапов1, Г.Н. Миньков-ский — так же на пять, но в иных временных границах2, П.В. Лихолат — на шесть3, Ю.А. Курбанов — на четыре , Попов А.Н. — на три . Не отрицая наличия рационального зерна в каждой из представленных позиций, они все же содержат элементы условности.

Обращаясь к истории уголовного судопроизводства, отметим, что законодательство до 1864 г. еще не предусматривало особенностей, касающихся производства по делам несовершеннолетних. Предварительное следствие велось судебными следователями по всем уголовным делам. Обязанность производства предварительного следствия Закон от 8 июля 1860 г. возложил на судебных следователей, введя их в состав окружного суда, а за полицией сохранил лишь обя-занность негласного дознания (ст. 629) .

Принятый в 1864 г. Устав уголовного судопроизводства содержал упоминание возрасте как обстоятельстве, которое должно учитьтаться наряду с другими при избрании меры пресечения: «При избрании меры пресечения к обвиняемому прини маются в соображение не только строгость угрожающего ему наказания, но также сила представляющих против него улик, возможность скрыть следы преступления, состояние здоровья, пол, возраст, положение обвиняемого в обществе» (ст. 421)4.

Данный нормативный акт содержал еще одну норму, упоминающую о возрасте обвиняемого (ст. 413 — глава 5, отделение 2 — допрос обвиняемого), которая регламентировала порядок установления его возраста, не создавая при этом никаких преимуществ для несовершеннолетнего: «Когда возраст обвиняемого может иметь влияние на вменение ему содеянного в вину, или на определение ему наказания, то показание о его летах проверяется справкою из метрических книг, а за неимением их из ревизских сказок или других документов; за невозможностью же сих справок, возраст обвиняемого определяется посредством освидетельствования его через судебного врача».

Таким образом, в числе той небольшой группы норм законодательства конца XIX века, которые касались несовершеннолетних в уголовном процессе России на начальном этапе реформирования правил, отражающих специфику проведения предварительного расследования в отношении данной возрастной группы, не было.

Не случайно прогрессивные юристы того времени поднимали вопрос в защиту детей и подростков, критикуя недостаточную степень влияния возраста несовершеннолетнего обвиняемого на особенности уголовного судопроизводства. Приведем, например, рассуждения С. Спасовича: «Свет разумения озаряет лицо не вдруг, а постепенно; понятия нравственные выясняются ему обыкновенно гораздо раньше срока гражданского совершеннолетия. Что делать законодателю? Совершенно ли отказаться от нормирования возраста и целиком предоставить судье решение вопроса: действовало ли дитя с разумением или нет? .. .даже действуя с помощью экспертов, судья легко может ошибиться. Законодатель не должен пускаться в излишнюю регламентацию, связывать судью, отнимать у него возможность применяться в каждом отдельном случае к особенностям развития субъекта, но в то же самое время он не может оставить вопрос о возрасте в совершенной неопределенности»1. В итоге, под их влиянием, в главе четвертой Устава уголовного судопроизводства «Об исследовании события преступления» появился новый раздел 5 «Производство по делам несовершеннолетних от 10 до 17 лет для разрешения вопроса о том, действовал ли обвиняемый во время совершения преступного деяния с разумением».

Этот раздел включал шесть статей, две из которых затрагивали стадию предварительного следствия:

Статьей 356-1 (в ред. 1906 г.) регламентированы действия судебного следователя, когда он признавал необходимым привлечь в качестве обвиняемого несовершеннолетнего от 10 до 17 лет: он должен был провести расследование о всех обстоятельствах, могущих служить основанием того, действовал ли обвиняемый во время совершения преступного деяния с разумением, обращая особое внимание на степень его умственного и нравственного развития и сознания преступности учиненного им деяния, а также на причины, приведшие его к совершению преступления. Собрав указанные сведения, судебный следователь пере- давал все производство по окончании следствия на дальнейшее распоряжение Прокурора, который вносил его со своим заключением на рассмотрение Окружного суда (ст. 356-2).

Смотрите так же:  Подача на алименты в пскове

По господствующему тогда взгляду, вопрос о «разумении» предполагал выяснение не только «состояния умственных сил» обвиняемого, но и свойств его воли». Таким образом, учитывались обе составляющих психологического критерия вменяемости, как это принято именовать в современном уголовном праве. Судебный следователь был обязан собрать необходимые сведения, могущие содействовать выяснению умственного и нравственного развития и сознание преступности учиненного обвиняемым деяния, а также причин, приведших его к совершению преступления. Для исполнения этой задачи судебный следователь вызывал родителей или лиц, на попечении которых находился исследуемый субъект, а также самого обвиняемого. От исследования «безумных и сумасшедших»1 обвиняемых исследование несовершеннолетних отличалось тем, что для производства такого исследования не требовалось вмешательства особого эксперта и оно производилось самим следователем.

Сходные тенденции наблюдались и в законодательстве континентальной и англосаксонской систем права, однако в этих странах процесс совершенствования предварительного следствия оказался более последовательным, породив специализацию дел указанной категории в руках одного должностного лица. На путь специализации всех дел о несовершеннолетних в руках особого следователя первой вступила Франция; это положение было усовершенствовано Законом 1912 г., по которому ведение такого производства возлагалось на одного из следователей при суде исправительной полиции. При этом он был обязан также собирать сведения о материальном и моральном положении семьи, предшествующей жизни обвиняемого, его характере, условиях, в которых он рос и воспитывался, и о мерах, которые могли бы способствовать его исправлению. В своей деятельности следователь мог воспользоваться помощью особых «докладчиков», приглашаемых из состава адвокатуры, обществ патроната и комитетов по защите несовершеннолетних. Как указывает П.И. Люблинский, эта система действовала и в некоторых других странах, где делами о несовершеннолетних ведал коллегиальный суд1. Рекомендовалась она и в России законопроектом 1913 г. для окружных судов.

Общие правила производства дознания и предпосылки его распространения на уголовные дела о преступлениях несовершеннолетних

В УПК РФ законодатель предусмотрел проведение в полном объеме дознания по делам о преступлениях несовершеннолетних. «На протяжении более 40 лет признавалось обязательным производство предварительного следствия по делам этой категории. В этом усматривалось дополнительная гарантия обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних при расследовании в отношении них уголовных дел, поскольку дознание, в сравнении с предварительным следствием, являлось упрощенной формой расследования»1.

В этой связи возник вопрос: случайно или закономерно дознание распространено на дела о преступлениях несовершеннолетних? Для ответа на этот вопрос необходимо, на наш взгляд, проанализировать изменения, касающиеся самого института дознания как формы предварительного расследования.

Дознание возникло как административно -полицейская деятельность на первоначальном этапе досудебного производства, которая осуществлялась не по процессуальным правилам. В Уставе уголовного судопроизводства2 1864 г. термин «дознание» определялся как «первоначальные изыскания, производимые полицией для обнаружения справедливости или несправедливости дошедших до них слухов и сведений о преступлении. »1. Фактически под дознанием понималась первоначальная проверка информации о преступлении, проводимая полицейскими чинами. Порядок этой проверки был установлен ст. 48, 312 УУС России 1864 г., а более подробно регламентирован в законе «О судопроизводстве по делам о преступлениях и проступках» . В соответствии с указанными документами проверка проводилась в форме полицейского дознания.

Русскими лингвистами в общепринятом смысле «дознание» понималось как «выведывание, выяснение чего-либо» . Собственно деятельность по производству дознания определялась как непроцессуальная, и ее материалы выступали только как основание для производства предварительного следствия. По этому поводу А. Ква-чевский писал: «Дознание дает основание к начатию следствия, устанавливает известный взгляд следователя на способы к дальнейшему раскрытию преступления. Но дознание вырабатывает только сведения и указания, которые не имеют судебного характера, вся его роль ограничивается изысканием данных для следователя содействием ей, облегчением ее. »4. Позднее ИЛ. Фойницкий развил это утверждение: «Акты дознания не составляются в процессуальной форме и не имеют доказательственной силы. Дознание может быть вверено полицейским органам, а предварительное следствие носит на себе характер судебной деятельности»5.

Таким образом, в период дореволюционного судопроизводства сущность дознания заключалась в установлении и проверке данных о преступлении или проступке до начала процессуальной деятельности следователя. Дознание признавалось исключительно как административная деятельность полицейских органов, а результаты такой деятельности не имели доказательственного значения в судебных органах.

После революции 1917 г. институт дознания занял несколько иное место в уголовно-процессуальном законодательстве. Учеными-процессуалистами дознание понималось как уголовно-процессуальная деятельность уполномоченных на то специальных органов, выступающая либо как экстренный, не допускающий отлагательств первоначальный и предшествующий предварительному следствию этап расследования, направленный на выявление и закрепление следов преступления и обнаружения преступника путем производства неотложных следственных действий; либо как ускоренное и упрощенное расследование в полном объеме определенной категории уголовных дел, не требующих в связи со своей простотой предварительного следствия1.

На протяжении длительного периода дознание было более упрощенной формой расследования, чем предварительное следствие. В качестве важнейшей черты данной деятельности акцентировался уголовно-процессуальный порядок ее процедур. «Тем не менее — отмечает Ю.В. Деришев, — до принятия Основ уголовного судопроизводства СССР 1958 г. советский законодатель, признавая безусловный приоритет за предварительным следствием как основной формой расследования, не проводил принципиального различия между следствием и дознанием»2. М.С. Строгович обращал внимание на возможное смешение этих форм предварительного расследования, т.к. дознание и предварительное следствие производятся в одинаковых процессуальных формах, и акты этих органов имеют одинаковую доказательственную силу3. В.М. Савицкий писал, что дознание «уравненное по правовому режиму с предварительным следствием, есть фактически предварительное следствие»4. Данную позицию поддержали А.П. Гуляев и А.А. Чувилев, которые высказали мнение, что за счет расширения участия защитника на предварительном следствии и дознании, гарантий прав потерпевшего, обвиняемого и других участников, различия между предварительным следствием и дознанием, как самостоятельной формой расследования, практически ликвидированы1.

Впоследствии «на помощь» дознанию, как его разновидности, пришла протокольная форма подготовки материалов, упростившая досудебную уголовно-процессуальную деятельность .

Таким образом, производство дознания в полном объеме по УПК РСФСР приводило, с одной стороны, к дублированию предварительного следствия, а с другой стороны — влекло длительные сроки досудебного разбирательства по конкретному уголовному делу. Применение протокольной формы досудебной подготовки материалов сокращало сроки производства, но существенно ограничивало права граждан. Кроме того, в ходе протокольного производства невозможно было избрать меру пресечения, что снижало эффективность данного института. Поэтому возникла необходимость в преобразовании вышеназванных форм расследования и в новом УПК РФ предпринята попытка найти вариант, совмещающий дознание и протокольную форму досудебной подготовки материалов3.

Из процедуры протокольной формы взяты сокращенные сроки расследования и возбуждения уголовного дела в отношении лица (или лиц); из дознания по делам, по которым предварительное следствие необязательно, заимствованы средства и способы установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, в виде производства любых следственных действий, применения мер пресечения и иных мер процессуального принуждения, а также обеспечение законных прав и свобод участникам процесса.

Обвинительный акт как итоговое решение дознания соединил в себе элементы протокола (в части формулирования обвинения вместо процедуры предъявления обвинения, а также порядок ознакомления с материалами уголовного дела после составления обвинительного акта) и обвинительного заключения (в части изложения доказательств; обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание; списка лиц, подлежащих вызову в суд).

Изменение сущности дознания как формы предварительного расследования было вызвано, с одной стороны, необходимостью обеспечения прав и свобод участникам уголовного процесса, с другой стороны, — поиском пути к оптимизации процедур досудебного производства1.

Тем не менее, реформирование закона обусловило появление новых дискуссионных вопросов, касающихся регулирования организации и процедур досудебного (предварительного) производства в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации.

Так, в УПК РФ впервые дано четкое определение термина «дознание» -это форма предварительного расследования, осуществляемая дознавателем (следователем) по уголовному делу, производство предварительного следствия по которому необязательно (п. 8 ст. 5 УПК РФ).

Возбуждение дознавателем уголовных дел в отношении несовершеннолетних

Научный интерес к проблемам, связанным с разрешением (регистрацией, рассмотрением, проверкой) заявлений и сообщений о преступлениях в рамках стадии возбуждения уголовного дела, не ослабевает многие годы. Им уделено значительное место в диссертационных и монографических работах современных ученых1.

Сущность и содержание данного вида уголовно-процессуальной деятельности заключается в получении информации о правонарушении, ее фиксации в учетно-регистрационной документации в порядке, установленном ведомственными актами (например, Приказ МВД России от 13 марта 2003 г. № 158 «Об утверждении инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации сообщений о преступлениях и иной информации о правонарушениях»); определении подведомственности данной информации; в проведении в случае необходимости предварительной проверки полученной информации в целях установления в ней признаков преступления и принятия одного из решений, предусмотренных ст. 145 УПК РФ. Органы дознания в установленном порядке непосредственно могут получить информацию в виде поводов к возбуждению уголовного дела, исчерпывающий перечень которых изложен в ст. 140 УПК РФ2. УПК РФ не содержит отдельных правовых положений, подчеркивающих специфику разрешения первичных материалов с участием несовершеннолетних, что на практике создает дополнительные сложности1. Вместе с тем внимательный анализ соответствующих положений закона и ведомственных нормативных актов позволяет вьщелить некоторые особенности порядка рассмотрения и проверки первичных материалов о преступлениях несовершеннолетних2.

Первая особенность рассмотрения и проверки первичных материалов касается установления признаков совершенного преступления. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 140 УПК РФ уголовное дело может быть возбуждено только в тех случаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления. Следовательно, понятие основания к возбуждению уголовного дела содержит два неразрывно связанных элемента: 1) наличие данных указывающих на признаки преступления, 2) достаточность таких данных3.

Смотрите так же:  Окклюзионные валики требования

В уголовно-правовом значении понятие «признаки преступления» содержит в себе совокупность признаков состава преступления и ряд условий4. Причем эта совокупность на начальном моменте уголовно-процессуальной деятельности может быть различной, то есть зависит от первичной информации, содержащейся в поводе к возбуждению уголовного дела.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации указывает, что основанием возбуждения уголовного дела является наличие признаков преступления, а не элементов состава преступления. Следовательно, в момент принятия решения о возбуждении уголовного дела не обязательно иметь исчерпывающие сведения о составе преступления (объекте, объективной стороне, субъекте и субъективной стороне). Полное, всестороннее установление виновных лиц, формы вины, мотива, способа и других обстоятельств совершения преступления

— это задача последующих стадий уголовного процесса. На первоначальном этапе необходимо установить лишь признаки преступления (объект, объективную сторону преступления) и не более.

Однако, согласно предписаниям ч. 2 ст. 223 УПК РФ, дознание осуществляется только в отношении конкретных лиц, поэтому в этих случаях важное значение приобретают признаки, характеризующие субъекта и субъективную сторону преступления. Кроме того, с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, оно является подозреваемым, что влечет применение определенных мер принуждения в отношении него и ограничивает его права и законные интересы. Следовательно, при возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, наличие признаков состава преступления по рассматриваемой категории дел должно быть установлено не предположительно, а достоверно.

Особенностью характеристики несовершеннолетнего субъекта преступления в стадии возбуждения уголовного дела является установление его точного возраста. При этом число, месяц и год рождения подростка должны быть установлены документально. Данное обстоятельство имеет как уголовно-правовое значение для решения вопроса о самой возможности привлечения к уголовной ответственности, так и уголовно-процессуальное — для определения порядка производства по делу.

Однако закон не содержит указания на источник, из которого могут быть получены и приобщены к материалу сведения о возрасте. Между тем, вопрос о документе, удостоверяющем возраст несовершеннолетнего лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние, при всей кажущейся ясности, не так прост в решении. В.В. Николюк полагает, что такими документами могут быть свидетельство о рождении, паспорт, официально заверенная выписка из книги записи актов гражданского состояния1. Н.И. Сотников считает, что точный возраст «определяется по паспорту, свидетельству о рождении, по приписному свидетельству призывника в армию, по данным, содержащимся в паспорте родителей, личном деле по месту работы родителей, в военкомате, спортивном обществе и иной общественной организации, в книге ЗАГС, по данным учетов, имеющихся в правоохранительных органах»1. Некоторые авторы предлагают приобщать к материалам копии свидетельства о рождении, паспорта либо протокола осмотра указанных документов, а при их отсутствии или невозможности получения производить экспертизу для установления точного возраста лица, со-вершившего общественно опасное деяние .

Вне всякого сомнения, что самым надежным и достоверным источником сведений о возрасте любого гражданина является его паспорт, который в соответствии со ст. 1 Положения о паспорте гражданина РФ обязаны иметь все граждане РФ, достигшие 14-летнего возраста. Полагаем, вряд ли следует полагаться на сведения о возрасте ребенка, содержащегося в паспорте родителей (зачастую они либо не заносятся вообще, либо заносятся самими родителями или с их слов), их личном деле по месту работы, справке из ЖЭУ и т.п. Кроме того, необходимо признать не соответствующими закону предложения о проведении до возбуждения уголовного дела экспертизы для установления возраста несовершеннолетнего, а также осмотра его документов, поскольку уголовно-процессуальный закон запрещает на данном этапе производство любых следственных действий. Исключение составляет лишь осмотр места происшествия (однако таковым нельзя признать осмотр документов), освидетельствование и назначение судебной экспертизы (ч. 4 ст. 146 УПК РФ).

Окончание дознания с составлением обвинительного акта

Итоговым документом дознания является обвинительный акт, содержание которого описано в ст. 225 УПК РФ. В нем должны быть указаны следующие данные и обстоятельства: 1) дата и место его составления; 2) должность, фамилия, инициалы лица, его составившего; 3) данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности; 4) место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела; 5) формулировка обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации; 6) перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты; 7) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 8) данные о потерпевшем, характере и размере причиненного ему вреда; 9) список лиц, подлежащих вызову в суд (ч. 1 ст. 225 УПК .РФ). Представляется, что в обвинительном акте следует также указать сведения о месте нахождения обвиняемого, хранении вещественных доказательств, которые не следуют с уголовным делом, о движении уголовного дела (основных или ключевых решениях) и заявленных судебных издержках. Обвинительный акт утверждается начальником органа дознания и вместе с материалами уголовного дела направляется прокурору.

Таким образом, обвинительный акт — это процессуальный документ, завершающий предварительное расследование, произведенное в форме дознания. В нем содержится вся та информация, которая должна быть отражена и в обви-. нительном заключении, составляемом по окончании предварительного следствия. Порядок его составления и утверждения прокурором аналогичен порядку составления и утверждения обвинительного заключения. Однако юридическое значение обвинительного акта является более сложным.

По мнению ряда авторов, обвинительный акт предусмотрен в УПК РФ вместо протокола, составляемого прежде в порядке ст. 415 УПК РСФСР, как и само предварительное расследование в форме дознания заменило протокольную форму досудебной подготовки материалов. Решение, принимаемое в форме обвинительного акта, сочетает в себе два процессуальных акта — постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и обвинительное заключение1.

Анализируя положения ст. 47 УПК РФ, согласно которым «обвиняемым признается лицо, в отношении которого: 1) вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого; 2) вынесен обвинительный акт», следует сделать вывод, что обвинительный акт заменяет собой постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. На это указывает и содержание обвинительного акта, позволяющее считать, что именно в этом документе формулируется обвинение. С момента вынесения обвинительного акта подозреваемый называется обвиняемым, именно так он и именуется в ч. 2 ст. 225 УПК РФ. Аналогично данные положения толкуются в комментариях к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации: «. в обвинительном акте дознаватель формулирует обвинение и приводит доказательства, изобличающие лицо в совершении преступления, которые должны быть исследованы судом»2.

Однако если лицо становится обвиняемым, ему об этом должно быть немедленно объявлено с разъяснением всех принадлежащих обвиняемому процессуальных прав (ст. 47 УПК РФ). Существовавшая на момент принятия УПК РФ редакция ст. 225 предусматривала правило о предоставлении обвиняемому и его защитнику для ознакомления материалов уголовного дела, но не указывала на необходимость представления при этом обвинительного акта. Эта редакция сохраняла недостатки, присущие ранее существовавшей протокольной форме досудебной подготовки материалов, предусматривая право обвиняемого на ознакомление лишь с материалами уголовного дела, тогда как вручение обвиняемому обвинительного акта (т.е. по сути постановления о привлечении в качестве обвиняемого) предусматривалось лишь после утверждения начальником органа дознания и прокурором.

Федеральным законом от 29 мая 2002 г. № 58-ФЗ эти противоречия частично устранены: новая редакция ч. 2 ст. 225 УПК РФ обязывает дознавателя ознакомить обвиняемого и его защитника не только с материалами уголовного дела, но и с обвинительным актом, о чем делается отметка в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела. Тем не менее, и в новой редакции закон не указывает, во-первых, срок, в течение которого обвинительный акт с момента его вынесения должен быть предъявлен обвиняемому; во-вторых, обязан ли дознаватель при предъявлении обвинительного акта разъяснить обвиняемому процессуальные права и удостоверить этот факт в обвинительном акте подписью обвиняемого и его защитника1.

Окончание дознания по делам о преступлениях несовершеннолетних в определенной степени осложняется нечетким регулированием и запутанностью в УПК РФ общих вопросов дознания, которые требуют рассмотрения в настоящем параграфе.

Так, неоднозначное толкование и применение вызывают положения ч. 2 и 3 ст. 225 УПК РФ, обязывающие дознавателя ознакомить с обвинительным актом и материалами уголовного дела обвиняемого и его защитника, а также потерпевшего и его представителя, если об этом поступило ходатайство.

В большинстве научно-практических комментариев к УПК РФ указывается лишь на необходимость ознакомления с обвинительным актом и материалами уголовного дела, о чем делается отметка в протоколе, которая удостоверяется их подписями и подписью дознавателя, не указывая на необходимость разъяснения сущности обвинения и процессуальных прав обвиняемого2.

Авторы других комментариев к УПК РФ с целью избежания возможных недоразумений в рассматриваемой ситуации разъясняют, что процедура ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела включает в себя разъяснение сущности обвинения и процессуальных прав обвиняемого. После чего он и его защитник непосредственно изучают материалы уголовного дела, сведения о чем заносятся в протокол ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела .

Полагаем, что закрепление в ст. 225 УПК РФ обязанности дознавателя лишь ознакомить обвиняемого с обвинительным актом без разъяснения сущности обвинения, содержащегося в этом документе, а также отсутствие указаний в законе на обязанность дознавателей разъяснить права и обязанности обвиняемому при ознакомлении с обвинительным актом, выяснить отношение к выдвинутому обвинению существенно нарушают право последнего на защиту.