Идея общественный договор

ТЕОРИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ДОГОВОРА

Некоторые идеи о договорном происхождении власти возникли еще в древности (ранний буддизм, учение Мо-цзы), имели место в философии Эпикура (341-270 гг. до н. э.) и Тита Лукреция Кара (99-55 гг. до н. э.). Од­нако основной период разработки теории общественного договора лежит между публикацией «Левиафана» Гоббса (1651 г.) и трудом Канта «Метафи­зические элементы справедливости» (1797 г.). Сторонниками этой теории бы­ли Гроций, Спиноза, Локк, Руссо. В России ее представителем был Алек­сандр Николаевич Радищев (1749-1802 гг.).

В рамках целостной социально-политической доктрины положения тео­рии общественного договора были разработаны Жан-Жаком Руссо (1712—1778 гг.) в главном труде его жизни — трактате под названием «Об об­щественном договоре, или Принципы политического права» (1762 г.) и в ис­торическом очерке «Рассуждения о происхождении и основаниях неравенст­ва между людьми» (1754 г.).

К основным положениям теории общественного договора можно отнести следующие:

— каждый человек рожден свободным и сам себе хозяин, никто не в состо­янии подчинить человека без его согласия. Руссо подчеркивал, что человек не обязан ничем тем, кому он ничего не обещал;

— основанием права могут служить только договоры и соглашения. В про­тивовес естественному праву Руссо была выдвинута идея права политическо­го, то есть основанного на договорах;

— основой любой законной власти среди людей могут быть лишь соглаше­ния: законная власть возникает в результате добровольного соглашения сво­бодных и добродетельных людей. При этом божественное происхождение власти отвергается;

— в результате общественного договора образуется ассоциация равных и свободных индивидов: свобода и равенство участников договора обеспечива­ют объединение народа в неразрывное целое (коллективную личность), инте­ресы которого не могут противоречить интересам частных лиц;

— по условиям общественного договора суверенитет принадлежит народу. При этом народный суверенитет понимается как общая воля народа. Он не­отчуждаем и неделим. Руссо подчеркивал, что передаваться может власть, но никак не воля;

— сущность теории общественного договора заключается в передаче влас­ти народом государству. Такое общественное соглашение, по словам Руссо, дает политическому организму (государству) неограниченную власть над все­ми его членами;

— во всех формах правления суверенитет и законодательная власть при­надлежат всему народу, который является источником власти;

— всякое правление посредством законов Руссо считал республиканским правлением. «Таким образом, — подчеркивал он, — я называю Республикой всякое Государство, управляемое посредством законов, каков бы ни был при этом образ управления им». Народный суверенитет — основополагающий принцип республиканского строя. При народовластии возможна только одна форма правления — республика, тогда как форма организации управления может быть различной — монархией, аристократией или демократией, в зави­симости от числа лиц, участвующих в управлении. Руссо замечал, что в усло­виях народовластия «даже монархия становится республикой»;

— народ имеет право не только изменить форму правления, но и вообще расторгнуть само общественное соглашение и вновь возвратить себе естест­венную свободу;

— подчеркивая неделимость суверенитета, Руссо выступил против разде­ления властей: системе разделения властей Руссо противопоставил идею раз­граничения функций органов государства.

В действительности общественный договор никогда не заключался. Види­мо, прав Г.Ф. Шершеневич, когда замечает, что теорию общественного дого­вора следует оценивать не с точки зрения исторической действительности, а как определенный методологический прием. «Для них (сторонников этой те­ории. — В.П.) не важно, — пишет Шершеневич, — было ли так в истории или нет, для них важно доказать, какой вид должно принять общество, если пред­положить, что в основании его лежит общественный договор, обусловленный согласием всех, без чего никто не может считать себя связанным обществен­ными узами».

Вместе с тем теория общественного договора во многом способствовала развитию демократической традиции в теории и на практике. Под влиянием теории общественного договора формировалась, в частности, государствен­ность Соединенных Штатов Америки.

Концепция общественного договора.

Создание новых социальных моделей ориентировано во французском Просвещении на общественный договор, принципы которого разработал прежде всего Ж.-Ж. Руссо. Уже говорилось о том, что теории общественного договора начинают складываться с XVII в. Следующий, XVIII в. пропускает их сквозь призму концепции гражданского общества. Вспомним: исходным пунктом построения социальных программ для всех просветителей был человек в качестве природного существа, т.е. изолированный, атомизированный индивид. Большинство просветителей полагало, что на первоначальной стадии, в так называемом естественном состоянии, люди жили вне социума и обладали вследствие этого неограниченными правами и абсолютной свободой. Очень скоро, однако, они поняли, что такая свобода им не нужна и что гораздо выгоднее добровольно ограничить свои непомерные притязания, чем вступить в «войну всех против всех» (как выражался Т.Гоббс). Так доводы разумного эгоизма подталкивают людей к заключению общественного договора, когда они переходят на стадию общественного или, выражаясь языком Руссо, гражданского состояния. Эта модель, которую в основном принимают все просветители, нашла свое наиболее адекватное выражение в сочинении Ж.-Ж. Руссо «Об общественном договоре» (1762). Его идеи оказали огромное воздействие на революционеров, прежде всего якобинцев, а многие его положения обрели реальность как раз в ходе революции. Речь идет, в частности, о праве народа на расторжение несправедливого договора и ниспровержение монархии, о неотчуждаемости народного суверенитета, о правах и обязанностях депутатов, о необходимости культа Верховного существа и наконец о правомерности введения кратковременного диктаторского правления.

Для характеристики прав и обязанностей граждан Руссо находит здесь четкие и выразительные определения, многие из которых в несколько измененном виде войдут в «Декларацию прав человека и гражданина» 1789 г. и даже позже во «Всеобщую декларацию прав человека» 1948 г. История подтвердила прозорливость Руссо в деле разработки демократической программы гражданского общества.

Рассматривая процесс возникновения общественного, или гражданского, состояния Руссо уделяет особое внимание тому обстоятельству, что, как он думает, первоначальный договор оказался неистинным, потому что богачи силой и хитростью захватили власть и связанные с нею преимущества. Потребность эпохи заключается в том, чтобы разорвать прежний и заключить новый, теперь уже справедливый договор. В качестве одного из средств его достижения Руссо допускает революцию и даже, в тех исключительных случаях, когда отечеству грозит опасность, диктатуру. Именно к этим положениям апеллировали якобинцы. Но главное внимание у Руссо уделяется все же законам построения гражданского общества, в связи с чем разрабатываются принципы народного суверенитета, общей воли и т.д.

Руссо подчеркивает, что по своему содержанию истинный общественный договор всегда является республиканским по характеру (как выражение общей воли), несмотря на то, что по форме правление может быть различным: либо аристократическим, либо олигархическим, либо демократическим. Для небольших государств более приемлема демократия, для больших — аристократия, но наилучшее — это смешанное правление. Самым существенным при заключении общественного договора, согласно Руссо, оказывается то, что устанавливается суверенитет народа, который неделим и неотчуждаем. За этими характеристиками скрывается убеждение Руссо в том, что власть должна принадлежать одному только народу, что она не может отчуждаться от него, т е. что принимать или отвергать законы может один лишь народ. Так выражается общая воля. Здесь Руссо вводит в свою теорию имеющее для него огромное значение различение между «общей волей» и «волей всех».

Дело в том, что каждый член общества может (и имеет на это полное право) преследовать свои частные интересы и выступать как частное лицо. В этом случае интересы всех членов общества различны (иногда даже противоположны), и «воля всех» представляет собой некую среднеарифметическую их сумму. В общей воле» выражается единство интересов всех участников общественного договора, которые в данном случае выступают как граждане; речь теперь идет о политической, общественной, а не частной жизни. «Часто существует немалое различие между волею всех и общей волею, — пишет Руссо. — Это вторая блюдет только общие интересы, первая — интересы частные». И если противоположность частных интересов сделала необходимым установление общества, то именно согласие интересов делает возможным его дальнейшее существование. «Волю делает общею не столько число голосов, сколько общий интерес». «Я утверждаю, следовательно, — продолжает Руссо, — что суверенитет, который есть только осуществление общей воли, не может никогда отчуждаться и что суверен, который есть не что иное, как коллективное существо, может быть представляем только самим собою. Передаваться может власть, но никак не воля».

Народный суверенитет — сложное и достаточно расчлененное понятие; Руссо имеет в виду прежде всего акты принятия законов народом. Здесь возникают две трудности, решить которые до конца Руссо не удается. Первая связана с реальным проведением плебисцита, необходимого для принятия законов. И Руссо, не жалея сил, совершая многочисленные исторические экскурсы, доказывает, что, как некогда в Риме, весь народ вполне может реально собираться на форумы с целью осуществления законодательной деятельности. Для государств с большим числом граждан это было бы, конечно, делом чрезвычайно сложным, но Руссо (в эпоху, когда не было ни телевидения, ни массовой печати, ни современной системы референдумов) был уверен в том, что «собрать народ в одно собранье возможно». Конечно, это легче сделать в небольших государствах. Другая трудность возникает в связи с тем, что законы предлагает народу не он сам (хотя только народ их принимает или отвергает), а законодатель, фигура которого близка фигуре просвещенного монарха и, более того, имеет почти божественную природу. Ведь законодатель должен знать все человеческие страсти — и в то же время быть свободным от них; он должен обладать почти неограниченной властью — и не должен желать воспользоваться ею. В этом пункте ясно видна не только демократическая, но и элитарная направленность взглядов Руссо.

Правда, Руссо вновь и вновь подчеркивает, что только народ, повинующийся законам, может быть их творцом, что лишь тому, кто вступает в ассоциацию, положено определять условия общежития. Причем соглашение между членами общества — это не соглашение высшего с низшим, но соглашение Целого с каждым из его членов, «соглашение законное, ибо оно имеет основою Общественный договор; справедливое, ибо оно общее для всех; полезное, так как оно не может иметь иной цели, кроме общего блага».

Смотрите так же:  Как считать расчет неустойки

В этом месте Руссо возвращается к исходной точке своей социологической концепции — к общественному договору, рассмотренному, однако, под новым углом зрения, а именно, как гражданское общество, или гражданское состояние. Руссо ясно увидал факт несовпадения государства .и гражданского общества. Государство выступает как органы управления, властные структуры; гражданское состояние — всего только структура общественного договора, но это «всего только» имеет решающее значение для построения демократического общества. Дело в том, что власть всегда принадлежит какой-либо правящей социальной группировке или правящей партии, выражающей интересы одного определенного слоя, но выступающей от лица всего народа, всего общества. И в качестве таковой она стремится подчинить себе индивида. Если «левиафанские» устремления государства не будут ограничены, государство станет тоталитарным, и, следовательно, индивид будет им поглощен. Единственное средство против этого — создание гражданского общества, основанного на договоре между всеми его членами.

Очень важно уяснить, что общественный договор есть не что иное, как согласие всех его участников соблюдать некоторые общие правила: преследуя собственные интересы, каждый должен считаться с интересами других, следовательно, требуется ограничить собственную свободу ради свободы остальных; надо признать, что частная собственность — необходимое условие общежития, а права личности священны и неотчуждаемы и т.д. В основе всех этих убеждений лежит понятие суверенной личности, — все они должны стать реалиями повседневной жизни, воспроизводящимися в каждый момент существования гражданского общества, а вовсе не ушедшими в историческое прошлое исходными условиями первоначального договора. «В гражданском обществе исходное право (и — смысл всех остальных прав — свободы слова, собраний, митингов, передвижения. ) — это право суверенного индивида — в общественном договоре с другими, столь же суверенными индивидами — формировать, образовывать. общество, экономику, государство. Извечно и демократично только то современное общество, которое сохраняет в своих корнях демократическое право своих граждан заново, исходно, изначально порождать и договорно закреплять свои собственные правовые структуры. Только тогда оказывается ненужным путь революции. Договор, а не свержение; делегирование (добровольное) своих прав, но не получение их в дар, — вот корни правового государства, постоянно сохраняемые и оживляемые в гражданском обществе».

Отсюда становится понятным, что реального индивида и реальные отношения индивидов сохраняет лишь общественный договор. В нашей стране «социально-экономические формы общения, не закрепленные в «связках» гражданского общества (индивид — коллектив — государство), теряли и свой реальный экономический характер, могли функционировать только по партийно-приказной вертикали, т.е. не могли функционировать вообще». Концепция общественного договора в течение долгого времени подвергалась критике за то, что она якобы извращала историческую реальность, поскольку не было в истории такого состояния, когда жившие изолированно друг от друга индивиды вдруг решили бы объединиться.

И все же такая ситуация была. Она знаменовала собой возникновение промышленной цивилизации и демократического общества, ибо чем иным, как не Договорами стали Декларации прав человека или Конституции демократических государств?

Представление об атомизированном индивиде во французском Просвещении стало как бы предпосылкой формирования концепции общественного договора: ведь для того, чтобы у людей возникло желание объединиться и чтобы они могли осуществить это без принуждения, т.е. совершенно свободно, они должны быть независимыми — а в понимании просветителей это означало быть изолированными (свободными) друг от друга. За атомизированностью индивида фактически скрывается его суверенность, его способность принимать собственное и ответственное решение. Отделяя индивида от общества, противопоставляя его государству, французские просветители апеллировали к природе — и как раз потому, что в их глазах именно природность как нечто не совпадающее с социальностью оказывалась тождественной индивидуальности.

Подобная интерпретация покоится не на культурном, а на натуралистическом фундаменте, и все же в признании за каждым индивидом прав автономной личности — огромная заслуга французских просветителей перед историей; для них индивид и социум — два равным образом неустранимых полюса жизни человека. Трудно переоценить значение этих идей, оставленных нам в наследство просветителями и в первую очередь Руссо. Наша страна, в частности, и до сих пор не решила для себя проблему построения гражданского общества. До настоящего времени ведутся дебаты по поводу авторитарной или демократической власти. И философское осмысление прошлого в данном случае — предпосылка решения многих сегодняшних проблем. Что касается частной собственности, то по отношению к ней Руссо занял своеобразную позицию: в своем втором трактате «Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми» (1755) он объявил частную собственность причиной всех социальных бед и несчастий. Широко известны его слова: «От скольких преступлений, войн, убийств, несчастий и ужасов уберег бы род человеческий тот, кто, выдернув колья и засыпав ров, крикнул бы себе подобным: «Остерегитесь слушать этого обманщика; вы погибли, если забудете, что плоды земли для всех, а сама она — ничья!»». и однако в том же 1755 г. в статье «О политической экономии», написанной для Энциклопедии, Руссо утверждает прямо противоположное: «Несомненно, что право собственности — это самое священное из прав граждан и даже более важное в некоторых отношениях, чем свобода». Более того, «собственность — это истинное основание гражданского общества и истинная наука в обязательствах граждан, ибо если бы имущество не было залогом за людей, то не было бы ничего легче, как уклониться от своих обязанностей и насмеяться над законом».

Речь идет вовсе не о том, что Руссо изменил точку зрения, просто он понял: так же, как нельзя вернуться к естественному состоянию, несмотря на то что оно — «золотой век» человечества, на новом этапе человеческой истории невозможно отказаться от права частной собственности, несмотря на то что она была источником многих бед. Теперь же она стала стержнем гражданского общества, и только на ее основе возможно построить экономические и правовые отношения между людьми. В этой связи нельзя не признать, что Руссо глубоко осмыслил реальные основания цивилизованного состояния. Его стремление доказать, что идеальное общество должно быть ориентировано на мелкую частную собственность, также вписывается в контекст демократических преобразований, хотя многие исследователи трактуют эти взгляды как консервативный утопизм. Подобные элементы в воззрениях Руссо, конечно, имеются (таковы, например, картины патриархального хозяйства Кларанса, нарисованные в «Новой Элоизе»), но в данном случае речь идет о равных экономических предпосылках деятельности всех граждан.

Только при условии исходного равенства материальных (шире — социальных) возможностей каждый человек может показать, на что способен он лично, т.е. доказать, что его жизнь зависит не столько от внешних обстоятельств (они для всех должны быть одинаковы), сколько от его собственного умения, трудолюбия, аккуратности, инициативы. Руссо защищает здесь права каждого независимого собственника, и такая позиция наиболее адекватна направлению развития промышленной цивилизации и потому наиболее демократична. И Гольбах, и Гельвеций, и даже Дидро уступают ему в этом так же, как в решении вопроса о наилучшей форме государственного правления.

Так, Гольбах и Гельвеций возлагали надежды на просвещенного монарха, критикуя деспотические режимы и рассчитывая на то, что просвещенное правление даст. народам хорошие законы и хорошие нравы. Полагая, что человек — продукт обстоятельств, просветители думали, что, изменяя обстоятельства, прежде всего законы государства, укрепляя просвещенность, монарх послужит своим подданным. По словам Гольбаха, «народы будут счастливы лишь тогда, когда философы станут королями, или когда короли будут философами». В этих словах обнажается элитарная суть Просвещения, обусловленная делением граждан на просвещенных воспитателей и пассивных воспитанников; надежды просветителей на просвещенность монарха объяснялись тем, что, по их мнению, весь народ сразу просветить не удастся. Согласно Гольбаху, просвещенная монархия объединяет лучшие черты аристократии и демократии и способна правильно распределить общественные силы. Пороки и добродетели народа, уверяет в свою очередь Гельвеций, всегда неизбежное следствие его законодательства. Потому очищение нравов следует начинать с формы законов, что зависит от просвещенного монарха: «Философ предвидит в более или менее отдаленном будущем тот момент, когда власть усвоит план воспитания, начертанный мудростью». Пожалуй, кроме Руссо, один Дидро, да и тот после тесного и длительного общения с Екатериной II (придя к выводу, что эта «Северная Семирамида», несомненно, остается деспотом), отказался от надежд на просвещенного монарха.

В связи со сказанным имеет смысл заметить, что просвещенный правитель имеет некоторые преимущества перед непросвещенным; на этом основываются многие сегодняшние надежды на просвещенное авторитарное правление. И все же предпочитать авторитаризм не стоит: демократии нельзя научиться, изолируя массы от управления государством. Угроза власти охлоса вполне реальна, но такова цена демократии. Демократии не может быть «больше» или «меньше» — либо она есть, либо ее нет, и нельзя придти к ней недемократическим путем, в том числе через авторитарное правление. Ведь история не один раз доказала необходимость соответствия средств — цели; несмотря на все издержки и опасности они должны совпадать.

Что касается вопроса о собственности, то Гольбах разделяет так называемую трудовую теорию собственности: он считает, что человек получает право на собственность, вкладывая свой труд. Так, поле, которое пахарь обрабатывает, принадлежит ему, потому что оно полито его потом. Крайности в отношениях между собственниками, разумеется, должны быть сглажены, но в обществе не может не существовать различий между богатыми и бедными, потому что оно естественно и коренится в различии физических и духовных сил людей. Поэтому задача государства состоит в поддержании равновесия между социальными слоями.

Близок Гольбаху и Гельвеций: «Подлинной радости в доме у человека со средним достатком больше, чем у богача, — пишет он, — поэтому рабочий в своей мастерской, купец за своим прилавком часто счастливее своего государя». Если правительство не допускает слишком неравномерного распределения национального богатства, и все граждане при нем живут зажиточно, это значит, оно доставило им всем средства быть почти настолько счастливыми, насколько они могут ими быть. Люди, не будучи одинаково богатыми и не занимая одинакового положения в обществе, могут быть одинаково счастливыми.

Таким образом, все просветители, несмотря на определенные расхождения, рисовали сходные картины наилучшего общественного устройства и наибольшего общественного благосостояния, исходя из общественного договора, частной собственности и прав суверенной личности. Благодаря этому в своих сочинениях они формировали понятия, имеющие огромное значение для жизни будущего гражданского общества.

Общественный договор (СИЭ, 1967)

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР — философская и юридическая теория, согласно которой государство возникает путем заключения договора между людьми. Впервые мысли подобного рода были высказаны еще в древности Эпикуром и Лукрецием Каром. В 17-18 века теория общественного договора разрабатывалась в трудах философов и просветителей, сторонников естественно-правового учения (Г. Гроций, Б. Спиноза (Голландия), Дж. Локк, Т. Гоббс (Англия), П. Гассенди, Ж. Ж. Руссо (Франция) и др.).

Смотрите так же:  Налог на водозабор

Теория общественного договора исходит из постулата о том, что люди первоначально жили в догосударственном естественном состоянии, все были равны и свободны, но подвергались всевозможным опасностям. Для обеспечения безопасности и мирной жизни люди заключили между собой договор и создали государство; при этом каждый человек терял часть своей естественной свободы и право захвата всего того, чем он пожелает овладеть, но получал гражданскую свободу; и право собственности на то, чем он владеет. Таким образом, в свете теории общественного договора государство представляется исторически возникшим в результате перехода от естественного к гражданскому состоянию; общественный договор вместе с тем создает институт собственности (это положение теории общественного договора особенно привлекло буржуазию). Буржуазия 17-19 веков использовала идею общественного договора, объявляя низвергаемых монархов нарушителями общественного договора.

Наиболее демократическое и революционное толкование теории общественного договора (Ж. Ж. Руссо, Об общественном договоре, или Принципы политического права, 1762, рус. пер. 1906) таково: богатые путем обмана навязали бедным договор, который закреплял за имущими их собственность и подчинял им неимущих. Такое понимание общественного договора, а также выводимая Руссо из общественного договора идея неделимого народного суверенитета позволяли делать революционные выводы. Теория общественного договора служила оружием борьбы против клерикально-абсолютистских представлений о божественном происхождении власти и вместе с учением о естественном праве человека подрывала идейно-правовые основы феодального строя. В толковании Руссо она оказала огромное влияние на якобинцев, стала теоретическим знаменем Великой французской революции. В 17 — 1-й половине 19 веков теории общественного договора разделяли наиболее прогрессивные философы и общественные деятели: Дж. Мильтон, Дж. Лилберн (Англия), Т. Джефферсон, Т. Пейн (США), Г. Форстер, И. Г. Фихте (Германия). В России из теории общественного договора исходили А. Н. Радищев, декабристы.

Ю. И. Хаинсон. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 10. НАХИМСОН — ПЕРГАМ. 1967.

Волгин В. П., Развитие обществ. мысли во Франции в XVIII в., М., 1958; Деборин А. М., Социально-политические учения нового и новейшего времени, т. 1, M., 1958; Ковалевский M. M., От прямого народоправства к представительному. т. 1-3, М., 1906; Atger F., Essai sur l’histoire des doctrines du contrat social, P., 1906; Gough J. W., The social contract. A critical study of its development, Oxf., 1936.

Теория общественного договора. Основные положения договорной теории в трудах Т.Гоббса, Дж.Локка,Ж.-Ж.Руссо.

Теория общественного договора является одной из множества концепций происхождения государства. Суть данной теории заключается в том, что люди договорились принять соглашение о превращении своего «естественного состояния» в «состояние гражданское».

Идеи данной концепции появились в учениях раннего буддизма, китайской и древнегреческой философии (Эпикур, Лукреций Кар), философии Средневековья. Однако полностью сформировалась договорная теория в Западной Европе в XVII – XVIII вв.

Основателем теории общественного договора принято считать Г. Грация (1588-1645), который утверждал, что власть не имеет божественного происхождения, а создается людьми «ради права и общей пользы».

Договорную теорию развивали в своих трудах Т. Гоббс (1588 – 1679), Дж. Локк (1632-1704), Ж.-Ж. Руссо (1712-1778) и другие мыслители.

Договорная теория Т.Гоббса

Т. Гоббс в своем труде «Левиафан» указывал на то, что люди, находясь в своем «естественном состоянии», прибывали в положении «войны всех против всех».

Естественное состояние общества Гоббс определил как исключительно индивидуалистическое,поскольку в таком состоянии люди равны между собой, свободны и независимы друг от друга, а по своей естественной природе к тому же являются существами эгоистичными, всегда действующими из соображений собственной выгоды и безопасности. И для того, чтобы обезопасить себя, они решили заключить договор, по которому отказываются от полной индивидуальной свободы в пользу государства, обеспечивающего социальный порядок.

Задачами такого государства должны быть безопасность, стабильность и процветание его народа.

Теория общественного договора Дж.Локка

Договорное происхождение государства интерпретируются Дж. Локком в духе новых в то время идей либерализма. В своем труде «Два трактата о правлении» Локк указывал на то, что в догосударственном состоянии царит естественный закон, который, выражая разумность человеческой природы, нуждается в мире и безопасности для всего человечества. Человек, защищая свою жизнь, свободу, собственность, в естественном состоянии имеет право наказывать нарушителей этого закона. Однако средств защиты недостаточно для обеспечения безопасной жизни, поэтому попытки преодолеть недостатки естественного состояния приводят к заключению общественного договора о создании государства.

Таким образом, государство представляет собой «совокупность людей, которые соединились на почве ими же установленного общего закона и создавших судебную инстанцию, которая должна улаживать конфликты между ними и наказывать преступников». Законы, которые создаются в государстве, должны соответствовать естественному закону (не наносить вреда другому) и предусматривать естественные и неотъемлемые права и свободы человека.

Положения договорной теории в трудах Ж.-Ж.Руссо

Ж.-Ж. Руссо в свое работе «Об общественном договоре» считал, что государство должно защищать личность и имущество каждого из членов общества. Именно поэтому люди вступают в договорные отношения с ним. Граждане имеют право расторгнуть договор, если государство злоупотребляет властью и пытается установить свою диктатуру с помощью революции.

Руссо рассуждает об ограничении естественного состояния в целях полезности, которую принесет объединение на основе общественного договора. Польза заключается в следовании «общей воле», приоритете общественных интересов над частными.

Так же Руссо высказал идею того, что каждое политическое устройство должно быть оценено в зависимости от социально-политического положения его народа.

Из современных мыслителей можно отметить Дж. Ролза (1921 – 2002), который взял договорную теорию как основу в свою концепцию справедливости. В работе «Теория справедливости» Ролз отмечает, что в условиях отказа людей от «природного состояния» существовало два варианта: первый вариант — выбор принципа равенства в приписывании основных прав и обязанностей, включая равенство в собственности. Данный принцип означает выбор коллективистического государства и коллективистического общества. Второй вариант – принцип социального и экономического неравенства, по которому неравное положение людей справедливо в том случае, если оно приводит к компенсирующим преимуществам для каждого человека и, в частности, для менее преуспевающих членов общества. Этот принцип означает выбор индивидуалистического государства и индивидуалистического общества.

Многие ученые критикуют Ролза за простоту его суждений, указывая, что люди, пребывающие в «природном состоянии», вряд ли могли бы сделать выбор между равенством или неравенством.

Теория общественного договора является попыткой объяснить природу государственной власти, отношения «согласия (консенсуса)» и «принуждения», а так же основу социального порядка, который организовывает общественную жизнь людей. Договорная теория относится к утилитаристским концепциям, которые утверждают, что социальный порядок отвечает интересам всех членов общества.

Существование различных подходов к вопросу происхождения государства говорит о том, что эта проблема остается актуальной до сих пор.

Общественный договор

Политика. Толковый словарь. — М.: «ИНФРА-М», Издательство «Весь Мир». Д. Андерхилл, С. Барретт, П. Бернелл, П. Бернем, и др. Общая редакция: д.э.н. Осадчая И.М. . 2001 .

Политология. Словарь. — М: РГУ . В.Н. Коновалов . 2010 .

Политическая наука: Словарь-справочник . сост. проф пол наук Санжаревский И.И. . 2010 .

Политология. Словарь. — РГУ . В.Н. Коновалов . 2010 .

Смотреть что такое «Общественный договор» в других словарях:

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР — см. Государство. Философский энциклопедический словарь. 2010. ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР понятие бурж. социологич. учений 17 – нач … Философская энциклопедия

«ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР» — филос. и юридич. доктрина, объясняющая возникновение гос. власти соглашением между людьми, вынужденными перейти от необеспеченного защитой естеств. состояния к состоянию гражданскому. Некоторые идеи о договорном происхождении… … Философская энциклопедия

Общественный договор — (social contract), филос. и юрид. теория, согласно к рой люди первоначально жили в естеств. состоянии (т.е. без законодательства и верховной власти), затем для обеспечения безопасности заключили между собой договор и создали гос во; при этом… … Всемирная история

Общественный договор — (англ. common agreement) понятие, встречавшееся еще у античных и средневековых мыслителей при попытках решения вопроса о сущности и происхождении государства; они приходили к выводу, что государство возникло в результате добровольного соглашения… … Энциклопедия права

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР — теория происхождения государства, выдвинута голландским ученым Г. Гроцием, а также Т. Гоббсом, Д. Дидро, Ж. Ж. Руссо и др. Сторонники О. д. считали, что государство возникло в результате договора между людьми, в котором предусматривало… … Юридический словарь

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР — теория происхождения государства, выдвинутая голландским ученым Г. Гроцием и особо распространенная в 18 19 вв.. Сторонники общественного договора Гоббс, Д. Дидро, Ж. Ж. Руссо и др. считали, что государство возникло в результате договора между… … Большой Энциклопедический словарь

Общественный договор — ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР, теория происхождения государства, выдвинутая голландским учёным Г. Гроцием и разрабатывавшаяся Т. Гоббсом, Д. Дидро, Ж.Ж. Руссо и др. Сторонники общественного договора считали, что государство возникло в результате договора… … Иллюстрированный энциклопедический словарь

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР — теория происхождения государства, выдвинутая Гуго Гроцием, а тж. Томасом Гоббсом, Дени Дидро, Жан Жаком Руссо и другими учеными. Сторонники теории О.д. считали, что государство возникло в результате договора между людьми, в котором… … Юридическая энциклопедия

Общественный договор — Для улучшения этой статьи желательно?: Найти и оформить в виде сносок ссылки на авторитетные источники, подтверждающие написанное. Добавить иллюстрации. Переработать оформление в соответствии с пр … Википедия

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР — (SOCIAL CONTRACT) Теория общественного договора предлагает объяснение происхождения взаимных обязанностей и прав в обществе и их обязывающей силы. Т. Гоббс в «Левиафане» (Hobbes, 1651) утверждал, что в досоциальном «природном состоянии» люди… … Социологический словарь

Теория общественного договора (3)

Главная > Реферат >Государство и право

В XVII — XVIII вв. в Европе были заложены основы нового видения человека и общества, становления и развития их жизненных сил. В этот период возникли предпосылки социально-исторического и духовно-культурного прозрения, осмысления происходящего с человеком и обществом.

Томас Гоббс был типичным представителем механистического мышления. У Гоббса «физическое движение приносится в жертву механическому или математическому движению; геометрия провозглашается главной наукой» 1 . Качественное разнообразие природы Гоббс сводил к восприятию механического различия вещей. Мысли он выводил из ощущений и сводил переработку идей к сравнению, сочетанию и разделению. Гоббс подобно средневековым номиналистам писал о способности «имен» служить знаками общих идей. Конечно, он начисто отрицал теорию врожденных идей Декарта.

Смотрите так же:  Повысилось ли детское пособие в 2018 году

Другим представителем материалистической традиции в Англии XVII столетия был Джон Локк. Единственным источником идей он провозгласил опыт, не только внешний, но и внутренний — деятельность души. Идеи опыта — лишь материал для знания, которое вырабатывается рассудком путем сравнения, сочетания и отвлечения (абстракции); эти же операции вновь становятся предметом рефлексии, деятельности души. Рождающееся знание проходит через восприятие соответствия или несоответствия двух идей друг другу. Именно такое умозрительное знание достоверно. Простое опытное знание лишь вероятно.

Как всякий серьезный философ, Локк не считал внешний мир буквально таким, каким он нам дается в ощущениях. Но он принципиально полагал, что достаточно знать лишь то, что важно для нашего практического поведения. Еще со времен Демокрита мыслители рассматривали качества вещей по степени их субъективности и объективности. Однако Локк строго разделил качества на первичные, или объективные, и вторичные, субъективные. К первичным относились фигура, объем, плотность, проявления движения и т. д.; ко вторичным — запах, вкус, цвет, звук.

Просветительская философия в радикальной форме заявила себя через французский материализм XVIII века, которому предшествовал деизм Вольтера (ввел термин «просвещение») и Руссо, убежденность, что Бог — творец, но не правитель саморазвивающегося мира. Вольтер противопоставлял официальному католическому христианству «естественную религию», тождественную морали и ее «золотому правилу»: «Поступай так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой». Жан-Жак Руссо первым выступил с критикой цивилизации, основанной на насилии и обмане, как источниках частной собственности и неравенства, с призывом «назад к природе». Кризис социального самосознания набирал силу.

Не случайно французский просветительский материализм проложил дорогу к революциям. Он находился под влиянием английского материализма XVII века (критика Локком «врожденных идей» Декарта, понимание роли опыта), но был последовательным, атеистическим, антирелигиозным. Его основные положения: природа, преобразующаяся движением материи, — «причина всего»; идеи — следствие воздействия на органы чувств; путь познания — опыт и размышление.

Основоположниками теории общественного договора можно назвать Г.Гроция, Б. Спинозу, А. Радищева, Т. Гоббса, Дж. Локка, П. Гольбаха, Ж. -Ж. Руссо.

Но в данной работе мы не будем рассматривать все возможные теории общественного договора, и рассмотрим только несколько — Дж. Локка, Т.Гоббса и Ж.-Ж. Руссо.

Предметом исследования являются теории общественного договора, Дж. Локк, Т.Гоббс и Ж.-Ж. Руссо.

Цель данной работы – изучить теорию общественного договора и ее интерпретация различными философами (Дж. Локк, Т.Гоббс и Ж.-Ж. Руссо).

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие задачи:

изучение теории общественного договора, предложенной Томасом Гоббсом;

изучение трудов Ж.-Ж. Руссо и его теории;

изучение теории общественного договора, предложенной Джоном Локком.

Методом исследования в данной контрольной работе является метод комплексного исследования.

При написании контрольной работы были проработаны труды таких авторов, как Гоббс Т. Григорьев С.И. Жаринов В.М. Фролова И.Т Касьянов В.В ,Козлихин И.Ю, Рассел Б, Зотова Л.В

Данная контрольная работа состоит из трех глав, каждая из которых раскрывает вопрос по рассматриваемой теме.

Глава 1. Томас Гоббс и теория общественного договора

Томас Гоббс (1588—1679) — английский философ, некоторое время проработавший в качестве секретаря у Ф. Бэкона.

Гоббс разработал философскую концепцию, в которой можно выделить два основных направления исследования: естественную философию, изучающую природные законы, и гражданскую философию, изучающую так называемые искусственные тела, то есть человеческое общество. Гоббс был первым, кто наиболее полно разработал антропоморфную модель общества, основанную на сравнении общества и человека.

Кроме того, он разработал концепцию общественного договора, на основе которой впоследствии было развито понятие гражданского общества. Естественное состояние человечества — война всех против всех. Неправильно было бы думать, будто человек от рождения стремится к сотрудничеству. Человек представляет собой крайне эгоистичное существо, которое стремится к почестям и богатству; поскольку блага не могут быть поделены поровну, соперничество и конкуренция должны быть единственными формами взаимодействия в рамках общества. Чтобы избежать постоянной борьбы и угрозы для жизни, люди решили заключить общественный договор, в результате чего и появилось гражданское общество. Оно основано на законах, и благодаря этому может защищать права гражданина (например, право собственности). По Гоббсу, гражданское общество предполагает отказ человека от части своей свободы в пользу защищенности, которую обеспечивает государство при помощи таких учреждений, как суд, армия, полиция, правительство 2 .

Гоббс выделял три типа правления:

В книге «Левиафан или материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (1651 г.) он представляет общество как:

«смертного бога Левиафана»;

материальную субстанцию, «искусственное тело», состоящее из более мелких тел – людей, которые одновременно суть и искусственные тела (в качестве граждан общества-государства) и естественные (как организмы, представители живого мира).

В связи с этим Т. Гоббс различает естественное, то есть догосударственное состояние людей и искусственное. В естественном состоянии люди равны друг другу в физическом и умственном отношениях, имеют равные желания, способности и права к захвату одних и тех же вещей. Поэтому естественное состояние людей – это война «всех против всех», право каждого делать все для самосохранения (вплоть до убийства другого человека).

Такое состояние никому не желательно, так как грозит взаимоуничтожением. Ради установления всеобщего мира и порядка люди вынуждены идти на взаимное ограничение своих естественных прав, то есть заключение своеобразного договора, гарантирующего взаимную безопасность, мир и порядок. О реальности этого договора свидетельствуют нормы нравственности, традиции, обычаи, а также право. Результатом этого общественного договора является переход людей в искусственное состояние гражданства, превращение в социальное существо, образование общества. «Общественный договор, — пишет Т. Гоббса, — больше, чем согласие или единодушие. Это реальное единство, воплощенное в одном лице посредством соглашения, заключенного каждым человеком с каждым другим таким образом, как если бы каждый человек сказал каждому другому человеку: я уполномочиваю этого человека или это собрание лиц и передаю ему право управлять собой при условии, что ты таким же образом передашь ему твое право и будешь санкционировать все его действия» 3 .

Не трудно заметить, что взаимосогласие (договор) людей об ограничении своих естественных прав должно вести к созданию государства с монархическим политическим устройством и именно монарх, по мнению Гоббса, имеющий неограниченные права, может гарантировать права граждан 4 .

В учении о праве и о государстве Гоббс отбросил теории божественного установления общества и защищал теорию общественного договора. Лучшей формой государства он считал абсолютную монархию. Его идея — не монархический принцип как таковой, а неограниченный характер буржуазной по своей политике государственной власти. Права государственной власти, по Гоббсу, вполне совместимы с интересами тех классов, которые осуществили в середине XVII века в Англии буржуазную революцию. В теории общества и государства Гоббса были зародыши материалистического понимания общественных явлений 5 .

В этом человеке или собрании лиц состоит сущность государства, которая нуждается в следующем определении: государство есть единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей, с тем чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как сочтет необходимым для их мира и общей защиты» 6 .

В «Гражданине» Гоббс кроме термина «civitas» использует также термины «гражданское общество» и «гражданское лицо», а в «Левиафане», кроме того, «общее благо» — английский аналог латинского слова «республика». Гоббс, различая понятия народа и толпы, отождествляет народ и государство: «Народ есть нечто единое, обладающее единой волей и способное на единое действие» 7 . Представляет же народ-государство суверен — носитель верховной власти, и именно он реализует все права, необходимые для поддержания мира и безопасности, он олицетворяет единство воли. В этом смысле понятия суверен и народ у Гоббса совпадают. «Отказ от права» и «перенесение права» — важнейшие категории философии права Гоббса. «Отказ от права» означает отказ от права совершать какие-либо действия или «лишиться свободы препятствовать другому пользоваться выгодой от права на то же самое». Отказ от права совершается либо в форме простого отречения, когда получающий право не указывается, либо в форме перенесения права, когда право достается конкретному лицу. Самое главное заключается в том, что отказ от права в любой форме не может быть односторонним. «Когда человек переносит свое право или отрекается от него, то он это делает или ввиду какого-нибудь права, которое взамен переносится на него самого, или ради какого-нибудь другого блага, которое он надеется приобрести. В самом деле, такое отречение, или отчуждение, является добровольным актом, а целью добровольного акта всякого человека является какое-нибудь благо для себя» 8 .

Гоббс не согласен с хорошо известным в истории политической мысли тезисом Аристотеля о том, что человек есть общественное животное и не может жить вне общения. Напротив, Гоббс убежден, что люди не испытывают никакого удовольствия от жизни в обществе и заставить людей жить вместе и в мире друг с другом способна только верховная власть, держащая всех в подчинении 9 .

Верховная власть, согласно Гоббсу, может быть учреждена двумя путями. Во-первых, силой и, во-вторых, по добровольному соглашению. Учрежденное по добровольному соглашению государство называется политическим, или основанным на установлении. В истории политической мысли Гоббс, наряду с Локком и Руссо, является представителем так называемой договорной теории происхождения государства. Следует иметь в виду, что у Гоббса мы не найдем напрямую словосочетания «договорная теория происхождения государства», но вместе с тем эту теорию он развивает, когда говорит о «договоре по согласованию» 10 .

Стоит заметить, что философская система Томаса Гоббса обладает все теми же недостатками, что и вся механическая методология в целом, но, как и вся методология, она сыграла очень важную роль в истории развития общественной мысли. Его проницательность позволили Гоббсу построить систему, из которой черпали, как из богатого источника, все буржуазные мыслители не только семнадцатого, но и восемнадцатого и двадцатого веков вплоть до современности.