Законы рф интернет

Основные ссылки

Законодательство связанное
с Интернет-деятельностью

Смотрите также раздел: Кодексы России

ГОСТ Р 52292-2004. Информационная технология. Электронный обмен информацией.

Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 августа 1994 г. № С1-7/ОП-587 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике» (Извлечения)

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 9 июля 1982 г. N 7 «О судебном решении» (Извлечения).

Законодательство проверено по состоянию на начало 2018 года,
однако, точность и актуальность информации не гарантируется.

Законодательство, регулирующее распространение информации и обмен данными в сети Интернет

Интернет – это коммуникационная среда, где каждый может реализовать свое конституционное право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ). Однако запретительный тренд нормотворчества последнего времени не мог обойти интернет стороной. Начавшийся в 2012 году рост интереса государства к регулированию интернета лишь усилился в 2013 и 2014 годах. Четко обозначились тенденции на усиление цензуры, предоставление спецслужбам все новых полномочий для контроля над информационным пространством, расширение оснований для привлечения к ответственности пользователей и владельцев сайтов, ужесточение санкций в отношении операторов связи и провайдеров сервисов за неисполнение распоряжений чиновников. Более того, исполнительная и законодательная власти прикладывают массу усилий, чтобы ограничить и взять под контроль свободу слова в интернете. Представляется, что именно с этой целью был принят ряд законов, вызвавших большой резонанс как среди экспертов и правозащитников, так и среди рядовых пользователей интернета.

Наиболее резонансные законы в сфере регулирования интернета: Федеральный закон от 05.05.2014 N 97-ФЗ («закон о блогерах»), Федеральный закон от 28.12.2013 N 398-ФЗ («закон о досудебной блокировке интернет-ресурсов»), Федеральный закон от 02.07.2013 N 187-ФЗ («антипиратский закон»), Федеральный закон от 28.07.2012 N 139-ФЗ («закон о черных списках Рунета»).

Положения всех этих законов вызвали бурную критику в среде интернет-пользователей, бизнес-сообщества из-за своей крайней неоднозначности и введения новых норм по регулированию интернет-коммуникаций между пользователями Сети и наложению на них новых обременений и санкций за их неисполнение.

Данный раздел сайта освещает изменения законодательства, затрагивающего сферу распространения информации в интернете, и соответствующую правоприменительную практику.

На круглом столе в Госдуме, где обсуждалась декриминализация норм Уголовного кодекса в части наказания за репосты и лайки в социальных сетях, не было речи о том, чтобы отменить соответствующие статьи УК.

Пользователи сети по всему миру бьют тревогу: над мемами нависла реальная угроза исчезновения из интернета. Причина тому — новые поправки в закон об авторском праве, которые активно одобряют европейские законодатели. «Лента.ру» разобралась, чем грозят нововведения и можно ли спасти любимые картинки от вымирания.

Что за поправки?

Речь идет о 13-й статье директивы ЕС об авторском праве, о которой впервые заговорил глава Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер в 2016 году. Он описывает новую инициативу как «современные нормы авторского права, подходящие для эпохи цифровых технологий», — первая серьезная реформа в законодательстве об авторском праве в ЕС с 2001 года.

В теории законопроект Юнкера должен защитить права на интеллектуальную собственность пользователей, загружающих свои материалы в сеть. Автор инициативы намерен заставить владельцев крупных интернет-площадок принимать меры для того, чтобы соглашения, заключенные с правообладателями в отношении использования их произведений, работали и были защищены.

Материалы по теме

Говоря простым языком, администрациям всех социальных сетей, функционирующих на территории Евросоюза, придется очень внимательно следить за материалами, которые публикуются на их площадках, чтобы не платить огромные штрафы за нарушение авторских прав пользователей. Так как речь идет о колоссальных объемах данных, предлагается использовать «эффективные технологии распознавания контента». «Поставщики услуг предоставляют правообладателям адекватную информацию о функционировании и применении мер, а также, в отдельных случаях, адекватную отчетность о признании и использовании произведений и других материалов», — говорится в документе.

У законопроекта моментально нашлось огромное количество противников, которые обвинили парламентариев и авторов документа во всех смертных грехах. Критики уверены, что новая директива может погубить интернет в том виде, в каком пользователи привыкли видеть его сегодня. Если точнее — начнется глобальная цензура, обусловленная жесткими методами фильтрации контента.

Чтобы осуществить планы Евросоюза, крупным интернет-площадкам придется постоянно фильтровать весь публикуемый пользователями контент — миллионы постов, фотографий, видеозаписей и музыкальных треков в день. Сделать это вручную просто невозможно, ведь нанять сотни тысяч модераторов не смогут даже самые успешные компании. Поэтому соцсетям и другим площадкам придется использовать автоматические алгоритмы — искусственный интеллект, который самостоятельно будет отслеживать абсолютно все пользовательские публикации. Речь идет о текстах, фотографиях, видеороликах, музыке, фильмах — о любом контенте, на который распространяются авторские права.

Очевидно, что директива прямо противоречит всем нормам свободы слова. Как заявил исполнительный директор некоммерческой организации по защите прав и свобод человека в цифровом мире Open Rights Джим Киллок (Jimm Killock), автоматическая проверка материала на копирайт обязательно будет нарушать права граждан. «Статья 13 создаст режим Robo-copyright, где компьютеры будут выделять все, что идентифицируют как нарушение авторских прав, несмотря на юридический запрет на законы, которые требуют общего мониторинга пользователей для защиты их конфиденциальности», — заявил Киллок в интервью «Би-би-си».

Однако ограничение свободы слова — не единственная проблема, с которой юзеры могут столкнуться после принятия спорного законопроекта. Критики уверены, что меры интернет-площадок для защиты авторского права полностью убьют привычное взаимодействие пользователей в сети.

Дело в том, что даже самый продвинутый искусственный интеллект не сможет определить, где опубликована защищенная копирайтом фотография, а где — обычный мем, сделанный по ее мотивам. Достаточно вспомнить свежий снимок с неверным парнем, который засматривается на проходящую мимо девушку, на мгновение забыв о собственной подруге. Это изображение было сделано испанским фотографом, который в 2015 году загрузил свою работу в фотобанк. Через какое-то время на картинку обратили внимание пользователи сети и создали из нее популярный мем, «неверный парень» активно распространялся по соцсетям в течение нескольких месяцев. Однако после вступления в силу нового законопроекта такой исход вряд ли стал бы возможен: скорее всего, алгоритмы фильтрации просто удалили бы первую же вариацию мема из соцсетей через секунду после того, как она была загружена.

То же самое касается юмористических роликов, коубов и даже пародийных музыкальных произведений, которые, вне зависимости от оригинала, являются отдельными творческими работами. Алгоритм сравнит изображения и звуки, найдет некое сходство и заблокирует все спорные материалы, чтобы соцсеть или другая площадка не получила серьезный штраф. Похожая система уже действует на YouTube, причем работает она довольно плохо. Авторы видеохостинга ежедневно жалуются, что с их каналов снимают монетизацию или вовсе блокируют ролики, если в них хотя бы мельком присутствуют фрагменты защищенных авторским правом материалов.

Критики документа также отметили, что в нем вообще не определен правовой статус мемов и других вариаций, связанных с оригинальными материалами под копирайтом. Из-за юридической неопределенности правозащитники называют инициативу «нецелевым вмешательством», которое представляет собой «опасный прецедент в европейском праве».

Как европейцы борются за жизнь мемов?

Европейцы сильно обеспокоены предстоящим совещанием парламентариев, которое должно решить судьбу скандального законопроекта. Чтобы повлиять на его исход, различные некоммерческие организации и группы направляют открытые письма с предложениями по спорным пунктам документа.

Например, некоммерческая организация Electronic Frontier Foundation (Фонд электронных рубежей) собрала более 70 подписей правозащитников и направила открытое письмо европейским законодателям. «Статья 13 директивы об авторском праве на едином цифровом рынке включает обязательства интернет-компаний, которые было бы невозможно соблюдать без введения чрезмерных ограничений основных прав граждан… Из-за статьи 13 возникает такая юридическая неопределенность, что у онлайн-сервисов не будет другого выбора, кроме как отслеживать, фильтровать и блокировать сообщения граждан ЕС, если они хотят остаться в бизнесе», — говорится в открытом письме.

За отказ от новой директивы выступила также группа независимых европейских экономистов, юристов и ученых из ведущих исследовательских центров Европы. В послании парламентариям они отметили, что законопроект активно лоббируется крупными корпорациями, которые хотят ввести цензуру в интернете. «Закон не выполняет заявленных целей… Директива по сути отвечает на повестку дня мощных корпоративных интересов», — заявили ученые.

Материалы по теме

Серьезные опасения высказала и большая группа европейских академических, образовательных, исследовательских и других сообществ, включающих Ассоциацию университетов Европы и Международную федерацию библиотечных ассоциаций и учреждений. «Мы обеспокоены тем, что эти положения создадут обременительные и пагубные ограничения на доступ к научным исследованиям и данным, а также на основные права на свободу информации», — заявили исследователи, назвав готовящиеся поправки серьезной угрозой информированному и грамотному сообществу.

Не остались в стороне и Human Rights Watch — «Репортеры без границ», а также другие некоммерческие организации, занимающиеся вопросами прав человека. «Этот закон приведет к чрезмерной фильтрации и удалению контента, к ограничению свободы распространения информации с одной стороны и свободе получения информации — с другой», — написали правозащитники в открытом письме.

Смотрите так же:  Доверенность на получение денег из кассы предприятия

Как реагируют в ЕС?

Несмотря на настоящую панику среди пользователей и правозащитников, председатели Евросоюза не торопятся отказываться от обсуждения новых поправок. Представитель политического объединения в интервью изданию SkyNews заявил, что директива поможет авторам оригинального контента получать неплохой доход. «Идея наших предложений по авторскому праву заключается в том, что люди должны иметь возможность зарабатывать на жизнь своими творческими идеями», — рассказали в ЕС.

Кроме того, представитель Евросоюза опроверг опасения правозащитников по поводу потенциального нарушения свободы слова. «Предложения по модернизации положений об авторских правах в ЕС не будут наносить ущерб свободе выражения мнений в интернете», — отметил политик. Он также добавил, что новые поправки учитывают технологические разработки, которые уже внедрены некоторыми из основных игроков. Судя по всему, речь идет об алгоритмах для фильтрации контента. Тем не менее от конкретики представитель Евросоюза воздержался.

Когда станет известна судьба мемов?

Скорее всего, окончательный вердикт парламентарии ЕС вынесут только в конце года. 20 июня члены комитета по правовым вопросам ЕП уже проголосовали за принятие закона. Свое решение должны высказать парламентарии на пленарном заседании, точная дата которого пока неизвестна: либо начало июля, либо середина сентября 2018 года. После этого будут назначены закрытые трехсторонние переговоры между парламентом, комиссией и советом ЕС, а потом состоится заключительное голосование для утверждения результатов переговоров. Пользователям же остается только молиться, чтобы политики оставили мемы в покое.

Проект ФЗ «О регулировании российского сегмента сети Интернет»

Текст подготовлен аппаратом и экспертами прошлого состава Комитета по информационной политике Госдумы РФ, слегка обновлен уже этим созывом и лоббируется экспертами и аппаратом Комитета по информационной политике данного созыва Думы к выносу на первое чтение.

Обратите внимание на множество «рабочих наименований», призванных замаскировать эклектичность и «рамочную» сущность закона.

Направляю Вам предварительный рабочий вариант текста законопроекта по регулированияю использования глобальной сети Интернет в Российской Федерации, подготовленного группой разработчиков нашего Комитета, а также замечания к этому тексту юриста-специалиста в области Интернет-права М.В.Якушева.

Прошу Вас ознакомиться с предлагаемым материалом и высказать свои замечания и предложения.

С уважением,
К.Ветров

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
О регулировании российского сегмента сети Интернет

(Об использовании глобальных общедоступных информационно-телекоммуникационных сетей)
(Об обмене документами в российском сегменте сети Интернет)

Глава I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Цель и сфера действия настоящего Федерального закона

1. Настоящий Федеральный закон направлен на создание правовых основ использования глобальных общедоступных информационно-телекоммуникационных сетей органами государственной власти и органами местного самоуправления Российской Федерации, юридическими и физическими лицами, находящимися на территории Российской Федерации.

Статья 2. Термины и их определения

Для целей настоящего Федерального закона применяются следующие основные термины и определения:

глобальная общедоступная информационно-телекоммуникационная сеть (интерсеть) — совокупность автоматизированных информационных систем, связанных единой трансграничной телекоммуникационной сетью (Интернет, BBS и другие общедоступные сети);

автоматизированная информационная система (абонент интерсети) — система сбора, обработки, хранения и передачи информации с использованием электронных вычислительных машин, являющаяся частью интерсети;

адрес в интерсети (интерадрес) — символьное представление места расположения автоматизированной информационной системы в интерсети;

российский сегмент интерсети — совокупность адресов в интерсети, подпадающих под юрисдикцию Российской Федерации;

информационная услуга — услуга по предоставлению запрашиваемой информации;

информационный ресурс интерсети — структурированный набор информации, представленный в режиме открытого доступа средствами интерсети и имеющий уникальный интерадрес;

телекоммуникационная услуга — услуга по обеспечению доступа к сетям связи и/или по передаче информации, включая автоматическое, вспомогательное и временное хранение передаваемой информации;

информационный посредник — владелец информационного ресурса интерсети, предоставляющий на своем информационном ресурсе возможность обращения к другому информационному ресурсу интерсети, или лицо, предоставляющее услуги по поддержанию информационного ресурса интерсети на принадлежащих ему средствах или по постоянному хранению информации, или лицо предоставляющее телекоммуникационную услугу и/или информационную услугу;

электронный почтовый ящик — комплекс программно-технических средств, использующий уникальный номер (электронный почтовый адрес) для отправки или получения сообщений с использованием интерсети;

электронная почта — комплекс программно-технических средств, позволяющих отправлять или получать сообщения из одного электронного почтового ящика к другому;

почтовая услуга — услуга по предоставлению почтового ящика и/или обслуживанию почтового ящика владельца почтового ящика и/или пересылки почтовых сообщений в почтовый ящик или из почтового ящика;

незапрошенная информация — информация в виде сообщения, посланного с использованием электронной почты владельцу почтового ящика без запроса или предварительного согласия владельца почтового ящика;

персональные данные — зафиксированная на материальном носителе информация о конкретном человеке, отождествленная с конкретным человеком, позволяющая идентифицировать этого человека прямо или косвенно, в частности посредством ссылки на идентификационный номер или на один или несколько факторов, специфичных для его физической, психологической, ментальной, экономической, культурной или социальной идентичности. К персональным данным относятся: биографические и опознавательные данные, личные характеристики, сведения о семейном положении, социальном положении, образовании, навыках, профессии, служебном положении, финансовом положении, состоянии здоровья и прочее.

субъект персональных данных — человек, к которому относятся соответствующие персональные данные;

поставщик товара (услуги) — физическое или юридическое лицо, использующее интерсеть для своей предпринимательской деятельности;

получатель товара (услуги) — физическое лицо, использующее товар (услугу) в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью.

Статья 3. Законодательство в области регулирования отношений при использовании интерсети в Российской Федерации

Настоящим Федеральным законом определяются основные положения об использовании интерсети в Российской Федерации.

Отношения субъектов при использовании интерсети в Российской Федерации, не урегулированные настоящим Федеральным законом, регулируются другими федеральными законами и иными правовыми актами, принимаемыми в Российской Федерации, а также законами и иными правовыми актами субъектов Российской Федерации в пределах их полномочий.

Нормативные акты по вопросам регулирования использования интерсети в Российской Федерации, организационно-технического обеспечения, устойчивого функционирования информационно-телекоммуникационных сетей, а также эксплуатации средств обеспечения использования интерсети, принимаемые федеральными органами власти в области связи и информатизации, являются обязательными для всех юридических и физических лиц, находящихся на территории Российской Федерации и являющихся владельцами адреса интерсети.

Глава II. ОБЩИЕ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СУБЪЕКТОВ ИНТЕРСЕТИ

Статья 4. Ответственность за содержание информации, распространяемой посредством интерсети

1. Лица, использующие интерсеть в своей деятельности, отвечают за содержание информации, распространяемой ими от своего имени посредством интерсети Интернет в соответствии с законодательством Российской Федерации.

2. Если услуга информационного посредника состоит в предоставлении телекоммуникационной услуги, информационный посредник не несет ответственности за содержание информации, распространяемой посредством интерсети в интересах третьей стороны при условии, что он:

  • не инициирует передачу информации;
  • не выбирает получателя информации;
  • не отбирает и не изменяет передаваемую информацию.

3. Если информационный посредник оказывает услугу по постоянному хранению информации, он несет ответственность за содержание хранимой информации, распространение которой запрещено законом, если им не предприняты необходимые шаги по удалению информации или блокированию доступа к ней.

4. К информационному посреднику не могут быть предъявлены требования по поиску фактов или обстоятельств, указывающих на незаконный характер информации, предоставленной получателем услуги, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Статья 5. Государственное регулирование отношений, возникающих в связи с осуществлением деятельности в интерсети

1. Органы государственной власти и органы местного самоуправления не имеют права ограничивать возможность юридических и физических лиц быть абонентами интерсети и использовать средства интерсети в своей деятельности в случаях:

  • размещения этими лицами в своих общедоступных информационных ресурсах только такой информации, распространение которой не запрещается и не ограничивается федеральными законами Российской Федерации;
  • деятельность абонента интерсети не наносит ущерба другим пользователям интерсети.

2. Включение в состав абонентов интерсети государственных информационных систем, а также иных информационных систем, содержащих государственные информационные ресурсы ограниченного доступа, производится на основании разрешения, выдаваемого федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации.

3. Доступ абонентов российского фрагмента интерсети к сетям электрической связи на территории Российской Федерации регулируется законодательством Российской Федерации.

4. Интерадрес абонента российского сегмента интерсети подлежит государственной регистрации в порядке, устанавливаемом органом федеральной исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации.

Регистр интерадресов является общедоступным государственным информационным ресурсом и абонентом интерсети.

5. Деятельность по предоставлению телекоммуникационной услуги в российском сегменте интерсети, подлежит лицензированию в части предоставления услуги электросвязи.

Порядок лицензирования определяется законодательством Российской Федерации.

6. Предупреждение и пресечение монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции в российском сегменте интерсети осуществляются федеральным антимонопольным органом в соответствии с законодательством Российской Федерации.

7. Абоненты и информационные посредники интерсети, иные заинтересованные лица могут обжаловать в судебном порядке действия должностных лиц по ограничению деятельности в российском фрагменте интерсети, если этими действиями нарушены их права.

Глава III. СБОР, ИСПОЛЬЗОВАНИЕ И ЗАЩИТА ИНФОРМАЦИИ ПЕРСОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА В ИНТЕРСЕТИ

Статья 6. Законодательство в области информации персонального характера

Требования к сбору, использованию и защите информации персонального характера, используемой при осуществлении деятельности в российском сегменте интерсети, определяются законодательством Российской Федерации об информации персонального характера и настоящим Федеральным законом.

Смотрите так же:  Ремонт жилья и других построек патент

Статья 7. Сбор и использование информации персонального характера

1. Поставщик товара (услуги) может собирать, обрабатывать и использовать персональные данные получателя товара (услуги) только в объеме, необходимом для осуществления договора на поставку товара (услуги) и согласия получателя товара (услуги).

2. Обработка и использование персональных данных получателя товара (услуги) для целей рекламы, маркетинговых исследований или создания технических средств по предоставлению услуги допускается только в случае письменного согласия субъекта персональных данных.

Статья 8. Требования по защите информации персонального характера

1. Поставщик товара (услуги) обязан предпринять необходимые технические и организационные меры по защите персональных данных получателя товара (услуги).

2. В случае возникновения риска нарушения безопасности хранения или передачи персональных данных получателя товара (услуги), поставщик товара (услуги) обязан уведомить получателя товара (услуги) о наличии такого риска и обо всех способах его устранения, а также о дополнительных издержках, которые может понести получатель товара (услуги).

3. Информация персонального характера, необходимая для осуществления телекоммуникационной услуги, почтовой услуги, информационной услуги, относящаяся к получателю этой услуги, должна быть уничтожена или сделана анонимной поставщиком телекоммуникационной услуги после окончания срока ее предоставления.

4. Поставщик телекоммуникационной услуги, почтовой услуги, информационной услуги в целях обеспечения платежа получателем услуги может использовать по окончанию срока предоставления услуги следующую информацию:

  • данные о технических средствах получателя услуги;
  • адрес получателя услуги, включая его физический адрес и электронный адрес (номер электронного почтового ящика);
  • тип, время начала и продолжительность действий по предоставлению услуги;
  • прочую информацию, относящуюся к платежам за предоставленную услугу.

Перечисленная информация может быть использована поставщиком телекоммуникационной услуги, почтовой услуги, информационной услуги на период времени, предусмотренный законодательством, для оплаты услуги получателем или для опротестования счета по ее оплате.

5. Поставщик телекоммуникационной услуги, почтовой услуги, информационной услуги вправе с согласия получателя услуги использовать информацию, перечисленную в п. 4 настоящей статьи, в собственных маркетинговых целях.

4. Поставщик телекоммуникационной услуги, почтовой услуги, информационной услуги вправе передать информацию персонального характера, необходимую для обеспечения платежа за услугу и относящуюся к получателю этой услуги, третьей стороне с целью обеспечения платежа получателем услуги в случае неуплаты со стороны получателя услуги в срок, обозначенный в договоре об оказании услуги.

Глава IV. РАСПРОСТРАНЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ ЧЕРЕЗ ЭЛЕКТРОННЫЕ ПОЧТОВЫЕ ЯЩИКИ

Статья 9. Конфиденциальность электронных почтовых сообщений

1. Право на тайну переписки, осуществляемой с помощью электронных почтовых сообщений, гарантируется Конституцией Российской Федерации. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

2. Поставщики телекоммуникационных и почтовых услуг, допустившие нарушения конфиденциальности почтовых сообщений, привлекаются к ответственности в порядке, установленном законодательством Российской Федерации

3. Доступ к содержанию и реквизитам электронных почтовых сообщений может быть предоставлен правоохранительным органам в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статья 10. Незапрошенная информация, распространяемая посредством электронной почты

1. Владелец электронного почтового ящика имеет право отказаться от получения незапрошенной информации. В целях реализации этого права:

  • поставщик почтовой услуги обязан по требованию владельца электронного почтового ящика и на основании данных отправителя (почтовых реквизитов) на бесплатной основе не допускать пересылку незапрошенной информации владельцу электронного почтового ящика;
  • отправитель незапрошенной информации обязан по требованию владельца электронного почтового ящика прекратить почтовую отправку такой информации.

2. Нарушение прав владельца электронного почтового ящика по отношению к незапрошенной информации преследуется в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статья 11. Требования к содержанию информации коммерческого характера, распространяемой через электронные почтовые ящики

1. Незапрошенная информация коммерческого характера, содержащаяся в почтовых сообщениях, должна быть точно и недвусмысленно идентифицироваться как таковая при получении ее получателем.

2. На незапрошенную информацию, содержащую признаки публичной оферты, распространяются требования, определяемые статьей 14 настоящего Федерального закона.

Глава V. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ ПОСРЕДСТВОМ ИНТЕРСЕТИ

Статья 12. Общие положения реализации договорных отношений в российском фрагменте интерсети

1. Договорные отношения между поставщиками и получателями товаров (услуг), осуществляемые посредством интерсети, регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации и настоящим Федеральным законом.

2. Положения настоящей главы распространяются на все области договорных отношений между поставщиками и получателями товаров (услуг) осуществляемых посредством интерсети за исключением договорных отношений по сделкам, которые:

  • требуют нотариального удостоверения;
  • требуют государственной регистрации;
  • подпадают под действие законодательства о семье;
  • подпадают под действие наследственного права.

Статья 13. Действенность договора, заключенного в электронном виде посредством интерсети

Договор, заключенный в электронном виде посредством интерсети с учетом требований, определенных настоящим Федеральным законом, не может быть признан недействительным только на том основании, что он заключен в электронном виде посредством интерсети.

Статья 14. Требования к содержанию публичной оферты, распространяемой посредством интерсети

1. Публичная оферта, распространяемая поставщиком товара (услуги) посредством интерсети с предложением товара (услуги), должна содержать следующие сведения:

  • название, юридический адрес и прочие необходимые реквизиты поставщика товара (услуги), включая адрес электронного почтового ящика, позволяющие получателю товара (услуги) осуществлять контакты с поставщиком товара (услуги);
  • регистрационный орган, в котором зарегистрирован поставщик товара (услуги), и его регистрационный номер (при наличии такой регистрации);
  • основные характеристики предлагаемых товаров или услуг;
  • необходимые существенные признаки договора, предлагаемого к заключению (цены на товары или услуги, включая дополнительные сборы, период времени, в течение которого действуют предложенные условия и цены, стоимость доставки, если таковая предусмотрена, условия оплаты, наличие права на расторжение договора и т.д.).

2. Указанные сведения должны быть предоставлены в точной и недвусмысленной форме, исключающей разночтения.

Статья 15. Общие требования к содержанию договора, заключаемого посредством интерсети

1. Поставщик товара (услуги), предлагающий заключить договор посредством интерсети на поставку товара (услуги), должен, если иное не согласовано обеими сторонами договора, предоставить до момента заключения договора следующую информацию:

  • данные об этапах заключения договора;
  • порядок хранения и доступа к тексту заключенного договора;
  • целесообразность и способы исправления ошибок.

2. Указанные в п.1 этапы заключения договора должны следовать друг за другом в таком порядке, который гарантировал бы сторонам договора возможность выражения их полного и безоговорочного согласия.

Статья 16. Процедура заключения договора посредством интерсети

1. При заключении договора посредством интерсети на поставку товара (услуги), если иное не согласовано обеими сторонами договора, договор признается заключенным, когда получатель товара (услуги), принял от поставщика, направившего предложение (оферту), подтверждение получения своего согласия (акцепта), при этом:

  • получатель товара (услуги) должен иметь возможность получения подтверждения своего согласия (акцепта);
  • поставщик товара (услуги) отослал подтверждение о получении подтверждения немедленно.

2. Поставщик товара (услуги), предлагающий заключить договор посредством интерсети на поставку товара (услуги), должен, если иное не согласовано обеими сторонами договора, обеспечить, чтобы получатель товара (услуги) имел необходимую возможность сохранения и/или просмотра содержания договора и возможность обнаружения и исправления ошибок на всех этапах процедуры заключения договора.

Статья 17. Подлинник договора, заключаемого посредством интерсети

1. При заключении договора посредством интерсети на поставку товара (услуги), если иное не согласовано обеими сторонами договора, требование к подлинности текста договора при его хранении и предъявлении является выполненным, если:

  • имеются доказательства, целостности текста договора с момента его заключения;
  • текст договора может быть при необходимости предъявлен лицу, требованию которого он должен быть предъявлен.

2. Для целей п.1 настоящей статьи критерием оценки целостности является сохранения текста договора в полном и неизменном виде без учета добавления любых индоссаментов и любых изменений, происходящих в обычном процессе передачи, хранения и демонстрации.

Статья 18. Подтверждение подлинности сообщений сторон при заключении договора посредством интерсети

1. При подтверждении подлинности сообщений сторон при заключении посредством интерсети договора применяются следующие принципы:

  • а) Стороны договора имеют возможность самостоятельно определять соответствующие технологические или принятые в деловом обороте способы определения подлинности сообщений.
  • б) Любые принятые сторонами договора способы определения подлинности сообщений имеют доказательную силу.

ГЛАВА VI. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 19. Вступление в силу настоящего Федерального закона

Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

Статья 20. Приведение нормативных правовых актов в соответствие с настоящим Федеральным законом

Предложить Президенту Российской Федерации и поручить Правительству Российской Федерации привести свои правовые акты в соответствие с настоящим Федеральным законом. Президент
Российской Федерации

1. Предлагается максимально учесть в тексте и принципах регулирования законопроекта «Концепцию российского законодательства в области Интернета», подготовленную Б.Кристальным и М.Якушевым и получившую поддержку в ряде специализированных профессиональных организаций российского интернет сообщества (см. замечания ниже).

2. Исходя из Предложений «Концепции. » законопроект предлагается именовать «О правовом регулировании сети «Интернет» (или: глобальных информационных сетей) в Российской Федерации». Иначе (если говорить о предложенном определении «российского сегмента») получается, что регулируются только сетевые адреса, а это — не предмет регулирования законодательного акта. «Обмен документами» в Интернете вообще не «из той оперы», закон на такую тему бессмысленен.

3. В цели и сфере ФЗ (статья 1) необходимо обязательно отразить государственную политику России в отношении глобальных сетей (в том числе Интернета), и обязанность ее исполнения органами власти. Не совсем удачно говорить о неких «правовых основах» — они уже есть как в российской конституции, так и в международных документах, регламентирующих развитие сети. Тут уж речь идент на об основах, а о конкретных нормах, закрепляющих регулирование по критичным для государственных интересов вопросам.

Смотрите так же:  Заявление в прокуратуру о захвате земельного участка

4. Термини «под юрисдикцией Российской Федерации», «находящиеся на территории России» крайне неудачны как с точки зрения теории права, так и реалий развития Интернета. Да и во всем мире значимость домицилия для привязки материальных и коллизионных норм существенно уменьшается по сравнению с инкорпорацией. Корректнее говорить о российских гражданах; российских организациях; лицах, зарегистрированных в Российской Федерации и т.д. Иначе однозначного и коррекционного адресного регулирования никогда не получится.

5. В статье 2 некорректно ставить рядом «Интернет» и «BBS» как общедоступные сети. Не уверен, что правильнее заменять понятие структурированной информации (файла, сайта) на обезличенную «информационную систему», как-то связанную с адресацией. Для интернет-сервера это (возможно) нормально, но одними серверами вся совокупность информации в сети не исчерпывается. Требуется дальнейшая переработка. Я бы не относил услуги по хранению информации к телекоммуникационным. Это уж скорее чисто информационная услуга. «Информационный посредник» — явно неудачно. Раз он «владелец» (кстати, чем это «владение» регулируется. ), то он уж никак не посредник. Скорее (это более корректно) — оператор (ресурса, системы и т.п.). Совсем никуда не годится дихотомия «поставщик» — «получатель» по критерию предпринимательской детельности (никакой привязки к гражданскому законодательству). Уж лучше оставить «предприниматель» и потребитель — это как раз в нашем законодательстве есть.

5. Нельзя отдавать (ст.3) хоть какое-то регулирование субъектам Российской Федерации. И при этом ни слова не говорить о международных нормах и соглашении сторон. Только федеральное законодальство (где необходимо), а за его пределами — соглашение сторон и общепринятые международные нормы. Лишь особенности использования сети региональными органами власти можно отдавать на откуп субъектам федерации. Иначе будет только правовой хаос.

6. Нежелательно начинать первый содержательный раздел (глава 2) со статьи об ответственности за содержание информации (статья 4). Это же не уголовный кодекс. Такая статья нужна, но не в самом начале. Сама формулировка статьи спорна. Очевидно отсутствует норма о том, что сетевые СМИ не несут ответственности в случаях, предусмотренных Законом о СМИ (аналогично обычным СМИ).

Зачем нужна государственная регистрация интерадреса интерсети (то есть ВСЕХ ресурсов)? Такого нет ни в одной стране мира, да и это ведь динамический процесс! Явно надуманное и технологически невыполнимое требование.

Совершенно нецелесообразно ВСЕ услуги в сети лицензировать. Это опять-таки невозможно. К тому же нарушает принцип «разумной достаточности регулирования», изложенной в «Концепции».

7. Необходимо указать, что доступ к содержанию почтовых ящиков возможен лишь по решению суда или в рамках процедур СОРМ. Иначе — нежелательно слишком широкое толкование.

8. Название Главы 5 неудачно. Очевидно, надо говорить о «порядке заключения сделок с использованием сети». Почему, кстати, там «сегмент» заменен на «фрагмент»? Требуется юридическое редактирование всего текста главы.

9. В статье 14 неясно, о какой «регистрации» поставщика идет речь. Как юридического лица, как индивидуального предпринимателя, или что-то еще? Существенных «признаков» договора не бывает, скорее уж «существенные условия».

10. В статье 15 надо конкретизировать, что именно подразумевается под «этапами» заключения договора. В гражданском законодательстве такого понятия, помнится, нет.

11. Хорошо бы в статье 17 хоть как-то отразить то, что все экземпляры документов, подписанные ЭЦП, приравниваются к подлинникам — это следует из самого принципа использования ЭЦП.

В целом же проект достаточно сырой, и я бы не рискнул выносить его на широкое обсуждение в нынешнем виде. Нужна встреча всех авторов с двумя—тремя юристами (одним из которых готов быть я), иначе, «дистанционно», положительного результата не достичь.

Законы рф интернет

Помедленнее, вас записывают

Российские операторы распространения информации в интернете (ОРИ), к которым относятся, в частности, мессенджеры, форумы, социальные сети, сайты знакомств и другие интернет-площадки, на которых пользователи могут обмениваться сообщениями, с 1 июля должны хранить записи разговоров, сообщения, изображения, видео и другую коммуникацию своих пользователей в течение шести месяцев. Об этом говорится в опубликованном 28 июня постановлении правительства России, уточняющем требования так называемого закона Яровой.

ОРИ должны обеспе​чивать хранение этой информации на территории России, а также предоставлять ее по требованию госорганам, ведущим оперативно-разыскную деятельность или обеспечивающим безопасность государства.​

В июле 2016 года был принят пакет антитеррористических поправок, известный как «закон Яровой». Среди прочего он предписывал операторам связи и ОРИ хранить в срок до полугода записи звонков, содержание сообщений и другой коммуникации пользователей. Срок хранения данных о фактах коммуникации (например, кто кому когда звонил) увеличивался для операторов до трех лет, а для ОРИ — до года. Поправки выступают в силу с 1 июля 2018 года. Однако в законе оговаривалось, что точные сроки и объем информации, которую необходимо хранить, должно уточнить правительство. Кроме того, еще в 2016 году в силу вступило другое требование «закона Яровой» для ОРИ — если они используют шифрование на своей площадке, предоставлять по требованию ФСБ ключи для дешифровки переписки.

В апреле было опубликовано постановление правительства, касающееся операторов связи. Текстовые сообщения и записи разговоров они должны хранить в течение полугода с момента «окончания их приема, передачи, доставки и (или) обработки». Для операторов, которые предоставляют услуги передачи данных, срок хранения составит 30 суток начиная с 1 октября 2018 года. Последующие пять лет компании должны ежегодно увеличивать на 15% емкость «технических средств накопления» (оборудования, на котором будет храниться интернет-трафик). Согласно опубликованному в четверг, 28 июня, постановлению для интернет-компаний таких условий не предусмотрено.

Почти полная готовность

​«Проект постановления правительства для ОРИ появился еще в начале прошлого года, однако он не прошел процедуру оценки регулирующего воздействия. В частности, представители бизнеса отмечали необходимость высоких затрат. В новом варианте документа убрали все спорные моменты, что, очевидно, позволило быстро его принять», — сказал РБК главный аналитик Российской ассоциации электронной коммерции (РАЭК) Карен Казарян. Он считает, что документ, скорее всего, будет дополняться. По его словам, из постановления пропали пункты, которые описывают взаимодействие компаний с правоохранительными органами, а значит, пока не предполагаются траты на оборудование для систем оперативно-разыскных мероприятий (СОРМ). С 1 июля ОРИ должны просто хранить информацию.

«Для участников рынка, несмотря на то что подобный проект уже обсуждался, опубликованное постановление стало неожиданностью. Крупные игроки без проблем смогут реализовать требования закона, мелкие и средние компании — с трудом, тем более за такой короткий срок. Но думаю, что следить за исполнением закона будут в первую очередь в отношении компаний, которые находятся в реестре [ОРИ]. Среди них совсем мелких компаний практически нет», — отметил аналитик.

Основатель включенного в реестр ОРИ сайта Roem.ru Юрий Синодов сказал, что постановление не стало для него сюрпризом. «Сообщения хранятся, они публичны. Остального у нас просто нет», — отметил он. Не видит особых сложностей в требовании хранения информации и владелец Liveinternet.ru (также включен в реестр ОРИ) Герман Клименко, до недавнего времени занимавший пост советника президента России. «Никаких неожиданностей. Наверное, некоторые сложности могут быть у тех сервисов, где есть голос. Обычно его не хранят. Текстовые данные хранят все, и иногда гораздо дольше, чем определено правительством», — сказал Клименко.

В реестр ОРИ также внесены социальная сеть «ВКонтакте», сервисы электронной почты «Яндекс», Mail.ru Group и Rambler, мессенджеры ​Telegram, Wechat.com, Snap, Viber, сайты знакомств badoo.com, mamba.ru и другие интернет-площадки. Представители Mail.Ru Group, «Яндекса», Rambler, Viber и Badoo не ответили на вопросы РБК, связанные с постановлением. Связаться с представителями других ОРИ на момент публикации не удалось.

По словам одного из участников рынка, постановление правительства, касающееся ОРИ, согласовывали гораздо дольше, чем документ для операторов связи, поскольку «никто не понимает, как его реализовывать». «Если для операторов существуют лицензионные требования, их можно хоть как-то обязать закупать дорогостоящее оборудования СОРМ, то для ОРИ таких требований нет. Тех, кто не является лицензиатами, невозможно обязать исполнять этот закон, можно только пугать блокировкой в России», — отметил собеседник РБК. В то же время он напомнил, что пока не приняты нормативно-правовые акты, в которых было бы описано, какую ответственность будет нести оператор или ОРИ за неисполнение требования «закона Яровой».

Минкомсвязь оценивало затраты операторов связи на выполнение требований антитеррористических поправок в десятки миллиардов рублей для каждого крупного оператора. «Это вполне посильные деньги, мы не прогнозируем какое-то серьезное увеличение цен [на услуги связи]», — заявлял бывший глава ведомства Николай Никифоров.

МТС заявляла, что за пять лет потратит на выполнение «закона Яровой» до 60 млрд руб., «ВымпелКом» (бренд «Билайн») планирует выделить около 45 млрд руб. в течение тех же пяти лет. «МегаФон» оценивал затраты за выполнение положений поправок в 8 млрд руб. в течение 2018 года. Представители Tele2 конкретных цифр не называли, отметив лишь, что «речь идет о десятках миллиардов рублей на ближайшие два-три года».