Возврат сторон в первоначальное состояние

Статья 167 ГК РФ. Общие положения о последствиях недействительности сделки

Новая редакция Ст. 167 ГК РФ

1. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

2. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

3. Если из существа оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время.

4. Суд вправе не применять последствия недействительности сделки (пункт 2 настоящей статьи), если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности.

Комментарий к Ст. 167 ГК РФ

Основное последствие недействительных сделок — двусторонняя реституция. Стороны сделки возвращаются в первоначальное имущественное положение. Кроме двусторонней реституции ряд норм ГК предусматривает одностороннюю реституцию и конфискацию, причем первое последствие применяется к пострадавшей стороне, а второе, карательное, — к стороне, действующей противоправно (ст. 179 ГК РФ).

Дополнительные последствия недействительных сделок (взыскание реального ущерба) должны быть прямо указаны в законе (см., напр., абз. 3 п. 1 ст. 171 ГК РФ).

Решение вопроса о восстановлении первоначального имущественного состояния субъектов при признании сделок недействительными служит логическим продолжением пресечения неправомерного поведения лиц. Дальнейшее владение имуществом при таких условиях оказывается беститульным, неосновательным. Неопределенность состояния аннулируется двусторонней или односторонней реституцией. Данная мера, с одной стороны, способствует нормальному движению правоотношений в области гражданского оборота, с другой — непосредственно восстанавливает имущественное положение субъектов, существовавшее до совершения сделки.

Арбитражный суд на основании статьи 90 АПК РФ удовлетворил ходатайство и наложил арест на ценные бумаги, так как они являются предметом спора и в случае, если они будут отчуждены ответчиком третьим лицам, решение суда о применении последствий недействительности сделки в части обязания ответчика вернуть истцу ценные бумаги исполнить будет невозможно. Наличие у ответчика иного имущества, за счет которого истцу в подобном случае может быть возмещена стоимость ценных бумаг, как это предусмотрено пунктом 2 статьи 167 ГК РФ, не свидетельствует об отсутствии оснований для принятия мер судом по обеспечению заявленного иска. В соответствии с пунктом 2 статьи 167 ГК РФ, применяя последствия недействительности сделки, суд должен в первую очередь обеспечить возврат сторонами друг другу всего полученного по сделке и лишь в случае невозможности возвратить полученное в натуре обеспечить возмещение его стоимости (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24.07.2003 N 72).

Другой комментарий к Ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Ничтожная сделка недействительна в момент ее совершения в силу нормы права, поэтому судебного решения о признании ее недействительной не требуется. Такая сделка не подлежит исполнению. На ничтожность сделки вправе ссылаться и требовать в судебном порядке применения последствий ее недействительности любые заинтересованные лица.

Суд, установив при рассмотрении дела факт совершения ничтожной сделки, констатирует ее недействительность и вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе (п. 2 ст. 166 ГК РФ). Закон предусматривает возможность признания судом в исключительных случаях (ст. ст. 171, 172 ГК РФ) ничтожной сделки действительной.

Хотя среди перечисленных в ст. 12 ГК способов защиты гражданских прав отсутствует такой способ, как признание ничтожной сделки недействительной, Пленумы ВС РФ и ВАС РФ в п. 32 Постановления от 1 июля 1996 г. N 6/8 указали, что ГК не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, поэтому такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные п. 1 ст. 181 ГК, и подлежат рассмотрению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица.

Ничтожная сделка, исполнение которой не начато ни одной из сторон, не порождает никаких юридических последствий. Вместе с тем, если стороны намерены начать исполнять ничтожную сделку, любое заинтересованное лицо, правам которого ее исполнение может создать угрозу, вправе на основании ст. 12 ГК предъявить иск о запрещении исполнения сделки как действия, создающего угрозу нарушения права.

2. Оспоримая сделка в момент ее совершения порождает свойственные действительной сделке правовые последствия, но они носят неустойчивый характер, так как по требованию исчерпывающе определенного в законе круга лиц такая сделка может быть признана судом недействительной по основаниям, установленным законом. В этом случае правовой результат сделки может оказаться полностью аннулирован, поскольку недействительная сделка недействительна с момента ее совершения, и решение суда по этому вопросу будет иметь обратную силу, если только из содержания сделки не следует, что ее действие может быть прекращено лишь на будущее время (п. 3 ст. 167).

3. Статьи 167 — 179 ГК устанавливают различные правовые последствия частично или полностью исполненных недействительных сделок, дифференцируя их в зависимости от оснований недействительности сделки.

Основные последствия недействительности сделки связаны с определением правовой судьбы полученного сторонами по сделке. Общее правило, регулирующее правовую судьбу полученного сторонами по сделке, установлено п. 2 ст. 167. Это правило, именуемое обычно двусторонней реституцией, предусматривает возвращение сторонами друг другу всего полученного по сделке, а в случае невозможности возвращения полученного в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) — возмещение его стоимости в деньгах.

Для последствий некоторых видов недействительных сделок (ст. ст. 169 и 179 ГК РФ) применяются иные правила: односторонняя реституция, т.е. восстановление в первоначальное состояние лишь невиновной стороны путем возвращения ей исполненного ею по сделке и взыскание в доход государства полученного виновной стороной или причитавшегося этой стороне в возмещение исполненного ею по сделке; недопущение реституции, т.е. взыскание в доход государства всего полученного сторонами по сделке и, в случае исполнения сделки не всеми сторонами, причитавшегося к получению.

4. Согласно ст. 1103 ГК, устанавливающей соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав, правила, предусмотренные гл. 60 ГК, подлежат применению, если иное не установлено законом и не вытекает из существа соответствующих отношений, и к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке. Применение к последствиям недействительности сделки правил гл. 60 носит субсидиарный характер и может иметь место постольку, поскольку иное не установлено ГК, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений.

Правила гл. 60 могут применяться лишь к вытекающим из недействительности сделки требованиям о возврате исполненного по ней (п. 1 ст. 1103 ГК РФ), т.е. к реституционным требованиям. Применение этих правил к иным последствиям недействительности сделки ст. 1103 не предусматривает, поэтому институт неосновательного обогащения не может применяться в отношении взыскания полученного по сделке в доход государства (ст. ст. 169, 179 ГК РФ).

5. К последствиям недействительной сделки, касающимся возврата исполненного по ней (при применении двусторонней или односторонней реституции), в полном объеме применяется правило ст. 1107 ГК о возмещении приобретателем потерпевшему неполученных доходов. В случае двусторонней реституции в отношении возмещения неполученных доходов каждая сторона недействительной сделки будет одновременно и приобретателем, и потерпевшим. Возмещая неполученные доходы, приобретатель обязан возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые он извлек или должен был извлечь из этого имущества с того времени, когда узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения; в случае неосновательного денежного обогащения доходы определяются в процентах за пользование чужими средствами, начисляемых по правилам ст. 395 ГК.

Принципы определения момента, с которого начинают начисляться указанные проценты при применении последствий недействительности оспоримой сделки, сформулированы в Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14.

6. Необходимо отметить, что последствия недействительных сделок, установленные в ст. ст. 167, 169 — 179 ГК, применяются к двух- и многосторонним недействительным сделкам. В случае недействительности односторонней сделки применяются непосредственно нормы гл. 60 ГК о возврате неосновательно приобретенного имущества.

7. В правоприменительной практике вызывал сложности вопрос о конкуренции норм о последствиях недействительности сделок с нормами гл. 20 ГК о защите права собственности и других вещных прав. Существо коллизии состоит в том, что требованию о возврате исполненного по недействительной сделке, основанному на п. 2 ст. 167, иногда может быть противопоставлено возражение, основанное на недопустимости истребования от добросовестного приобретателя возмездно приобретенного имущества. Пленум ВАС РФ выразил подход к этому вопросу в п. 25 Постановления от 25 февраля 1998 г. N 8: если по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, и собственником заявлен иск о признании недействительной сделки купли-продажи и возврате переданного покупателю имущества, и при разрешении данного спора будет установлено, что покупатель отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю (ст. 302 ГК РФ), в удовлетворении иска о возврате имущества должно быть отказано.

8. Кроме основных последствий недействительности сделки, закон предусматривает и дополнительные имущественные последствия, заключающиеся в обязанности виновной стороны возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб (расходы, утрату и повреждение имущества).

Статья 167. Общие положения о последствиях недействительности сделки

1. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

2. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

3. Если из существа оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время.

4. Суд вправе не применять последствия недействительности сделки (пункт 2 настоящей статьи), если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности.

Комментарий к Ст. 167 ГК РФ

1. В настоящей статье определено общее правило о последствиях недействительности сделки. В связи с тем что сделка имеет определенный порок (формы, содержания, субъекта и т.д.), она недействительна с момента ее совершения и не может порождать правовых последствий, которые предусмотрены данной сделкой, если бы она была действительной. Последствия недействительности сделки определены нормами настоящей статьи и других статей ГК РФ, а также других федеральных законов. Иными нормативными правовыми актами, а тем более договором, последствия недействительности сделок не могут быть предусмотрены. Это необходимо учитывать, например, при заключении разного рода дополнительных соглашений о последствиях расторжения и признания недействительными договоров продажи недвижимости, в которых с целью ухода от налогообложения указывается заниженная стоимость передаваемого объекта. При этом возврат продавцом реальной стоимости предусматривается в названных соглашениях как последствие признания вышеназванного договора недействительным.

2. Последствиями недействительности сделки являются:

— двусторонняя реституция (восстановление положения, существовавшего до нарушения права), которая предполагает, что каждая из сторон передает другой все полученное по сделке в натуре, а если это невозможно — в виде денежной компенсации;

— односторонняя реституция, при которой одна из сторон возвращает полученное ею по сделке другой стороне, а та передает все, что получила или должна была получить по сделке, в доход Российской Федерации;

— недопущение реституции, при которой все, что обе стороны получили или должны были получить по сделке, взыскивается в доход Российской Федерации;

— возмещение реального ущерба и др.

3. Общим последствием недействительности сделок (если иное не предусмотрено законом) является двусторонняя реституция (взаимная реституция), которая определена в п. 2 комментируемой статьи. Двусторонняя реституция (от лат. restituere — восстанавливать) — это возвращение сторон в первоначальное положение, т.е. обязанность каждой из сторон вернуть другой стороне полученное по соответствующей сделке. Как неоднократно отмечалось Конституционным Судом и другими судами Российской Федерации, при реституции права должны восстанавливаться на основе принципа равенства, обеспечения равноценности и эквивалентности возмещения стоимости имущества участникам гражданских правоотношений.

———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2002 г. N 48-О // Вестник КС РФ. 2002. N 4.

4. Односторонняя реституция и недопущение реституции предусмотрены, в частности, ст. 169 ГК РФ. При наличии умысла у обеих сторон сделки, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, имеет место недопущение реституции. При наличии умысла лишь в отношении одной из сторон такой сделки применяется односторонняя реституция.

Односторонняя реституция применяется в соответствии со ст. 179 ГК РФ к сделкам, совершенным под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также к сделкам, которые лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальные сделки).

Смотрите так же:  Каско хищение и ущерб

Возмещение реального ущерба упоминается в юридических составах недействительных сделок, предусмотренных ГК РФ:

— п. 1 ст. 171 (недействительность сделки, совершенной гражданином, признанным недееспособным);

— п. 1 ст. 172 (недействительность сделки, совершенной несовершеннолетним, не достигшим возраста 14 лет);

— п. 1 ст. 175 (недействительность сделки, совершенной несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет);

— п. 1 ст. 176 (недействительность сделки, совершенной гражданином, ограниченным судом в дееспособности);

— п. 3 ст. 177 (недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими);

— п. 2 ст. 178 (недействительность сделки, совершенной под влиянием заблуждения);

— п. 2 ст. 179 (недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств).

К другим последствиям недействительной сделки может быть отнесено взыскание убытков, например, согласно ст. 684 ГК РФ, если наймодатель отказался от продления договора в связи с решением не сдавать помещение внаем, но в течение года со дня истечения срока договора с нанимателем заключил договор найма жилого помещения с другим лицом, наниматель вправе требовать признания такого договора недействительным и (или) возмещения убытков, причиненных отказом возобновить с ним договор.

В качестве последствий недействительности сделки необходимо отметить положение п. 1 ст. 1103 ГК РФ о применении норм о неосновательном обогащении к отношениям по возврату исполненного по недействительной сделке, если иное не установлено законом и не вытекает из существа соответствующих отношений.

5. Положения п. п. 1 и 2 настоящей статьи были предметом рассмотрения Конституционным Судом РФ на предмет их применения в отношении сделок, совершенных добросовестным приобретателем. Данные положения были признаны не противоречащими Конституции РФ в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, поскольку данные положения — по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со ст. 302 ГК РФ — не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом.

———————————
Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» // Собрание законодательства РФ. 2003. N 17. Ст. 1657; см. также Определение Конституционного Суда РФ от 25 марта 2004 г. N 98-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Белоусовой Аси Алексеевны на нарушение ее конституционных прав пунктами 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник КС РФ. 2004. N 5.

Такое положение вещей обосновано тем, что для широкого круга добросовестных приобретателей, проявляющих при заключении сделки добрую волю, разумную осмотрительность и осторожность, существует риск неправомерной утраты имущества, которое может быть истребовано у них в порядке реституции. «Подобная незащищенность, — сказано в Постановлении Конституционного Суда РФ, — вступает в противоречие с конституционными принципами свободы экономической деятельности и свободы договоров, дестабилизирует гражданский оборот, подрывает доверие его участников друг к другу, что несовместимо с основами конституционного строя Российской Федерации как правового государства, в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита — обязанность государства.

Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации лицо, полагающее, что его вещные права нарушены, имеет возможность обратиться в суд как с иском о признании соответствующей сделки недействительной (статьи 166 — 181), так и с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения (статьи 301 — 302). Когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться в суд в порядке статьи 302 ГК Российской Федерации с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск). Если же в такой ситуации собственником заявлен иск о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества, и при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке статьи 167 ГК Российской Федерации должно быть отказано.

В соответствии с пунктом 1 статьи 166 ГК Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным данным Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка); согласно статье 167 ГК Российской Федерации она считается недействительной с момента совершения и не порождает тех юридических последствий, ради которых заключалась, в том числе перехода титула собственника к приобретателю; при этом, по общему правилу, применение последствий недействительности сделки в форме двусторонней реституции не ставится в зависимость от добросовестности сторон.

Вместе с тем из статьи 168 ГК Российской Федерации, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения, следует, что на сделку, совершенную с нарушением закона, не распространяются общие положения о последствиях недействительности сделки, если сам закон предусматривает «иные последствия» такого нарушения.

Поскольку добросовестное приобретение в смысле статьи 302 ГК Российской Федерации возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество, последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация).

Следовательно, права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные статьей 302 ГК Российской Федерации основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.).

Иное истолкование положений пунктов 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации означало бы, что собственник имеет возможность прибегнуть к такому способу защиты, как признание всех совершенных сделок по отчуждению его имущества недействительными, т.е. требовать возврата полученного в натуре не только когда речь идет об одной (первой) сделке, совершенной с нарушением закона, но и когда спорное имущество было приобретено добросовестным приобретателем на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.) сделок. Тем самым нарушались бы вытекающие из Конституции Российской Федерации установленные законодателем гарантии защиты прав и законных интересов добросовестного приобретателя».

6. В п. 3 комментируемой статьи говорится о тех случаях, когда реституция не может быть применена к оспоримой сделке, а ее действие прекращается лишь на будущее. Это, как правило, сделки с длящимся исполнением, например договор аренды, найма и др.

Так, например, при признании недействительной оспоримой сделки по иску лица, получившего денежную сумму, в частности по договору займа, кредита, коммерческого кредита, предусматривавшей уплату процентов на переданную на основании этой сделки и подлежащую возврату сумму, суд с учетом обстоятельств дела может прекратить ее действие на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК РФ). В этом случае проценты в соответствии с условиями сделки и в установленном ею размере начисляются до момента вступления в силу решения суда о признании оспоримой сделки недействительной. После вступления в силу решения суда проценты за пользование денежными средствами начисляются на основании п. 2 ст. 1107 ГК РФ , т.е. в размере ставки рефинансирования Банка России.

———————————
Постановление Пленума ВС РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 8 октября 1998 г. «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» // Вестник ВАС РФ. 1998. N 11.

Если договор признан судом недействительным (Ермошина Е.Л.)

Дата размещения статьи: 17.01.2016

Согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
В Гражданском кодексе оспоримыми признаются сделки, нарушающие требования закона или иного правового акта (п. 1 ст. 168), а также сделки, совершенные:
— юридическим лицом в противоречии с целями деятельности (ст. 173);
— без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа, необходимость получения которого предусмотрена законом (ст. 173.1);
— за пределами полномочий, которые ограничены документами, регулирующими деятельность юридического лица (ст. 174);
— под влиянием заблуждения (ст. 178), обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств (ст. 179).
Как видим, случаи, когда сделка признается судом недействительной, на практике не так уж редки.
К сожалению, в Налоговом кодексе отсутствуют нормы, регламентирующие налоговые последствия этого признания, что на практике порождает споры организаций с налоговыми инспекторами.
Опираясь на разъяснения контролирующих органов и выводы арбитров, попробуем разобраться, как отразить в налоговом учете операции, связанные с признанием сделки недействительной.

Корректируем налоговые обязательства

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Об этом говорится в п. 1 ст. 167 ГК РФ. В соответствии с положениями п. 2 данной статьи при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость (если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом). В юридической практике это называется двусторонней реституцией.
Например, по договору купли-продажи, признанному недействительным, покупатель возвращает продавцу имущество, а продавец покупателю — денежные средства. Иными словами, как отмечено в Письме Минфина России от 20.03.2015 N 03-07-11/15448, признание судом договора купли-продажи недвижимого имущества недействительным устанавливает тот факт, что покупателю по такому договору право собственности на это имущество не переходило.
Таким образом, возврат имущества в результате признания договора недействительным (в отличие от «добровольного» расторжения договора) не нужно оформлять как «обратную» реализацию. Получается, что покупатель возвращает продавцу собственный товар последнего, на который у покупателя отсутствует право собственности, поэтому реализации в понимании п. 1 ст. 39 НК РФ у продавца не происходит. Стороны просто «возвращаются на исходные позиции».
В связи с этим возникает вопрос: в каком порядке и в каком периоде обе стороны договора должны осуществить перерасчет налогов? Начнем с налога на прибыль.

Налог на прибыль

Учет у продавца. Продавец в момент исполнения договора отразил полученную от покупателя выручку в составе доходов от реализации, уплатив с этой суммы налог на прибыль. После признания сделки недействительной ему необходимо исключить из доходов выручку, полученную за реализованный товар по недействительной сделке, тем самым устранив искажение налоговой базы.
В результате такой корректировки возникает переплата по налогу на прибыль, которую следует каким-то образом оформить, то есть отразить в декларации по налогу на прибыль. Должна ли организация-продавец подавать «уточненку» за период, когда произошла отгрузка?
Согласно п. 1 ст. 54 НК РФ при обнаружении ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы, относящихся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, в текущем налоговом (отчетном) периоде перерасчет налоговой базы и суммы налога проводится за период, в котором были совершены указанные искажения. В случае невозможности определения периода совершения искажений перерасчет налоговой базы и суммы налога производится за налоговый (отчетный) период, в котором выявлены искажения. Налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый (отчетный) период, в котором выявлены искажения, относящиеся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, также и в тех случаях, когда допущенные искажения привели к излишней уплате налога.
———————————
Далее мы будем говорить только об искажениях, потому что, на наш взгляд, ошибки как таковой налогоплательщик не допустил.

К сожалению, относительно применения этой нормы у контролирующих органов отсутствует единый подход. Так, по мнению Минфина России, если речь идет об искажениях, приведших к переплате налога, налогоплательщик вправе произвести перерасчет налоговой базы и суммы налога за тот период, в котором выявлены искажения, послужившие причиной возникновения переплаты (см. Письма от 01.09.2014 N 03-11-06/1/43546, от 20.03.2012 N 03-03-06/1/137, от 26.08.2011 N 03-03-06/1/526). ФНС России считает иначе — перерасчет налоговой базы и суммы налога в периоде выявления искажения может быть произведен, только если невозможно определить период совершения искажения в исчислении налоговой базы (Письмо от 17.08.2011 N АС-4-3/13421).
Таким образом, у продавца есть два пути. Первый — пересчитать налог на прибыль и отразить это в декларации, когда было выявлено искажение. Тогда возможны споры с налоговыми инспекторами. Если нет желания спорить, возможен второй путь — представить уточненную декларацию за период, в котором был отражен доход по недействительной сделке, в соответствии с п. 1 ст. 81 НК РФ.
Учет у покупателя. После того как сделка признана судом недействительной, покупатель должен возвратить имущество продавцу. Однако покупатель уже отразил при исчислении облагаемой базы по налогу на прибыль расходы, связанные с полученным имуществом. Эти расходы следует восстановить.
В отличие от продавца, покупатель как сторона, для которой признание сделки недействительной привело к занижению суммы налога к уплате, в силу положений п. 1 ст. 54 НК РФ вправе корректировать только налоговую базу в том периоде, когда он отражал расходы. Другого варианта у него нет.
Например, покупатель приобрел недвижимое имущество и учитывал его как основное средство. Позднее договор купли-продажи недвижимости был признан судом недействительным и имущество было возвращено продавцу. В этом случае (как указано в Письме Минфина России от 20.03.2015 N 03-07-11/15448) организация должна восстановить начисленную ранее амортизацию по возвращаемому основному средству (и амортизационную премию, если она применялась), после чего подать уточненные декларации за те периоды, в которых отражались указанные расходы.
Минфин, к сожалению, не уточняет, в каком периоде это нужно сделать, что очень важно. Ведь решение суда, которым сделка признана недействительной, может вступить в силу в одном отчетном (налоговом) периоде, а фактически имущество возвращено в другом периоде. Например, имущество приобретено в 2013 г., договор признан судом недействительным в 2014 г., а возвращено имущество продавцу в 2015 г.
В арбитражной практике есть примеры, где судьи в подобных случаях приходили к такому выводу: отнесение затрат по договору в уменьшение облагаемой базы произведено налогоплательщиком в соответствии с требованиями действующего законодательства и изменение налоговой и бухгалтерской отчетности может быть произведено им только при возникновении последствий признания сделки недействительной.
Признание гражданско-правовой сделки недействительной без проведения реституции (приведения сторон в первоначальное положение) не может являться основанием для внесения изменений в декларации и исключения из налогооблагаемой базы спорных операций в случае соблюдения налогоплательщиком требований, установленных ст. 252 НК РФ (см. Постановление ФАС УО от 12.05.2009 N Ф09-2876/09-С3 по делу N А07-6358/2008-А-ДГА ). Аналогичное мнение высказано и в Постановлении ФАС ЗСО от 29.09.2011 по делу N А27-1750/2011.
———————————
Определением ВАС РФ от 28.09.2009 N ВАС-10263/09 отказано в передаче дела в Президиум ВАС для пересмотра Постановления в порядке надзора.

Смотрите так же:  Срок действия предложения по 223 фз

Таким образом, по мнению арбитров, произвести корректировку налоговой базы предыдущих периодов и подать «уточненки» следует в том периоде, когда фактически произведена реституция. Применительно к нашему примеру уточненную декларацию по налогу на прибыль за 2013 г. следует подавать в 2015 г.

НДС

Учет у продавца. При реализации имущества продавец начислил НДС и выставил покупателю счет-фактуру, а тот принял НДС к вычету. После признания сделки недействительной происходит возврат имущества, иными словами, стороны «возвращаются в первоначальное состояние», то, в котором они находились до совершения сделки.
Полагаем, что продавец должен составить корректировочный счет-фактуру, как требует п. 3 ст. 168 НК РФ при изменении стоимости отгруженных товаров, в том числе в случае изменения их количества (судите сами — отгрузили один объект, сделку признали недействительной, значит фактически «отгрузили ноль»).
В данном случае искажение налоговой базы по НДС привело к излишней уплате налога в бюджет, следовательно, в силу положений п. 1 ст. 54 НК РФ у продавца есть два варианта (см. предыдущий раздел «Налог на прибыль»). Первый (если организация не хочет спорить с налоговиками) — отразить корректировочный счет-фактуру в книге покупок того периода, в котором была осуществлена отгрузка товаров, и подать уточненную декларацию за этот период. Второй (более рискованный вариант) — зарегистрировать корректировочный счет-фактуру в книге покупок налогового периода, в котором произошел возврат товара по недействительной сделке. Тогда не нужно подавать «уточненку» по НДС за период, в котором произошла отгрузка.
———————————
В случае уменьшения стоимости отгруженных товаров продавец отражает данные по корректировочному счету-фактуре в книге покупок согласно пп. «т» п. 6 Правил ведения книги покупок, утв. Постановлением Правительства РФ от 26.12.2011 N 1137.

Учет у покупателя. В отличие от продавца покупатель как сторона, для которой признание сделки недействительной привело к занижению суммы налога к уплате, в силу положений п. 1 ст. 54 НК РФ вправе корректировать только налоговую базу в том периоде, когда производилось исполнение договора. Поэтому он должен отразить корректировочный счет-фактуру в книге продаж периода отгрузки.
———————————
В случае уменьшения стоимости отгруженных товаров покупатель отражает данные по корректировочному счету-фактуре в книге продаж согласно пп. «с» п. 7 Правил ведения книги продаж, утв. Постановлением Правительства РФ N 1137.

В силу положений п. 1 ст. 81 НК РФ при обнаружении организацией в поданной налоговой декларации искажений сведений, приводящих к занижению суммы налога, она обязана представить в налоговый орган уточненную налоговую декларацию. Таким образом, покупатель должен представить уточненную декларацию по НДС за тот период, когда была произведена отгрузка.
Отметим, что Минфин России в подобной ситуации придерживается иного подхода (см. вышеупомянутое Письмо от 20.03.2015 N 03-07-11/15448, где речь шла о восстановлении покупателем налога на прибыль и НДС по признанной недействительной сделке купли-продажи недвижимости). В отсутствие в НК РФ специальных норм для случаев двухсторонней реституции чиновники свой вывод по восстановлению НДС покупателем сделали, ссылаясь на п. 5 ст. 171 и п. 4 ст. 172 НК РФ, посвященные продавцу. Напомним, согласно этим нормам суммы НДС, предъявленные продавцом покупателю при реализации товаров и уплаченные в бюджет, подлежат вычетам при возврате товаров, а вычет производится в полном объеме после отражения в учете операций по корректировке.
На основании этих норм и последовал совет для покупателя — восстанавливать НДС, ранее правомерно принятый к вычету покупателем, в том налоговом периоде, в котором товар возвращен продавцу. Заметьте — речи об уточненных декларациях уже не идет (в отличие от разъяснений по налогу на прибыль, изложенных в этом же Письме).
Данное Письмо не размещено на сайте ФНС в качестве обязательного для применения в работе налоговых органов, кроме того, заканчивается дежурной фразой о том, что оно носит разъяснительный характер и не содержит правовых норм. В связи с этим полагаем, что к разъяснениям Минфина, изложенным в Письме, следует относиться с большой осторожностью (по крайней мере, в отношении НДС).
Итак, если покупатель не хочет спорить с налоговыми органами, ему необходимо подать уточненную декларацию по НДС. Когда это сделать? Казалось бы, ответ очевиден — после того как произведена двухсторонняя реституция (по аналогии с рассуждениями относительно налога на прибыль, о чем, кстати, говорилось и в вышеперечисленных Постановлениях ФАС УО и ФАС ЗСО).
Однако не так давно в подобной ситуации Верховный Суд в Определении от 09.10.2014 N 309-КГ14-2300 указал: стороны недействительной сделки вносят исправления в учет и подают уточненные декларации за тот период, в котором состоялась эта сделка. Все корректировки делаются в месяце признания сделки недействительной.
Таким образом, вопрос о том, как отразить последствия признания сделки недействительной для целей исчисления НДС, остается спорным.

Не путать с расторжением договора!

Нередко на практике организации вынуждены расторгнуть договор. Обращаем ваше внимание, что налоговые последствия в этом случае не идентичны налоговым последствиям, которые возникают в случаях признания судом договора недействительным.
Предположим, организация (продавец) реализовала имущество по договору купли-продажи в 2014 г. В 2015 г. был подписано соглашение о расторжении договора и возврате имущества. Должна ли организация подать уточненную декларацию за тот период, когда имущество было реализовано?
Согласно п. п. 2, 3 ст. 453 ГК РФ с момента заключения соглашения сторон о расторжении договора прекращаются обязательства сторон (если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора).
В связи с тем что в данной ситуации речь идет о расторжении договора (а не признании его недействительным), обязательства сторон прекращены на будущее время, то есть с момента заключения соглашений, что не влечет двусторонней реституции и не является основанием для корректировки налоговых обязательств за 2014 г. Расторжение договора не свидетельствует об его изначальной порочности, не означает, что налогоплательщик допустил ошибки (искажения) в исчислении налоговой базы в 2014 г. (в периоде совершения сделок), с которыми ст. 54 НК РФ связывает право на корректировку налоговой базы.
Таким образом, полагаем, что доходы и расходы продавца, связанные с расторжением договора, необходимо отразить в налоговом периоде, когда расторгнут договор, а обязательства сторон прекращены, то есть в 2015 г.
Аналогичный подход можно найти и в арбитражной практике. Так, в Постановлении ФАС СКО от 18.06.2014 по делу N А53-4308/2013 арбитры сделали вывод о том, что договоры купли-продажи имущества не признаны недействительными по основаниям, предусмотренным ст. ст. 168 — 179 ГК РФ, поэтому такое последствие недействительности договоров, как двусторонняя реституция, не подлежало применению.
Кроме того, по смыслу п. 1 ст. 54 НК РФ налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые во исполнение этих сделок финансово-хозяйственные операции, отражаемые в бухгалтерском учете. При этом налогообложению подвергается финансовый результат, формируемый по итогам налогового (отчетного) периода на основе данных регистров бухгалтерского учета, в том числе совокупности совершенных в соответствующем периоде названных операций.

Возврат полученного по недействительной сделке стороны могут провести по своим правилам

Словосочетание «недействительность сделки» говорит само за себя — стороны такой сделки не могут требовать друг от друга исполнения договорных обязательств, по сути, и самого договора юридически нет. Между ними возникают реституционные обязательства, в силу которых стороны обязаны вернуть друг другу все полученное по сделке. Причем в некоторых случаях реституционное обязательство можно изменить или прекратить по иным основаниям, а также поменять в нем стороны.

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167 ГК РФ). Последствием признания сделки недействительной является обязанность каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Поскольку признание сделки недействительной влечет возникновение у ее сторон определенных прав и обязанностей, мы можем говорить о том, что имеем дело с обязательством, в котором есть наделенный правом требования кредитор (управомоченная сторона) и имеющий обязанность перед кредитором должник (обязанная сторона).

Между сторонами недействительной сделки есть реституционное обязательство

Обязательства возникают из договора вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в законе (п. 2 ст. 307 ГК РФ). Одним из таких оснований как раз и является п. 2 ст. 167 ГК РФ, в соответствии с которым в случае признания сделки недействительной возникает реституционное обязательство.

Совершение любой сделки влечет возникновение определенных правовых последствий, которые ей свойственны. В случае же признания сделки недействительной указанные правовые последствия не наступают. Стороны недействительной сделки уже не вправе предъявлять друг к другу требования, связанные с ее исполнением. Единственным правовым последствием в этой ситуации будет возникновение реституционного обязательства, то есть обязательства сторон недействительной сделки вернуть друг другу все полученное по ней, а при невозможности вернуть полученное в натуре — компенсировать его стоимость в деньгах.

Императивное предписание п. 2 ст. 167 ГК РФ о единственном последствии недействительной сделки — возникновении реституционного обязательства — касается только лишь невозможности применения к ней иных правовых последствий. Установлением данного правового последствия сфера применения п. 2 ст. 167 ГК РФ и исчерпывается. В связи с этим указанная правовая норма не может служить основанием для запрета на определенную свободу усмотрения участников делового оборота при исполнении реституционного обязательства.

Общие правила об обязательствах применимы к реституции

Российское гражданское законодательство не содержит предписаний для участников делового оборота о том, как должно исполняться реституционное обязательство, может ли оно быть новировано или прекраще­но отступным, вправе ли сторо­ны прекратить его зачетом, использовать способы обеспечения исполнения обязательства, предусмотренные главой 23 ГК РФ, а также требовать применения мер ответственности за неисполнение реституционного обязательства.

Решение данных вопросов имеет важное практическое значение, учитывая динамичность современного гражданского оборота. Исполнение самого реституционного обязательства для его сторон может быть весьма затруднительным. Поскольку специальных правил для исполнения реституционного обязательства законом не установлено, применению подлежат общие положения об обязательствах, закрепленные в подразделе I раздела III ГК РФ, с учетом специфики реституционного обязательства. Такого подхода придерживается отечественный законодатель, что можно увидеть из содержания планируемых изменений в ГК РФ.

Проект Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую ГК РФ, а также в отдельные законодательные акты РФ» в редакции, принятой ГД ФС РФ в первом чтении 27 апреля 2012 г. (далее — проект), предусматривает дополнение ГК РФ ст. 307.1. В ней предполагается ввести правило о том, что общие положения об обязательствах будут применяться к требованиям, связанным с применением последствий недействительной сделки.

Между тем некоторые правила об обязательствах к реституционному обязательству в силу его специфики применению не подлежат. Так, например, ст. 328 ГК РФ о встречном исполнении обязательств не может быть применена к реституционным обязательствам, поскольку такие обязательства встречными не являются, а должны исполняться сразу, независимо друг от друга. Иными словами, сторона, готовая возвратить все полученное по недействительной сделке, но имеющая все основания полагать, что другая сторона свое обязательство не исполнит или исполнит с просрочкой, не вправе приостановить свое исполнение по правилам ст. 328 ГК РФ. Исключением может быть случай, когда стороны недействительной сделки договорятся о порядке возврата друг другу всего полученного по ней, о чем пойдет речь ниже.

Смотрите так же:  Трудовой договор регистрировать в налоговой

Уступка требования при реституции проблематична

Вопрос о допустимости уступки права требования по реституционному обязательству в практике арбитражных судов разрешается по-разному.

Так, в одном деле окружной суд, соглашаясь с выводами апелляционного суда, отметил следующее. В принципе реституционное требование может быть уступлено. Однако уступка реституционного требования, сопровождаемая последующей ликвидацией цедента по завершении конкурсного производства (а именно такая ситуация сложилась в рассмотренном споре), приведет к односторонней реституции, поскольку покупатель не сможет применить последствия недействительности данной сделки. Подобная уступка не могла быть произве­дена без согласия покупателя и нарушает его права (п. 2 ст. 388 ГК РФ). Такая уступка, кроме того, по мнению суда, является злоупотреблением правом (постановление ФАС Северо-Западного округа от 08.12.2011 по делу № А05-18988/2009).

Однако с приведенной выше позицией согласиться трудно. Покупатель как участник недействительной сделки в любом случае обязан в порядке реституции вернуть полученное имущество или компенсировать его стоимость в деньгах. В случае возбуждения в отношении продавца дела о банкротстве покупатель вправе заявить о своих требованиях конкурсному управляющему для включения их в реестр требований кредиторов с целью их последующего удовлетворения в порядке очередности, предусмотренной Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Возбуждение в отношении продавца дела о банкротстве не дает оснований покупателю отказаться от исполнения своих обязательств перед ним, в данном случае отказаться от возврата полученного по недействительному договору купли-продажи.

С одной стороны, покупатель вправе свое требование к продавцу о возврате уплаченных денег в счет стоимости товара, переданного по недействительной сделке, предъявить к зачету требования продавца о взыскании с покупателя стоимости полученного товара, который был реализован третьему лицу. Такие требования однородны, поскольку являются денежными, и носят встречный характер. Такой зачет сам по себе не противоречит закону, однако его осуществление приведет к предпочтительному удовлетворению требований покупателя перед остальными конкурсными кредиторами, что недопустимо в силу требований Закона о банкротстве.

Таким образом, возбуждение в отношении участника недействительной сделки процедуры банкротства, равно как и невозможность в рамках конкурсного производства получить причитающееся с него, не дает оснований второму участнику отказаться от исполнения своего реституционного обязательства, а также требовать признания недействительной произведенной уступки права требования к нему. Указанные нами обстоятельства не влияют на действительность такой уступки. Однако ее можно оспорить в судебном порядке как подозрительную сделку должника по правилам главы III.I Закона о банкротстве.

В другом деле ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 25.08.2009 по делу № А13-9947/2006 также пришел к выводу о том, что уступка реституционного требования недопустима. По иску акционера-продавца был признан недействительным договор купли-продажи объектов недвижимости с применением последствий его недействительности. Продавец затем уступил свое право требования возврата отчужденного покупателю недвижимого имущества третьему лицу, вместе с последним обратился с заявлением о проведении процессуального правопреемства. Отказывая в удовлетворении данного требования, суд округа указал следующее.

В данном случае цессия затрагивает всю структуру правоотношений сторон в целом, возникших из судебного решения о признании договора купли-продажи недействительным, а не только конкретное право, принадлежащее продавцу, цессионарий не может заменить продавца в правоотношениях, основанных на реституции, примененной судом. В результате цессии право требовать возврата переданного по недействительной сделке имущества как мера защиты нарушенных интересов предоставляется цессионарию — лицу, права которого в результате совершения недействительной сделки нарушены не были. Путем удовлетворения реституционного требования восстанавливается положение, существовавшее до нарушения права, — имущество возвращается к тому, кому оно принадлежало. Уступка же исключительно реституционного требования приводит к утрате права, защищаемого этим требованием, и противоречит закону, вследствие чего недопустима в силу п. 1 ст. 388 ГК РФ.

Применение последствий недействительности договора купли-продажи связано с возвратом недвижимого имущества, право собственности на которое к моменту заключения договора цессии было зарегистрировано за покупателем. Поскольку в предмет цессии входило и подлежащее восстановлению на основании судебного акта право собственности за продавцом, такая уступка не соответствует закону.

Между тем такие выводы арбитражного суда представляются недостаточно обоснованными. Цессия не затрагивает всю структуру правоотношений сторон недействительного договора, поскольку направлена исключительно на уступку права требования, то есть замену стороны в конкретном обязательстве. Во всех остальных обязательствах остаются те же самые лица. Этим цессия как замена стороны в обязательстве отличается от соглашения о замене стороны в договоре, по которому происходит замена стороны во всех обязательствах. Специфика реституционного обязательства, при исполнении которого стороны приводятся в первоначальное положение, не исключает возможности осуществления уступки права (требования).

Применение последствий недействительности сделки является мерой защиты для каждой из сторон реституционного обязательства в силу ст. 12 ГК РФ, как это правильно отметил окружной суд. Между тем в рассматриваемом нами случае цедент реализовал свое реституционное право (требования) ко второму участнику недействительной сделки третьему лицу, получив за это встречное предоставление в порядке и на условиях, предусмотренных в договоре цессии. Его права в такой ситуации восстанавливаются. Личность же первого участника недействительной сделки для второго ее участника значения не имеет. Закон не запрещает уступку права из реституционного обязательства.

Аналогичным порядком должен разрешаться вопрос о допустимости перевода долга из реституционного обязательства: если это не противоречит закону и не нарушает прав и законных интересов третьих лиц, долг из реституционного обязательства с согласия второго участника недействительной сделки может быть переведен на третье лицо (п. 1 ст. 391 ГК РФ). Кроме того, по соглашению между участниками недействительной сделки права и обязанности одного из них могут быть переданы третьему лицу. Проект дополняет главу 24 ГК РФ, посвященную перемене лиц в обязательстве, ст. 392.3. «Передача договора», согласно которой в случае одновременной передачи стороной всех прав и обязанностей по договору другому лицу (передача договора) к сделке по передаче соответственно применяются правила об уступке требования и переводе долга.

Обеспечить исполнение реституции задатком невозможно

Риск не получить имущественное удовлетворение, с которым сталкиваются коммерсанты в своей хозяйственной деятельности, ставит вопрос о возможности обеспечить надлежащее исполнение реституционного обязательства.

В судебной практике в настоящее время допускается обеспечение реституционного обязательства поручительством. Согласно абз. 2 ст. 361 ГК РФ стороны договора поручительства вправе предусмотреть, что поручительство обеспечивает не только обязательства, вытекающие из договора (например, о возврате кредита и процентов за пользование им), но и требование о возврате полученного (требование о возмещении в деньгах стоимости полученного) по такому договору при его недействительности или возврате неосновательного обогащения при признании договора незаключенным (абз. 2 п. 15 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 г. № 42 «О некоторых вопросах, связанных с поручительством»).

Помимо поручительства реституционное обязательство может быть также обеспечено неустойкой, залогом имущества, банковской гарантией, обеспечительным платежом, ныне не поименованным обеспечительным способом, который планируется включить в ГК РФ (ст. 381.1 проекта). Если у кредитора в реституционном обязательстве во владении на законном основании находится вещь, подлежащая передаче должнику, он вправе ее удерживать по правилам параграфа 4 главы 23 ГК РФ вплоть до момента исполнения реституционного обязательства. Но исполнение реституционного обязательства не может быть обеспечено задатком. Задатком могут обеспечиваться в силу п. 1 ст. 380 ГК РФ только денежные обязательства в счет причитающихся с одной стороны в пользу другой платежей в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

При неисполнении обязанной стороной реституционного обязательства кредитор вправе понуждать ее к исполнению на основании ст. 12 ГК РФ, а также потребовать полного возмещения убытков (ст. 15 ГК РФ). Требование о возмещении убытков, как известно, является универсальным способом правовой защиты, который применим и к рассматриваемой ситуации. Если за неисполнение или ненадлежащее исполнение реституционного обязательства стороны недействительной сделки в своем отдельном соглашении согласовали неустойку или обеспечительный платеж, то при наступлении соответствующего обстоятельства кредитор вправе потребовать также взыскания в его пользу неустойки или удержать сумму обеспечительного платежа.

Доходы недобросовестного должника являются неосновательным обогащением

На практике возможна ситуация, когда должник по реституционному обязательству, обязанный передать имущество, не возвращает его кредитору, а продолжает им пользоваться, извлекая доход. В этом случае извлеченный доход можно взыскать в пользу кредитора по правилам о неосновательном обогащении (ст. 1103 ГК РФ, абз. 2 п. 27 постановления Пленума ВС РФ № 13 и Пленума ВАС РФ № 14 от 08.10.98). Стоит помнить, что при применении последствий исполненной обеими сторонами недействительной сделки суд будет исходить из равного размера взаимных обязательств сторон. Нормы о неосновательном денежном обогащении (ст. 1107 ГК РФ) могут быть применены лишь при наличии доказательств, подтверждающих, что полученная одной из сторон денежная сумма явно превышает стоимость переданного другой стороне.

Недействительная сделка влечет за собой обязанность вернуть все полученное по ней. Таким образом, если по такой сделке были переданы деньги, то они составляют неосновательное обогащение получившей их стороны, на сумму которого подлежат начислению проценты (определения Мосгорсуда от 20.12.2011 по делу № 33-39911 и Пермского краевого суда от 21.05.2012 по делу № 33-4103). В предмет доказывания включаются факты получения и пользования ответчиком имуществом, принадлежащим истцу, размер доходов, полученных в результате использования имущества, то есть факт наличия имущественной выгоды на стороне ответчика.

Требование о взыскании неос­новательного обогащения может быть заявлено также в ситуации, когда возврат полученного в натуре невозможен, а уплаченная в счет предоставления цена не соответствует среднерыночным расценкам. В этом случае суд может определить среднерыночную цену с учетом фактических обстоятельств дела и при оснований взыскать сумму образовавшегося неосновательного обогащения (см., например, постановление ФАС Уральского округа от 08.09.2010 № Ф09-6737/10-С5).

Реституционные обязательства можно прекратить зачетом

Реституционное обязательство может быть прекращено его сторонами, если это не противоречит закону и не нарушает права и охраняемые законом интересы третьих лиц, по основаниям, предусмотренным законодательством РФ (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 102). В отношении реституционных обязательств ограничений на их прекращение в законе нет. Следовательно, реституционное обязательство может быть прекращено его надлежащим исполнением, новацией, при ликвидации одной из его сторон и др. Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о зачете встречных однородных требований для прекращения реституционного обязательства, который неоднозначно трактуется арбитражными судами.

В одном деле ФАС Волго-Вятского округа, отказывая компании в удовлетворении иска о понуждении управления Пенсионного фонда РФ произвести зачет, исходил из следующего. Фонд на основании договора получил от компании вексель на сумму просроченных стра­ховых взносов, который затем реализовал третьему лицу. Договор был признан ничтожным как заключенный с нарушением законодательства, регулирующего порядок уплаты страховых взносов. В связи с этим требования компании о понуждении фонда к проведению зачета было направлено на исполнение условий недействительного договора, что недопустимо. Суд отклонил довод компании о соответствии ее требований п. 2 ст. 167 ГК РФ, поскольку данная норма не предусматривает возможности проведения зачета встречных однородных требований в порядке применения последствий недействительности ничтожной сделки (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19.09.2002 по делу № А43-169/02-15-8).

Компания действительно не вправе предъявлять к зачету требование, поскольку требование фонда к ней возникло из публичных отношений, связанных с уплатой обязательных платежей. Гражданское законодательство России, в том числе регулирующее порядок осуществления зачета встречных однородных требований, к таким отношениям не применяется в силу ст. 2 ГК РФ. Однако вывод суда о том, что правила о последствиях недействительности ничтожной сделки исключают возможность предъявления реституционных обязательств к зачету, не основан на законе. Действительно, прямо такая возможность не предусмотрена, однако нет и запрета. Положения ст. 410—412 ГК РФ не исключают из круга обязательств, которые могут прекращаться зачетом, реституционные обязательства. Между тем указанный неверный вывод окружного суда не привел к принятию им неправильного решения. При недействительности кредитного договора, по которому был выдан кредит и частично произведена уплата капитальной суммы и процентов за пользование кредитом, суд должен применить двустороннюю реституцию, установить размер взаимных требований сторон и зачесть ранее уплаченную истцом сумму и признать задолженность истца перед ответчиком на оставшуюся в результате зачета сумму (постановление Президиума ВАС РФ от 13.11.2001 № 9180/00).

Относительно последствий недействительности сделки следует иметь в виду, что при двусторонней реституции происходит зачет взаимных обязательств, а не возврат одной из сторон полученного по сделке.

В заключение следует остановиться на вопросе, о котором мы упомянули в начале нашей статьи: могут ли стороны недействительной сделки заключить соглашение о порядке исполнения своих реституционных обязательств? Закон не содержит прямого запрета на заключение между сторонами недействительной сделки соглашения по поводу исполнения возникающих из нее реституционных обязательств. Такое соглашение не предусмотрено в законе, но и не противоречит ему, следовательно, является допустимым в силу принципа свободы договора и представляет собой непоименованный договор (п. 2 ст. 421 ГК РФ). В нем необходимо определить предмет — реституционные обязательства сторон недействительной сделки, подлежащие исполнению, порядок и срок их исполнения. По договоренности стороны могут предусмотреть способы обеспечения исполнения реституционных обязательств, а также способы их прекращения (новация, отступное и др.). Такие правила предлагается прямо закрепить в ГК РФ (п. 5 ст. 431.1 проекта).