Фитиль был приказ

Приказ Министерства культуры РФ от 13 октября 2011 г. N 994 «О внесении изменений в приказ Министерства культуры Российской Федерации от 15 октября 2008 года N 137 «Об организации работы комиссии по анализу экономической эффективности деятельности федеральных государственных унитарных предприятий, подведомственных Министерству культуры Российской Федерации»

В целях принятия управленческих решений по результатам проведения заседаний комиссии по анализу экономической эффективности деятельности федеральных государственных унитарных предприятий, подведомственных Министерству культуры Российской Федерации, а также в связи с произошедшими структурными изменениями, приказываю:

1. Внести следующие изменения в приказ Министерства культуры Российской Федерации от 15 октября 2008 года N 137 «Об организации работы комиссии по анализу экономической эффективности деятельности федеральных государственных унитарных предприятий, подведомственных Министерству культуры Российской Федерации:

— Приложение N 2 читать в редакции согласно Приложению N 1 к настоящему приказу;

— Приложение N 3 читать в редакции согласно Приложению N 2 к настоящему приказу.

2. Контроль за исполнением настоящего приказа возложить на заместителя Министра К.Г. Черепенникова.

Приложение N 1
к приказу Министерства культуры РФ
от 13 октября 2011 г. N 994

Состав
комиссии по анализу экономической эффективности деятельности федеральных государственных унитарных предприятий, подведомственных Министерству культуры Российской Федерации

Приложение N 2
к приказу Министерства культуры РФ
от 13 октября 2011 г. N 994

Департаменты, определенные кураторами, координирующими деятельность подведомственных Минкультуры России федеральных государственных унитарных предприятий

Департамент государственной поддержки кинематографии

1. ФГУП «Киноконцерн «Мосфильм».

2. ФГУП «Объединенная государственная коллекция».

3. ФГУП «Редакция сатирического киножурнала «Фитиль».

4. ФГУП «Московское конструкторское бюро киноаппаратуры» («МКБК»).

5. ГП «Творческо-производственная студия «Актер кино».

6. ГП «Российская центральная киновидеостудия хроникально-документальных и учебных фильмов» (РЦСДФ).

7. ГП «Редакция литературно-художественного и общественно-политического иллюстрированного журнала «Киносценарии».

8. ФГУП «Творческо-производственное объединение «Киностудия «Союзмультфильм».

9. ФГУП «Творческо-производственное объединение «Дальневосточная ордена «Знак Почета» студия кинохроники».

10. ФГУП «Республиканский фильмокомбинат».

11. ФГУП «Опытное производство Научно-исследовательского института».

Департамент государственной поддержки искусства и народного творчества

1. ФГУП «Большой Московский государственный цирк на проспекте Вернадского».

2. ФГКП «Российская Государственная цирковая компания».

3. ФГУП «Госконцерт».

Департамент науки, образования и информационных технологий

1. ФГУП «Главный информационно-вычислительный центр Минкультуры России» («ГИВЦ»).

Департамент инвестиционной политики и реставрации

1. ФГУП «Государственная научно-реставрационная производственная мастерская «Старинные ткани».

2. ФГУП «Институт по реставрации памятников истории и культуры «Спецпроектреставрация».

3. ФГУП «Центрреставрация».

4. ФГУП «Научно-производственная фирма «Ресма».

5. ФГУП «Межобластное научно-реставрационное художественное управление».

6. ФГУП «Управление производственно-технологической комплектации и механизации «Центрреставрация».

7. ГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские»

8. ФГУП «Ордена «Знак Почета» «Гипротеатр».

9. ФГУП «Государственный Республиканский Центр экспертизы и сертификации в области охраны памятников истории и культуры» («Росгосэкспертиза»).

10. ФГУП «Распорядительная дирекция Минкультуры России».

11. ФГУП «Научно-исследовательский и конструкторско-технологический институт технических средств культуры» (НИКТИКУЛЬТУРА).

Департамент экономики, финансов и имущественных отношений

2. ФГУП «Центр научных исследований социально-экономических проблем культуры».

Приказ Министерства культуры РФ от 13 октября 2011 г. N 994 «О внесении изменений в приказ Министерства культуры Российской Федерации от 15 октября 2008 года N 137 «Об организации работы комиссии по анализу экономической эффективности деятельности федеральных государственных унитарных предприятий, подведомственных Министерству культуры Российской Федерации»

Текст приказа официально опубликован не был

Обзор документа

В новой редакции изложен перечень департаментов Минкультуры России (кураторов), которые координируют деятельность подведомственных ему ФГУПов.

Изменились названия некоторых структурных подразделений. Так, в числе кураторов — Департамент государственной поддержки кинематографии (ранее — поддержки кинематографии). Департамент науки, образования и информационных технологий (а не науки и образования). Департамент государственной поддержки искусства (прежде — профессионального искусства) и народного творчества. Департамент инвестиционной политики и реставрации (ранее — строительства, капитального ремонта, инвестиционной политики и реставрации). Департамент экономики, финансов и имущественных отношений (а не экономики и финансов).

Также уточняются наименования ряда учреждений. Речь идет о ФГУП «Объединенная государственная коллекция» (прежде в названии указывалось на киноколлекцию). О Российской Государственной цирковой компании (это ФГКП, а не ФКП). Об Управлении производственно-технологической комплектации и механизации «Центрреставрация» (из названия исключена аббревиатура ЦРСПО).

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Изящный витиеватый росчерк — наименование самого известного советского киножурнала оказывается затейливо сложенным фитилем, который загорается на глазах публики, едва ли готовой к взрыву. Знаменитая анимационная заставка, сопровождаемая хлесткой фортепианной фразой, до сих пор помнится представителям поколений «рожденных в СССР», да и их детям, внукам. Ведь легендарный проект, объединяющий серии короткометражек, отнюдь не экранный фастфуд, а рецепт, проверенный временем и несколькими поколениями зрителей.

Самый горячий «скетч-проект» СССР

Первый выпуск телевизионного сатирического журнала вышел на экран 50 лет назад, 4 июня 1962 года. «Фитиль» — явление уникальное. Долгожитель экрана, он просуществовал 45 лет, практически не изменяя ни формата, ни уровня, ни миссии, а лишь несколько корректируя их. Преследуя вроде бы воспитательную цель, будучи вполне себе нравоучительным, киножурнал непредвзято фиксировал смену эпох, политических систем, настроений общества.

Если сегодняшние скетч-шоу зачастую становятся стартовой площадкой для малоизвестных актеров, дорогой к зрительскому успеху и тропинкой к полнометражному кино, то «Фитиль» формировался в иной традиции. Секрет неувядаемого успеха большей части выпусков сатирического киножурнала — и в общей кинематографической культуре, сложившейся к моменту его рождения, и в идее безжалостного истребления отдельных недостатков системы, и в «среде обитания». В СССР «Фитиль» демонстрировался перед киносеансами, что отсекало халатность в воплощении. Ведь на большом экране технические огрехи, ляпы сразу бросались в глаза. Трех-пятиминутные сюжеты представляли собой законченные микрофильмы с первоклассной игрой известных актеров. Выпуск готовился минимум месяц. В сравнении с сегодняшним телевизионным цейтнотом, с ориентированным на конвейер производством юмористических шоу, авторы «Фитиля» оказывались в условиях, располагающих к полноценному творчеству.

«Фитиль» был представлен документальными, игровыми и мультипликационными фильмами. Постановку поручали неординарным режиссерам, операторам, художникам. Среди них — мультипликаторы Федор Хитрук, Роман Качанов, Сергей Алимов, Виктор Арсентьев, режиссеры Лев Кулиджанов, Леонид Гайдай, Владимир Фетин, драматурги Сергей Званцев, Михаил Жванецкий, Евгений Агранович, Григорий Горин. Менторский тон был неприемлем в диалоге с залом. Именно доверительная интонация, апелляция к анекдоту позволила сатирико-юмористическому продукту завоевать симпатии аудитории.

Злободневные пятиминутки как актерский тренинг

В 1960-х создатели формулировали миссию киножурнала в духе времени, объявляя «Фитиль» оружием в борьбе со взяточничеством, разгильдяйством, бюрократией и расхищением государственного имущества. Назидательный пафос декларировался и в заметках 1970-х годов: «Любой сюжет «Фитиля» отстаивает общегосударственные интересы!» Однако причудливым образом дидактическая функция отходила на второй план, уступая место остроумным репризам мастеров экрана и лаконичным заметкам драматургов.

Весьма красноречиво звучит высказывание Ростислава Плятта: «В моем актерском воображении, разбуженном лучшими номерами «Фитиля», не раз мелькали острейшие сюжеты, в которых на протяжении трех минут я являлся героем спрессованной во времени трагикомедии самого злободневного свойства». Андрей Миронов признавался: «Для «Фитиля» я готов делать любую работу: петь за кадром, озвучивать мультипликационных героев, играть самые микроскопические роли…» В разные годы в журнале снимались такие знаменитые актеры театра и кино, как Фаина Раневская, Юрий Никулин, Евгений Евстигнеев, Евгений Леонов, Игорь Ильинский, Ролан Быков, Олег Ефремов, Георгий Бурков, Андрей Мягков, Александр Ширвиндт, Валерий Гаркалин, Сергей Баталов, Дмитрий Харатьян, Александр Ильин и многие другие. А народный артист России режиссер Леонид Марягин снял около 40 сюжетов.

Смотрите так же:  Кто может сделать осаго без ограничений

Будучи юной, но уже обретя всесоюзную славу, робкую кандидатку в новобрачные сыграла в одном из выпусков «Фитиля» Евгения Симонова. Актриса поделилась с «ТВ ПАРКОМ» впечатлениями о работе в серии «В поисках радости»: «О съемках в «Фитиле» у меня сохранились самые теплые воспоминания. Ведь моей партнершей была великолепная Мария Миронова — искрометная, задорная. Работа шла легко, весело». Забавная история 1975 года, высмеивающая активность работницы ЗАГСа, организовывающей похищение невесты с расчетливостью торгового агента, насущна и сегодня. Несмотря на отживший антураж, многие герои и ситуации узнаваемы и в нынешней повседневности. Ведь лучшие сюжеты «Фитиля» — как басни…

«…Одни жулики кругом!» Госзаказ на сатиру

Стихия анекдота на экране СССР нашла себя именно в «Фитиле». Удивительно, как некоторые меткие и едкие комментарии к советской действительности доходили до широкого зрителя. Например, выпуск 1966 года «Медицина бессильна» о бацилле лозунгов, поселившейся в пионерской дружине и обеспечившей школьника диагнозом «профессиональный поздравленец». Киножурнал часто позволял себе высмеивать понятие средней индивидуальности. Прорыв на экран лаконичных, смелых заявлений — заслуга организаторов, тех, кто «стоял у руля». Главой «Фитиля» на протяжении всего времени его существования был его редактор и идейный вдохновитель Сергей Владимирович Михалков. Известный детский поэт, кроме прочего, был непрев­зойденным дипломатом, блестящим собеседником, и прежде всего благодаря ему, зачастую весьма острые сценарии с успехом проходили множество инстанций. Киножурнал поощряли и даже награждали государственными премиями. В одном из интервью Сергей Михалков сказал: ««Фитиль» — уникальнейшее явление культуры нашей страны. Ни в одном государстве мира нет, да, пожалуй, и не будет ничего подобного. В СССР наблюдался дефицит морали и нравственности, сейчас же ситуация намного ухудшилась. Не уверен, что «Фитиль» может что-то изменить в этом плане, но попытаться определить ориентиры необходимо. Очень надеюсь, что сатира у нас есть… Правда, она почти незаметна, ее подменил площадной юмор, компромат всех видов и мастей. Писатели-сатирики, якобы борясь с пороками, шутят ниже пояса. И этим второсортным товаром заполнены буквально все телевизионные каналы… Люди приучаются смотреть всю эту дрянь и в конце концов верить, что это и есть настоящая сатира… А сатира — это умное, ироничное, если хотите, злое осмеяние действительно насущных проблем, вот что такое сатира! Ей надо учиться, ее надо чувствовать. В 60-е годы наш сатирический киножурнал был создан для целенаправленной борьбы с негативными явлениями в жизни страны. Даже трудно представить себе, сколько взяточников, разгильдяев, расхитителей и прочих негодяев «благодаря» «Фитилю» пошли под суд или лишились своих постов. Каждый выстрел-сюжет «Фитиля» был стопроцентно снайперским. Года не прошло со дня выхода первого номера киножурнала, как съемочные группы «Фитиля» стали самыми нежеланными гостями там, где творилось беззаконие. Ревизоров и контролеров боялись меньше, чем безобидных внешне корреспондентов с кинокамерой».

Хотя иногда съемки сюжетов для «Фитиля» полагались «в нагрузку» к полнометражным фильмам, но и это обстоятельство редко сказывалось на качестве работ. Зачастую именно злободневные пятиминутки — своего рода творческие перекуры — давали возможность высказаться, обсудить что-то заветное, но прежде незаметное.

В лаборатории киножурнала работал дружный коллектив искрометных людей под управлением главного режиссера Александра Столбова. С 1973 по 1993 год директором киногруппы «Фитиля» был Аркадий Алексеев — известный деятель советского телевидения, руководитель первых «Голубых огоньков». В творческом пылу рождались «внутрикорпоративные фитилизмы»: «дела можно поделить на необходимые и обходимые»; «всегда найдется ложка дегтя, на которую можно списать бочку меда»; «мало открыть человеку глаза, надо еще зажечь свет»; «ничто не обходится так дорого, как уцененные товары», «На допросе у следователя продавец стал взвешивать каждое слово».

В «Фитиле» начинали свой творческий путь многие известные кинорежиссеры. Несколько короткометражек сделал будущий мастер анимации, создатель «Ну, погоди!» Вячеслав Котеночкин. Георгий Данелия на пороге 25-летия журнала замечал: «Самое трудное в работе для «Фитиля» — это то, что она требует предельного профессионализма. Дилетантам, «гастролерам», любителям легкого успеха в «Фитиле» делать нечего».

«Ну, стекольный завод, погоди!»

«Редакция получает многие сотни писем с тревожными сигналами. Отсюда острота и точность каждого выступления», — писал Сергей Михалков в преддверии 25-летия «Фитиля». Соавторами журнала объявлялись рабочие, инженеры, колхозники, ученые, присылавшие свои сюжеты в редакцию. То есть он всегда претендовал на интерактивность.

Вслед за всесоюзным «Фитилем» появились «дочерние» киножурналы во многих республиках страны. В 1970-х годах с предложением создать киножурнал для детей «Фитилек» (будущий «Ералаш») выступила будущий режиссер незабвенных «Ищите женщину!» и «Человека с бульвара Капуцинов» Алла Сурикова. Наследниками «Фитиля» можно считать даже научно-популярный «Хочу все знать» и более поздний «Прожектор перестройки». Ведь «Фитиль» — прежде всего экранная публицистика, но в форме фельетона, байки, — именно таким его знает и помнит аудитория.

В 1990-х годах, когда советская система кинопроката окончательно рухнула и зритель покинул кинотеатры, «Фитиль» переселился на телеэкраны.

К 1993 году выпуск государственного киножурнала практически прекратился. Многие сомневались в необходимости его возрождения, однако неутомимый Игорь Угольников — ровесник «Фитиля» в 1996 году вдохнул в него новую жизнь. Заручившись поддержкой Сергея Михалкова, Угольников был назначен приказом министра культуры Михаила Швыдкого исполняющим обязанности директора «Фитиля». И вскоре возрожденный журнал прочно занял свое место в телевизионной сетке вещания, радуя аудиторию каждое воскресенье в 14.20 на федеральном канале. Зрителю демонстрировались и новые, и отреставрированные прежние выпуски.

Примечательно, что, следуя традиции, кроме игровых сценок, оживший проект обращался к документальному материалу, жанру журналистского расследования и порой создавал общественный резонанс важным событиям социально-политической жизни. Широкий отклик получили сюжеты «Ядерный круиз», «Шереметьево-2». Тем «Фитиль» и отличался от соседствующих ТВ-продуктов, что стремился быть не только забавой, но и инструментом в диалоге власти с аудиторией. В творческом коллективе наряду со сценаристами, редакторами, режиссерами трудились и юристы. Партнерами проекта были Счетная палата РФ и журнал «Финансовый контроль», поставлявшие документальные сюжеты, горячие факты. Но главное — ярлык официозного телеиздания не пристал к «Фитилю» и в последнем десятилетии его существования.

За все время выхода «Фитиля» в стране, пожалуй, не убавилось ни бюрократов, ни казнокрадов. Кроме них в 1990-х под прицелом авторов оказались «новые русские», горе-кооператоры, лохотронщики и любители наживы, гаишники; в 2000-х в сюжетах стали фигурировать менеджеры, гастарбайтеры, трансвеститы. Но у такой острой социальной актуальности были и свои «побочные эффекты»: «Вы даже не представляете, какой прессинг я испытываю каждый день, — рассказывал Игорь Угольников. — Разные люди звонят, в том числе и депутаты Госдумы, с требованиями немедленно снять с эфира, например, сюжет о проворовавшемся мэре города N. И взятки предлагают, и запугивают, чего только не происходит, лишь бы мы не высмеяли кого-то в нашем журнале. Я в таких случаях всегда спрашиваю главного редактора, как поступить. Сергей Владимирович советует: «Если, допустим, руководство канала захочет снять сюжет с эфира, то говори всегда так: «Ребята, вы еще не видели того, что мы вырезали!» И покажи им самое страшное». Этот метод у него все 40 лет действовал безотказно. Михалков показывал в ЦК то, что не вошло в сюжет, — партийные чиновники облегченно вздыхали и давали свое благословение».

Смотрите так же:  Минздрав приказ 214н

В 2000-х у «Фитиля» появился свой сайт, на котором проводился конкурс сценариев. В традиции киножурнала была названа его интернет-почта — «Добро пожаловаться». «Фитиль» стал по-настоящему интерактивным, но уже менее изысканным. В большей степени он воспринимался аудиторией как бренд. Вскоре в Москве родился одноименный киноклуб, а сам журнал уступил место другим телевизионным сатирическим трендам. Может быть, это связано и с уходом из жизни его идейного вдохновителя и бессменного редактора Сергея Михалкова, может, со сменой симпатий власти предержащей или просто прошел запал создателей… Но бесспорно одно: «Фитиль» остается образчиком жанра, достойным ориентиром для последователей и лучшие его выпуски уже прочно обосновались в сокровищнице отечественного кино.

© 2018 Игорь Угольников
Joomla! is Free Software released under the GNU General Public License.

В Северной Осетии кому-то очень хочется поссорить горцев с русскими

Во Владикавказе разгорается скандал из-за памятника солдату. Не абстрактному воину-герою, а вполне конкретному человеку — Архипу Осипову.

Рядовой Тенгинского пехотного полка, герой обороны Черноморской береговой линии Архип Осипов погиб в 1840 году в Михайловском укреплении. Ни у него, ни у его товарищей в тот день не было шансов выжить — на небольшую крепость, которую защищали всего около 500 солдат во главе со штабс-капитаном Николаем Лико, напали сразу 12 тысяч горцев. Когда все возможности продолжать оборону были исчерпаны, Осипов по приказу штабс-капитана Лико взорвал пороховой погреб. Вместе с гарнизоном погибли и около 3000 черкесов. Шла Кавказская война…

Памятников солдату Осипову по царскому указу было установлено сразу два. Один — в виде высокого литого креста — в полусотне километров от Геленджика, на месте подвига, у села, названного в честь гренадера Архипо-Осиповкой. Крест на холме стоит там и поныне.

Другой памятник был сооружен во Владикавказе спустя сорок лет после гибели солдата. Почему именно там? Потому что в этом городе квартировал Тенгинский пехотный полк. Этот монумент простоял несколько десятилетий. Пока в 1917 году большевики не демонтировали его, так как «царская империя пала и народы России обрели общую родину».

И вот теперь местная власть загорелась «восстановить справедливость». То есть, воссоздать старый памятник на новый лад. Ему уже и место выбрано — на проспекте Мира. По словам заместителя начальника информационного отдела администрации местного самоуправления (АМС) Владикавказа Тамары Кайтуковой, «памятники отражают историю города» и тем важны.

«У нас за последнее время установлены монументы писателю Михаилу Булгакову, актеру Евгению Вахтангову, городовому, — пояснила Кайтукова. — Мы в одной связке с Россией, следовательно, указание императора об увековечении памяти погибшего солдата 77-го пехотного Тенгинского полка Архипа Осипова не могли оспаривать. На мой взгляд, объект следует восстановить».

Не очень понятно, кто именно проявил инициативу: сама Тамара Кайтукова или её непосредственное начальство. Но очевидно, что чиновники из столицы Северо-Осетинской республики не видят никакой разницы между тем же «общего вида» городовым и солдатом, на самом деле жившим и действительно участвовавшим в покорении Кавказа.

Как бы там ни было, а случилось то, что и следовало ожидать — решение администрации вызвало бурную негативную реакцию у местных жителей. «Безоговорочно вредной и отвратительной» назвал саму эту идею доктор исторических наук, директор Института истории и археологии Республики Северная Осетия-Алания, член Общественной палаты республики Руслан Бзаров. По его мнению, «памятник братоубийственной войне послужит разладу вместо так необходимой России консолидации».

Ему вторит доктор исторических наук Ислам-Бек Марзоев: «Кавказ сложный геополитический регион, с многовековыми традициями мирного сосуществования на небольшой территории различных этносов. И наши народы научились беречь и хранить добрососедские отношения. Это особенно важно в наши дни, когда стали актуальны проблемы этнических конфликтов и региональной безопасности. В этой ситуации не учитывать отношение к имени Осипова братских адыгских народов я считаю в корне неправильным для Осетии».

Схожее мнение у рядовых жителей республики. Одна из них — Рита Сидакова. В 2004 году, когда в Беслане боевики взяли в заложники местных школьников, погибла её дочь. Сейчас Рита член комитета Ассоциации жертв террористических актов «Матери Беслана».

─ Я считаю, что нельзя воссоздавать этот памятник, — говорит она. — Зачем — чтобы дразнить наши народы? Разжигать между ними неприязнь? То, что было в нашей совместной истории, надо знать, помнить. Но не выпячивать. Особенно «острые углы», каковые в истории с Архипом Осиповым есть, они очевидны. Да, русский гренадер выполнял свой воинский долг, потому что присягал императору. Но погибли тогда наши соотечественники и земляки…

Многие жители Владикавказа уверены, что ситуацию «кто-то специально подогревает». Косвенно их предположения подтверждаются заявлением координатора Северо-Осетинского регионального отделения ЛДПР Георгия Зозрова, последовавшим сразу вслед за разъяснениями Тамары Кайтуковой: «Из истории невозможно выбрасывать события, которые имели место быть, — утверждает Зозров. — Это касается и Архипа Осипова, он был солдатом и выполнял воинский долг. Непонятно, почему вопрос с установкой этого некогда порушенного памятника вызвал негативную реакцию со стороны определенных людей. Нет смысла связывать всё это с политикой или межнациональными отношениями. Чем больше памятников во Владикавказе, тем краше город».

─ Знаете, есть такая категория людей, которым надо, чтобы «было погорячее» — всегда и везде. Они хорошо нагреваются на этом, — считает экс-депутат Государственной думы РФ, член исполкома Петербургского отделения КПРФ Юрий Савельев. — Из этой серии вся нынешняя история с памятником Архипу Осипову. С чего вдруг вообще вспомнили о нем, вытащив из небытия? Какие архиважные социальные или исторические задачи решаются с появлением данного монумента? Или владикавказской администрации денег девать некуда? Похоже, кому-то очень нужно, чтобы в том регионе непременно была напряженность!

Примерно такая же реакция была и у Александра Марголиса, председателя Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК).

─ Все эти разговоры о важности старых памятников стары как мир, — ответил на звонок корреспондента «СП» Александр Давидович. — Ничего нового, чисто политические игры, никаких сомнений.

Не один десяток лет посвятил изучению особенностей жизни, традиций, нравов кавказских народов петербургский историк и писатель Яков Гордин. Как он сам говорит, давно сроднился душой с этими отважными, талантливыми людьми, на чью долю выпало немало бед.

─ Если бы от моего мнения зависело, восстанавливать памятник Архипу Осипову или не восстанавливать, я бы был категоричен — не надо! — говорит Яков Аркадьевич. — Кавказская война, которую в ХIХ веке вела Россия, это целая драма для горцев. И кто там и тогда был прав, кто виноват, теперь уже не разобрать. Очевидно, что земля, за которую воевали русские, исконно принадлежала адыгам (мы привыкли называть их черкесами). Они немало претерпели от турецкой власти, затем от российской, и вынуждены были массово покидать родные места. Больше всего ушло на Ближний Восток. Там их сейчас проживает более четырех миллионов человек. В России после Кавказской войны осталось примерно восемь процентов от этого народа. В советское время они искусственно были разделены на адыгейцев, кабардинцев, шапсугов, черкесов (жителей Карачаево-Черкесии). При этом сумели сохранить свою культуру, язык, традиции! Это очень талантливые люди, в частности, в искусстве, и как оружейники.

Смотрите так же:  Исковое заявление о признании долгов общими

«СП»: — И очень горячие, вспыхивают, если что не так, мгновенно

─ Да! В этом таится определенная опасность таких акций, как вот эта, с памятником солдату Осипову. Очевидно же, что совсем ни к чему ворошить сейчас ту давнюю, середины ХIХ века, историю с защитой Михайловского укрепления. Она «играет» явно на руку тем, кто хочет разжечь страсти среди населения Владикавказа, где немало и русского населения. Нам мало Грозного, Чечни конца 1990-х годов? Надеюсь, что благоразумие возобладает. И если так уж необходим какой-то монумент на проспекте Мира в столице Северной Осетии, ну, поставьте монумент дружбы народов Кавказа и России.

В заключение, думается, важно отметить вот еще что. История нашей многонациональной Родины полна и героических, и трагических страниц. Увы, нередко то, что для одних народов свято, для других — кощунственно. Этого нельзя не учитывать. Хотя часто и не учитывают. И тогда вспыхивают опасные страсти.

Вот же открыл в сентябре прошлого года глава Чечни Рамзан Кадыров у селения Ханчиш-Юрт памятник 46 местным девушкам, в 1819 году утопившим в Тереке конвоировавших их на плоту русских солдат генерала Ермолова. Зачем? Почему памятник установлен только этим девушкам, а не одновременно и их жертвам? Нет ответа. Но от самовластного владетеля Чечни в России никто вменяемых ответов давно и не ждет.

Но в Северной Осетии-то зачем наступать на те же грабли? Хотите вспомнить подвиг славного солдата? Так на русской земле, под Геленджиком, памятник русскому герою Архипу Осипову стоит неколебимо. А ставить сегодня монумент ему на Кавказе — не подносить ли зажженный фитиль к пороховому погребу? Но ведь не врагов взрываем — собственную страну.

Архип Осипович Осипов родом из крепостных крестьян Киевской губернии. На военную службу он был принят рекрутом в 1820 году, зачислен в Крымский пехотный полк. К 1840 году имел серебряные медали за персидскую и турецкую войны. Слыл человеком серьезным, набожным и смелым. Тенгинский полк, куда в 1834 году был переведен Осипов, нёс на Кубани кордонную службу. Когда точно стало известно о намерении горцев напасть на Михайловское укрепление, Осипов, по свидетельству очевидцев, сказал товарищам: «Я хочу сделать память России и в минуту неустойки наших подожгу пороховой погреб». 22 марта 1840 года он сдержал свое слово и взорвал погреб, а с ним и все укрепление. Неприятель потерял до 3 тысяч человек.

Впоследствии около разрушенных валов бывшего Михайловского укрепления раскинулось русское селение Архипо-Осиповка. Для увековечения памяти о подвиге солдата император Николай I повелел навсегда сохранить его имя в списках 1-й роты Тенгинского полка.

Памятник — ажурной работы чугунный крест — появился в 1876 году по инициативе Главнокомандующего великого князя Михаила Николаевича, который повелел поставить его таких размеров и на таком месте, чтобы он был виден с судов, проходящих у берега.

Эксперт: чего вдруг Тереза Мэй так «возбудилась» со Скрипалем? Ответ прост

Официальный представитель российского МИД Мария Захарова прокомментировала статью главы внешнеполитического ведомства Великобритании Бориса Джонсона, в которой он связал президентские выборы в России и отравление экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля в Солсбери.

«Для чего нужна новая порция фейков и нападок в исполнении «новичка» британской дипломатии? Ответ очевиден – фактов нет, а штурмом очередного дна Борис Джонсон пытается спасти честь (премьера Британии – ред.) Терезы Мэй, которая объявила наказание стране в виде высылки российских дипломатов не то, что до окончания расследования, а, по сути, до его начала. Напомню, что вся информация по Солсбери имеет гриф «секретно»», – написала представитель МИД в Facebook.

Захарова также отметила, что своей публикацией Джонсон пытается «заглушить постоянной сиреной звучащий из Москвы призыв предоставить все имеющиеся данные по указанному случаю для начала совместной работы по расследованию происшествия». Она напомнила, что данных на момент 20 марта предоставлено «ровно ноль – без палочек и запятых».

Она добавила, что эти информационные атаки официального Лондона объяснимы – «заигрались, заврались и влипли».

Профессор Академии социального управления Анатолий Петренко в эфире радио Sputnik отметил, что политика Запада в отношении России не оригинальна.

«Обвинения, к сожалению, стали стандартными, как однояйцевые близнецы. Ни одного доказательства не предъявляется, выдвигается обвинение в чем-то, в данном случае – Скрипаль. Эта схема начинает работать: и общественное мнение будоражит, и русофобию поддерживает на том уровне, на каком они хотят. Но чего вдруг Тереза Мэй так возбудилась со Скрипалем? Не очень замеченной прошла информация, что журналистское расследование в одном из городов Великобритании выявило полторы тысячи изнасилованных несовершеннолетних теми людьми, которых завезли в Великобританию из стран Востока. Для того чтобы не разжигать фитиль, был приказ министра внутренних дел, которым в то время была Тереза Мэй, замалчивать эти факты. Когда это все вылезло, сработал механизм переноса внимания. Плюс Великобритания выходит из Евросоюза с большими потугами, скандалами и затратами. Вместо того чтобы внутри Великобритании разобраться, кто такая Тереза Мэй и как она вообще попала на этот пост, возник Скрипаль», – сказал Анатолий Петренко.

По его мнению, если бы не «дело Скрипаля», Лондон для обвинений в адрес России нашел бы другой повод.

«Вроде бы Скрипаля и его дочь отравили. Вроде бы. Вроде бы каким-то газом. Дальше пошли невероятные версии. Но где сейчас Скрипаль и его дочь? Каково их физическое состояние? Может, они давно уже загорают на пляже и посмеиваются? Россия стала для этих людей (представителей Лондона – ред.) очень удобным объектом, на который можно свалить что угодно, чтобы закрыть интерес своей общественности к своим проблемам. Сдается мне, что это – главная задача той же Терезы Мэй и ее окружения. Дальше схема работает, как всегда: кто не с нами, тот против нас, поэтому давайте нас поддерживайте. Поэтому мне кажется, что не было бы Скрипаля – был бы другой вариант. И заявления об отказе от участия в Чемпионате мира по футболу – в рамках той же логики: раз мы отказываемся, значит, они виноваты. Полное отсутствие логики создает некую другую логику», – подытожил Анатолий Петренко.