Приговор залог

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 июля 2012 г. N 50-О12-20 Суд отменил приговор в части возврата денежного залога, а уголовное дело в указанной части направил на новое судебное рассмотрение, поскольку установил, что осужденный нарушил условия меры пресечения и скрылся в неизвестном направлении, в связи с чем он объявлен в федеральный розыск

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Толкаченко А.А.,

судей Ситникова Ю.В. и Эрдыниева Э.Б.,

при секретаре Ирошниковой Е.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационному представлению государственного обвинителя Романенко П.С., кассационным жалобам потерпевшего Г., адвоката Радионцева С.А. и защитника Илюшкина В.М. в защиту интересов осужденного Кузнецова Д.Б., на приговор Омского областного суда от 25 апреля 2012 года, по которому

Кузнецов Д.Б., . несудимый,

осужден по ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к 4 годам и 6 месяцам лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Приговором также постановлено взыскать с осужденного Кузнецова Д.Б. в пользу потерпевшего Г. компенсацию морального вреда в размере . рублей.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств, а также вопрос о сумме залога в размере . рублей, который постановлено возвратить залогодателю К. после вступления приговора в законную силу.

Постановлением Омского областного суда от 28 апреля 2012 года Кузнецов Д.Б. объявлен в федеральный розыск в связи с тем, что скрылся и не прибыл на оглашение приговора.

Заслушав доклад судьи Толкаченко А.А. о деле, доводах представления, жалоб и возражений, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ прокурора Гулиева А.Г., поддержавшего доводы представления в полном объеме, в части отмены решения о залоге, выступления адвокатов Долматовой С.Д., Новосельцева О.П. в поддержку жалоб сторон, Судебная коллегия установила:

Кузнецов Д.Б. признан виновным и осужден за подстрекательство и пособничество в приготовлении к убийству по найму, совершенном в августе — сентябре 2009 года в г. . при установленных судом и приведенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Кузнецов Д.Б. виновным себя не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель Романенко П.С. выражает несогласие с приговором в части вопроса о залоге, считает решение суда о возврате суммы залога после вступления приговора в законную силу залогодателю не основанным на законе; поскольку осужденный Кузнецов Д.Б. нарушил обязательства, связанные с внесенным залогом и скрылся от суда, то денежный залог подлежит обращению в доход государства.

В кассационной жалобе потерпевший Г. оспаривает обоснованность приговора в части назначения Кузнецову Д.Б. чрезмерно мягкого и несправедливого наказания; полагает, что положения ст. 64 УК РФ судом применены без учета характера и степени общественной опасности преступления, а также личности осужденного, который воспитанием своей дочери не занимается, в совершении особо тяжкого преступления вину не признал и не раскаялся. Просит приговор отменить ввиду несправедливости назначенного наказания, а дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе адвокат Родионцев С.А. в защиту интересов Кузнецова Д.Б. просит об отмене приговора и прекращении дела за отсутствием событий преступления;

указывает, что в действиях Кузнецова Д.Б. отсутствует состав преступления, что умысла и мотива у Кузнецова Д.Б. на его совершение не было, что его действия были спровоцированы свидетелем С., который склонил Кузнецова Д.Б. к совершению преступления;

ссылается на нарушения требований закона в ходе предварительного и судебного следствия; считает, что судом в нарушении требований закона была изменена квалификация совершенного Кузнецовым Д.Б. деяния, чем было нарушено его право на доступ к правосудию и защиту от нового обвинения; указывает, что отсутствие в приговоре описания конкретных действий, совершенных Кузнецовым Д.Б. по подстрекательству к преступлению, также свидетельствует о неполноте проведенного судебного следствия и незаконности приговора; полагает, что в судебном заседании не были установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу;

в обоснование своих доводов ссылается на недопустимость положенных в основу приговора показаний свидетеля С., засекреченного свидетеля Ч., экспертных заключений и других доказательств, ввиду их несоответствия требованиям уголовно-процессуального закона;

полагает, что судом не устранены противоречия между показаниями свидетеля Ф. и другими доказательствами, на основании которых суд пришел к выводу об отсутствии нарушений при проведении по делу оперативно-розыскных мероприятий.

В кассационной жалобе адвокат Илюшкин В.М. в интересах осужденного Кузнецова Д.Б. также оспаривает законность приговора и просит о его отмене с прекращение дела за отсутствием события преступления;

полагает, что в судебном заседании были нарушены требования процессуального закона, выразившиеся в непрекращении уголовного дела судом при отказе обвинителя от части обвинения в соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ; считает, что показания свидетеля С. являются недостоверными, противоречивыми и поэтому положены в основу приговора в нарушение требований закона;

ссылается на необоснованность выводов суда об отсутствии в действиях сотрудником милиции признаков рейдерского захвата собственности Кузнецова Д.Б.

В возражениях государственный обвинитель Романенко П.С. со ссылкой на материалы дела и ход судебного разбирательства с его участием просит оставить жалобы потерпевшего и адвокатов в защиту осужденного без удовлетворения, считая приговор в оспариваемой ими части обоснованным, мотивированным, постановленным в соответствии с требованиями закона.

Проверив материалы дела, выслушав стороны, обсудив доводы кассационного представления, жалоб и возражений, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Решение суда о виновности Кузнецова Д.Б. в совершении инкриминированного преступления основано на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств: на показаниях потерпевшего Г., свидетелей С., И., Д., М., заключении экспертов, вещественных доказательствах, протоколах следственных действий, проверенных в судебном заседании с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности и достаточности, анализ и оценка которых содержатся в приговоре.

Судом в приговоре в соответствии со ст. 307 УПК РФ указаны мотивы, по которым в основу его выводов положены одни и отвергнуты другие доказательства, исходя из положений ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства, приведены основания переквалификации содеянного, в результате которой уменьшен объем обвинения Кузнецова Д.Б.

На основе совокупности исследованных в судебном заседании доказательств установлено и отражено в приговоре, что действия Кузнецова Д.Б. были направлены на умышленное причинение смерти Г. при этом судом мотивированно признано, что осужденным осознавался факт совершения им преступления с привлечение других лиц за денежное вознаграждение, т.е. по найму.

При проверке доводов обвинения с участием сторон исследована достаточная совокупность доказательств, которым суд дал надлежащую оценку.

Так, в основу обвинительного приговора судом были положены показания потерпевшего Г. о том, что он и Кузнецов Д.Б. являлись единственными участниками и руководителями нескольких предприятий в сфере наружной рекламы. В 2009 году он предложил Кузнецову Д.Б. разделить бизнес, причиной тому послужило систематическое нецелевое расходование средств предприятий осужденным. Идею раздела бизнеса Кузнецов Д.Б. поддержал и предложил свои невыгодные Г. условия. В августе 2009 года с ним связался их общий знакомый С., который сообщил, что Кузнецов Д.Б. готовит его, Г., убийство. Спустя примерно месяц, он следовал указаниям сотрудников правоохранительных органов, после чего Кузнецов Д.Б. был задержан.

Приведенные показания потерпевшего проверены в судебном заседании и признаны согласующимися с показаниями свидетеля С. о том, что в августе 2009 года на организованной Кузнецовым Д.Б. встрече, последний предложил ему найти лиц которые бы совершили убийство Г. за вознаграждение. Согласившись, он, С. сообщил об этом своему руководству, которым было принято решение о проведении оперативно-розыскного мероприятия с его участием в роли посредника. Позднее они встречались с Кузнецовым Д.Б. еще несколько раз, в ходе одной из встреч осужденный передал ему аванс в размере . рублей за убийство Г. 17 сентября он, С. позвонил Кузнецову Д.Б. и сообщил о якобы совершенном убийстве Г. при этом назначил встречу для окончательного расчета на 18 сентября. Во время встречи Кузнецов Д.Б. передал остаток суммы, после чего был задержан сотрудниками правоохранительных органов.

Вопреки доводам жалоб адвокатов Родионцев С.А. и Илюшкина В.М. положенные в основу приговора показания свидетеля С. судом проверены в совокупности с другими допустимыми доказательствами, в том числе с рассекреченными результатами оперативно-розыскного мероприятия, обоснованно признаны соответствующими требованиям процессуального закона.

Выводы суда в части признания надлежащими показаний С. и засекреченного свидетеля Ч. судебная коллегия находит обоснованными.

Суд правильно исходил из того, что С. при допросе в ходе предварительного следствия, а также при проведении очной ставки с Кузнецовым Д.Б. давал последовательные и в целом непротиворечивые показания, которые исследованы судом во взаимосвязи с показаниями свидетелей, с протоколами следственных действий, с результатами экспертного исследования, которые в своей совокупности признаны достоверными и допустимыми доказательствами.

В обоснование выводов о виновности Кузнецова Д.Б. суд наряду с показаниями указанных свидетелей исследовал и положил в основу приговора материалы оперативно-розыскных мероприятий — «оперативный эксперимент» и «оперативное внедрение».

В ходе оперативных мероприятий были получены данные, на основании которых установлено, что Кузнецов Д.Б. 14 августа 2009 года с целью подготовки и совершения убийства Г. передал С. сначала . рублей, затем 18 сентября 2009 года за якобы совершенное преступление, после демонстрации С. доказательств выполнения убийства Г. еще . рублей.

Приведенные доказательства судом проверены, признаны согласующимися с видеозаписями проведения оперативных мероприятий и объективно отражают действия Кузнецова Д.Б., за которые он осужден.

Вопреки доводам жалоб защитников Кузнецова Д.Б. видеозаписи судом признаны допустимыми доказательствами, выводы суда в этой части мотивированы надлежащим образом и приведены в приговоре, оснований для их переоценки не имеется.

Смотрите так же:  Идея общественный договор

При этом в опровержении доводов жалоб о провокации судом установлено, что инициатива убить Г. исходила именно от Кузнецова Д.Б., умысел на совершение преступления у него сформировался независимо от действий С. и до начала проведения «оперативного эксперимента». Кроме того, в судебном заседании на основе исследованных надлежащих доказательств признано установленным, что С. предпринимал попытки разубедить Кузнецова Д.Б. в совершении преступления. Однако осужденные на это не реагировал, принимал меры для конспирации своих действий, что в совокупности позволило суду сделать вывод о его решимости, мотиве и умысле на совершение преступления.

Довод защиты о действиях сотрудников правоохранительных органов, направленных на завладение бизнесом К., был предметом исследования в судебном заседании первой инстанции с участием сторон и мотивированно опровергнут.

Так, суд указал, что такая версия вступает в существенные противоречия с совокупностью исследованных доказательств, на основании которых установлены фактические обстоятельства дела.

Оснований для переоценки выводов суда первой инстанции не имеется, поскольку такая позиция защиты не может свидетельствовать об алиби, о непричастности к преступлению осужденного либо о незаконности постановленного в его отношении приговора.

При анализе исследованных в ходе судебного следствия доказательств и квалификации действий осужденного судом также были проанализированы все доводы сторон в целях проверки и оценки предъявленного обвинения, как это предусмотрено законом. При этом часть обвинения не была поддержана стороной государственного обвинения.

В этой связи судом не был признан корыстный мотив в действиях Кузнецова Д.Б., а было установлено, что преступление совершено из неприязненных отношений, сформировавшихся на почве разногласий с потерпевшим в вопросах разделения их компетенции в управлении общим бизнесов, определения степени влиятельности в таковом каждого из них, порядка принятия решений о совершении расходных операций, учета и зачета их личной задолженности перед предприятиями.

Данное обстоятельство опровергает доводы жалоб о недоказанности мотива, о предвзятости и тенденциозности председательствующего по делу судьи, об обвинительном уклоне и о нарушении принципа справедливости при проведении судебного разбирательства.

Такие данные также отсутствуют и в надлежащем протоколе судебного разбирательства, с которым стороны ознакомлены.

Судом признано доказанным, что Кузнецов Д.Б., реализуя умысел, предпринимал действия по приисканию соучастников (за вознаграждение), договорился с исполнителями об условиях совершения убийства, оплатил их услуги; он же предоставил исполнителям информацию, которая позволяла установить, уяснить предполагаемый объект посягательства, то есть осознавал характер своих действий, предвидел и желал наступления общественно опасных последствий, то есть действовал с прямым умыслом.

Вопреки изложенным в жалобах стороны защиты доводам судебное разбирательство проведено в соответствии с требованиями процессуального закона, в том числе с учетом положений ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства. При этом не может быть признано обоснованным суждение жалоб о нарушении судом права на защиту Кузнецова Д.Б. от нового обвинения.

Как следует из материалов дела, осужденному органами предварительного следствия было инкриминировано совершение организаторских действий и пособничества в совершении преступления. При этом судом принято во внимание, что осуждение Кузнецова Д.Б. за подстрекательство к совершению преступления не изменяет сути предъявленного обвинения, объем обвинения в подстрекательстве к преступлению меньше, чем обвинение в организации преступления.

При таких обстоятельствах изменение судом вида соучастия в преступлении в действиях Кузнецова Д.Б. с организатора на подстрекателя и пособника соответствует требованиям закона.

Изменение квалификации с уменьшением объема обвинения положение осужденного не ухудшает, а улучшает и новым обвинением не является, поэтому не может рассматриваться как нарушение прав сторон в деле, в том числе прав осужденного Кузнецова Д.Б. на защиту.

С учетом проверенных доказательств, на основе которых установлены обстоятельства содеянного, роль и характер действий осужденного, суд пришел к обоснованному и мотивированному выводу о доказанности виновности Кузнецова Д.Б. в подстрекательстве и пособничестве в приготовлении к убийству по найму, при котором, независимо от воли Кузнецова Д.Б., его умысел на совершение преступления не был реализован по причине контроля его действий со стороны правоохранительных органов.

Нарушений уголовно-процессуального закона на предварительном следствии и в судебном заседании, которые могли бы ограничить права обвиняемого и подсудимого, повлиять на правильность выводов суда о доказанности вины Кузнецова Д.Б. и явиться основанием для отмены приговора, не допущено.

Вопреки доводам, изложенным в жалобе потерпевшего Г. наказание Кузнецову Д.Б. назначено и индивидуализировано в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, при этом судом учтено влияние наказания на достижение его целей, приняты во внимание данные о личности подсудимого, его возраст, а также исключительно положительные характеристики и его меценатская деятельность.

Кроме того учтено, что преступление, совершенное Кузнецовым Д.Б., не повлекло наступления каких-либо материальных последствий, пресечено на стадии приготовления, все действия виновного находились под контролем со стороны правоохранительных органов.

С учетом изложенных обстоятельств, а также наличия у осужденного малолетнего ребенка и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств суд принял обоснованное и мотивированное решение о возможности применения правил ст. 64 УК РФ.

Оснований для переоценки выводов суда и признания наказания явно несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости либо суровости не имеется.

Вместе с тем, приговор суда в части решения о возврате суммы внесенного денежного залога К. подлежит отмене.

Так из материалов дела усматривается, что денежный залог в размере . рублей был внесен К.

На основании ст. 106 УПК РФ залог является мерой пресечения в целях обеспечения явки обвиняемого к следователю, дознавателю или в суд.

В соответствии с ч. 6 ст. 106 УПК РФ, если залог вносится лицом, не являющимся подозреваемым либо обвиняемым, то ему разъясняются существо подозрения, обвинения, в связи с которым избирается данная мера пресечения, и связанные с ней обязательства и последствия их нарушения.

Данные требования закона в отношении К. были соблюдены.

Как следует из материалов дела, приговор в отношении Кузнецова Д.Б. был составлен и провозглашен 25 апреля 2012 года, с соблюдением судьей требований ст.ст. 299, 303, 308, 310 УПК РФ и с необходимым разрешением вопроса о мере пресечения в виде денежного залога по правилам УПК РФ.

Однако осужденный в суд на оглашение приговора не явился.

Из имеющегося в материалах дела постановления от 28 апреля 2012 года следует, что Кузнецов Д.Б. умышленно скрывается от суда, с целью уклонится от исполнения приговора. При этом судом установлено, что Кузнецов Д.Б. нарушил условия меры пресечения — денежный залог и скрылся в неизвестном направлении, в связи с чем он объявлен в федеральный розыск.

К настоящему времени установить место нахождения Кузнецова Д.Б. также не удалось.

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о нарушении Кузнецовым Д.Б. обязательств, связанных с внесением за него залога, вследствие чего сумма денежного залога, внесенная К. в размере . рублей, в соответствии с ч. 9 ст. 106 УПК РФ обращается в доход государства.

В этой связи приговор суда в части денежного залога подлежит отмене с принятием нового решения по правилам УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 379, 381, 386, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Омского областного суда от 24 апреля 2012 года в части возврата денежного залога К. отменить, дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в порядке, предусмотренном, ст. 399 УПК РФ, в тот же суд, в ином составе.

В остальном приговор в отношении Кузнецова Д.Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы адвокатов и потерпевшего — без удовлетворения.

Экс-адвоката Трампа отпустили под залог, приговор огласят в декабре

11:23, 22.08.2018 // Росбалт, В мире

После дачи показаний против президента США Дональда Трампа суд Нью-Йорка принял решение отпустить его бывшего адвоката Майкла Коэна под залог в $500 тыс.

Признавший вину по восьми пунктам обвинения Коэн заслушает свой приговор 12 декабря. Речь идет о нарушениях банковских, налоговых и финансовых законов, а также законов о выборах.

Благодаря сделке со следствием Коэну грозит более «мягкий» вердикт — лишение свободы от 3 до 4,5 лет, при этом он не имеет права опротестовывать приговор.

Как сообщает AP, Коэн не стал называть в суде имена женщин, которым заплатил за молчание об интимной связи с Трампом. Адвокат сказал лишь, что работал с «неназванным кандидатом» и «преследовал главным образом цель повлиять на выборы» по распоряжению претендента на государственную должность. Согласно судебным материалам, речь может идти о бывшей порноактрисе Стефани Клиффорд и фотомодели журнала Playboy Карен Магдугал.

Ранее Коэн добровольно явился в ФБР и под присягой дал показания против Дональда Трампа, заявив, что тот дал ему поручение заплатить двум женщинам за влияние на выборы 2016 года.

С.-ПЕТЕРБУРГ, 20 апр — РАПСИ, Михаил Телехов. Известный в Петербурге ростовщик Юрий Зайвий приговорен к 2 годам лишения свободы условно за незаконную предпринимательскую деятельность, передает корреспондент РАПСИ из зала Дзержинского районного суда Петербурга.

Деньги? Здесь!

Как сообщила судья, зачитывая приговор, Зайвий занимается преимущественно кредитной деятельностью — выдаёт займы населению под залог недвижимости.

«С мая 2013 года по октябрь 2015 года обвиняемый, не будучи зарегистрированным в налоговых органах Петербурга в качестве индивидуального предпринимателя или юридического лица и действуя как физическое лицо лично или от имени своих родственников или знакомых — партнера Аркадия Юдина, сестры Анны Пейко, юриста Светланы Константиновой и других, предоставлял краткосрочные денежные займы под залог недвижимости», — представила судья коммерческий статус Зайвия.

При этом, отметила судья, обвиняемый выдавал займы в качестве физического лица, но использовал офисное помещение фирмы ООО «Деньги? Здесь!» и активно размещал в СМИ рекламу о предоставлении займов.

Судья зачитала показания 71 свидетеля, из которых следовало, что, выдавая гражданам денежные кредиты от 100 тысяч рублей до 7 миллионов рублей, Зайвий заключал с ними договоры залога или договоры купли-продажи или дарения принадлежащих им квартир, после чего до погашения долга граждане могли проживать в своих прежних квартирах, при этом ежемесячно выплачивая скрытые проценты по кредиту под видом оплаты за найм. Если в указанный срок они не могли расплатиться, то теряли право владения своей жилплощадью.

Из показаний ряда свидетелей следовало, что в какой-то момент Зайвий начинал скрываться от кредиторов, чтобы те не могли передать ему платежи по возвращению займа, но при этом им сразу же начислялись штрафы, недоплата которых вела за собой реализацию залога или регистрацию договоров дарения или купли-продажи. В приговоре эта ситуация описывалась коротко: «свидетель платежи не осуществлял».

Смотрите так же:  Где сделать осаго дешевле

Суд установил 27 эпизодов, в результате которых, как гласит постановление суда, Зайвий получил от граждан денежные средства на общую сумму около 13 миллионов рублей в качестве оплаты по договорам найма жилых помещений. Эти деяния были квалифицированы по части 2 статьи 171 УК РФ (незаконное предпринимательство), поскольку он не был зарегистрирован как предприниматель и не платил в установленном порядке налоги.

Есть состав

«Зайвий показал, что в те годы он не мог зарегистрировать ИП или ООО, поскольку того вида деятельности, которым он хотел заниматься, а именно предоставлением займов под залог квартир, не было в кодах видов деятельности по ОКВЭД, поэтому действовал, как физическое лицо. Также Зайвий сообщил, что в 2014 году выкупил ООО «Деньги? Здесь!» в свою собственность и стал владельцем фирмы, которая вела всю отчётность, установленную законом для ООО», — представила судья изложенную обвиняемым на процессе позицию.

Суд указал, что действия Зайвия были объективно квалифицированы на предварительном следствии.

«Доводы Зайвия о том, что в его действиях нет состава преступления из-за отсутствия в кодах ОКВЭД его вида деятельности, признаны не состоятельными. Признать Зайвия виновным в незаконном предпринимательстве, избрать ему наказание в виде 2 лет лишения свободы условно и к штрафу в 80 тысяч рублей», — сказала судья.

Сейчас по заявлениям свидетелей, участвовавших в этом процессе, Главное следственное управление СК РФ по Петербургу возбудило уголовное дело по части 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере), в котором они признаны потерпевшими. Правда, пока уголовное дело возбуждено в отношении «неустановленных лиц».

Зайвий известен в городе своей кредитной деятельностью. Его называют «петербургским ростовщиком». В арбитражных и федеральных судах разных районов Петербурга идут десятки процессов, в которых Зайвий выступает то как истец, то как ответчик в спорах за залоговую недвижимость.

Вступил в силу приговор в отношении «петербургского ростовщика»

Вступил в силу приговор в отношении известного в Петербурге ростовщика Юрия Зайвия, признанного виновным в незаконной предпринимательской деятельности, сообщила в четверг РАПСИ начальник Объединенной пресс-службы судов (ОПС) Петербурга Дарья Лебедева.

«Ранее Зайвий был приговорен Дзержинским районным судом Петербурга к двум годам лишения свободы условно и штрафу в 80 тысяч рублей. Санкт-Петербургский городской суд оставил решение первой инстанции без изменений», — уточнила собеседник агентства.

Как следует из материалов дела, с мая 2013 года по октябрь 2015 года Зайвий, не будучи зарегистрированным в налоговых органах Петербурга в качестве индивидуального предпринимателя или юридического лица и действуя как физическое лицо лично или от имени своих родственников или знакомых (партнера Аркадия Юдина, сестры Анны Пейко, юриста Светланы Константиновой и других), предоставлял краткосрочные денежные займы под залог недвижимости.

Дзержинский районный суд Петербурга в четверг изменил порядок слушаний по уголовному делу в отношении «петербургского ростовщика» Юрия Зайвия, обвиняемого в незаконной предпринимательской деятельности, с особого на общий, передает корреспондент РАПСИ из зала суда.

«Выдавая гражданам кредиты от 100 тыс. до 7 млн рублей, Зайвий заключал с ними договоры залога или договоры купли-продажи или дарения принадлежащих им квартир, после чего до погашения долга граждане могли проживать в своих прежних квартирах, при этом ежемесячно выплачивая скрытые проценты по кредиту под видом оплаты за наем. Если в указанный срок они не могли расплатиться, то теряли право владения своей жилплощадью», — говорится в приговоре.

Суд установил 27 эпизодов, в результате которых Зайвий получил от граждан денежные средства на общую сумму около 13 млн рублей. Зайвий известен в городе своей кредитной деятельностью. Его называют «петербургским ростовщиком». В арбитражных и федеральных судах разных районов Петербурга идут десятки процессов, в которых Зайвий выступает то как истец, то как ответчик в спорах за залоговую недвижимость.

Суд впервые отпустил обвиняемых под залог незадолго до вынесения приговора, сообщил омбудсмен

Генеральный директор и сотрудники компании «Энерготрест» Артем Потехин, Сергей Конченков и Олег Шадрин обвиняются в мошенничестве по ч. 4 ст. 159 УК. С 2014 года они содержались в СИЗО. В феврале 2018 года суд отпустил их под домашний арест, а 17 августа мера пресечения изменена на еще более легкую — залог.

«Это первый случай в российской практике, когда суд облегчает меру пресечения практически на финальной стадии, незадолго до вынесения приговора», — подчеркнули в пресс-службе Бориса Титова.

Поводом для уголовного преследования «тверских энергетиков» стало взыскание в судебном порядке денежных средств с должника — ПАО «МРСК Центра». Практически сразу после того, как «Энерготрест» получил деньги на основании исполлистов, было инициировано уголовное дело по факту мошенничества. Адвокат Ольга Романова подчеркнула: в суд представлены доказательства аффилированности авторов экспертизы и «МРСК Центра». По ее словам, эксперты не смогли объяснить сделанные в своем заключении выводы, что подтверждает их некомпетентность, а обнаруженные правки в экспертизе подтверждают вмешательство «МРСК» в процесс подготовки документов.

Потехин, Конченков и Шадрин — фигуранты так называемого «списка Титова», а точнее его «российской» части, речь в которой идет о жертвах рейдеров, правоохранительных органов и «государственных партнеров».

Свобода — за наличные. Но с возвратом

Долгое время освобождение под залог ассоциировалось в основном с голливудскими фильмами. В них там все просто: судья назвал сумму, ударил молотком, адвокаты принесли чемоданчик с купюрами — и все довольны. В России же эта мера пока остается в диковинку, хотя в законах появилась уже давно. Как водится, в жизни все оказалось не так гладко, нежели в американском кино. В этом убедилась на своем опыте пенсионерка Нина Шумская, у которой сын попал на скамью подсудимых.

— В 1997 году я внесла залог в сумме пятидесяти тысяч рублей в кассу Куйбышевского райсуда города Иркутска, чтобы сына освободили из-под стражи на время ведения следствия, — рассказывает Нина Шумская. — В 2000 году его осудили. Залог должны были вернуть. Но правоохранительные органы не исполнили это решение, ссылаясь на разные причины. Начались мои мытарства.

Выяснилось, что суд положил деньги на свой депозитный счет, открытый в одном из местных банков. А тот банк взял да и разорился. Дело, как говорится, житейское. Но органы юстиции, попавшие по сути в разряд обманутых вкладчиков, видимо посчитали, что это не их проблемы. Нину Шумскую стали футболить.

«В связи с тем, что банк был признан банкротом и в настоящее время решается вопрос о прекращении деятельности банка, получить залог не представляется возможным. По сообщению конкурсного управляющего все невозвращенные залоговые суммы внесены в реестр требований кредиторов. Очередность удовлетворения ваших требований — 3», — ответила пенсионерке председатель Куйбышевского районного суда Иркутска О. Н. Кочержинская.

Сумятицы добавили и различные реорганизации. Так, до 1998 года за содержание судов отвечало министерство юстиции. А затем появилось специальное ведомство — судебный департамент при Верховном суде, которое и стало заведовать судебным хозяйством. Появились судебные «завхозы» и в Иркутской области. Управление судебного департамента при Верховном суде в Иркутской области приняло на баланс здания, имущество и финансы судов. Понятно, что при таких перетрясках чиновникам явно было не до какой-то пенсионерки. В какой-то момент она вообще исчезла из реестров.

Тогда Нина Шумская подала иск в суд, с требованием вернуть не только залог, но и выплатить компенсацию за моральный вред плюс проценты. Юристы сразу ей сказали — дело бесперспективное. Не потому что нет законных оснований. Основания-то, может быть, и есть. Но уж больно ответчики сильны. «Есть закон, а есть практика, — объяснил ей один известный адвокат. — Не все, что прописано в законе, имеет место быть в жизни. Здесь вообще ситуация нестандартная. Дай бог, чтобы вообще залог вернули, какие уж там проценты. «

Примерно так и получилось. Сильные и уважаемые ведомства стойко держали оборону в суде. В итоге доказали, что ничего не нарушили. Просто с банком вышла маленькая промашка. Но не штрафовать же за это чиновников. Интересно, что суд с этой логикой согласился. В решении так и записано: «Оснований для возмещения вреда истице не усматривается, поскольку залог от истицы был принят и хранился в установленном законом порядке».

Что же касается возвращения залога, то тут никто особенно и не возражал. Но и возвращать особо не торопился. Никого не волновали, что инфляция постепенно съедала залог пенсионерки. Пятьдесят тысяч рублей (до деноминации — пятьдесят миллионов) в 1997 году и в 2004-м — это совершенно разные деньги. Но чтобы вернуть их без перерасчета, пенсионерке пришлось три года судиться, а потом еще девять месяцев ждать исполнения решения. Вполне возможно, что если бы не ее настойчивость, то Нина Шумская могла вообще не увидеть этих денег. Но недавно залог ей все-таки вернули. О процентах, естественно, никто и не заикается.

Если раньше под залог освобождались до суда единицы, то теперь — десятки. Скоро, возможно, будут сотни. Это связано в том числе и с гуманизацией уголовной политики государства. Но при таком отношении чиновников хорошо зарекомендовавший себя в цивилизованных странах залог в России может и не прижиться. Потому что какой смысл его вносить, если деньги легко могут потеряться и при этом никто ни за что не будет отвечать?

Как откупиться от ареста

Андрей Князев, кандидат юридических наук:

Залог — это относительно новая мера пресечения. Применяется пока еще достаточно редко. Под залог может освободить судья, а также следователь или дознаватель, но с разрешения прокурора. Размер залога определяется индивидуально. Стандартов нет. Для дворника будет одна сумма. Для менеджера — совсем другая.

Как правило, залог применяется в отношении граждан, постоянно проживающих в той местности, где их обвиняют в совершении преступления. Если человек имеет постоянное место жительства, семью, работу, то есть большая вероятность, что следователь пойдет ему навстречу и изберет меру пресечения, не связанную с арестом.

Смотрите так же:  Приказ о бухучете

У обвиняемых по тяжким статьям шансов выйти под залог очень немного. В моей практике был случай: за обвиняемого в грабежах и разбое адвокаты предложили залог 30 тысяч долларов. Судья в ответ посмеялся, освобождать не стал.

По закону залог может приниматься не только в деньгах, но и в ценных бумагах, драгоценных металлах. Но это случается крайне редко. Не припомню случая, чтобы в качестве залога внесли, скажем, бриллианты.

Не могут быть залогом оружие, наркотики, недвижимость. Также принимается в качестве залога имущество, на которое не может быть обращено взыскание, — это предметы первой необходимости, одежда. Для инвалида — машина. И тому подобное.

Когда дело закончится (допустим, оно будет прекращено или, другой вариант, суд вынесет приговор), залог обязаны вернуть. Но это не значит, что залог вернут в любом случае. Если подозреваемый скрывается от следствия или нарушает режим залога (скажем, не является по повесткам), то следователь вправе составить протокол о нарушении и обратиться в суд, чтобы залог обратить в пользу государства. В пятидневный срок судья должен рассмотреть это дело и вынести решение.

Залог вносится на депозит органа расследования и суда. Если же человек был уже арестован и суд согласился отпустить его под залог, то до внесения залога нельзя освобождать подозреваемого. Впрочем, в таких случаях иногда можно договориться о рассрочке. Если сумма крупная и человек не способен ее мгновенно собрать, то ему могут пойти навстречу и разрешить внести ее частями. В этом случае он подписывает обязательство внести деньги в определенный срок. Залог — это целевой взнос. Его нельзя забрать, если человек должен по приговору возместить нанесенный кому-то вред.

Активная роль государственного обвинителя — залог законного приговора

(Басманов Н., Гусаков Э.)

(«Законность», 2007, N 12)

АКТИВНАЯ РОЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБВИНИТЕЛЯ —

ЗАЛОГ ЗАКОННОГО ПРИГОВОРА

Н. БАСМАНОВ, Э. ГУСАКОВ

Н. Басманов, первый заместитель прокурора Республики Коми.

Э. Гусаков, начальник отдела государственных обвинителей прокуратуры Республики Коми, кандидат юридических наук.

Внедрение подлинно состязательных начал в судебные стадии уголовного судопроизводства потребовало коренного пересмотра роли государственных обвинителей и поставленных перед ними задач. Безвозвратно ушли в прошлое времена, когда участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел было необязательным, а в случаях участия их функции наряду с функциями государственных обвинителей осуществлялись и самим судом.

По известным причинам лица, совершившие преступления, и их защитники не заинтересованы в установлении истины, которая является непременным условием законного, обоснованного и справедливого приговора. Не обязан это делать и суд. Более того, некоторые судьи восприняли фактическое освобождение суда от необходимости собирания доказательств как требование об устранении суда от процесса доказывания в целом, ограничиваясь в своей деятельности лишь оценкой представленных им сторонами доказательств. Эта тенденция прогрессирует.

Существующие процессуальные формы, закрепленные УПК РФ, таковы, что в настоящее время установление истины по существу возложено на государственного обвинителя: представляя обвинительную власть, прокурор тем не менее и в ходе судебного разбирательства выполняет правозащитную функцию.

Эти обстоятельства влекут за собой усиление личной ответственности государственных обвинителей за порученное им дело, повышение предъявляемых к ним требований и их профессионального мастерства. Установление истины по делу напрямую зависит от добросовестного выполнения государственными обвинителями своих служебных обязанностей, их активности в суде.

В связи с этим государственные обвинители Республики Коми ориентированы на тщательную подготовку к рассмотрению судами уголовных дел, оказание судам помощи в обеспечении явки в судебные заседания потерпевших и свидетелей обвинения, проведение в необходимых случаях предварительных бесед с потерпевшими и свидетелями и разъяснение им необходимости дачи в суде правдивых показаний.

Основные проблемы в деятельности государственных обвинителей — неявка в судебное заседание потерпевших и свидетелей, показания которых имеют принципиальное значение для принятия судом правильного решения по уголовному делу, невозможность установления их местонахождения в ходе судебного производства, несогласие стороны защиты на оглашение их показаний.

В этих условиях правильны действия тех государственных обвинителей, которые принимают меры к установлению обстоятельств, предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК, позволяющих огласить показания потерпевшего и свидетеля, данные ими ранее, без согласия стороны защиты.

Ухтинским городским судом было рассмотрено уголовное дело по обвинению К. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК. В ходе судебного разбирательства возникли трудности с доставкой в суд очевидца преступления, который вел асоциальный образ жизни. Несмотря на исчерпывающие меры, которые принимали органы внутренних дел по поручению государственного обвинителя, местонахождение свидетеля установить не представлялось возможным. В связи с тем что свидетель длительное время не появлялся по месту своего жительства, государственный обвинитель направил запрос в отдел ЗАГСа, откуда поступил ответ о смерти свидетеля, что послужило основанием для оглашения его показаний в порядке, установленном п. 1 ч. 2 ст. 281 УПК. К. был осужден по ч. 4 ст. 111 УК на 9 лет лишения свободы. В кассационном порядке приговор оставлен без изменения.

Верховным Судом Республики Коми рассматривалось уголовное дело по обвинению Т. и П. в нападении на водителя такси и его убийстве. Очевидцем преступлений был К., который на предварительном следствии дал о происшедшем обстоятельные показания. После направления уголовного дела в суд он выехал за пределы Республики, уклоняясь от явки в суд. Согласно установочной части протоколов допросов К. он был гражданином РФ. В материалах дела имелись данные о получении К. паспорта в 1997 г. на территории РФ. В ходе беседы государственного обвинителя с супругой К. было установлено, что свидетель выехал в Украину, гражданином которой он являлся. Информация была проверена, и государственный обвинитель получил достоверные данные о том, что К. действительно имеет украинское гражданство. Это обстоятельство позволило суду удовлетворить ходатайство государственного обвинителя об оглашении показаний К. по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 2 ст. 281 УПК, и положить их в основу обвинительного приговора.

Сторона защиты часто умалчивает о своих доводах на стадии расследования, преследуя цель свести на нет результаты досудебного производства по делу в судебном разбирательстве. Пример — сделанные после поступления уголовного дела в суд заявления об алиби, подкрепленные определенными фактическими данными, которые не опровергаются имеющимися в деле доказательствами.

Такие заявления подсудимых и их защитников требуют от государственного обвинителя своевременного и адекватного реагирования, от результатов которого, по сути, зависит состоятельность всего обвинения.

В судебном заседании по уголовному делу в отношении действовавшей на территории г. Сыктывкара группы лиц, обвинявшихся в совершении серии краж автомобилей, один из защитников заявил об алиби своего подзащитного П. и ходатайствовал о приобщении к материалам уголовного дела железнодорожных билетов, согласно которым П. не мог участвовать в совершении преступлений, поскольку в этот период времени выезжал в Москву. В ходе проверки алиби было установлено, что подсудимый действительно приобретал билеты из Сыктывкара до Москвы, но дважды. Защитой были представлены первый и последний билеты, а промежуточные скрыты. Это позволило стороне обвинения убедительно доказать, что в период совершения преступлений П. находился в Сыктывкаре и мог участвовать в хищении автомобиля, на что указывали иные доказательства.

Были выяснены и причины непредставления защитой железнодорожных билетов в ходе предварительного следствия. П. объяснил это тем, что не доверял следователю. Однако государственный обвинитель установил, что сведения о пассажирах, выезжающих железнодорожным транспортом, и о приобретении ими железнодорожных билетов по существующей практике хранятся не более одного года, поэтому защита надеялась, что представленных ими в ходе судебного заседания билетов будет достаточно для подтверждения алиби, а проверка факта повторного выезда П. в Москву будет невозможной. Благодаря активной позиции и целенаправленной работе государственного обвинителя версия стороны защиты была опровергнута, а П. осужден.

Исследование доказательств в условиях состязательности выявляет серьезные просчеты и упущения предварительного расследования, влияющие на доказанность предъявленного подсудимому обвинения либо его квалификацию. Устранение этих недостатков — непосредственная обязанность государственного обвинителя. Судебное следствие не сводится к проверке только тех доказательств, которые есть в материалах уголовного дела. Выводы органов расследования имеют предварительный характер. Именно от государственного обвинителя, представляемых им доказательств, избранной тактики зависит, будут ли эти выводы восприняты судом. Осуществляя уголовное преследование, государственный обвинитель должен принимать исчерпывающие меры, направленные на восполнение пробелов расследования, пользуясь правом представления новых доказательств.

Н. обвинялся в незаконном сбыте наркотических средств. Совершение им преступлений категорически отрицал, проверочных закупок в отношении его не проводилось, наркотических средств в его жилище обнаружено не было, с поличным подсудимый не задерживался. Причастность Н. к сбыту наркотических средств подтверждалась показаниями свидетеля П. в ходе досудебного производства по делу, сведениями о телефонных соединениях и содержанием телефонных переговоров между П. и абонентом телефонного номера, который, по мнению следствия, принадлежал Н. В судебном заседании свидетель П. свои показания изменил и, признавая приобретение наркотиков при обстоятельствах, установленных следствием, стал отрицать, что приобретал наркотики у Н. В ходе расследования Н. для опознания П. не предъявлялся, очная ставка между ними не проводилась. П., однако, признал, что покупал наркотики у пользователя телефонного номера, имевшегося в материалах дела. Убедительных доказательств принадлежности этого номера Н. не было. Государственный обвинитель установил, что квартиру, в которой подсудимый проживал на момент совершения преступлений, он арендовал у З., о чем был составлен письменный договор. Допрошенная по ходатайству государственного обвинителя в суде свидетель З. пояснила, что контактный телефон Н. был указан в договоре собственноручно самим подсудимым. Оригинал этого договора находился в другом уголовном деле по обвинению Н., копия данного договора была приобщена к рассматриваемому судом делу также по ходатайству государственного обвинителя. Номер телефона Н. оказался идентичным номеру телефона лица, у которого, как пояснил П., он приобретал наркотические средства. По приговору Эжвинского районного суда г. Сыктывкара за незаконный оборот наркотических средств Н. был осужден на длительный срок лишения свободы.

После вступления приговора в законную силу факт принадлежности Н. указанного номера телефона в силу преюдиции был использован государственным обвинителем для подтверждения виновности Н. по второму уголовному делу, по которому судом был также постановлен обвинительный приговор.

Представляется, что только продуманная, целенаправленная работа государственных обвинителей может обеспечить реализацию принципа неотвратимости наказания, а также реальное восстановление прав потерпевших.