Сталин договор гитлеру

Содержание:

«Это была циничная сделка с дьяволом»

Пакту о ненападении СССР и Германии 23 августа исполняется 78 лет. Почему в августе 1939 года СССР заключил договор с Германией, а не с Англией и Францией? Были ли Гитлер и Сталин союзниками и зачем они разделили Польшу? Связаны ли военные неудачи 1941 года с решениями, принятыми в 1939 году? Об этом «Ленте.ру» рассказал военный историк, кандидат исторических наук Алексей Исаев.

«Лента.ру»: На ваш взгляд, приблизил ли пакт Молотова-Риббентропа начало Второй мировой войны? Не стал ли он ее катализатором?

Исаев: Безусловно, не стал, потому что все военные планы Германии к тому времени были уже сверстаны и заключение советско-германского договора в августе 1939 года никак на них не повлияло. Гитлер рассчитывал, что пакт существенно изменит позицию Англии и Франции, но когда этого не произошло, он не стал отказываться от своих намерений.

То есть Германия в любом случае напала бы на Польшу в 1939 году, даже без пакта Молотова-Риббентропа?

Да, конечно. Вермахт был уже готов к вторжению, и даже была направлена специальная диверсионная группа для захвата Яблунковского перевала, открывающего дорогу на Краков. В конце августа 1939 года колеса немецкой военной машины крутились вне зависимости от результатов переговоров в Москве.

Можно ли сказать, что пакт Молотова-Риббентропа сделал сталинский СССР и гитлеровскую Германию союзниками, которые якобы вместе развязали Вторую мировую войну?

Нет, никакими союзниками СССР и Германия после августа 1939 года не стали. У них не было совместного планирования военных операций, и даже боевые действия на территории Польши обе стороны вели независимо друг от друга. Более того, СССР долго выжидал, прежде чем выйти на линию разграничения сфер интересов, определенную секретными протоколами к пакту Молотова-Риббентропа. Никакой взаимной координации военных действий, подобной сформировавшейся позднее англо-американской коалиции, Германия и Советский Союз в 1939 году не осуществляли.

А как же совместный парад в Бресте и поставки советских ресурсов в Германию вплоть до июня 1941 года?

Парад в Бресте не был парадом в прямом смысле этого слова, неким торжественным мероприятием. Прохождение немецких, а затем советских войск по улицам города служило для советского командования зримым подтверждением того, что немцы действительно покидают территорию, находящуюся в сфере интересов СССР.

Что касается поставок, то они шли в обе стороны. Советский Союз получал высокотехнологическое оборудование, а в ответ поставлял в Германию сырье. Впоследствии мы активно использовали немецкое оборудование для производства вооружений, с которым воевали против Германии. К тому же сами по себе поставки ни о чем не говорят. Вспомним об отношениях Германии и Швеции. Как известно, немцы были едва ли не главными потребителями шведской железной руды. Но значит ли это, что Швеция была союзником Германии? Конечно, нет. Швеция поставляла сырье Гитлеру из-за отсутствия других торговых партнеров и сложной ситуации с продовольствием. При этом в Германии имелись планы оккупации Швеции.

Если отношения СССР с Германией были не союзническими, то тогда как их можно назвать? Дружественными?

Нет, никакой дружбы не было. В наших отношениях с Германией с 1939-го по 1941 год сохранялись напряженность и взаимное недоверие.

А как же тогда договор о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года?

Он так назывался лишь формально. Никакой настоящей дружбы между СССР и нацистской Германией, конечно, не было, да и не могло быть. Это было вынужденное ситуативное партнерство и настороженный нейтралитет.

Оговаривались ли специально в пакте Молотова-Риббентропа или в секретных протоколах к нему сроки выступления СССР против Польши, которое произошло 17 сентября 1939 года?

Все соответствующие документы давно опубликованы и на Западе, и у нас. Конечно, никаких планов по совместной оккупации Польши в них нет. Там лишь обозначается линия разграничения сфер интересов обеих сторон.

То есть согласно пакту Молотова-Риббентропа у СССР не было письменных обязательств нападать на Польшу вместе с Германией?

Конечно, никаких обязательств, тем более с обозначением конкретных дат, не существовало. Более того, СССР мог вообще не переходить советско-польскую границу ни 17 сентября, ни потом. Но поскольку имелось явное недоверие к немцам, в некоторых местах перешедшим линию разграничения интересов, то приняли такое решение. Однако давайте подумаем, как бы развивалась ситуация, если бы эти польские территории заняли германские войска? Тем более что на западном фронте тогда никаких активных боевых действий вообще не было — англичане и французы вели с немцами так называемую «странную войну».

В нынешней Польше занятие Красной Армией ее восточных территорий в сентябре 1939 года называют «ударом в спину». А как вы это оцениваете?

Если использовать эту терминологию, то к моменту вторжения советских танковых бригад никакой спины у Польши уже не было. К 17 сентября польская армия была уже полностью разгромлена вермахтом.

И правительство Польши к тому времени эвакуировалось из страны.

Да, но не это стало спусковым крючком для советского вторжения. Решение о польском походе Красной Армии было принято независимо от этого. Хотя эвакуация правительства Польши наглядно демонстрировала коллапс ее армии. Повторюсь, занятие Западной Украины и Западной Белоруссии Красной Армией в сентябре 1939 года предотвратило ее захват гитлеровскими войсками.

«Припятская проблема»

Как вы оцениваете присоединение Восточной Польши (она же Западная Белоруссия и Западная Украина) с военно-стратегической точки зрения? Помог ли раздел Польши между Германией и СССР отсрочить войну или лучше к ней подготовиться?

Тут не следует ограничиваться только Польшей. Немцы нам тогда позволили занять часть территории Финляндии к северо-западу от Ленинграда и поглотить прибалтийские государства. И это в корне изменило всю стратегическую ситуацию в регионе.

На территории бывшей Восточной Польши тоже произошли существенные изменения. До 1939 года головной болью советского военного планирования была так называемая «Припятская проблема» — труднопроходимая лесисто-болотистая местность на юге нынешней Белоруссии. Но затем эта область стала проблемой уже для германского командования, что в 1941 году негативно сказалось на взаимодействии между группами армий «Центр» и «Юг» и дальнейшей реализации плана «Барбаросса».

После окончания Второй мировой войны бывший генерал вермахта Альфред Филиппи написал об этом целую книгу, которая так и называется: «Припятская проблема. Очерк оперативного значения Припятской области для военной кампании 1941 года». Поэтому здесь наше стратегическое положение в 1939 году тоже улучшилось, и 300 километров от старой до новой границы давали СССР существенный выигрыш во времени и расстоянии.

Но ваши оппоненты на это могут возразить так: границу-то отодвинули на 300 километров, но в результате хорошо укрепленную «линию Сталина» на старой границе мы законсервировали, а «линию Молотова» на новой границе к июню 1941 года так и не обустроили.

Утверждение, что так называемая «линия Сталина» была хорошо укреплена, может вызвать лишь горькую усмешку. Она строилась в 1930-е годы во многом по устаревшим чертежам и лекалам, и в ней имелись большие бреши, особенно на территории Белоруссии. Поэтому цепляться за нее особого смысла не было. Но линия обороны на новой границе, как ни странно, сыграла важную роль в 1941 году, несмотря на то, что немцы ее преодолели.

Благодаря ей 1-я танковая группа вермахта была вынуждена сбавить темпы наступления и существенно скорректировать свои планы. Немцам пришлось перераспределить свои силы и средства, что впоследствии помешало им при продвижении к Киеву.

Еще говорят, что на вновь присоединенных территориях (особенно на Западной Украине) Советский Союз получил враждебное местное население, в 1941 году радушно встретившее немцев.

На общем фоне тех событий, когда воевали миллионные армии, этот фактор не имел существенного значения. На исход военного противостояния он вообще не влиял.

Передышка перед блицкригом

То есть вы не считаете, что достижения сталинской дипломатии 1939 года обесценила военная катастрофа 1941 года? Ведь, скажем, находящийся недалеко от границы 1939 года Минск немцы взяли уже 28 июня 1941 года.

Это ложный вывод. Ошибки, совершенные советским руководством в 1941-м, вовсе не были следствием решений, принятых в 1939 году. То, что Сталин не решился на развертывание войск на западных границах в мае 1941 года, не означает того, что положение Красной Армии на границах 1941 года было хуже, чем на рубежах двухлетней давности. Если бы со стороны советского руководства была нормальная реакция на события, предшествующие 22 июня 1941 года, то никакой катастрофы бы не было.

Но этого не случилось, поэтому Минск немцы действительно взяли уже 28 июня. Однако следует помнить, что это сделали подвижные дивизии вермахта еще до выхода к городу основных пехотных сил группы армий «Центр». Именно пехота определяет окончательный контроль над территорией, а не действия механизированных соединений.

Советский Союз получил передышку на два года, чтобы подготовиться к войне. Значительно усилилась наша военная промышленность, а численность Красной Армии возросла с 1 миллиона 700 тысяч человек в августе 1939 года до 5,4 миллиона человек в июне 1941 года.

Да, но из них в 1941 году только в плен попало более трех миллионов.

И что? А если бы война началась в 1939 году, и в плен к немцам попал миллион, после чего войска вермахта спокойно вышли бы на линию Архангельск — Астрахань? Кому от этого стало бы легче?

Как вы считаете, почему переговоры СССР с Францией и Англией летом 1939 года завершились неудачей? Был ли реален союз между ними вместо пакта Молотова-Риббентропа?

Да, теоретически они могли бы договориться, но только в том случае, если бы западные союзники предложили СССР то, чего он так настойчиво от них добивался, — конкретный план действий на случай войны. Однако Англия и Франция рассматривали эти переговоры лишь как средство воздействия на Гитлера, чтобы сдерживать его амбиции, и Москве они мало что могли предложить. В свою очередь, Сталину в случае конфликта с Германией не хотелось спасать западных союзников, как это было во время Первой мировой войны, и принимать основной удар на себя. Эти противоречия во многом и привели к провалу переговоров. Вообще, главная проблема предвоенной Европы заключалась в том, что никто не был готов вместе бороться против Гитлера, отбросив свои сиюминутные интересы.

Смотрите так же:  Главбух пособия в 2018 году

Мюнхенский сценарий Сталина

На ваш взгляд, понес ли СССР политический и моральный ущерб, заключая договор с нацистским режимом? В Коминтерне известие об этом вызвало шок, и сочувствие к Советскому Союзу среди западной левой общественности заметно поубавилось.

Для нашей страны польза от Коминтерна и от новых типов вооружения и военной техники, выпущенных с 1939-го по 1941 год, несравнима. Советский Союз был вынужден делать трудный выбор между симпатиями прекраснодушных замечательных людей на Западе и интересами своей безопасности.

Вы писали, что для СССР советско-германский договор в военном отношении был тем же, чем стало для Англии Мюнхенское соглашение 1938 года: минимум годичной паузой на подготовку страны к войне. То есть пакт Молотова-Риббентропа — наш Мюнхен?

Да, это был наш Мюнхен. У Англии и Франции была точно такая же мотивировка: лучше подготовиться к войне. Разница между Мюнхеном и пактом Молотова-Риббентропа лишь в секретных протоколах о разграничении сфер влияния в Восточной Европе. То, что Мюнхенское соглашение якобы имело целью перенаправить гитлеровскую агрессию на Восток, — это выдумки советских пропагандистов. На самом деле Англии и Франции тоже требовалась хоть какая-то передышка для мобилизации своих ресурсов.

Заключая в 1939 году договор с Гитлером, Сталин никак не мог предвидеть, что будущая война пойдет по совсем иному сценарию, чем он предполагал. Он, например, совсем не ожидал, что в мае 1940 года случится катастрофа Дюнкерка и Франция, которая в Первую мировую почти четыре года успешно держала западный фронт, капитулирует перед Гитлером всего через полтора месяца после начала активной фазы боевых действий. Конечно, пакт Молотова-Риббентропа был циничной сделкой с дьяволом ради интересов нашей страны. Однако дальнейший ход событий показал, что эта сделка для нас все-таки была оправданной.

2.1 Пакт Гитлера — Сталина

После «аншлюсса» Австрии, раздела и захвата Чехословакии немецкое политиче­ское руководство приняло решение достичь превосходства в Европе военной силой и сделать Восточную Европу колонией. Следующей жертвой немецкой экспансии должна была стать Польша. Лишь боязнь войны на два фронта сдерживала Гитлера и его советников. Так как «антигитлеровской коалиции» между западными держава­ми и Советским Союзом тогда еще не было, национал-социалистическое руковод­ство воспользовалось ситуацией, сделав Советскому Союзу предложение о союзе -в полном противоречии с проводившейся до этого антисоветской политикой и пропа­гандой, но не отказываясь от далеко идущих захватнических планов, направленных против Советского Союза.

Заключение германо-советского пакта о ненападении («пакт Гитлера-Сталина») 23. 8. 1939 г. было политическим сюрпризом первостепенной значимости. Договор облегчил Гитлеру нападение на Польшу, Сталин же надеялся на выигрыш времени и более благоприятную позицию в оттягиваемой войне. На каких шатких основани­ях держался неожиданный союз двух враждебных систем, ясно из высказываний Гитлера о том, что после победы над западными державами он направит все свои силы против Советского Союза. Решимость вести захватническую войну против Советского Союза не уменьшилась с немецкой стороны и после заключения после­дующих договоров (германо-советский договор о дружбе и границе от 28. 9.1939 г., германо-советское экономическое соглашение от 11. 2.1940 г.).

Война, начатая 1.9.1939 г., служила, без всякого сомнения, уничтожению Польши. За быстрой победой последовали разрушение польского государства, уничтожение высших руководящих слоев и почти всего еврейского населения страны, переселе­ние и порабощение оставшегося населения. Кроме почти трех миллионов польских евреев, войну, оккупацию и террор не пережили и три миллиона поляков-неевреев. Помимо всего прочего, Польша стала ещё и местонахождением гетто и лагерей уни­чтожения, осуществлявших планомерный геноцид в отношении европейских евреев.

В секретном дополнительном протоколе от 23.8.1939 г., который был изменен и дополнен секретным протоколом от 28. 9. 1939 г., между Германией и Советским Союзом была не только поделена государственная территория Польши, но и отда­ны СССР прибалтийские государства, Финляндия и Бессарабия. 17. 9.1939 г. Совет­ский Союз ввел свои войска в Восточную Польшу и в 1940 г. аннексировал три при­балтийских государства, Бессарабию и (после войны с большими потерями) часть территории Финляндии. Советской политике тех лет были также присущи неприкры­тая агрессия и беззастенчивое применение насилия.

Текст 17 Запись швейцарского комиссара Лиги Наций по Данцигу Карла Якоба Буркхардта о разговоре с Гитлером 11. 8.1939 г.

Все, что я предпринимаю, направлено про­тив России; если Запад слишком глуп и слеп, чтобы понять это, то я буду вынужден догово­риться с русскими для удара по Западу, а затем после его разгрома я направлю все свои объединенные силы против Советского Союза. Мне нужна Украина, чтобы нас снова не уморили голодом, как в последней войне.

Текст 18
Отрывок из стенограммы выступления Гитлера перед главнокомандующими вермахта 22. 8.1939 г. о политике по отно­шению к Польше.

На первом плане — уничтожение Польши. Цель — устранение живой силы, а не дости­жение определенной линии. Если разразится война на Западе, уничтожение Польши оста­нется на первом плане. С учетом времени года — быстрое решение. Я дам пропагандистский повод для развязы­вания войны, все равно, достоверен он или нет. У победителя потом не спрашивают, ска­зал он правду или нет. В начале и в ходе вой­ны важно не право, а победа. Закрыть сердце для жалости. Жестокость. 80 миллионов человек должны получить свое право. Их существование должно быть обеспечено. Прав тот, кто сильнее.

Текст 19
Договор о ненападении между Герма­нией и Советским Союзом от 23. 8.1939 г.

Правительство Германии и Правительство Союза Советских Социалистических Республик, руководимые желанием укрепления дела мира между Германией и СССР и исходя из основных положений договора о нейтралите­те, заключенного между Германией и СССР в апреле 1926 г., пришли к следующему соглашению:

Обе договаривающиеся стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всяк­ого агрессивного действия и всякого нападе­ния в отношении друг друга, так и совместно с другими державами. [. ]

В случае возникновения споров или кон­фликтов между договаривающимися сторо­нами по вопросам того или иного рода обе стороны будут разрешать эти споры или кон­фликты исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комис­сий по урегулированию конфликта.

Настоящий договор заключается сроком на десять лет с тем, что, если одна из договари­вающихся сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет. [. ]

Составлен в двух оригиналах, на немецком и на русском языках.

Москва 23 августа 1939 года.
За Правительство По уполномочию
Германии Правительства СССР
ф. Риббен троп В. Молотов

Текст 20
Секретный дополнительный протокол к договору о ненападении между Германи­ей и Советским Союзом от 23. 8.1939 г.

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Соци­алистических Республик нижеподписавшие­ся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе.

Это обсуждение привело к нижеследую­щему результату:

1. В случае территориально-политическо­го переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финлян­дия, Эстония, Латвия, Литва), северная гра­ница Литвы одновременно является грани­цей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению к Виленской области признаются обеими сторонами.

2. В случае территориально-политическо­го переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизи­тельно проходить по линии рек Нарева, Вис­ла и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интере­сах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут грани­цы этого государства, может быть оконча­тельно выяснен только в течение дальней­шего политического развития.

Во всяком случае, оба правительства будут решать этот вопрос в порядке друже­ственного обоюдного согласия.

3. Касательно Юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес к Бессарабии. С немецкой стороны заявляется о ее полной политической незаинтересован­ности в этих областях.

4. Этот протокол будет сохраняться обеи­ми сторонами в строгом секрете.

Москва, 23 августа 1939 года.
За Правительство По уполномочию
Германии Правительства СССР
ф.Риббентроп В.Молотов

Текст 21
Германо-советский договор о дружбе и границе от 28. 9.1939 г.

Договор подписан министрами иностранных дел Молотовым и Риббентропом.

Германское правительство и правитель­ство СССР после распада бывшего Польско­го государства рассматривают исключитель­но как свою задачу восстановить мир и порядок на этой территории и обеспечить народам, живущим там, мирное существова­ние, соответствующее их национальным осо­бенностям. С этой целью они пришли к согла­шению в следующем:

Германское правительство и правитель­ство СССР устанавливают в качестве грани­цы обоюдных государственных интересов на территории бывшего Польского государства линию, которая нанесена на прилагаемую карту и более подробно будет описана в дополнительном протоколе.

Обе стороны признают установленную в статье 1 границу обоюдных государственных интересов окончательной и устранят всякое вмешательство третьих держав в это реше­ние.

Необходимое государственное пере­устройство на территории западнее указан­ной в статье линии производит германское правительство, на территории восточнее этой линии — правительство СССР.

Германское правительство и правитель­ство СССР рассматривают вышеприведен­ное переустройство как надежный фунда­мент для дальнейшего развития друже­ственных отношений между своими народа­ми.

Этот договор подлежит ратификации. Обмен ратификационными грамотами дол­жен произойти как можно скорее в Берлине. Договор вступает в силу с момента его под­писания.

Составлен в двух оригиналах, на неме­цком и русском языках.

Москва, 28 сентября 1939 года.
За Правительство По уполномочию
Германии Правительства СССР
ф.Риббентроп В. Молотов

Текст 22
Секретный дополнительный протокол к германо-советскому договору о дружбе и границе от 28. 9. 1939 г., касающийся обмена территориями, входящими в сферу влияния.

Нижеподписавшиеся полномочные пред­ставители заявляют о соглашении прави­тельства Германии и Правительства СССР в следующем:

Секретный дополнительный протокол, подписанный 23 августа 1939 года, должен быть исправлен в пункте 1, отражая тот факт, что территория Литовского государства ото­шла в сферу интересов СССР, в то время как Люблинское воеводство и часть Варшавско­го воеводства отошли в сферу интересов Гер­мании (см.карту, приложенную к договору о дружбе и границе, подписаному сегодня). Как только правительство СССР примет спе­циальные меры на литовской территории для защиты своих интересов, настоящая герма­но-литовская граница с целью установления естественного и простого пограничного опи­сания должна быть исправлена таким образом, чтобы литовская территория, располо­женная к юго-западу от линии, обозначенной на приложенной карте, отошла к Германии.

Далее заявляется, что ныне действующее экономическое соглашение между Германи­ей и Литвой не будет затронуто указанными выше мероприятиями Советского Союза.

Москва, 28 сентября 1939 года.
За Правительство По уполномочию
Германии Правительства СССР
ф.Риббентроп В. Молотов

Текст 23
Отрывок из отчета начальника 16-ой опе­ративной команды СД штурмбаннфюре-ра СС Франца Редера в главное управле­ние СД (главное управление имперской безопасности) от 20.10.1939 г. относитель­но акции против польского населения.

По воле фюрера из населенной поляками Померании должна возникнуть в кратчайший срок немецкая Западная Пруссия. Для осу­ществления этих задач необходимы по согласованному мнению всех компетентных органов следующие меры:

Смотрите так же:  Заявление в ооп об устранении препятствий

1. Физическая ликвидация всех польских эле­ментов, которые

а) в прошлом играли ведущую роль на поль­ской стороне или

в) могут стать в будущем участниками поль­ского сопротивления.

2. Выселение или переселение всех «корен­ных поляков» и «конгрессоров» из Западной Пруссии.

3. Переселение ценных в расовом и прочих отношениях поляков в центр старого рейха, поскольку речь идет об угасающей немецкой родопреемственности, причем, включение в немецкий народный корпус должно проис­ходить беспрепятственно. Указанные меры проводились с первого дня.

Текст 24
Выдержка из докладной записки глав­нокомандующего группой войск Ост генерал-полковника Бласковица глав­нокомандующему сухопутными войска­ми генерал-полковнику фон Браухичу от 6.2.1940 г. об обращении с польским насе­лением.

Генерал-полковник фон Бласковиц был отстранен в мае 1940 г. от должности глав­нокомандующего группой войск Ост за кри­тику немецкого поведения в Польше.

1. Военно-политическое положение [. ]

является ошибочной бойня нескольких дес­ятков тысяч евреев и поляков, как это сейчас происходит; таким образом в силу большой численности населения не удастся ни похо­ронить идею польского государства, ни уни­чтожить евреев. Напротив, способ уничтоже­ния наносит величайший вред, усложняет проблемы и делает их более опасными, чем это было бы при продуманных и целенаправ­ленных действиях. Последствия:

а) Враждебной пропаганде поставляется та­кой эффективный материал, какой всем миром не придумать специально. Последние сообщения иностранных радиостанций отра­жают лишь мизерную часть того, что произо­шло в действительности. Надо учитывать, что крики заграницы становятся все громче и наносят величайший политический вред, поскольку чудовищные действия имели место и ничем не могут быть опровергнуты. [. ]

Если высокие должностные лица СС и поли­ции требуют насилия и жестокости и одобря­ют их публично, то в кратчайший срок у вла­сти окажутся только насильники. Невероятно быстро сходятся себе подобные и ущербные типы, которые, как в Польше, дают волю сво­им животным и патологическим инстинктам. Вряд ли есть ещё возможность удержать их в узде, так как они считают, что закон их вла­сти предоставляет им право на любую жестокость.

Единственная возможность борьбы с этой чумой в том, чтобы как можно скорее отдать виновных и их окружение в руки военного начальства и правосудия. [. ]

Как Гитлер и Сталин делили Польшу

Иоахим фон Риббентроп (слева), Иосиф Сталин (второй слева) и Вячеслав Молотов (ставит подпись, сидит справа). Со стороны СССР договор был подписан наркомом по иностранным делам Молотовым, со стороны Германии — ее министром иностранных дел Риббентропом. Договор часто называют «пактом Молотова-Риббентропа».

Молотов и Гитлер

Стороны соглашения обязывались воздерживаться от нападения друг на друга и соблюдать нейтралитет в случае, если одна из них становилась объектом военных действий третьей стороны. К договору прилагался секретный дополнительный протокол о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. С ответным визитом в Берлине был Молотов. На снимке он слева с Гитлером и переводчиком.

Гитлер о пакте и позиции Сталина

«Наши враги рассчитывали на то, что Россия станет нашим противником после завоевания Польши. Я был убежден, что Сталин никогда не примет предложения англичан. Только безоглядные оптимисты могли думать, что Сталин настолько глуп, что не распознает их истинной цели. Россия не заинтересована в сохранении Польши… Теперь. путь солдатам открыт», — Адольф Гитлер (1939 год).

«Вероломный изверг» по фамилии Гитлер

«. как могло случиться, что советское правительство пошло на заключение пакта о ненападении с такими вероломными людьми и извергами, как Гитлер и Риббентроп? Не была ли здесь допущена со стороны советского правительства ошибка? Конечно, нет! Пакт о ненападении есть пакт о мире между двумя государствами», — из выступления Сталина (1941 год, после нападения Гитлера на СССР).

Договор был подписан после периода очень серьезного охлаждения советско-германских отношений, вызванного приходом Гитлера к власти, и вооруженных конфликтов, в которых СССР противостоял гитлеровской коалиции: Германии и Италии в Испании, Японии на Дальнем Востоке. Договор стал неожиданностью не только для третьих стран, но и для населения СССР и Германии.

1 сентября 1939 года Германия начала вторжение в Польшу, а 17 сентября 1939 года на территорию Польши вошли советские войска. Территориальный раздел страны был завершен 28 сентября 1939 года подписанием договора о дружбе и границе между Советским Союзом и Германией. Позже к СССР были присоединены страны Прибалтики, Бессарабия и Северная Буковина, а также часть Финляндии.

Начало Второй мировой

Польская кампания вермахта — военная операция, в результате которой территория Польши была полностью оккупирована, а ее части аннексированы «третьим рейхом» и СССР. В ответ на агрессию Гитлера Великобритания и Франция объявили войну Германии, что ознаменовало начало Второй мировой войны. Датой ее начала ринято считать 1 сентября 1939 года — день вторжения в Польшу.

Германские войска нанесли поражение вооруженным силам Польши. 17 сентября на территорию Польши вошли советские войска — как сообщалось официально, с целью присоединения к СССР Западной Белоруссии и Западной Украины. Территория Польши была поделена между Германией и Советским Союзом в соответствии с секретными протоколами к договорам о ненападении и о дружбе и границе, а также Литвой и Словакией.

Совместный парад в Бресте

14 сентября 1939 года немецкий 19-й моторизованный корпус атаковал Брест-на-Буге (тогда польский город) и занял его. 22 сентября Брест был передан 29-й танковой бригаде Красной армии во время импровизированного парада. Парад принимают: в центре — генерал Гудериан (командующий 19-й моторизованным корпусом), справа — командир 29-й легкотанковой бригады РККА, комбриг Семен Кривошеин.

Город Брест вошел в состав СССР как центр новообразованной Брестской области Белорусской ССР. По реке Западный Буг пролегла советско-германская демаркационная линия. И именно этот город 22 июня 1941 года одним из первых подвергся атаке германских войск. Оборона Брестской крепости стала символом стойкости, мужества и воинской доблести. На фото — парад при передаче города Красной армии в 1939 году.

Чем кончилась дружба

После нападения Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года «пакт Молотова-Риббентропа», так же как и все остальные советско-германские договоры, утратил силу. В 1989 году Съезд народных депутатов СССР осудил секретный дополнительный протокол к договору и признал его недействительным с момента подписания. Сегодня 23 августа — День памяти жертв сталинизма и нацизма.

Сталин и Гитлер: от пакта до войны

23 августа 1939 года гитлеровская Германия и Советский Союз заключили договор о ненападении. Со стороны СССР его подписал нарком по иностранным делам Вячеслав Молотов, со стороны Германии — министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп (Joachim von Ribbentrop). К договору прилагался секретный дополнительный протокол о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. В частности, Гитлер и Сталин договорились о разделе Польши.

1 сентября 1939 года войска гитлеровской Германии вторглись на территорию Польши с запада, а 17 сентября 1939 года в Польшу вошли с востока советские войска. Сражаться на два фронта страна не могла. Ее раздел вермахт и части Красной АРмии отпраздновали совместным парадом в Бресте. Позже к СССР были присоединены страны Балтии, Бессарабия, Северная Буковина и часть Финляндии.

Договор, заключенный между Берлином и Москвой, в России обычно называют «пактом Молотова-Риббентропа», а в Германии — «пактом Гитлера-Сталина» (Hitler-Stalin-Pakt). После нападения Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года он, как и все остальные советско-германские договоры, утратил силу.

Как Сталин превратил врагов в союзников благодаря пакту с Гитлером

Благодаря пакту Молотова-Риббентропа Сталину удалось разрушить единый антисоветский лагерь западных стран, заставить Гитлера воевать со своими спонсорами и покровителями, сделав затем организовавших Вторую мировую войну американцев и британцев своими настоящими союзниками в борьбе с нацизмом

Благодаря пакту Молотова-Риббентропа Сталину удалось разрушить единый антисоветский лагерь западных стран, заставить Гитлера воевать со своими спонсорами и покровителями, сделав затем организовавших Вторую мировую войну американцев и британцев своими настоящими союзниками в борьбе с нацизмом

Ложь, клевета, подлог и просто обыкновенная глупость до сих пор часто делают недоступным для понимания заключенный 23 августа 1939 года Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, известный также как пакт Молотова-Риббентропа. Эти политики подписали данный документ в качестве министров иностранных дел обеих стран, действуя по поручению Сталина и Гитлера.

Главное обвинение в адрес Москвы в этой связи заключается в том, что не будь этого пакта, Германия никогда не решилась бы начать Вторую мировую войну. Из этого делается вывод, что Сталин, фактически, спровоцировал таким образом Гитлера развязать мировую бойню, чем вверг и советский народ в суровые испытания, которые стоили ему почти 30 миллионов человеческих жизней и разорения европейской части страны, которую пришлось спасать «преданным» им «западным демократиям».

Это глобальное обвинение подразумевает и множество других, частных. СССР нанес удар в спину мужественно сражавшейся с гитлеровцами Польше! Как Сталин мог заключить пакт о ненападении с нацистами! Как можно вообще было иметь дело и принимать в Кремле гитлеровских эмиссаров, да еще и поднимать тост — после подписания пакта — за здоровье Гитлера: «Я знаю, как немецкий народ любит своего фюрера». Сталин не часто говорил правду, на этот же раз все было честно: немецкий народ даже не просто любил, он обожал своего фюрера.

Вот такие рассчитанные на эмоции «аргументы», которые кажутся на первый взгляд, особенно в свете последующих событий, вполне убедительными и справедливыми, приводят критики пакта Молотова-Риббенпропа – и за рубежом, и даже в России. А то, что при этом эмоции подменяют факты, многие из которых – из числа неудобных — вообще игнорируются, как всегда, остается за кадром. Россия должна за пакт каяться, а некоторые страны, как, например, Польша уже готовятся взыскать с Москвы «триллионные репарации».

Хотя истина сегодня многих совершенно не интересует – для постмодерна это нормально, и обыватель предпочитает кормиться удобными мифами, у нас есть сегодня – в очередную годовщину подписания пакта – законный повод все же сказать, как все было на самом деле. Просто из любви к истине. А она заключается в том, что благодаря пакту Молотова-Риббентропа Сталину удалось разрушить единый антисоветский лагерь западных стран, готовившихся растерзать его страну. Он смог вынудить вместо этого Гитлера воевать со своими спонсорами и покровителями, несостоявшимися союзниками в войне против СССР, проредить их число, сделав затем организовавших Вторую мировую войну американцев и британцев своими настоящими союзниками в борьбе с нацизмом, чтобы завершить войну в поверженном Берлине. И все это благодаря пакту.

Договор о ненападении между Германией и СССР (Москва, 23 августа 1939 г). Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Откуда взялся Гитлер и для чего?

Заставить Гитлера обратиться вначале на своих создателей и «партнеров», чтобы потом вместе с ними выйти победителями в мировой войне в условиях, когда на востоке зубы на СССР точила еще и милитаристская Япония, было очень непросто. Особенно если учесть, для чего создали Гитлера. Никому не известный ефрейтор, австриец по национальности, стал обожаемым немецким народом фюрером в результате сложной многоходовки.

С начала 1920-х годов на него обратили внимание американцы, начавшие сразу после завершившейся не по их нотам Первой мировой войны готовить следующую. Благодаря заокеанскому финансированию, логистической, пропагандисткой поддержке под руководством куратора от американских спецслужб Эрнста Ганфштенгеля, о чем тот сам поведал, в частности, в своей книге «Гитлер. Утраченные годы», в Германии появился политик, призванный стать детонатором мировой бойни. В результате серии мероприятий экономического и финансового характера при участии Британии, Франции, а также США Германию довели до того, что маргинал типа Гитлера смог претендовать на власть.

Смотрите так же:  Нотариус на проспекте пятилеток

К началу 1930-х годов к американскому «проекту Гитлер», который был частью политики американского истеблишмента по организации новой глобальной войны, чтобы по ее итогам установить в мире Pax Americana, присоединились британцы и французы, которые решили этот проект сузить, направив его против СССР. К тому времени уже вполне обозначилось, что СССР не собирается становиться сырьевой колонией Запада. Заставить Москву пойти на это с помощью экономического принуждения не удалось. Лондон и Париж, а также их клиенты в Европе, которых насоздавали после Первой мировой войны в основном из тела России, стали также опасаться за свою безопасность. После потрясших воображение европейских политиков и военных киевских военных маневров 1935 года, в которых участвовали свыше 1 тысячи танков, 600 самолётов, 300 орудий и впервые выбрасывался с самолетов крупный авиадесант, нацистскую Германию решили использовать в роли «парового катка» для сокрушения СССР с последующим расчленением страны между участниками и спонсорами этого предприятия. Для этого Гитлеру были выделены беспрецедентные финансовые средства. Лондон и Париж закрыли глаза на восстановление армии, флота, воссоздание ВВС, введение всеобщей воинской повинности. На ввод немецких войск в Рейнскую область, аншлюс Австрии. Они позволили фашизму победить в гражданской войне в Испании, подарили Гитлеру Судеты и готовы были отдать всю Чехословакию, толкая немецкую агрессию – вместе с верным польским союзником — на восток. Гитлер, рейхсканцлер и глава правящей партии, был абсолютно рукопожатным политиком, пришедшим к власти демократическим путем. Британский премьер Чемберлен называл его «величайшим немцем нашей эпохи». Американский журнал «Тайм» провозглашал Гитлера человеком года. Нацистской Германии подарили в 1936 году сразу две Олимпиады – и Летнюю, и Зимнюю, чего с тех пор не происходило ни разу. У всех крупных европейских стран были с Германией договоры о ненападении, бурно развивалось экономическое сотрудничество.

Британский премьер Невилл Чемберлен называл Гитлера «величайшим немцем нашей эпохи». (На снимке: А. Гитлер приветствует Н. Чемберлена. 1938 г.) Фото: www.globallookpress.com

Не только Гитлер

Одновременно в помощь Гитлеру, англофилу и антикоммунисту, выращивали фашистскую Италию. Она тоже купалась в западных кредитах. На агрессию Муссолини в Эфиопии, в ходе которой активно применялись отравляющие газы и совершались другие зверства, на открытое военное вмешательство в Испании закрыли глаза. Главный итальянский фашист считался вполне надежным «партнером» Запада – еще в годы Первой мировой войны этот начинающий демагог стал агентом британской разведки, которому присвоили пророческую кличку: «Дуче». Тогда Муссолини очень поспособствовал вступлению Италии в Первую мировую войну. Того же от него ожидали снова. А на востоке США и Великобритания всячески потворствовали милитаристской Японии. Ей позволили закрепиться в Маньчжурии и начать в 1937 войну с Китаем, что, по мнению китайцев, и стало началом Второй мировой войны. Попытки втянуть в этот конфликт СССР увенчались успехом. После того, как китайская авиация в течение нескольких месяцев была уничтожена японской, защищать небо Китая от агрессора пришлось советским летчикам. И это едва не привело к полномасштабной войне между обеими странами. Лишь испытав силу советских войск, японцы решили попытать счастье на юге. И произошло это после того, как был заключен пакт Молотова-Риббентропа. Он подписывался под грохот кровопролитных боев с японцами на Халкин-Голе, когда еще ничего не было решено.

Все против СССР

Что касается западного направления, то противниками СССР там были буквально все: немцы, поляки, британцы, французы вместе со своими мелкими союзниками и вассалами, многие из которых жаждали новых земель на востоке. В авангарде должны были идти немцы и поляки, за спиной которых стояли французы и англичане. До 1939 года СССР готовился воевать с соединенной немецко-польской армией. Это выглядело вполне естественно. Между обеими этими странами было слишком много общего: воинствующий национализм, авторитаризм, антикоммунизм, антисемитизм. А имевшиеся между ними территориальные претензии можно было урегулировать за счет ожидавшейся добычи.

СССР не только постоянно обращал внимание европейских стран на агрессивную политику Берлина, но и действовал: провел, например, частничную мобилизацию в 1938 году, чтобы помочь Чехословакии защитить свою территориальную целостность перед угрозой вторжения немцев. Под давлением Лондона и Парижа чехи отказались от помощи – в Мюнхене нацистская Германия, фашистская Италия, демократические Британия и Франции решили судьбу чехов за них. СССР туда даже не пригласили, так как после Чехословакии он должен был стать следующей жертвой гитлеровской агрессии.

У провокаторов возникли проблемы

Возникшее у Гитлера головокружение от успехов, вызванных на самом деле не его «гениальностью» и «везением», а тем, что ему подыгрывали, тайными договоренностями с Лондоном и Парижем в рамках плана сокрушения СССР, привело к тому, что он стал становиться неуправляемым. С конца марта 1938 года это стало очевидно для Лондона и Парижа, где решили призвать Гитлера к порядку, в том числе натравив на него Польшу, еще вчера ближайшего союзника Германии. В течение буквально одной недели поляки превратились по своей инициативе из лучших друзей во врагов и стали угрожать немцам войной за попытки урегулировать вопрос установления надежного сообщения между Восточной Пруссией и остальным рейхом. Это было необходимо Германии перед будущей войной с СССР, от которой Гитлер на тот момент не отказывался. Пакет немецких предложений на этот счет поляки с подачи Лондона и Парижа отвергли в грубой форме, что заставило немцев в апреле 1939 года решиться на войну с Польшей. До этого у них не было таких планов. Гитлер намеревался использовать Польшу с её огромной армией в агрессии против СССР.

Однако растущая независимость Гитлера от своих патронов и покровителей стала реально пугать последних. Они уже не были уверены на 100%, что фюрер пойдет вскоре именно на восток. Чтобы подтолкнуть его к этому и добиться выхода немецкой армии к границам СССР, что гарантировало войну в самом скором будущем, в Лондоне и Париже решили пожертвовать созданной ими же Польшей, обеспечив ее поражение в спровоцированной ими же войне с Германией. Несмотря на «гарантии» и другие обязывающие договоренности, Польша никакой помощи от своих союзников не получила. Объявленная Германии 3 сентября Британией и Францией война была «странной» – чистой имитацией вплоть до весны следующего года.

«Странная война», объявленная Германии Британией и Францией, была чистой имитацией, пока Гитлер не решил обезопасить свой тыл, чтобы повернуть на Россию. Фото: www.globallookpress.com

Обвинять СССР в том, что он ударил Польше в спину, когда 17 сентября советская армия заняла восточные районы этой страны, нет никаких оснований. Немцы разгромили поляков за одну неделю, никакого организованного сопротивления уже не было, они просто оккупировали бы всю Польшу. А это бы означало, что 22 июня 1941 года граница между СССР и Германией проходила бы в районе Минска, и у немцев вполне оказались бы под рукой те 10-12 дивизий, которых, как потом признавался маршал Жуков, им не хватило, чтобы захватить в том же году Москву.

Не хотел, но так получилось

Впрочем, даже на этом этапе Гитлер, несмотря на пакт с СССР, не рассматривал его серьезно – все договоры являлись для него, как и для всех политиков того времени, бумажками, которые можно и нужно разорвать, когда это выгодно. Но он по-прежнему очень не хотел воевать с французами и особенно англичанами. Несколько раз выступал с мирными предложениями, даже после разгрома Франции, с которой обошелся крайне мягко. Именно поэтому он дал британцам возможность эвакуировать своих солдат из Дюнкерка. Война с СССР, захват жизненного пространства на востоке всегда были его главной целью. Зная это, его противники по «странной войне» несколько раз пытались конвертировать ее в войну против СССР. Во-первых, когда решили направить экспедиционный корпус в Финляндию, куда из-за капитуляции последней он не успел попасть. Во-вторых, когда решились бомбить советские нефтепромыслы в Баку с французских баз в Сирии в мае 1940 года. Но не срослось. Гитлер сорвал эти планы своим наступлением на западном фронте, после успеха которого, ликвидировав для себя всякую угрозу в Европе на несколько лет вперед, стал планировать войну с СССР. То есть то, для чего его и создали. Просто он хотел быть теперь сам себе режиссером.

Сталин виноват не тем, что заключил пакт с фюрером, а что прошляпил этот поворот в немецкой политике, дал себя опередить Гитлеру. А тот по-прежнему, кстати, прилагал все усилия, чтобы добиться благосклонности англичан, даже отправив к ним для этого своего заместителя по партии Рудольфа Гесса в преддверии войны с СССР. И ведь, наверное, тот все же получил какие-то гарантии, например, насчет Второго фронта, который Черчилль саботировал столь долго, сколько мог. В целом же фюреру не везло в переговорах с англичанами. Одновременно с подготовкой пакта Молотов-Риббентроп его представители вели тайные переговоры в Лондоне, чтобы заключить аналогичный пакт с Британией. В Берлине стоял британский самолет, чтобы, если удастся договориться, высокопоставленный представитель немецкого правительства прибыл в Лондон для подписания соглашения. Вероятно, туда должен был лететь Геринг, имевший в британской элите тесные связи. Но не договорились, и Риббентроп полетел в Москву.

Войны было не избежать, но все могло быть намного хуже

Это говорит о том, что войны в Европе после превращения Западом Германии в милитаризированного монстра в антисоветских целях нельзя было избежать. Для СССР важно было в этой ситуации повернуть немецкую агрессию в противоположную от себя сторону, вывести из числа агрессоров Польшу, передвинуть как можно дальше на запад границы страны, вынудить западные страны начать реальную войну между собой, чтобы повысить ценность СССР как естественного союзника в борьбе с гитлеризмом. А иначе получилась бы ситуация Первой мировой войны, в которой Британии, Франции и США удалось столкнуть Россию и Германию, уничтожить обе империи, избавиться одним махом сразу от двух потенциальных конкурентов, а уполовиненную Россию еще и попытаться превратить в своей сырьевой придаток. «Союзники» России в Первой мировой войне все сделали для того, чтобы она ее проиграла, не помогли после ее окончания прогнать узурпировавших власть в стране большевиков, стали «торговать с людоедами». Пакт Молотов-Риббентроп стал им местью за это и залогом того, что в будущей войне, избежать которую, повторим еще раз, было невозможно, потому что экономика Германии уже просто рухнула бы без войны, у России будут, наконец, настоящие союзники. Британия и США почти всю войну такими и были. Без их помощи она продлилась бы минимум на год дольше и обошлась бы СССР еще в несколько миллионов жертв. Поэтому пакт Молотов-Риббентроп это триумф советской дипломатии, каяться за него просто глупо.