Полномочия адвоката в гражданском процессе объем и оформление

Оформление полномочий адвоката в процессе

В п. 2 ст. 6 З об адв определяются документы, подтверждающие полномочия адвоката – ордер и доверенность. В случаях, предусмотренных ФЗ, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием.

В Г судопроизводстве определено, что полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом (п. 1 ст. 53 ГПК РФ). Кроме того, в п. 5 ст. 53 ГПК РФ предусмотрено, что право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. В А судопроиз в соответствии с п. 3 ст. 61 АПК РФ полномочия адвоката на ведение дела в АС удостоверяются в соответствии с ФЗ. Исходя из этой формулировки, можно предположить, что главным документом, подтверждающим перед АС полномочия адвоката на представление интересов доверителя, будет признаваться доверенность, выданная последним.

Полномочия адвоката — представителя в гражданском и арбитражном процессе и их оформление

(Ивакин В.) («Арбитражный и гражданский процесс», 2008, N 1) Текст документа

ПОЛНОМОЧИЯ АДВОКАТА — ПРЕДСТАВИТЕЛЯ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ И ИХ ОФОРМЛЕНИЕ

Ивакин В., доцент кафедры гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российской академии правосудия и кафедры адвокатуры и нотариата Московской государственной юридической академии, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, кандидат юридических наук.

Представитель в гражданском и арбитражном судопроизводстве осуществляет свою деятельность в пределах предоставленных ему полномочий, в связи с чем вопросы о понятии полномочий, их оформлении и объеме имеют важное практическое значение и требуют тщательного изучения. В процессуальной теории во многом под влиянием цивилистической науки сложился взгляд, согласно которому полномочия представителя есть не что иное, как субъективные права . Однако при этом недостаточно учитывается специфика данного понятия, которая привела к возникновению и выделению в юридическом языке термина «полномочие» наряду с термином «право». Полномочия отличаются от субъективных прав тремя существенными признаками: 1) они представляют собой правовые возможности совершения процессуальных действий не от своего собственного имени, а от имени другого лица; 2) полномочия производны от субъективных прав; 3) возникновение и дальнейшее существование полномочий у представителя по общему правилу зависят от воли представляемого лица. С учетом указанных признаков следовало бы отграничивать полномочия представителя от субъективных прав , не смешивая их, в частности, с общими правами лиц, участвующих в деле, представляющих собой правовые возможности совершения процессуальных действий от своего собственного имени. ——————————— Розенберг Я. А. Представительство по гражданским делам в суде и арбитраже. Рига, 1981. С. 77; Гражданское процессуальное право // Под ред. М. С. Шакарян. М., 2005. С. 116 — 117 (автор главы — О. П. Чистякова); Коршунов Н. М., Мареев Ю. Л. Гражданский процесс. М., 2006. С. 120. В науке об адвокатуре полномочия судебного представителя признает его субъективными процессуальными правами Э. Е. Колоколова (см.: Колоколова Э. Е. Адвокат — представитель в гражданском процессе России. М., 2005. С. 112 — 114). Ивакин В. Н. Понятие полномочия представителя в ГПК и теории // Проблемы применения и совершенствования Гражданского процессуального кодекса РСФСР: Сб. науч. тр. Калинин, 1984. С. 70 — 71.

Не соответствует обычному пониманию и употреблению термина «полномочие», обозначающего правовую возможность, которой представляемый наделяет представителя, определение полномочия как субъективной обязанности представителя перед представляемым совершить определенные юридические действия от его имени, выраженной в установленной законом форме, доступной восприятию третьими лицами . В данном случае полномочие смешивается с правовым явлением иного порядка — юридической обязанностью представителя, составляющей основной элемент его правоотношений с представляемым. Называть же юридическую обязанность полномочием, говорить о возложении на представителя полномочия, именовать лицо, несущее обязанность, уполномоченным лицом — значит вносить путаницу в юридическую терминологию. То, что уполномоченное лицо одновременно является и обязанным лицом, вовсе не говорит о том, что нужно отождествлять понятия «полномочие» и «обязанность». Особенно хорошо видно, что полномочие не является обязанностью, применительно к полномочиям процессуальных представителей. Так, например, в силу ст. 54 ГПК РФ представитель в гражданском процессе наделяется полномочием заявить отвод судье. Но является ли данное полномочие одновременно и обязанностью представителя? Разумеется, нет, потому что заявление отвода судье вовсе не является обязательным действием, которое должен совершить представитель. ——————————— Скловский К. И. Представительство в гражданском праве и процессе (вопросы теории: сущность, содержание, структура): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1982. С. 8.

Следует также отметить, что, вопреки ранее изложенному К. И. Скловским , при его оформлении в установленном законом порядке полномочие доводится до сознания третьих лиц не как правовое долженствование, а как правовая возможность, которой представитель наделен представляемым по отношению к этим лицам. ——————————— Там же.

Соответственно, нельзя согласиться и с мнением, что полномочие процессуального представителя является одновременно и его правом по отношению к суду, и его обязанностью по отношению к представляемому . Обосновывая такое определение полномочия представителя, С. А. Халатов ссылается на дореволюционное законодательство, которое, по его утверждению, рассматривало полномочие представителя как право применительно к суду (ст. 250 Устава гражданского судопроизводства указывала, что предоставление поверенному права принести апелляционную жалобу должно быть положительно выражено в доверенности), а также как обязанность применительно к представляемому (ст. 254 Устава предусматривала, что председатель суда при отказе представителя от представительства определяет срок, по истечении которого поверенный признается свободным от своей обязанности, а до этого срока обязан ходатайствовать по делу в пределах своих полномочий) . Однако во втором случае применительно к правовому долженствованию представителя по отношению к представляемому законодатель употреблял именно термин «обязанность», а не «полномочие», и из приведенных норм вовсе не видно, чтобы он отождествлял эти понятия. ——————————— Халатов С. А. Представительство в гражданском и арбитражном процессе. М., 2002. С. 102. См. также: Войтович Л. В. Ведение дел в гражданском и арбитражном процессе посредством действий представителя: Дис. … канд. юрид. наук. Хабаровск, 2004. С. 108. Халатов С. А. Указ. соч. С. 102.

Согласно части 5 ст. 53 ГПК РФ право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции (п. 2 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). В настоящее время действует форма ордера, утвержденная Министерством юстиции Российской Федерации. Ордер должен быть подписан руководителем адвокатского образования (его филиала), в том числе управляющим партнером адвокатского бюро. Иногда в публикациях, посвященных вопросам адвокатуры, предпринимаются попытки определить значение ордера в гражданском процессе, но они не отличаются точностью. Так, Р. Лисицин видит это значение в следующем: с момента присвоения статуса адвоката он наделяется общей правосубъектностью, т. е. получает потенциальную возможность использовать общие полномочия адвоката. Для того чтобы данная возможность стала реальной, адвокат должен получить специальную правосубъектность, означающую его способность осуществлять адвокатскую деятельность. По мнению указанного автора, она наступает с момента допуска адвоката в гражданский процесс в качестве соответствующего субъекта. Следовательно, с момента предъявления ордера должностному лицу, в чьем производстве находится гражданское дело, адвокат приобретает специальную правосубъектность представителя и может использовать специальные полномочия определенных процессуальных субъектов (истца, ответчика, третьего лица) . ——————————— Лисицин Р. Для чего адвокату ордер? // Российская юстиция. 2003. N 8. С. 29.

Очевидно, однако, что в этом случае в значительной мере произвольно толкуется понятие правосубъектности, которая фактически отождествляется с наличием у лица статуса субъекта определенных правоотношений. Между тем обладать правосубъектностью и быть субъектом отношений, урегулированных той или иной отраслью права, — не одно и то же, поскольку правосубъектность — это лишь способность быть субъектом правоотношений, необходимая предпосылка участия в них. С момента же присвоения статуса адвоката (а точнее, с момента избрания адвокатом конкретного адвокатского образования, в котором он будет осуществлять свою деятельность) лицо, приобретшее такой статус, получает не «потенциальную возможность использовать общие полномочия адвоката», а все общие права адвоката, закрепленные в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (п. 3 ст. 6) и, следовательно, становится субъектом отношений, регулируемых законодательством об адвокатуре, а не приобретает лишь способность быть их субъектом, т. е. правосубъектность. Аналогичным образом с момента предъявления ордера судье, в производстве которого находится гражданское дело (точнее, с момента его допуска данным лицом к участию в процессе), адвокат приобретает не специальную правосубъектность представителя, т. е. способность быть представителем, а процессуальный статус последнего, и с этого момента у него возникают особые правовые возможности — полномочия. Действительное же значение ордера состоит в том, что он подтверждает право адвоката на участие в качестве представителя в процессе по конкретному делу, о чем и говорится в ч. 5 ст. 53 ГПК РФ. Для совершения так называемых распорядительных действий (действий по распоряжению предусмотренными законом процессуальными средствами защиты, в частности, иском) адвокат-представитель должен иметь доверенность с указанием в ней на соответствующие специальные полномочия. Доверенности, выдаваемые адвокату гражданами, могут быть удостоверены в нотариальном порядке (что чаще всего и имеет место) либо организациями, администрацией некоторых учреждений и должностными лицами, названными в ч. 2 ст. 53 ГПК РФ (применительно к представительству, осуществляемому адвокатами, например, администрацией стационарного лечебного учреждения, в котором доверитель находится на излечении, начальником соответствующего места лишения свободы, если лицо находится в таком учреждении). Доверенность от имени организации выдается за подписью ее руководителя или иного уполномоченного на это ее учредительными документами лица, скрепленная печатью этой организации (ч. 3 ст. 53 ГПК РФ). Если вопрос о порядке оформления полномочий адвоката — представителя в гражданском процессе решен законом достаточно ясно и четко, то иное положение существует в арбитражном процессе. Согласно ч. 3 ст. 61 АПК РФ полномочия адвоката на ведение дела в арбитражном суде удостоверяются в соответствии с федеральным законом. В связи с отсутствием конкретной регламентации в арбитражном процессуальном законодательстве порядка оформления полномочий адвоката в современной юридической литературе высказываются различные мнения по поводу того, как должны быть оформлены данные полномочия. Так, ряд ученых, занимающихся проблемами адвокатуры, полагают, что полномочия адвоката на ведение дела в арбитражном суде оформляются ордером или доверенностью. При этом адвокат как представитель по ордеру имеет право на совершение от имени клиента всех процессуальных действий, кроме распорядительных. Полномочия же адвоката на совершение действий, перечисленных в ч. 2 ст. 62 АПК РФ, должны быть специально предусмотрены в доверенности. Соответственно, более правильным для адвоката признается оформление взаимоотношений с клиентом путем получения доверенности с полным объемом полномочий. В основе приведенных взглядов лежит отождествление порядка оформления полномочий адвоката — представителя в арбитражном процессе с порядком оформления его полномочий в гражданском процессе . ——————————— Смоленский М. Б. Адвокатская деятельность в России: Учебник. М.: Ростов н/Д, 2004. С. 221; Адвокатская деятельность: Учебно-практическое пособие // Под ред. В. Н. Буробина. М., 2005. С. 456 (автор главы — А. С. Мамыкин); Бойков А. Д., Капинус Н. И., Тарло Е. Г. Адвокатура в России: Учеб. пособие. М., 2005. С. 155.

Смотрите так же:  Как заплатить через интернет за штраф

Близкую позицию по тому же вопросу занимают и некоторые ученые-процессуалисты. В частности, в одном из комментариев к АПК РФ 2002 г. утверждается, что, поскольку в АПК РФ в отношении участия адвоката в арбитражном процессе на основании ордера нет прямого указания, а в другом Федеральном законе это не предусмотрено, адвокат вправе быть представителем в арбитражном суде на основании доверенности, выданной ему доверителем. Вместе с тем если адвокат предъявит в арбитражном суде ордер, выданный в установленном порядке, следует признать его полномочия представителя подтвержденными . ——————————— Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В. Ф. Яковлева, М. К. Юкова. М., 2003. С. 189.

По мнению О. П. Чистяковой, анализ ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» позволяет сделать вывод, что в подтверждение общих полномочий адвокату достаточно представить суду ордер, выданный одним из адвокатских образований, предусмотренных ст. 20 того же Закона (адвокатским кабинетом, коллегией адвокатов, адвокатским бюро или юридической консультацией). Статья 6 Закона, как указывает данный автор, не исключает также возможности оформления полномочий адвоката с помощью доверенности. Специальные же полномочия, перечисленные в ч. 2 ст. 62 АПК, в случае наделения ими адвоката должны быть особо оговорены в доверенности либо ином документе . ——————————— Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М. С. Шакарян. М., 2003. С. 151.

Между тем из содержания ст. 6 Закона об адвокатуре, вопреки вышеприведенным довольно многочисленным взглядам, вовсе не вытекает, что адвокат может быть допущен к участию в арбитражном процессе на основании представленного им ордера. Согласно п. 2 этой статьи в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Поскольку же ст. 61 АПК РФ не предусматривает представления ордера, адвокат должен осуществлять представительство на основании доверенности. Судебно-арбитражная практика показывает, что именно доверенность признается судьями документом, уполномочивающим адвоката на ведение дела в арбитражном суде. По утверждению В. М. Шерстюка, адвокат вправе представить арбитражному суду и ордер на исполнение поручения, однако его представление не освобождает адвоката от обязанности представить суду доверенность на исполнение поручения . Вместе с тем, во-первых, едва ли можно говорить о праве представления адвокатом арбитражному суду в подтверждение своих полномочий документа, не предусмотренного законом, во-вторых, поскольку без доверенности в данном случае все равно не обойтись, что признает сам автор, представление адвокатом ордера не имеет и практического смысла. ——————————— Шерстюк В. М. Арбитражный процесс (в вопросах и ответах): комментарии, рекомендации, предложения по применению Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. М., 2004. С. 72. См. также: Кучерена А. Г. Адвокатура. М., 2006. С. 511.

Р. Лисициным высказан взгляд, согласно которому ст. 54 ГПК РФ было бы целесообразно дополнить положением о том, что перечисленные в ней дополнительные права представителя могут быть специально оговорены не только в доверенности, но и в ордере адвоката. Это, по его мнению, можно сделать путем перечисления указанных прав на обратной стороне ордера и удостоверения соответствующего волеизъявления доверителя его подписью, заверенной руководителем адвокатского образования. Реализация данного предложения, как полагает автор, упростит порядок принятия адвокатом поручения по гражданскому делу, а также будет способствовать единообразию процессуальной формы . Однако подобное нововведение едва ли приемлемо, поскольку, не говоря уже о том, что оно не вписывается в существующую форму ордера, утвержденную Министерством юстиции Российской Федерации в соответствии с п. 2 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в таком случае чрезмерно упрощается порядок оформления полномочий на совершение процессуальных действий, способных весьма существенно затронуть права представляемых лиц. На практике же принятие предложения Р. Лисицина может привести к злоупотреблениям, серьезно нарушающим права доверителей. Очевидно, что в случаях временного отсутствия руководителя адвокатского образования (отпуск, командировка и т. п.) либо умышленного расширения своих полномочий адвокатом без согласования с представляемым лицом, в том числе в корыстных целях, едва ли что-то будет реально препятствовать адвокату учинить подпись на обратной стороне ордера за руководителя адвокатского образования. Необходимо также учитывать, что если адвокат работает в адвокатском кабинете, то заверять подпись доверителя будет он сам, что еще более увеличивает угрозу удостоверения полномочий адвоката на совершение распорядительных действий, которыми на самом деле доверитель его не наделял. Разумеется, не все адвокаты способны на такие действия и могут на них пойти, но вероятность подобных случаев достаточно велика, чтобы не принимать ее во внимание. ——————————— Лисицин Р. Указ. соч. С. 30.

Сказанное, однако, не означает, что с правовым регулированием отношений по поводу оформления полномочий адвоката-представителя все обстоит благополучно и оно не нуждается в совершенствовании. Так, едва ли оправданным является положение, при котором адвокат допускается в качестве представителя в арбитражный процесс по доверенности, в то время как для участия в гражданском процессе ему достаточно предъявления ордера. Упрощенный порядок оформления полномочий адвоката в гражданском, как и в уголовном, процессе обусловлен, в частности, тем, что он как лицо, которому государством делегировано выполнение функции защиты прав и законных интересов граждан и организаций, выполняет публично-правовую функцию и выступает в качестве правозаступника, а не просто частноправового представителя участвующего в деле лица. Кроме того, необходимость предъявления адвокатом не доверенности, а ордера существенно облегчает оформление его полномочий, что немаловажно с практической точки зрения, поскольку адвокатом может вестись значительное количество гражданских дел в судах с разными доверителями. Однако публично-правовая функция защиты прав и охраняемых законом интересов других лиц осуществляется адвокатами как в гражданском, так и в арбитражном процессе, и их участие во втором процессе по существу ничем не отличается от участия в первом, в связи с чем следовало бы предусмотреть в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации полномочие адвоката на выступление в суде в качестве представителя на основании ордера. Одновременно была бы устранена и существующая не совсем понятная ситуация, при которой порядок оформления полномочий адвоката — представителя в гражданском судопроизводстве урегулирован непосредственно ГПК РФ, а по вопросу об оформлении полномочий адвоката — представителя в арбитражном судопроизводстве АПК РФ отсылает к иному федеральному закону. К тому же, как уже отмечалось выше, толкование действующих норм Закона об адвокатуре, посвященных оформлению полномочий адвоката, не отличается единообразием. Все это говорит о том, что регламентировать порядок оформления полномочий адвоката, выступающего в качестве представителя, целесообразнее непосредственно в АПК РФ.

Тема 9. Представительство в суде.

1. Понятие судебного представительства.

В соответствии с п.1 ст.48 ГПК РФ граждане вправе вести свои дела лично или через представителей. Личное участие гражданина в деле не лишает его права иметь по этому делу представителя.

Дела организаций в суде на основании п.2 ст.48 ГПК РФ ведут их органы, действующие в пределах полномочий, предостав­ленных им федеральным законом, иными правовыми актами либо учредительными документами, а также полномочные представители организаций.

Судебное представительство позволяет лицам, участвующим в деле, осуществлять свои права и обязанности во всех стадиях гражданского процесса через представителей, наделенных соот­ветствующими полномочиями. Однако наличие представителя не лишает лицо, участвующее в деле, права лично участвовать в гражданском процессе и контролировать деятельность своего представителя. Следовательно, в основе судебного представи­тельства лежит волеизъявление лица, участвующего в деле, по­ручившего его ведение представителю.

Процессуальное или судебное представительство отличается от гражданско-правового. Процессуальное (судебное) представи­тельство существует с целью защиты прав и интересов представ­ляемого в гражданском процессе. Тогда как гражданско-правовое представительство предполагает заключение сделок, совершение иных действий в интересах представляемого, порождающих у него права и обязанности, основанные на нормах материального права. В свою очередь процессуальное (судебное) представительство нап­равлено на реализацию процессуальных прав и исполнение процессуаль­ных обязанностей представляемого. Хотя нельзя не заметить, что в основе процессуального представительства могут быть материальные отношения между представителем и представляемым. Например, для судебного представительства может быть заключен гражданский договор поручения, предметом которого может быть указано про­цессуальное представительство. Представительство организации может быть осуществлено её работником. В этом случае в основе процессуального представительства находятся трудовые отношения. Процессуальное представительство может быть основано на нормах семейного права.

Таким образом, процессуальное (судебное) представительство имеет самостоятельный предмет. Таким предметом является осуществле­ние процессуальных прав и обязанностей представляемого в пределах предоставленных им представителю полномочий. В основе процессуального представительства находятся материальные отношения между представляемым и представителем. Однако процессуальное представи­тельство направлено на осуществление прав и обязанностей в процес­суальных отношениях, возникающих между лицами, участвующими в деле, судом, иными полномочными субъектами.

Смотрите так же:  Льготы матерям детей до 5 лет

Представитель отличается от прокурора, выступающего в защиту других лиц, государственных органов, общественных организаций, выс­тупающих в защиту других лиц. Представитель в гражданском процессе всегда действует от имени представляемого. Тогда как прокурор, указанные органы и организации выступают в гражданском процессе от своего имени. Представитель в гражданском процессе осуществляет права и обязанности представляемого. Рассмотренные органы и органи­зации действуют в гражданском процессе в пределах имеющейся у них компетенции, которая определена не только лицами, участвующими в деле, но и законодательством. Представитель действует в пределах полномочий, переданных ему представляемым. Представитель при со­вершении процессуальных действий всегда связан с позицией представ­ляемого им участника процесса. В связи с этим деятельность предста­вителя в пределах переданных ему представляемым процессуальных пол­номочий порождает процессуальные права и обязанности у представляе­мого. Названные органы и организации осуществляют в гражданском процессе самостоятельную деятельность. В связи с чем у них имеются самостоятельные процессуальные права и обязанности. Сказанное позволяет выделить следующие обстоятельства, характеризую­щие процессуальное (судебное) представительство. Во-первых, наличие надлежаще оформленных процессуальных полномочий, переданных лицом, участвующим в деле, своему представителю. В ст.971 ГК РФ предусмот­рено заключение договора поручения между поверенным и доверителем на совершение определенных юридических действий. Однако для процес­суального (судебного) представительства такого договора недостаточно, Процессуальные полномочия должны быть оформлены на основании ст.53 ГПК РФ . Во-вторых, осуществление процессуальных прав и обязанностей в пределах имеющихся полномочий, что порождает процессуальные права и обязанности у представляемого. В-третьих, осуществление деятель­ности представителем исключительно в интересах представляемого.

Представитель, как правило, не является участником материально-правовых отношений, из которых возникает судебное разбирательство. В связи с чем представитель осуществляет лишь процессуальные действия от имени представляемого в рамках конкретного гражданского процесса. Исключением из этого правила могут стать случаи, когда соучастники поручают ведение дела одному из соучастников, который в подобной ситуации действует и от своего имени, и от имени других соучастников, наделивших его процессуальными полномочиями выступать от их имени. В-четвертых, правовая позиция представителя и представ­ляемого должна совпадать. Несовпадение этой позиции является осно­ванием для прекращения представительства.

Таким образом, процессуальное (судебное) представительство может быть определено как процессуальная деятельность одного лица от имени и в интересах другого в пределах имеющихся у него процес­суальных полномочий, что влечет возникновение прав и обязаннос­тей у лица, участвующего в деле, наделившего представителя соот­ветствующими полномочиями.

2. Виды процессуального представительства.

Можно выделить несколько видов процессуального представительства.

Во-первых, можно выделить законное представительство. Закон­ное представительство возникает на основании прямого указания в законе при наступлении определенных в нем обстоятельств. В соот­ветствии с п.1 ст.52 ГПК РФ права, свободы и законные интересы недееспособных или не обладающих полной дееспособностью граждан защищают в суде их родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым данное право предоставлено федеральным законом. Основанием для возникновения законного процессуального представи­тельства в суде являются случаи, предусмотренные в федеральных законах. Например, в ст.31 ГК РФ сказано о том, что опекуны, попечители выступают в защиту прав и интересов своих подопечных в отношениях с любыми лицами, в том числе в судах, без оформления процессуальных полномочий. На основании ст.64 СК РФ родители яв­ляются законными представителями своих несовершеннолетних детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми лицами, в том числе в судах, без оформления процессуальных пол­номочий. Опекунами и попечителями граждан, в частности несовер­шеннолетних, лиц, нуждающихся в опеке и попечительстве и находящихся в воспитательных, лечебных и социальных учреждениях, на основании ст.35 ГК РФ, ст.147 СК РФ выступают соответствующие учреждения.

В соответствии с ч.2 п.З ст.52 ГПК РФ законные представи­тели могут поручить ведение дела в суде другому лицу, избранному ими в качестве представителя. В этом случае наряду с законным представителем в гражданском процессе может участвовать представи­тель, наделенный соответствующими процессуальными полномочиями в договорном порядке.

На основании п.2 ст.52 ГПК РФ по делу, в котором должен участвовать гражданин, признанный в установленном порядке без­вестно отсутствующим, в качестве его представителя выступает лицо, которому передано в доверительное управление имущество безвестно отсутствующего. Доверительный управляющий имущества безвестно отсутствующего гражданина в соответствии со ст.43 ГК РФ определяется соответствующим органом опеки и попечительства. Поэтому в данном случае в основе законного представительства находится прямое указание в федеральном законе и административный акт о назначении доверительным управляющим имущества безвестно отсутствующего гражданина.

Ликвидационная комиссия на основании п.З ст.62 ГПК РФ выступает в суде в качестве представителя ликвидируемой органи­зации, то есть является её законным представителем.

В ст.50 ГПК РФ предусмотрена возможность назначения судом адвоката в качестве представителя в случае отсутствия представи­теля у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других случаях, предусмотренных в федеральном законе. В этом случае законное представительство возникает на основании прямого указания в федеральном законе и изданного в соответствии с ним определения суда о назначении адвоката в качестве представителя.

Постановлением Правительства РФ от 3 апреля 2004 года №152 «О представлении интересов Правительства Российской Федерации в судах общей юрисдикции и арбитражных судах» осуществление процессуальных прав и обязанностей Правительства РФ поручено федеральным министерствам и федеральным службам, находящимся в ведении Правительства РФ, без дополнительного оформления про­цессуальных полномочий. Данное представительство также возникает на основании прямого указания в нормативном правовом акте, имеющем подзаконный характер. В свою очередь определенные нор­мативным правовым актом представители могут поручить ведение дела другим лицам. В этом случае в гражданском процессе также будут участвовать наряду с законным представителем представитель, полномочия которого определены в договорном порядке. Сказанное позволяет выделить следующие особенности законного представительства : 1. Наделение полномочиями в силу требований нормативного правового акта; 2. Наличие у законного представителя общих и специальных полномочий, в том числе полномочия на поручение ведения дела другим представителем, процессуальные полномочия которого определяются в договорном порядке.

Во-вторых, можно выделить договорное представительство. Договорное представительство возникает на основании соглашения между лицом, участвующим в деле, и представителем, полномочия которого определяются данным лицом. Следовательно, объем полномо­чий при возникновении представительства данного вида определяется в договорном порядке. Договорное представительство может возни­кать на возмездной и безвозмездной основе. При оформлении полно­мочий представителя на возмездной основе заключается договор с применением норм материального права. Например, договор поруче­ния (ст.ст.971-979 ГК РФ), в котором определяется вознаграждение за осуществление процессуального представительства. Возмездное представительство может быть осуществлено на основании трудового договора. В этом случае интересы работодателя в суде представляет состоящий с ним в трудовых отношениях работник. Наличие материаль­но-правового договора недостаточно для возникновения процессуаль­ного представительства. Процессуальные полномочия представителя оформляются с соблюдением требований ст.53 ГПК РФ. Таким образом, возмездное договорное представительство предполагает оформление полномочий представителя с применением норм материального и процес­суального права. На основании материальных норм определяется вознаг­раждение представителя, с применением процессуальных норм оформляют­ся полномочия представителя.

Безвозмездное договорное представительство не требует заклю­чения договора с применением материальных норм, поскольку наличие этого договора обуславливается необходимостью выплаты вознаграждения за его осуществление. Отсутствие данного вознаграждения при осуществлении безвозмездного представительства не порождает необ­ходимости заключения материально-правового договора, обязатель­ного при возмездном договорном представительстве. Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предусмотрено предоставление бесплатной юридической помощи истцам, имеющим среднедушевой доход ниже прожиточного минимума, при ведении в суде первой инстанции дел о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с трудовой деятельностью. Постановлением Правительства РФ от 22 августа 2005 года №234 утверждено Положение об оказании бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам. Для этой цели наз­ванное Постановление предусматривает создание государственных юридических бюро в порядке эксперимента в 10 регионах Российской Федерации.

Постановлением Правительства РФ от 23 июля 2005 года №445 утверждены Правила оказания юридическими консультациями и коллегиями адвокатов юридической помощи военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, по вопросам, связанным с прохождением военной службы, а также по иным основаниям, установленным федеральными законами. Данным Постановлением предусмотрено предоставление юридической помощи военнослужащим за счет средств, выделяемых Министерству обороны РФ. Следовательно, данная помощь должна быть оказана военнослужащему бесплатно, но вознаграждение за её оказание выплачивается за счет средств Министерства обороны РФ. В связи с этим можно сделать вывод о том, что процессуальное представительст­во на основании рассматриваемого Постановления имеет смешанный характер. С одной стороны, для военнослужащего данное представи­тельство является бесплатным. С другой, оно является возмездным, так как предполагает выплату вознаграждения за счет средств Ми­нистерства обороны РФ. Наличие элемента возмездности приводит к необходимости заключения соответствующего материально-правового договора. В п.4 названных Правил предусмотрено заключение граждан­ско-правового договора в простой письменной форме между военнослу­жащим и адвокатом юридической консультации или коллегии адвокатов. После чего соответственно коллегия адвокатов или юридическая консуль­тация получают право на получение оплаты за оказание юридической помощи, в том числе за процессуальное представительство, в размере, определенном данными Правилами.

Сказанное позволяет выделить следующие особенности договорного представительства :1. Наличие соглашения о процессуальном (су­дебном) представительстве между лицом, участвующим в деле, и представителем; 2. Оформление процессуальных полномочий на основании ст.53 ГПК РФ в объеме, определенном лицом, участвующим в деле.

Третьим видом процессуального представительства является общественное представительство. Общественное представительство имеет признаки как законного, так и договорного представительст­ва. На основании ст.27 ФЗ «Об общественных объединениях» общест­венные объединения имеют право защищать свои права, законные ин­тересы своих членов и участников, а также других граждан в орга­нах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях. Возможность защиты прав и интересов своих членов может быть отражена в уставе общественного объединения, в нем же могут быть отражены процессуальные полномочия, которыми члены общественного объединения наделяют данное объе­динение при защите их интересов. В этом случае общественное представительство имеет признаки законного, так как основанием его возникновения является прямое указание в федеральном законе и факт членства в объединении, имеющем в уставе соответствующие положения о возможности осуществления процессуального (судебного) представительства.

Смотрите так же:  Нпф доверие пенсия маркет

Общественное объединение может осуществлять представительство лица, участвующего в деле, которое наделило объединение соот­ветствующими процессуальными полномочиями. В подобной ситуации общественное представительство имеет договорый характер, посколь­ку оно возникает на основании договора общественного объединения с лицом, участвующим в деле, которое и наделяет общественное объе­динение процессуальными полномочиями.

Таким образом, общественное представительство имеет следую­щие особенности: 1. Возникновение на основании федерального закона и устава, принятого в соответствии с федеральным законом, либо на договорной основе; 2. Определение полномочий на основании федерального закона в уставе или путем оформления процессуальных полномочий от конкретного лица, участвующего в деле.

3. Лица, которые могут быть представителями в суде.

В соответствии со ст.49 ГПК РФ представителями в суде могут быть дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела. Законные представители в силу требо­ваний ст.49 ГПК РФ имеют как общие, так и специальные полномочия при участии в гражданском процессе. Как уже отмечалось, дееспособ­ными признаются лица, достигшие, возраста восемнадцати лет, и орга­низации (ст.37 ГПК РФ). Следовательно, законодательство устанавли­вает единственное требование для осуществления процессуального (су­дебного) представительства — наличие дееспособности. В нем не опре­делен даже примерным образом перечень лиц, в том числе юридических, которые могут осуществлять процессуальное представительство.

В связи с изложенным судебное представительство могут осуществ­лять физические лица, достигшие возраста восемнадцати лет и не огра­ниченные и не лишенные дееспособности. Отказ в допуске представителя в гражданский процесс без законных оснований не допускается. Таким основанием в ст.49 ГПК РФ указано отсутствие дееспособности, других оснований для отказа в допуске представителя в гражданский процесс действующее законодательство не предусматривает.

Судебное представительство могут осуществлять юридические лица. Перечень юридических лиц, которые могут осуществлять процессуальное представительство, законодательством также не ограничен. От имени юридического лица процессуальное представительство могут осуществ­лять органы и лица, наделенные законом и учредительными документами правом выступать от имени юридического лица, а также наделенные этими полномочиями с соблюдением требований законодательства. При осуществлении представительства юридическое лицо может не только защищать права и интересы конкретного участника граждан­ского процесса, но и выполнять свои уставные задачи. Причем вы­полнение уставных задач общественной организацией может приводить к тому, что объем полномочий общественной организации, как представи­теля своего члена, правовая позиция в гражданском процессе будут определяться самостоятельно. Такое положение способствует по­вышению роли общественного представительства в гражданском процессе.

4. Лица, которые не могут быть представителями в суде.

Законодательством исчерпывающим образом определен перечень лиц, которые не могут осуществлять процессуальное (судебное) представительство. В ст.51 ГПК РФ сказано о том, что судьи, следователи, прокуроры не могут быть представителями в суде. Исклю­чением из этого правила являются случаи, когда они выступают в ка­честве представителей органов, в которых они осуществляют трудовую деятельность, а также случаи осуществления ими функций законного представителя.

Следовательно, судьи, следователи, прокуроры могут выступать в качестве представителей органов, в которых они осуществляют тру­довую деятельность. Основанием для осуществления ими процес­суального представительства в этом случае являются наличие слу­жебных отношений и наделение соответствующими полномочиями в си­лу закона или путем их оформления в установленном законодательством порядке.

В качестве законных представителей судьи, следователи, прокуроры могут выступать на основании норм гражданского и семейного законо­дательства в отношении лиц, для которых они выступают в качестве опекунов или попечителей.

В остальных случаях судьи, следователи, прокуроры не могут высту­пать в качестве представителей в гражданском процессе. Поэтому наличие е статуса судьи, следователя, прокурора также может быть признано законным основанием для отказа в допуске представителя в гражданский процесс.

Таким образом, в качестве представителей в гражданском процессе не могут выступать судьи, следователи, прокуроры, за исключением случаев выполнения ими возложенных законодательством обязанностей, а также физические лица, не обладающие в полном объеме дееспособ­ностью.

5. Оформление полномочий представителя.

В ст.53 ГПК РФ предусмотрено несколько способов оформления полномочий представителя.

В п.1 ст.53 ГПК РФ сказано о том, что полномочия представи­теля должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом. Следовательно, одним из способов оформле­ния полномочий представителя является выдача доверенности. Данная доверенность выдается независимо от заключения материально-правово­го договора о представительстве, в ней определяются процессуальные полномочия представителя.

Доверенность должна быть оформлена в соответствии с законом.

В соответствии с п 2 ст.53 ГПК РФ доверенности, выдаваемые гражданами, могут быть удостоверены в нотариальном порядке либо организацией, в которой работает или учится доверитель, жилищно-эксплуатационной организацией по месту жительства до­верителя, администрацией учреждения социальной защиты населения, в котором находится доверитель, а также стационарного лечебного заведения, в котором доверитель находится на лечении, командиром (начальником) соответствующих воинских части, соединения, учреж­дения, военно-учебного заведения, если доверенности выдаются воен­нослужащими, работниками этих формирований или членами их семей. Доверенности лиц, находящихся в местах лишения свободы, удосто­веряются начальником соответствующего места лишения свободы. Доверенность от имени организации выдается за подписью её руководителя или иного уполномоченного на то учредительными документами лица, и скрепляется печатью этой организации. В доверенности должна быть указана дата её совершения (ч.2 п.1 ст.186 ГК РФ), а также номер. Срок действия доверенности не должен превышать трех лет, если срок в ней не указан, то она сохраняет силу в течение года со дня её совершения. Прекращение полномочий представителя, оформленных доверенностью, может быть осуществлено путем отзыва доверенности.

Одним из способов оформления полномочий представителя в п.5 ст.53 ГПК РФ названа выдача ордера адвокату соответствую­щим адвокатским образованием. То есть, помимо заключения материаль­но-правового договора с адвокатским образованием полномочия адвока­та как представителя в гражданском процессе удостоверяются ордером соответствующего адвокатского образования, с которым доверителем заключен соответствующий договор.

На основании п.6 ст.53 ГПК РФ полномочия представителя могут быть определены в устном заявлении, занесенном в протокол судеб­ного заседания, или письменном заявлении доверителя в суде. Данный способ оформления полномочий представителя может оказаться самым простым.

Полномочия законного представителя не требуют специального процессуального оформления, они возникают на основании ст.49 ГПК РФ в силу закона. Однако для возникновения полномочий законного представителя он должен на основании п.4 ст.53 ГПК РФ предъявить суду документы, удостоверяющие его статус и полномочия, например, свидетельство о рождении несовершеннолетнего ребенка, в котором он указан в качестве родителя.

6. Полномочия представителя.

Действующее законодательство позволяет выделить два вида полномочий представителя : общие и специальные. Общие полномочия не предполагают особого оформления, они возникают при использова­нии любого из рассмотренных способов оформления полномочий, в частности при выдаче доверенности, ордера, письменном или устном заявлении в суде. Специальные полномочия имеют особую форму реа­лизации. В ст.54 ГПК РФ сказано о том, что право представителя на подписание искового заявления, предъявление его в суд, на пере­дачу спора на рассмотрение третейского суда, на предъявление встреч­ного иска, на полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, на признание иска, изменение предмета или основания иска, на заключение мирового соглашения, на передачу полномочий другому лицу (передоверие), на обжалование судебного постановления, предъявление исполнительного документа к взысканию, на получение присужденного имущества, в том числе денег должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым лицом, то есть доверителем. Перечисленные полномочия являются специальными в силу установленной законодательством особой формы их оформления. Остальные полномочия относятся к числу общих. Каждое специальное полномочие должно быть оговорено в доверенности. Отсутствие такой оговорки означает, что представитель не наделен доверителем данным полномочием. Например, отсутствие в доверенности указания на возможность обжалования представителем судебных постанов­лений не позволяет ему воспользоваться данным специальным полномо­чием.

Наличие ордена у адвоката, осуществляющего представительство лица, участвующего в деле, подтверждает лишь общие полномочия представи­теля. Для наделения адвоката специальными полномочиями должна быть выдана доверенность, в которой и должны быть определены все специаль­ные полномочия, которые доверитель передает своему представителю в лице адвоката.

Общие полномочия возникают у представителя при устном или письменном заявлении доверителя в суде. В ст.54 ГПК РФ сказано о возможности оформления специальных полномочий путем специальной оговорки каждого из таких полномочий в доверенности. Однако объем полномочий представителя на основании п.6 ст.53 ГПК РФ может быть определен в устном заявлении, занесенном в протокол судебного заседания, или письменном заявлении доверителя в суде.

Из ст.54 ГПК РФ следует, что для передачи специальных полномочий установлена письменная форма. Данная форма соблюдается при внесе­нии устного заявления доверителя в протокол судебного заседания. Однако устное заявление о наделении исключительно общими полномо­чиями не требует подтверждения подписью доверителя в протоколе судебного заседания. Тогда как заявление о передаче доверителем своему представителю специальных полномочий требует подписи дове­рителя в протоколе судебного заседания, что позволяет признать соблюдение письменной формы при передаче каждого специального полномочия оформленного подобным образом. Естественно, письменная форма наделения представителя специальными полномочиями соблюдается при подаче письменного заявления доверителя суду, в котором перечислены специальные полномочия передаваемые им своему представителю.

Таким образом, специальные полномочия могут быть переданы в письменной форме, в частности путем оформления соответствующей доверенности, внесения устного заявления доверителя о наделении указанными полномочиями в протокол судебного заседания, которое заверяется подписью доверителя, а также посредством подачи им письменного заявления суду с перечислением специальных полномочий, передаваемых представителю.

Законные представители на основании ст.49 ГПК РФ при участии в гражданском процессе пользуются как общими, так и специальными

полномочиями. Передача этих полномочий другим лицам осуществляется

с соблюдением общих, рассмотренных нами, правил.