Государственная экспертиза полиграф

Судебная психофизиологическая экспертиза

Вас обвиняют в суде в том, чего Вы не совершали?
Человек, которого Вы подозреваете в совершении преступления,
всячески уверяет в невиновности, а вы хотите узнать точную правду?
Судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа
ответит Вам и суду на все имеющиеся вопросы.

Закажите профессионально выполненную судебную экспертизу
на полиграфе прямо СЕЙЧАС, и у Вас на руках будет
весомое доказательство, которое позволит
Вам выиграть своё дело в суде.

На сегодняшний день результаты назначенной судом
или следствием экспертизы с применением полиграфа
имеют такое же доказательное значение,
как отпечатки пальцев и другие улики.

Экспертиза на полиграфе – недешёвое удовольствие!
Но что есть деньги?
Когда на кону стоит СВОБОДА, РЕПУТАЦИЯ И ЧИСТАЯ СОВЕСТЬ.

2012-2016 © Полиграф ПЛЮС.

Пройти проверку на полиграфе — узнать всю правду на детекторе лжи.

Судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа

Информационный бюллетень Следственного Комитета при МВД России №2 (128) 2006 г.

В современной следственно-судебной практике сформировалась и успешно применяется судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа (детектора лжи). Данный вид экспертизы назначается при наличии неустранимых противоречий в показаниях участников процесса (свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых) или в случае противоречия между показаниями и другими доказательствами по делу.

Судебные психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа проводятся в рамках уголовного и гражданского процессов, а также по делам об административных правонарушениях. В рамках этих дел проводятся также специальные психофизиологические исследования (далее — СПФИ), когда заключение (справка) специалиста используется в соответствии со ст. 80 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК), ст. 71 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК) и ст. 27.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП).

В настоящее время судебная практика выработала основные требования, предъявляемые к судебным психофизиологическим экспертизам. Они содержатся в Федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Так, ст. 8 данного Закона предъявляет ряд требований к процедуре ее проведения: научная обоснованность применяемых методик, применение средств объективного контроля. Первое предполагает использование методов, исключительно описанных в научной литературе и апробированных в реальной исследовательской практике. Использование методов, не обладающих этими качествами, недопустимо.

Применяемые в судебных психофизиологических экспертизах с использованием полиграфа методики основаны на мировом опыте, адаптированном к отечественной практике исследований в области СПФИ. При применении методики выявления скрываемой информации — непрямого метода (далее — МВСИ) в случае отсутствия у подэкспертного скрываемой информации на поставленный эксперту вопрос достоверность достигает 100 %. Это позволяет эксперту делать однозначные и категоричные выводы.

При производстве судебной психофизиологической экспертизы полиграфолог оценивает психофизиологические реакции подэкспертного на те или иные визуальные или вербальные стимулы, после чего выносит суждение об их субъективной значимости, которая свидетельствует о наличии в памяти человека следов какого-либо события или его отдельных составляющих. Выявление таких следов может служить основанием для решения вопроса о сокрытии подэкспертным инфор¬мации о расследуемом событии.

Согласно ст. 204 УПК к заключению эксперта должны быть приобщены: распечатки графиков физиологических реакций (полиграммы), видеозапись проведенного исследования. В заключении описывается методика проведения экспертизы и полученные реакции на вопросы. Видеозапись должна вестись таким образом, чтобы в кадр попадали подэкспертный и экран компьютера (полиграфа). Согласно ст. 8 вышеуказанного Закона осуществление видеозаписи является обязательным условием и позволяет другому эксперту проверить корректность проводимой процедуры.

Постановка вопроса при назначении судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа о причастности или непричастности того или иного лица к преступлению является некорректной, так как понятие причастности охватывает широкий спектр вовлеченности лица в то или иное деяние. Нельзя ставить вопросы о правдивости показаний (оценка показаний) или о совершении лицом преступления — это определяет суд. Вопрос не должен содержать в себе формулировку состава преступления.

Фактически вопрос строится, исходя из необходимости определения наличия следов события в памяти и выявления факта сокрытия их подэкспертным. Корректным считается вопрос, который построен на действии от глаголов: видел ли, знал ли, слышал ли и т.д. Из материа лов дела вычленяется ключевое обстоятельство (видел процесс преступления или его фрагмент, слышал какое-либо устное заявление другого лица, знал ли подэкспертный о том или ином обстоятельстве до какого-либо события и т.д.), которое непосредственно будет определять роль подэкспертного и его отношение к расследуемому событию.

При отказе участника процесса (подозреваемого или обвиняемого) от участия в проведении судебной психофизиологической экспертизы следует действовать по методу доказывания «от обратного». Экспертизу назначают другим участникам процесса — потерпевшим или свидетелям, которые, как правило, не отказываются от прохождения данной экспертизы и дают согласие на ее проведение в соответствии с требованиями ст. 195 УПК.

Противопоказанием при назначении данной экспертизы являются: наличие психического заболевания, а также алкогольной или наркотической зависимости. Поэтому при наличии достаточных данных, указывающих на наличие этих обстоятельств, целесообразно предварительно назначить подэкспертному судебно-психиатрическую или судебно-медицинскую экспертизу.

Заключения психофизиологической экспертизы признаются в качестве доказательств по уголовным делам и выводы экспертов используются судами при постановке приговора, как обвинительного, так и оправдательного.

Так, приговором Тушинского районного суда г. Москвы от 21 сен¬тября 2004 года признан невиновным и оправдан ввиду непричастности к совершению преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, Гапоненко О. Г. Из результатов проведенной обвиняемому комиссионной психофизиологической экспертизы следует, что оружие и боеприпасы, изъятые у Гапоненко О.Г., ему не принадлежат, он их не приобретал, не хранил и не перевозил.

И наоборот, Шатровский районный суд Курганской области при вынесении обвинительного приговора Кайгародову А.С. по ч. 3 ст. 264 УК РФ, который вину свою не признал и от дачи показаний в суде на основании ст. 51 Конституции Российской Федерации отказался, указал, что заключением психофизиологической экспертизы, проведенной свидетелю Сереброву В.Л., установлено, что в момент ДТП автомобиль обвиняемого шел на обгон автомобиля КАМАЗ со скоростью более 100 км/час, что по выводу органов предварительного следствия и суда послужило причиной дорожного происшествия, повлекшего смерть четырех потерпевших.

Вопросы назначения, проведения и процессуальных последствий судебной психофизиологической экспертизы в гражданском и уголовном процессах существенно отличаются. Это связано с законодательным закреплением обязанности доказывания. В уголовном процессе в случае отказа от участия в проведении психофизиологической экспертизы для подэкспертного процессуальные последствия не возникают, что соответственно создает трудности в доказывании стороне обвинения, особенно когда отсутствует возможность проведения психофизиологической экспертизы свидетелям и потерпевшим.

В отличие от уголовного процесса гражданский процесс в большей степени характеризуется состязательностью. В гражданском процессе возражения против назначения судом экспертизы или согласие на ее проведение процессуального значения не имеют, так как при назначении экспертизы получение согласия испытуемого лица законодательно не требуется. При этом отказ от прохождения экспертизы не связывается с возможностью принудительного направления на экспертизу. Более того, согласно ч. 3 ст. 79 ГПК при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. То есть возникают прямые процессуальные последствия для уклоняющейся стороны (истца, ответчика). В случаях, когда у суда имеются достаточные данные полагать, что отказ от прохождения экспертизы вызван намерением воспрепятствовать установлению нежелательного для стороны факта, судья вправе применить процессуальные санкции, предусмотренные ч. 3 ст. 79 ГПК. Принудить сторону к участию в проведении психофизиологической экспертизы в качестве испытуемого нельзя, но можно возложить на нее бремя процессуальных последствий за противодействие правильному рассмотрению дела.

В настоящее время в Российской Федерации существуют следующие государственные требования к экспертам — полиграфологам:

Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований специалистам для получения дополнительной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа», утвержденные Министерством образования Российской Федерации 05. 03. 2004 года, регистрационный № ГТППК 34/36;
Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Специалист по проведению инструментальных психофизиологических опросов», утвержденные Министерством образования Российской Федерации 04. 07. 2001 года, № ГТППК 02/39.
Перечень государственных экспертных учреждений, где проводится психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа:

1. Проведение СПФЭ. Государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны РФ. Тел.: 8-499-263-06-66. Руководитель — Павел Васильевич.
2. Проведение СПФЭ. Институт криминалистики Федеральной службы безопасности Российской Федерации. Тел.: 8-499-124-39-26, 8-499-124-49-90.
3. Проведение СПФЭ. Экспертно-криминалистический центр ГУВД г. Москвы (только по уголовным делам: в силу закона о полиции. Тел.: 694-90-97.
4. Проведение СПФИ. Государственное учреждение Мордовская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации (г. Саранск). Тел.: 8-8342-35-71-36; 8-8342-35-72-02.
5. Проведение СПФИ. Государственное учреждение Тамбовская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации (г. Тамбов). Тел.: 8-4752-71-58-49.

Комиссарова Я.В.
доцент кафедры криминалистики
Московской государственной юридической академии,
кандидат юридических наук,
член Совета Учебно-методического объединения
образовательных учреждений профессионального
образования в области судебной экспертизы,
член Российской академии юридических наук
г. Москва

Источник: Материалы международной научно-практической конференции
«Актуальное состояние и перспективы развития метода инструментальная
«детекция лжи» в интересах государственной и общественной безопасности»
(2-4 декабря 2008 года)

Обзор литературы, посвященной «проблеме полиграфа», показывает, что суждения как сторонников, так и противников расширения сферы его применения, зачастую, умозрительны. Научные, технические и нравственные аспекты проблемы обсуждаются без учета реалий сегодняшнего дня, среди которых отчетливо просматривается тенденция роста числа исследований, проводимых с использованием полиграфа, не только в рамках оперативной, но и следственно-судебной деятельности. При этом мнения участников дискуссии не совпадают: одни ратуют за излишне, на наш взгляд, широкое применение полиграфа при производстве по уголовному делу 1 , другие — напротив, за неоправданное с точки зрения действующего процессуального законодательства ограничение его использования рамками оперативно-розыскной деятельности 2 .

В то же время защитники подозреваемых и обвиняемых (и даже потерпевшие), апеллируя к ч. 2 ст. 45 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, нередко настаивают в отдельно взятых (интересующих их лично) случаях на проведении психофизиологического исследования с использованием полиграфа (далее по тексту — ПФИ), а следователи органов прокуратуры, МВД России, и даже судьи все чаще назначают судебные психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа (далее — СПФЭ) по уголовным делам 3 .

Смотрите так же:  Договор подряда с физическим лицом на оказание услуг налоги образец

Обращаясь к истории становления данного вида экспертизы, надо сказать, что целесообразность применения полиграфа в уголовном процессе в рамках психологической экспертизы (курсив — авт. статьи) была впервые достаточно полно обоснована в начале 90-х годов эстонским ученым П. Пруксом 4 . Впоследствии такую же позицию занял видный российский криминалист Р.С. Белкин 5 , а в пособии для следователей, подготовленном в НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, нашло отражение весьма оптимистичное мнение некоторых известных ученых, полагавших, «что психофизиологическая экспертиза по проверке на полиграфе со временем займет свое место в ряду других судебных экспертиз» 6 .

В практику внедрение СПФЭ началось в 1996 году, когда в Институте криминалистики Управления научно-технического обеспечения ФСБ России была организована подготовка экспертов-полиграфологов по «Программе подготовки специалистов по опросам с использованием полиграфа (полиграфологов) для федеральных органов исполнительной власти, их подразделений, а также органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации и стран-участниц СНГ» объемом 380 учебных часов. Обучение завершалось выдачей свидетельства на право производства экспертиз по специальности: «специальные психофизиологические исследования с применением полиграфа (опрос с использованием полиграфа)».

В дальнейшем (в 2000-01 гг.) сотрудниками указанного государственного судебно-экспертного учреждения было положено начало использованию полиграфа в рамках комплексных психолого-психофизиолого-психиатрических и психолого-психофизиологических экспертиз 7 .

Что касается позиции автора данной статьи, профессионально владеющего знаниями в области теории и практики юриспруденции и судебной экспертизы 8 , то надо признаться — до ввода в действие в 2001-02 годах Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и Уголовно-процессуального кодекса РФ она не совпадала с мнением коллег из Института криминалистики УНТО ФСБ РФ, несмотря на то, что автор именно там осваивал по вышеуказанной программе основы полиграфологии 9 в 1997 — 98 годах 10 .

К выводу о принципиальной возможности проведения ПФИ в рамках СПФЭ с изложением результатов исследования в заключении эксперта-полиграфолога 11 автор статьи пришел не только в связи с существенным обновлением процессуального законодательства, но также в связи с тем, что в июле 2001 года заместителем Министра образования РФ были утверждены Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Специалист по проведению инструментальных психофизиологических опросов» и, соответственно, дополнительная профессиональная образовательная программа профессиональной переподготовки специалистов для получения указанной квалификации объемом 1200 часов трудоемкости.

Поскольку профессиональная компетентность всецело определяет обоснованность выводов судебного эксперта по поставленным перед ним вопросам, сам по себе факт появления документа, призванного повысить качество подготовки специалистов-полиграфологов, следовало оценивать положительно. Опасения вызывал только один момент: согласно п. 9.2 указанных Гостребований любое образовательное учреждение, имеющее лицензию на реализацию дополнительных образовательных программ в области юриспруденции или психологии, получало право на осуществление обучения слушателей для получения дополнительной квалификации «Специалист по ИПФО». То есть свыше тысячи вузов страны, не взирая на отсутствие в штате специалистов в области полиграфологии, теоретически могли приступить к подготовке дипломированных «горе-полиграфологов» (иначе не скажешь), опасность вовлечения которых в уголовное судопроизводство в статусе эксперта в силу особенностей действующего процессуального законодательства предотвратить было бы невозможно.

Именно поэтому по инициативе автора статьи в октябре 2002 года под эгидой Учебно-методического объединения образовательных учреждений профессионального образования в области судебной экспертизы (далее УМО «Судебная экспертиза»), базирующегося в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Саратовский юридический институт МВД России» (далее — СЮИ МВД России), была начата работа по изучению возможностей и перспектив становления новых экспертных специальностей, связанных с внедрением методов психологии и психофизиологии не только в оперативно-розыскную, но и в следственно-судебную деятельность.

Одним из итогов работы стало введение в действие Приказом Министерства образования России № 1547 от 8 апреля 2004 года Государственных требований к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа», а также дополнительной профессиональной образовательной программы профессиональной переподготовки специалистов для получения указанной квалификации объемом 1078 часов трудоемкости, возможность реализации которых согласно п. 8.2 Гостребований была ограничена списком из менее, чем 20 вузов, имеющих лицензию на реализацию дополнительных образовательных программ в области судебной экспертизы, а также обязанностью для каждого из них согласовывать соответствующие самостоятельно разрабатываемые дополнительные профессиональные образовательные программы для получения дополнительной квалификации с государственно-общественным органом или образовательным учреждением, ответственным за формирование научно-методического обеспечения реализации программы 12 .

Следует подчеркнуть, что в настоящее время в Российской Федерации возможна реализация только Государственных требований к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа». Обучение слушателей по дополнительной профессиональной образовательной программе для получения дополнительной квалификации «Специалист по ИПФО» незаконно, так как Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Специалист по проведению инструментальных психофизиологических опросов» в Перечень, подлежащих реализации в России Гостребований, с января 2007 года не входят 13 .

К сожалению, ограничение допуска непрофильных образовательных учреждений к подготовке экспертов-полиграфологов многочисленных проблем, связанных с опасностью привлечения к производству СПФЭ в период, когда новый вид экспертизы проходит этап своего становления, специалистов с низкой квалификацией, не обладающих знаниями в области теории судебной экспертизы, имеющих смутные представления о процессуальном порядке назначения и производства экспертиз, не снимает.

В связи с этим надо отдать должное руководству БСТМ МВД России, инициировавшему проведение масштабной научно-исследовательской работы на базе Академии управления МВД России 14 по формированию Единых требований к проведению ПФИ, которые (как смеет надеяться автор статьи) смогут стать солидной основой последующего методического обеспечения деятельности экспертов-полиграфологов.

Проведенную Академией управления МВД России НИР, судя по числу вовлеченных в работу специалистов по использованию полиграфа в оперативно-розыскной деятельности, судопроизводстве и регулировании трудовых отношений и степени заинтересованности в ней государственных и негосударственных органов и учреждений, можно смело считать первой полномасштабной межведомственной акцией по формированию единой методики проведения ПФИ.

Единые требования к порядку проведения ПФИ с использованием полиграфа планируется представить в виде практического пособия, где в доступной для лиц, не владеющих знаниями в области полиграфологии, форме будет разъяснена процедура организации и проведения исследования в целом 15 . Данное обстоятельство чрезвычайно важно. Следует признать, что с расширением сферы применения полиграфа, увеличением числа практикующих полиграфологов участились случаи производства ПФИ и СПФЭ на низком научно-методическом уровне. Ранее, сознавая, что работа полиграфологом проделана непрофессионально, стороны обвинения и защиты не могли в полной мере аргументировать свою позицию. С появлением указанного пособия, часть вопросов повышения квалификации практических работников за счет контроля за качеством их деятельности со стороны заинтересованных лиц должна быть снята. Очевидно, что специалисты-полиграфологи, в свою очередь, также смогут почувствовать большую защищенность, располагая документом, способным убедить лиц, обращающихся к ним за помощью, в необходимости тщательной подготовки к проведению ПФИ и важности обеспечения надлежащих условий для работы полиграфолога.

Конечно, далеко не все детали и профессиональные нюансы работы полиграфолога найдут свое отражение в пособии. В основном разработка единых требований к порядку проведения ПФИ ориентирована на потребности оперативно-розыскной и следственно-судебной деятельности за счет использования полиграфа правоохранительными органами. Предполагается, что в дальнейшем заинтересованные ведомства, осуществляющие иные виды деятельности, смогут использовать результаты НИР при создании соответствующих собственных внутриведомственных нормативных актов. Разработчики надеются, что пособие как первая публикация такого рода, обобщающая многолетний опыт использования полиграфа в России, будет востребовано не только сотрудниками правоохранительных органов, но и представителями юридической общественности, а также всеми заинтересованными в развитии отечественной полиграфологии лицами.

1 См., например: Семенцов В. А. Применение полиграфа при производстве отдельных следственных действий // Актуальные проблемы специальных психофизиологических исследований и перспективы их использования в борьбе с преступностью и подборе кадров: Материалы 1Х международной научно-практической конференции. — Краснодар: изд-во КубГТУ, 2008. С. 105-114.

2 См., например: Ничипоренко Т.Ю. Применение полиграфа в доказывании по уголовным делам: взгляд процессуалиста // Уголовный процесс. 2008. № 3. С. 45-48.

3 См., например: Гургенидзе Е.В., Колкутин В.В. Опыт внедрения психофизиологической экспертизы с применением полиграфа в практику государственного судебно-экспертного учреждения // Эксперт-криминалист. 2008. № 2. С. 31-33.

4 См.: Прукс П. Уголовный процесс: научная «детекция лжи». Инструментальная диагностика эмоциональной напряженности и возможности ее применения в уголовном процессе. — Тарту: Изд-во Тартусского ун-та, 1992. С. 165-176.

5 См.: Белкин Р. С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М., 1997. С. 54.

6 См.: Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности / Коллектив авторов. Под научной редакцией Н.А. Селиванова и А.И. Дворкина. Издание второе, испр. и доп. — М.: Лига Разум, 1999. С. 38.

7 Подробнее об этом см.: Комиссарова Я.В., Сошников А.П. Заключение полиграфолога как источник доказательств / Актуальные проблемы современной криминалистики // Материалы научно-практической конференции: В 2-х ч., Симферополь — Алушта. 19-21 сентября 2002 г. — Симферополь: Доля, 2002. — Ч.1. — С. 67-72.

8 Без ложной скромности могу сказать, что прошла путь от стажера-исследователя до заместителя начальника ГУ Саратовской лаборатории судебной экспертизы Министерства юстиции РФ, была аттестована не только в России, но и в Украине на право производства трасологической и товароведческой экспертизы, экспертизы холодного оружия.

9 Знакомый сегодня всем термин «полиграфология» был введен в обиход в конце 90-х годов «с лёгкой руки» выдающегося ученого-криминалиста В.А. Образцова. (См.: Криминалистика / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.А. Образцова. — М.: Юристъ, 1997. С. 319-329.)

10 См., например: Комиссарова Я.В. Процессуальные аспекты применения полиграфа в ходе предварительного следствия // Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. 2000. № 12. С. 149-154.

11 См.: Комиссаров В.И., Комиссарова Я.В. Проблемы становления психофизиологической экспертизы // Роль и значение деятельности Р. С. Белкина в становлении современной криминалистики. Материалы Международной научной конференции (к 80-летию со дня рождения Р.С. Белкина). — М., 2002. С. 399-403.

12 Согласно вышеупомянутого Приказа Минобразования России ответственность за формирование научно-методического обеспечения реализации дополнительной профессиональной образовательной программы «Психофизиологическое исследование с использованием полиграфа», а также обязанность приступить к ее реализации была возложена на СЮИ МВД России.

13 См. Письмо Минобрнауки России от 26 января 2007 г. № АС-73/03 «О перечне государственных требований к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительных квалификаций на 31 декабря 2006 года» и Приложение к нему.

14 См.: План научного обеспечения деятельности ОВД и ВВ МВД России на 2008 год (п. 5.3.1).

15 Методические рекомендации по проведению ПФИ, положенные в основу указанных Единых требований, коллективом разработчиков уже опубликованы. См.: Сошников А.П., Комиссарова Я.В., Пеленицын А.Б., Федоренко В.Н. Полиграф в практике расследования преступлений. Методические рекомендации. — М.: ГОУ ВПО «Московский государственный институт радиотехники, электроники и автоматики (технический университет)», 2008.

Смотрите так же:  Подать заявление на алименты спб

Проверка на ложь: cекреты полиграфа

Популярность исследований на полиграфе набирает обороты. С его помощью определяют и супружескую неверность, и нечистых на руку сотрудников, и опасных преступников. Как работает детектор лжи? Можно ли его обмануть? Что о таких проверках думают следователи и судьи? Эксперты ответили на эти вопросы, а корреспондент «Право.ru» рассказала о своем опыте общения с полиграфом.

Знакомьтесь: полиграф

Изобретателем полиграфа считается Уильям Марстон. В 20-х годах прошлого века он создал прибор определения лживости высказываний, основанный на связи эмоций человека с происходящими внутри организма физиологическими процессами, в частности, давлением крови. В 1933 году американец Леонард Килер сконструировал полевой переносной полиграф, в который был добавлен канал измерения сопротивления кожи.

Современные детекторы лжи регистрируют дыхание, потоотделение, кровонаполняемость капиллярных сосудов и артериальное давление. Все эти процессы неподконтрольны человеческому сознанию и изменяются, если человек врет. Кстати, называть полиграф детектором лжи не совсем корректно – прибор не фиксирует ложь, а лишь регистрирует психо-физиологические процессы, которые происходят в организме человека, когда тот говорит неправду.

Сегодня полиграф стал настолько популярен, что многие крупные фирмы имеют в своем штате десяток полиграфологов. В среднем стоимость одной проверки составляет 5000–7000 руб. «Бывают случаи, когда после совершенного корпоративного преступления компании самостоятельно проводят полиграфические исследования персонала на основании внутренней политики. Если полиграф установил, что работнику есть, что скрывать, следственные органы вправе изъять в качестве доказательств аппаратуру и результаты проведенного исследования и на этой основе cформировать собственные версии причин и мотивов преступления. Поэтому перед использованием полиграфа не только в рамка процесса, но и для внутренних корпоративных целей необходимо продумать, прежде всего негативные последствия такого исследования», – предупредил адвокат, партнер АБ «ЕМПП», к. ю. н. Валентин Петров.

Вопросы, которые полиграфолог задает во время исследования, всегда заранее известны испытуемому. Это позволяет избежать реакции на новизну. Вопросы формулируются таким образом, чтобы ответить на них можно было односложно: «да» или «нет». Как правило, во время проверки каждый вопрос задается три раза. Правильное и корректное их составление – тоже искусство. Адвокат МКА «Князев и партнеры» Наталья Назарова рассказала, как ее доверитель согласился на прохождение полиграфа, но когда стало известно, что у него будут спрашивать, от проверки пришлось отказаться. По словам Назаровой, вопросы были составлены таким образом, что ответы указывали бы на причастность ее доверителя к совершению преступления.

В среднем проверка на полиграфе занимает два часа. Основное время уходит на подготовку к ней – полиграфолог устанавливает контакт с испытуемым, рассказывает ему о принципах работы полиграфа и противопоказаниях. Так, детектор лжи не проходят лица, имеющие травмы головы, заболевания дыхательных путей, сердечно-сосудистой сиcтемы, а также беременные. Это связано с тем, что психо-физиологические процессы у них проходят несколько иначе, и результаты исследования могут быть недостоверными. От прохождения полиграфа также отстраняются люди с признаками алкогольного и наркотического опьянения, сильного утомления, находящиеся под воздействием успокоительных препаратов.

Обмануть детектор лжи

В Интернете можно найти массу способов обмануть полиграф: принять алкоголь или успокоительное, провести ночь перед исследованием без сна, обработать подушечки пальцев дезодорантом или тальком. «Это очень заметно, когда человек находится в неестественном состоянии. Байки про бессонницу и «рюмку для храбрости» испытуемый может оставить при себе. Если я вижу, что с человеком что-то не так, я обычно предлагаю перенести проверку на другой день. К тому же у меня в практике были случаи, когда проверяемые так увлекались успокоительными, что сознавались во всем ещё до прохождения полиграфа», – рассказывает эксперт высшей категории, полиграфолог независимого экспертного центра «Триумф» Геннадий Утенков. «Тальк и дезодорант тоже не помогут – перед закреплением датчиков я прошу помыть руки, а затем прикасаюсь к пальцам и сравниваю их между собой. Если сомнения остались – использую датчик с электропроводящим гелем, который может крепиться на любом участке тела», – продолжает Утенков. «Ознакомившись с методами, описанными в Интернете, человек не сможет реализовать их на практике без того, чтобы быть разоблаченным квалифицированным полиграфологом», – согласился управляющий АБ «Адвокаты и бизнес» Сергей Ковбасюк. «Противостоять детектору лжи могут только люди с уникальной нервной системой и высоким уровнем самоконтроля. Для того чтобы его выработать, нужно пройти специальную подготовку. Все остальные приемы не работают», – заявил Утенков.

Если обмануть детектор невозможно, откуда все эти истории о людях, которым удалось противостоять полиграфу? Дело в том, что машина регистрирует наличие психофизиологической реакции человека на что-либо: вопрос, слово, цвет, звук. Поэтому, получая реакцию, крайне важно разобраться, почему она возникла. Эксперт-психолог Межрегионального бюро судебных экспертиз им. Сикорского, к. п. н., доцент Александр Метелев рассказывает, что психика человека работает по типу ассоциативных связей. При восприятии определенной информации могут возникнуть ассоциации, не относящиеся к исследуемому деянию. Задача полиграфолога – правильно их интерпретировать. «Да, полиграф обмануть нельзя, но можно обмануть полиграфолога. К сожалению, практика показывает, что часто полиграфный опрос носит поверхностный характер, выходящий за пределы рассматриваемого предмета исследования. Вследствии этого выводы специалиста могут быть субъективны и излишне категоричны», – объясняет Метелев. С ним соглашается Назарова: «Именно на обман такого горе-специалиста и направлены все методы противодействия испытуемого».

Деятельность по проверке на полиграфе не лицензируется. Единого федерального регламента проверки тоже нет. Поэтому каждый эксперт пользуется своей методикой, а также сам решает, хранить ли ему результаты прохождения полиграфа и если да, то сколько по времени.

Эксперт Утенков предложил корреспонденту «Право.ru» испытать полиграф на себе. Ради эксперимента было решено попробовать обмануть машину и скрыть от нее свое имя. Вроде бы задача несложная – требовалось всего лишь ответить «нет» на вопрос «зовут ли вас Алина?» Казалось, что отвечаю спокойно и уверенно. И вот результат:

Полиграф в уголовном процессе

Казалось бы, полиграф должен активно применяться при рассмотрении всех категорий дел: гражданских, арбитражных, административных, уголовных, а также дел об административных правонарушениях. Однако данные поисковой системы Caselook говорят о том, за последний год словосочетание «детектор лжи» фигурирует в 35 уголовных делах, 13 гражданских, 4 делах об административных правонарушениях, 2 арбитражных и 2 административных делах. Так что такой инструмент, как детектор лжи, наиболее востребован именно в уголовном процессе.

Проверка на детекторе лжи в рамках уголовного процесса, как правило, фиксируется на видеокамеру. В ходе тестирования допустимо предъявление вещественных доказательств и документов (например, фотографий жертвы или орудия преступления) для выявления психофизиологических реакций на них. В дальнейшем показания полиграфа на бумажном носителе – полиграммы – приобщаются к материалам дела. Кроме того, следователь может вызвать полиграфолога для разъяснения своего мнения по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию.

Все следователи по-разному относятся к проверке на полиграфе. «Мне приходилось ходатайствовать о допросе подзащитного с использованием полиграфа. Однако следователь отказал в удовлетворении этого ходатайства. Причиной отказа стало то, что такой вид исследования не предусмотрен уголовно-процессуальным законодательством и не может расцениваться в качестве доказательства по делу», – рассказала юрист бюро «Деловой фарватер» Марьяна Юхаранова. А бывает наоборот: следователи сами рекомендуют прибегнуть к помощи детектора лжи. Например, полиграф часто применяют в ГСУ СК России по Москве.

Судьи тоже оценивают полиграф неоднозначно. «Результаты следственных действий, проведённых с использованием полиграфа, суды рассматривают в качестве доказательств наряду с другими. Но ни один суд не примет такое доказательство как единственное, подтверждающее вину или невиновность обвиняемого, – только вкупе с другими обстоятельствами дела», – уверена Юхаранова. «Суды воспринимают выводы экспертов-полиграфологов как доказательство и ссылаются на них в приговоре тогда, когда данные выводы подтверждают версию обвинения. У нас в практике было уголовное дело, где в отношении двух обвиняемых в особо тяжком преступлении было проведено две психофизиологические экспертизы. При этом они были проведены не просто в государственных экспертных учреждениях, а в Институте криминалистики ФСБ и ЭКЦ МВД. Обе эти экспертизы говорили о невиновности подсудимых. Тем не менее суд их проигнорировал и вынес обвинительный приговор», – сообщил управляющий партнёр АБ «Коблев и партнёры» Руслан Коблев. «Суды не воспринимают полиграф всерьёз», – уверен управляющий партнёр ЗКС Александр Забейда. «В любом случае, по моему мнению, если суд назначает психофизиологическое исследование, значит, он сам еще испытывает сомнения, а это, как правило, хорошо», – резюмирует юрист АБ «Казаков и Партнеры» Анастасия Найда.

В одном из дел Верховный суд разъясняет, что ссылка в решении суда на заключение специалиста по результатам прохождения полиграфа не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона. Такого рода исследования, имеющие своей целью выработку и проверку следственных версий, по мнению ВС, не относятся к доказательствам согласно ст. 74 УПК (определение ВС № 34-О12-12).

Некоторые юристы уверены: если их доверителю нечего скрывать, лучше инициировать его проверку на полиграфе. «В моей практике был случай, когда обвиняемому в преступлении сексуального характера в отношении несовершеннолетних по инициативе защиты было проведено исследование с использованием полиграфа. Оно подтвердило отсутствие сексуального интереса к несовершеннолетним. И хотя такое исследование не было положено в основу оправдательного приговора, свою роль в зарождении у суда сомнений в достоверности позиции обвинения, безусловно, сыграло», – рассказал адвокат КА города Москвы «Барщевский и Партнеры» Алексей Гуров. Другие юристы, наоборот, предпочитают обходить полиграф стороной. «Я опасаюсь ходатайствовать о применении полиграфа. Например, человек абсолютно ни в чем не виновен, но его психоэмоциональное состояние может быть таким, что, давая ответ на какие-то вопросы, допрашиваемый выдаст определенные реакции», – сообщил старший партнер КА «Юков и партнеры», доцент кафедры уголовно-процессуального права МГЮА Михаил Воронин. С ним согласен Коблев, который также рекомендует подзащитным отказываться от участия в исследованиях с использованием полиграфа.

А как суд реагирует на отказ от прохождения полиграфа? «При отсутствии доказательств виновности, наличие в деле сведений об отказе обвиняемого от прохождения этого исследования будет красноречиво говорить суду о том, что клиенту есть, что скрывать», – уверен Забейда. Такого же мнения придерживается и Найда: «Отказ лица от прохождения полиграфа влияет на формирование внутреннего убеждения судьи. Чаще всего бывает верным утверждение, что человек, которому нечего скрывать и который не давал ложных показаний, не отказывается от проверки на детекторе лжи». «Ходатайство о применении полиграфа может свидетельствовать о готовности подозреваемого (обвиняемого) доказать свою невиновность, как и отказ от его использования может навлечь на мысли о его вине. Разумеется, в качестве прямого доказательства по делу такой отказ служить не может», – согласилась Юхаранова. Петров категорически не согласен с такой точкой зрения: «Суды не придают особенного значения отказу лица от прохождения полиграфа, и уж точно не воспринимают его как признание вины». Гуров также полагает, что поскольку результаты полиграфического исследования не могут расцениваться как доказательство, то и отказ от прохождения такого исследования ни в коей мере не является доказательством вины подозреваемого или обвиняемого.

Смотрите так же:  Налог на имущество ооо при осно

Психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа имеет право на жизнь. Последний шанс доказать невиновность

Психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа имеет право на жизнь. Последний шанс доказать невиновность

(“Бизнес-адвокат”, 2006, N 13)

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПОЛИГРАФА ИМЕЕТ ПРАВО НА ЖИЗНЬ

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС ДОКАЗАТЬ НЕВИНОВНОСТЬ

В современной следственно-судебной практике сформировалась и применяется судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа по уголовным и гражданским делам, а также по делам об административных правонарушениях. Такая экспертиза назначается при наличии неустранимых противоречий в показаниях участников процесса (свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых), в случае противоречия между показаниями и другими доказательствами по делу, а также при отсутствии доказательств.

Если судья, следователь, дознаватель отказывают на заявленное ходатайство о назначении психофизиологической экспертизы, в рамках дела можно провести специальные психофизиологические исследования (СПФИ).

В этом случае заключение специалиста используется в соответствии с ч. 3 ст. 80 УПК РФ, ст. 71 ГПК РФ и ст. 27.7 КоАП РФ.

На основании п. 1 ч. 3 ст. 86 УПК РФ и пп. 4 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” (в ред. от 20 декабря 2004 г.) адвокат имеет право собирать доказательства и просить провести СПФИ в целях получения заключения специалиста в форме суждения по определенному вопросу. Также специалист может быть в дальнейшем допрошен дознавателем, следователем, судом в качестве специалиста либо свидетеля для закрепления полученных доказательств. При этом специалисту разъясняются его права и обязанности, предусмотренные ст. 58 УПК РФ.

В частности, отмечается, что специалист – лицо, обладающее специальными знаниями, привлекается к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, а также для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Специалист предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ.

Заключение специалиста само по себе является доказательством.

Адвокат может заказать проведение СПФИ, чтобы лично убедиться в том, что подзащитный не исказил фактические обстоятельства дела, т.е. выяснить, говорит ли он правду. Это помогает выработать правильную стратегию и тактику защиты в интересах доверителя. В дальнейшем, если результаты проведения СПФИ оказались в пользу опрашиваемого лица, есть больше оснований требовать назначения экспертизы.

Производство судебных психофизиологических экспертиз с использованием полиграфа и применение этих данных в судах на практике сталкиваются с определенными объективными и субъективными трудностями.

Низкая осведомленность следователей, прокуроров и судей о данном виде экспертизы в конкретных ситуациях в уголовном процессе приводит к большому количеству кассационных жалоб и волоките по уголовным делам. Следует заметить, что судьи и следователи превышают свои должностные полномочия в части определения перечня судебных экспертиз, используемых в уголовном процессе.

Согласно действующему законодательству указанные должностные лица не правомочны определять данный перечень.

Однако имеются многочисленные случаи отказов в назначении данных экспертиз на основании того, что это не предусмотрено законом.

Согласно действующему законодательству РФ нормативные документы, регламентирующие виды экспертиз, а также подготовку специалистов для той или иной экспертизы, определяются федеральными ведомствами.

Существуют следующие нормативные документы, на которые можно с полным основанием ссылаться:

  • Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации “Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа” (утв. Министерством образования РФ 5 марта 2004 г. Регистр. N ГТППК 34/36);
  • Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации “Специалист по проведению инструментальных психофизиологических опросов” (утв. Министерством образования РФ 4 июля 2001 г. N ГТППК 02/39);
  • Приказ Минюста РФ от 14 мая 2003 г. N 114 “Об утверждении Перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации, и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации” (в ред. от 9 марта 2006 г.), где в п. 20 род экспертизы заявлен как “психологическая”, а экспертная специальность – “исследование психологии и психофизиологии человека”.
Прокуратурой г. Москвы 16 ноября 2005 г. за N 28-05/06-05 нижестоящим подразделениям было разослано информационное письмо “О проведении психофизиологических экспертиз”, где приводится краткий обзор использования полиграфа в уголовном процессе и даются рекомендации по проведению подобных экспертиз.

Генеральной прокуратурой России 14 февраля 2006 г. за N 28-15-05 разослано письмо с обобщением практики использования полиграфа при расследовании преступлений. В обзоре представлен положительный опыт применения полиграфа в данной сфере. В некоторых случаях даже справка специалиста-полиграфолога, проводившего опрос с использованием полиграфа, попадает в доказательную базу по уголовному делу. Проводятся допросы специалистов-полиграфологов о результатах опросов и используемых научных методах следователями и судьями. Также проводятся психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа.

По данным обзора, полиграф успешно применяется в Амурской, Астраханской, Брянской, Кировской, Липецкой, Новосибирской Пермской, Саратовской, Самарской, Тамбовской, Тверской, Читинской областях, Алтайском крае, Бурятии, Мордовии, Удмуртии и ряде других регионов. Инициаторами являются прокурорские работники.

Поэтому утверждения некоторых неосведомленных следователей и судей о том, что данной экспертизы не существует, несостоятельны.

Если вам отказали в назначении экспертизы, при обжаловании ссылайтесь на перечисленные документы.

Имеются случаи, когда в нарушение действующего законодательства следователями и судьями не дается оценка данного вида экспертизы как доказательства. В настоящее время не существует ни одного вида судебной экспертизы, выводы которой не были бы вероятностными. Все судебные экспертизы пользуются вероятностными методами. Как и любую другую судебную экспертизу, психофизиологическую экспертизу с использованием полиграфа при применении соответствующих методик и увеличении объема исследуемого материала можно довести до однозначных, категоричных выводов.

Поэтому заявления некоторых должностных лиц о том, что иные криминалистические экспертизы не являются вероятностными, вводит в заблуждение участников процесса и делаются умышленно в силу личных, субъективных побуждений с целью нивелирования значимости данной экспертизы.

Более того, необходимо отметить, что имеются случаи со стороны прокуроров, судей и следователей, когда они берутся делать выводы о научно-методических основах данных экспертиз, не располагая необходимыми знаниями. Все это указывает на отрицательное отношение судебных органов к судебным экспертизам, противостоящим произволу в области правосудия. При отказе в назначении подобных экспертиз судьи и следователи нарушают УПК РФ, указывая не существующие в действующем законодательстве основания.

Так, в Кировском районном суде г. Санкт-Петербурга подсудимой N., обвиняемой по ч. 1 ст. 105 УК РФ, и ее адвокату на неоднократно поданные ходатайства о назначении психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа судьей Ю.Л. Романовой было отказано по мотивам, что данной экспертизы не существует. Тогда по запросу адвоката А.Ю. Николаева было проведено специальное психофизиологическое исследование с использованием полиграфа в отношении подсудимой N., которое показало, что она не наносила каких-либо ударов потерпевшему в область шеи, предплечий, груди, а также удара ножом в область грудной клетки.

Однако в приобщении заключения специалиста-полиграфолога к материалам дела также было отказано.

Адвокат А.Ю. Николаев настоял на допросе специалиста-полиграфолога в судебном заседании. Это ходатайство было удовлетворено.

Во время допроса специалиста государственный обвинитель – заместитель прокурора района М.А. Ашина заявила, что психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа ничего нового не даст, а только подтвердит, что подсудимая удара ножом потерпевшему не наносила, а это уже известно из показаний подсудимой. Таким образом, государственный обвинитель, сама того не желая, подтвердила, что подсудимая не совершала преступления, в котором ее обвиняют, чем облегчила задачу адвоката – убедить суд в невиновности своей подзащитной.

Психофизиологическая экспертиза, в отличие от исследования, проводится в несколько этапов, набирается больший объем исследуемых тестовых материалов.

Все это делается для того, чтобы эксперт или группа экспертов могли прийти к высоко вероятному либо однозначному выводу.

Ведется видеозапись проводимого исследования, к экспертному заключению прикладываются тестовые вопросы и полиграммы. Это делается для того, чтобы другие полиграфологи могли проверить обоснованность сделанных выводов.

Однако судью Ю.Л. Романову совсем не впечатлили результаты этой работы. Она вынесла постановление об отказе в приобщении к материалам дела заключения специалиста-полиграфолога и вторично отказала в назначении судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа на том основании, что в соответствии со ст. ст. 28, 29 Конституции РФ каждому гражданину РФ гарантированы свобода совести, мысли и слова, а в соответствии со ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого.

Не понятно, каким образом экспертиза с использованием полиграфа влияет на свободу совести?

Подсудимая проходила СПФИ с письменного добровольного согласия. И дала такое же согласие на проведение судебной психофизиологической экспертизы, которое было приобщено к материалам дела. Лично и через своего адвоката заявляла ходатайства.

Согласно ч. 2 ст. 45 Конституции РФ каждый гражданин вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Любой человек имеет право просить суд назначить в отношении его судебную психофизиологическую экспертизу с использованием полиграфа.

Следы преступления могут быть не только материальными, но и идеальными.

Идеальные следы отражаются в виде мыслительных образов, касающихся обстоятельств совершения преступления, в человеческой памяти.

Вопросы, поставленные на разрешение экспертизы, не должны содержать в себе формулировку состава преступления. Поэтому для проведения судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа в отношении подсудимой N. защитнику были рекомендованы следующие вопросы:

  • 1. Держала ли N. в руках нож в ночь с 13 на 14 сентября 2004 г.?
  • 2. Видела ли N., как наносился удар ножом потерпевшему А.?

Данная экспертиза не нарушает конституционные права граждан. Она проводится только с письменного добровольного согласия подэкспертного, которому разъясняется порядок проведения экспертизы, ее методические основы.

Все задаваемые вопросы обсуждаются, подэкспертный имеет право в любой момент отказаться от дальнейшего участия в экспертизе.

Следует отметить, что в настоящее время вузы силовых ведомств не готовят специалистов-полиграфологов в соответствии с государственными требованиями. Потребности следственных подразделений не удовлетворяются ведомственными экспертными учреждениями указанных структур.

Ольга Белюшина, кандидат юридических наук,

заместитель директора Института полиграфа по экспертной работе.