Полномочия руководитель филиала

Статья 55. Представительства и филиалы юридического лица

1. Представительством является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения, которое представляет интересы юридического лица и осуществляет их защиту.

2. Филиалом является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в том числе функции представительства.

3. Представительства и филиалы не являются юридическими лицами. Они наделяются имуществом создавшим их юридическим лицом и действуют на основании утвержденных им положений.

Руководители представительств и филиалов назначаются юридическим лицом и действуют на основании его доверенности.

Представительства и филиалы должны быть указаны в едином государственном реестре юридических лиц.

Комментарий к Ст. 55 ГК РФ

1. Филиалы и представительства характеризуются рядом следующих признаков:

1) это обособленные подразделения юридического лица;

2) они располагаются вне места нахождения юридического лица (см. ст. 54 ГК и комментарий к ней);

3) они не являются юридическими лицами, т.е. не имеют своего (принадлежащего им) имущества, не могут от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и т.д. (см. ст. 48 ГК и комментарий к ней). Хотя в комментируемой статье говорится о том, что филиалы и представительства наделяются имуществом, следует иметь в виду условность этого указания. Ни правом собственности, ни правом хозяйственного ведения, ни правом оперативного управления имеющимся у них имуществом филиалы и представительства не обладают. Оно принадлежит юридическому лицу, создавшему филиал (представительство). У подразделения юридического лица имущество находится лишь в техническом управлении. Филиалы и представительства не являются субъектами права гражданского;

4) филиалы и представительства действуют на основании положений, утверждаемых юридическим лицом, создающим эти обособленные подразделения. Как представляется, такие положения рассчитаны главным образом на регулирование «внутренних отношений». В положении определяются цели и предмет деятельности филиала или представительства, полномочия руководителя и пр.; при этом юридическим лицом устанавливаются «правила поведения» своего подразделения;

5) руководители филиалов и представительств назначаются юридическим лицом (уполномоченным органом юридического лица) и действуют на основании его доверенности. Доверенность необходима для представительства перед третьими лицами, т.е. требуется для того, чтобы руководитель подразделения мог выступать от имени юридического лица (во «внешних отношениях»);

6) представительства и филиалы указываются в учредительных документах юридического лица.

2. Филиалы и представительства отличаются функциями.

Представительство представляет интересы юридического лица и осуществляет их защиту (руководитель от имени юридического лица заключает договоры, принимает исполнение, предъявляет иски и пр.). Филиал занимается той же деятельностью, но от представительства он отличается тем, что, кроме того, он выполняет все функции юридического лица или их часть. Например, руководитель представительства образовательного учреждения от имени соответствующего юридического лица заключает договоры об оказании образовательных услуг, выступает представителем в суде и т.п. Руководитель филиала того же образовательного учреждения имеет те же полномочия, но филиал еще оказывает и образовательные услуги (в том же объеме, что юридическое лицо, или в меньшем).

3. Указание в учредительных документах юридического лица имеющихся у него филиалов и представительств, с одной стороны, требуется для обеспечения публичных интересов (с точки зрения контроля государства за деятельностью юридического лица, сбора налогов и сборов и т.д.), а с другой — призвано обеспечить интересы участников гражданского оборота. Вступая в отношения с юридическим лицом, которое представляет руководитель филиала или представительства, субъект осознает, что «за филиалом или представительством «стоит» юридическое лицо». Заключая какое-либо соглашение с юридическим лицом, контрагент благодаря указанию в учредительных документах филиалов и представительств узнает об этом обстоятельстве.

Деятельность филиалов и представительств

Александр Молотников
Начальник отдела корпоративного управления
ОАО ФПК «Славянка», г. Владимир

Не все руководители юридических лиц и их филиалов, представительств имеют четкие представления об особенностях правового статуса и взаимоотношений юридического лица с его обособленными подразделениями. Такое недопонимание рано или поздно приводит к нарушению законодательства, и у юридического лица возникает масса проблем. Трудности появляются и у партнеров по бизнесу, которые сотрудничали непосредственно с обособленными подразделениями.

Статус филиалов и представительств

Филиалы и представительства не являются юридическими лицами, в связи с чем они:

· не могут быть самостоятельными субъектами гражданских правоотношений;
· не обладают собственной гражданской правосубъектностью и правоспособностью 1 ;
· представляют собой части целого предприятия.

Недопонимание этих особенностей правового статуса приводит к тому, что на практике встречается термин: «филиал на правах юридического лица». Юридически этот термин не имеет никакого смысла 2 , поскольку законом исключена возможность вхождения в состав юридического лица другого юридического лица.

Необходимое условие для учреждения обособленного подразделения — создание его за пределами места регистрации юридического лица. Но и тут нередко возникает путаница.

Пример. АО решило создать обособленное подразделение в другом районе города, например склад. Выяснилось, что само АО зарегистрировано филиалом Московской регистрационной палаты (МРП) №1, а склад расположен на территории, на которой осуществляет регистрацию филиал МРП №2. Не разобравшись в существе проблемы и забыв, что филиал МРП — это ее составная часть, АО принимает противоречащие закону изменения к Уставу о создании филиала, утверждает Положение о филиале и т.д. Между тем для создания обособленного подразделения в пределах места своей регистрации АО достаточно было встать на учет в налоговых органах.

Создание обособленного подразделения

Существует особый регламент для учреждения обособленных подразделений.

· Принятие решения о создании филиала, представительства соответствующим органом управления общества.

В АО таким органом является Совет директоров, а при его отсутствии — общее собрание акционеров. В обоих случаях решение об учреждении обособленного подразделения принимается простым большинством голосов.

В ООО подобное решение вправе принять только общее собрание участников, не менее чем 2/3 голосов (квалифицированным большинством голосов именно участников, а не лиц, присутствующих на собрании).

Однако Уставами обществ может быть предусмотрен другой порядок. Поэтому прежде всего следует внимательно ознакомиться с тем, как данная процедура прописана в Уставе и не противоречит ли она действующему законодательству.

· Утверждение Положения об обособленном подразделении юридического лица.

Как правило, это Положение утверждается одновременно с принятием решения о создании филиала или представительства. Оно является частью Устава.

· Внесение изменений или дополнений в Устав общества.

Устав общества должен содержать сведения обо всех его филиалах и представительствах. При отсутствии уведомления регистрационного органа о создании обособленных подразделений эти положения Устава не будут иметь юридической силы.

Для третьих лиц указанные изменения при создании либо упразднении обособленного подразделения вступают в силу с момента уведомления о таких изменениях органа, осуществляющего регистрацию юридических лиц. Это значит, что при создании филиала или представительства лишь с момента уведомления регистрационного органа лица, имеющие определенные отношения с ним, могут исходить из того, что эта структура существует. И, наоборот, при его упразднении лица, имеющие дело с обособленным подразделением, вправе исходить из того, что он существует до момента такого уведомления.

Закон не оговаривает, какие конкретные сведения должны быть указаны в Уставе, поэтому там достаточно упомянуть населенные пункты, в которых создаются обособленные подразделения.

· Назначение руководителя обособленного подразделения.

Исполнительный орган (генеральный директор) общества издает приказ о назначении физического лица на должность руководителя филиала или представительства. С ним заключают трудовой договор, на его имя выдают доверенность.

· Уведомление налогового органа и постановка на налоговый учет.

Организация, в состав которой входят обособленные подразделения, расположенные на территории РФ, обязана встать на учет в качестве налогоплательщика в налоговом органе не только по месту своего нахождения, но и по месту нахождения каждого обособленного подразделения. Отметим, что в положениях НК РФ обособленные подразделения рассматриваются в более широком смысле, чем в ГК РФ.

Необходимо в десятидневный срок уведомить налоговый орган об изменении в уставных и прочих учредительных документах и о создании обособленных подразделений. В течение месяца после организации такого подразделения нужно обратиться в налоговые органы с заявлением о постановке на налоговый учет. За нарушение установленного срока подачи заявления до 90 дней взимается штраф 5 тыс. руб., за просрочку более 90 дней — 10 тыс. руб. При ведении деятельности без постановки на учет взыскивается штраф в размере 10% от доходов, полученных в результате такой деятельности, но не менее 20 тыс. руб. Если же деятельность без постановки на учет велась более трех месяцев, то штраф составляет 20% от доходов. Налоговая ответственность может быть применена по местонахождению как головного общества, так и его обособленного подразделения.

Если при создании филиала не будут соблюдены необходимые процедуры принятия решений, регистрации и пр., то последствия не заставят себя ждать. Промахи весьма эффективно могут быть использованы в конкурентных войнах.

Пример. Крупный завод, выпускающий продукцию из хрусталя, принял решение о создании представительства в Санкт-Петербурге: намечалось долгосрочное сотрудничество с группой финских компаний. Но из-за спешки решение об учреждении обособленного подразделения было принято генеральным директором, а не Советом директоров АО; в Устав не внесли нужные изменения.

Ситуация оказалась на руку конкурентам этого завода. Враждебные компании осуществили целый комплекс действий по дискредитации своего соперника. Во-первых, некое физическое лицо, владеющее 0,5% акций завода, подало иск о ликвидации представительства завода в Санкт-Петербурге, поскольку оно было создано с нарушением действующего законодательства. Во-вторых, в российских и скандинавских печатных изданиях появилась информация о «непонятном юридическом статусе» представительства завода, были высказано предположение о планируемой афере. Обеспокоенные финские партнеры попросили в экстренном порядке предъявить хотя бы Устав АО, в котором фигурировало бы его петербургское представительство. Разумеется, такая просьба не могла быть выполнена, что подтвердило косвенные опасения финнов и заставило их отказаться от заключения сделки.

Положение о филиале, представительстве

Положение о филиале или представительстве (далее Положение) утверждает соответствующий орган управления юридического лица. В этом документе определяется сфера деятельности обособленного подразделения, устанавливаются права общества по отношению к нему, регулируется порядок непосредственного управления им.

Положение должно содержать сведения о местонахождении подразделения (точный почтовый адрес), информацию о наличии у него круглой печати, угловых штампов. Кроме того, необходимо детально описать процедуру управления обособленным подразделением, подробно регламентировав способ, порядок и сроки доведения распоряжений общества до руководства филиала или представительства.

Это важно, т.к. в процессе управления топ-менеджеры общества сталкиваются с проблемой: чьи конкретно приказы и распоряжения будет выполнять директор подразделения. Возникают ситуации, когда руководители обособленных подразделений отказываются исполнять приказы и распоряжения исполнительного органа (генерального директора) общества. При этом они руководствуются следующим соображением: поскольку решение о создании обособленного подразделения принимал Совет директоров АО или общее собрание участников ООО, значит, и оперативное руководство его деятельностью должен осуществлять этот же орган.

В законодательстве этот вопрос прямо не урегулирован, поэтому еще при проработке содержания Положения нужно четко указать, кому подчиняется руководитель обособленного подразделения, чьи приказы он исполняет, кому подотчетен. В Положении необходимо подробно прописать, как будут доводиться до сведения руководства подразделения приказы и распоряжения. Желательно установить и порядок проведения периодических проверок деятельности руководителя филиала, представительства, результатов всей или части финансово-хозяйственной деятельности обособленного подразделения. Логично было бы наделить правом подобной проверки ревизионную комиссию или ревизора хозяйственного общества.

Работа по доверенности

Руководитель филиала и представительства действует на основании Положения и доверенности. Поскольку он является представителем юридического лица, доверенность выдается именно ему, а не всему подразделению в целом. Документ должен быть оформлен с соблюдением требований ст.185 ГК РФ, скреплен печатью общества, подписан руководителем общества или другим уполномоченным лицом (в соответствии с Уставом). Обязательно должна быть проставлена дата выдачи, в противном случае документ будет признан недействительным.

В доверенности определяется круг полномочий руководителя обособленного подразделения. Помимо прочего в ней целесообразно закрепить его право на:

· решение всех вопросов текущей и оперативной деятельности обособленного подразделения в порядке и в пределах, предусмотренных Положением и постановлениями органов управления юридического лица;
· заключение договоров, в том числе трудовых, а также совершение сделок и других юридических актов, в которых интересы компании представляет обособленное подразделение. Соискатели, которым надлежит работать в обособленном подразделении, принимаются на работу и заключают трудовые договоры непосредственно с хозяйственным обществом, а не с его обособленным подразделением. При этом от имени юридического лица трудовой договор подписывает руководитель обособленного подразделения;
· открытие рублевых и валютных банковских счетов, совершение иных операций по распоряжению денежными средствами.

Руководитель подразделения действует от имени общества. В силу этого обособленные подразделения не могут совершать сделки от своего имени. При любых обстоятельствах стороной в договоре будет непосредственно хозяйственное общество. А в тексте договора необходимо указывать следующие сведения о стороне договора: «ОАО «…», в лице директора Тюменского филиала Иванова И.И., действующего на основании Положения о филиале и доверенности №45 от 18 апреля 2002 г. …».

В судебной практике часто встречаются споры, возникающие из-за того, что в договоре, подписанном руководителем филиала и от имени филиала, нет ссылки на то, что договор заключен от имени общества и по его доверенности. Решение, которое вынесет суд по этому вопросу, зависит прежде всего от того, имелись ли у руководителя подразделения на момент подписания договора соответствующие полномочия, закрепленные в Положении и в доверенности. Судебная и арбитражная практика исходят из положения, что сделки, заключенные руководителем филиала (представительства) при наличии таких полномочий, считаются совершенными от имени юридического лица.

Предпринимателям, решившим заключить сделку с обществом, от имени которого выступает филиал, представительство, необходимо удостовериться, что руководитель этого подразделения имеет право заключать такую сделку. Обратите внимание на то, как ограничены в Положении и доверенности права директора обособленного подразделения по заключению сделок. Так, могут быть лимитированы суммы договоров или введены ограничения по предмету договора (например, в доверенности указано, что директор филиала вправе заключать сделки только по продаже сырья, а он вместо этого продает готовую продукцию). Сделка, совершенная с превышением полномочий, может быть признана недействительной.

Бывают ситуации, когда руководитель филиала или представительства в командировке, заболел, ушел в отпуск и не может подписать какой-то документ. Поэтому в доверенности руководителя необходимо указать его право выдавать доверенности и передавать все или часть своих полномочий третьим лицам. Общество может ограничить эту возможность, указав исчерпывающий перечень тех полномочий, которые могут быть переданы третьим лицам, или, наоборот, указать те полномочия, которые ни при каких обстоятельствах не могут быть им переданы. Общество, заинтересованное в максимальном контроле над деятельностью филиала, отделения, вправе вменить в обязанность его директору уведомлять исполнительный орган общества о том, какие полномочия, в каком объеме, кому и на какой срок переданы. Но подобный контроль должен быть вызван только объективными причинами, иначе он будет мешать работе, в результате чего снизится эффективность и оперативность деятельности филиала или представительства.

Выдаваемые в процессе передоверия доверенности не могут быть заверены печатью или штампом обособленного подразделения, поскольку оно не является юридическим лицом. Подобные документы должны быть удостоверены только в нотариальном порядке. Поэтому если руководитель филиала или представительства решит делегировать часть своих полномочий работнику этого филиала или третьему лицу, например брокеру или агенту, то доверенность, выданная в порядке передоверия, необходимо заверить у нотариуса. Разумеется, доверитель не может передать другому лицу больше прав, чем имеет сам.

Имущество филиалов и представительств

Для достижения поставленных задач хозяйственное общество наделяет обособленные подразделения движимым и недвижимым имуществом. Это могут быть земельные участки, здания, сооружения, помещения, оборудование, транспортные средства, продукция, сырье, материалы и пр. При этом имущество остается в собственности общества, и оно в любой момент может его изъять. К тому же на данное имущество может быть обращено взыскание по долгам общества.

Смотрите так же:  Заявление на возврат ндфл в ворде

Особое значение приобретает порядок распоряжения имуществом, которое передается подразделению. С одной стороны, полномочия, имеющиеся у руководителя подразделения, не должны создавать препятствий текущей деятельности филиала, а с другой стороны, неограниченные права — прекрасная почва для злоупотреблений.

Пример. АО создало свое представительство в другом городе. Для достижения поставленных целей подразделению было передано все необходимое имущество: транспорт, двухэтажный особняк, расположенный в деловом центре города и оснащенный современной оргтехникой, и пр. Руководителю представительства была выдана доверенность, наделявшая его неограниченным правом распоряжаться указанным имуществом. Аналогичная формулировка содержалась и в «Положении о представительстве». Как оказалось впоследствии, директор представительства сразу стал использовать имущество подразделения в своих личных, корыстных целях. Так, один этаж здания был сдан в аренду нескольким фирмам, фактическими владельцами которых были родственники директора. Оргтехника и автотранспорт были реализованы по ценам намного ниже рыночных. Все это не могло остаться без внимания головной организации: через некоторое время она направила специально созданную комиссию для проверки деятельности подразделения. Однако директор подразделения, понимая, что по результатам проверки неизбежно увольнение и «хлебное место» будет потеряно, продал здание по заниженной цене доверенному лицу. Друг-компаньон немедленно заключил сделку купли-продажи с третьим лицом, причем на этот раз здание было продано по рыночной стоимости. Теперь АО–бывший собственник здания в судебном порядке пытается оспорить все совершенные сделки. Однако уже несколько лет дело переходит из одной судебной инстанции в другую и предугадать конечный исход пока невозможно.

Ограничить права подразделения по распоряжению имуществом можно, внеся в Положение следующую формулировку: «Деятельность филиала (представительства) планируется и учитывается в составе общества. Филиал (представительство) не вправе без согласия общества продавать и передавать другим лицам, обменивать, сдавать в аренду, предоставлять бесплатно во временное пользование либо взаймы закрепленные за ним здания, сооружения, оборудование, транспортные средства, инвентарь и другие материальные ценности, а также списывать их с баланса, если иное не предусмотрено решениями органов управления общества».

Структурные подразделения и налоговые органы

Налогоплательщиками и плательщиками сборов признаются те организации, на которые возложена обязанность уплачивать соответственно налоги, сборы. Филиалы и иные обособленные подразделения российских организаций не являются налогоплательщиками, но они исполняют обязанности этих организаций по уплате налогов и сборов по месту своего нахождения. Плательщиком налогов при этом будет являться само общество, а не его филиал.

Для целей налогообложения обособленное подразделение организации признается таковым независимо от того, отражено или нет его создание в учредительных и иных документах. Полномочия, переданные данному подразделению, также не играют роли для налоговиков.

Налоговое законодательство рассматривает филиал, представительство и иные обособленные структурные подразделения по признаку создания рабочего места вне местонахождения юридического лица.

Непосредственная уплата местных налогов осуществляется следующим образом. Обособленные подразделения представляют в налоговые органы налоговую декларацию (налоговый расчет) и документы, служащие основанием для исчисления и уплаты местных налогов и сборов (бухгалтерскую и налоговую отчетность). Тем самым они исполняют обязанность по уплате налогов и сборов, рассчитанных ими на основании данных, отраженных в представленной бухгалтерской отчетности.

Общество несет абсолютную ответственность за деятельность своего обособленного подразделения, включая те обязательства, которые были приняты обособленным подразделением от имени общества.

Но при этом есть один нюанс: обособленное подразделение не является субъектом гражданских правоотношений, но его директор является субъектом трудовых правоотношений. Он заключает трудовые договоры и несет ответственность по трудовому законодательству.

В соответствии с Арбитражно-процессуальным кодексом иск к юридическому лицу, вытекающий из деятельности его обособленного подразделения, предъявляется по местонахождению последнего. Но стороной по делу является юридическое лицо, а взыскание производится с него или в пользу него.

Упразднение обособленного подразделения

При необходимости упразднения обособленного подразделения нужно так же, как и при его создании, пройти определенную процедуру: внести в Устав изменения, сообщить сведения органу, осуществляющему государственную регистрацию, сняться с налогового учета. Отметим, что и создание, и ликвидацию филиала общество осуществляет самостоятельно, а обращение в регистрационный орган носит лишь уведомительный характер.

Бывает, что общество открывает в другом регионе свое представительство с целью изучения рынка и налаживания деловых связей. При анализе результатов деятельности представительства руководство компании может принять решение о необходимости полного присутствия в этом регионе. Тогда речь уже идет о создании филиала. Как трансформировать функционирующее представительство в филиал компании?

К сожалению, законодательство не предусматривает возможности преобразования одного вида обособленного подразделения в другой. Поэтому решение общества о преобразовании представительства в филиал не будет соответствовать закону. В данном случае необходимо сначала ликвидировать представительство общества, а уже затем создать филиал.

Если юридическое лицо превращает свой филиал или представительство в самостоятельное юридическое лицо, например путем выделения, разделения, то это подразделение перестает быть филиалом, представительством, но может стать, например, дочерней компанией.

Филиал или представительство?

Принимая решение о региональной экспансии, крайне важно четко наметить круг вопросов, который будет поставлен перед новым подразделением компании.

Различие между филиалом и представительством состоит в более широких функциях первого по сравнению со вторым. Представительство осуществляет только юридические действия от имени общества: они сводятся к представлению и защите его интересов перед органами власти и управления, в коммерческих и некоммерческих организациях. Нарушением законодательства будет, например, являться следующий факт: представительство не только заключает договор от имени юридического лица, оформляет документы, но и принимает, отпускает товар потребителям, участвует в процессе производства и т.д.

Деятельность филиала состоит в осуществлении как юридических, так и фактических действий, посредством которых могут выполняться все функции юридического лица либо их часть.

Значит, если предполагается только налаживать деловые контакты, заключать договоры с контрагентами, рекламировать товар, работы, услуги и представлять интересы компании, фирмы в регионе, то наиболее приемлемым вариантом будет открытие представительства. Если же обособленное подразделение наряду с указанными задачами будет еще и осуществлять такие функции предприятия, как производство товаров, услуг, работ, то оно должно быть создано в форме филиала.

В ряде случаев отечественные компании могут принять решение об организации обособленного подразделения за пределами РФ. Подобные подразделения создаются на основании законодательства РФ и государства, на территории которого они открываются. Почти во всей Европе действует правило: иностранное лицо, имеющее право заниматься торговой деятельностью по своему национальному законодательству, может открывать торговые представительства, которые должны быть зарегистрированы в специально созданном для этого государственном органе. Например, в Болгарии таким органом является Болгарская Торгово-промышленная палата. Разумеется, законодательство каждого конкретного государства имеет множество нюансов. Поэтому прежде чем приступать к созданию филиала или представительства, нужно ознакомиться с соответствующими нормами права.

В ходе функционирования обособленного подразделения часто возникают вопросы, связанные с необходимостью лицензирования отдельных видов деятельности. Обращаться за получением лицензии имеют право только юридические лица, а не их обособленные подразделения. Филиал, представительство вправе осуществлять все правомочия создавшего его общества по осуществлению лицензируемых видов деятельности, если это установлено в Положении. Если обособленные подразделения осуществляют лицензируемый вид деятельности, то сведения об этих подразделениях в составе юридического лица должны быть указаны в документах, подтверждающих наличие лицензии. Специфика лицензирования связана с тем, что одни виды отделений могут иметь лицензию юридического лица, другие обязаны иметь свою собственную лицензию (например, склад).

При создании юридическим лицом–лицензиатом новых обособленных объектов, где будет осуществляться лицензируемый вид деятельности, или при перемене местонахождения указанного в лицензии обособленного подразделения, в соответствии с законом, лицензия подлежит переоформлению.

1 Правоспособность — возможность иметь предусмотренные законом права и нести обязанности. Правосубъектность объединяет в себе сразу два понятия: правоспособности и дееспособности. Дееспособность — способность своими непосредственными действиями приобретать и осуществлять юридические права и обязанности.

2 Единственный закон, который допускает создание филиала на правах юридического лица — Закон «О банках и банковской деятельности». Правда, в этой части он противоречит ГК РФ, что неоднократно подтверждала судебная практика. Поэтому часто возникают проблемы, связанные с заключением кредитных договоров, их исполнением и т.д. Исходя из специфики банковской деятельности, для филиалов банков предусмотрен особый порядок их создания.

Конференция ЮрКлуба

Полномочия руководителя филиала

Usov 19 Янв 2005

One more 19 Янв 2005

Филиал сам не вправе от себя заключать договоры.

как-то Вы некорректно, что ли вопрос задаете.
обязательства по этому договору в любом случае у юрика возникают.
а полномочия руководителя филиала в доверенности указаны.
короче, филиал — не самостоятельный субъект права.
Или Вас что-то другое интересует?

sprosite 19 Янв 2005

филиал — это обособленное подразделение юр лица, а не отдельное юр лицо. поэтому права и обязанности по договорам, заключенным филиалом, возникают у юр лица, создавшего этот филиал.

Какими документами подтверждаются полномочия руководителя филиала юридического лица (головной организации)?

Руководитель (директор, заведующий, глава и т.п.) филиала действует на основании положения о филиале и доверенности, выданной ему руководителем головной организации. Правоспособность филиала как территориально обособленного подразделения юридического лица во многом зависит от полномочий его руководителя.

Филиал (так же как и представительство), будучи обособленным подразделением юридического лица, все же не выделяется из него в качестве самостоятельного субъекта, поэтому он не может обладать гражданской правоспособностью. Именно поэтому доверенность выдается не филиалу (представительству) в целом, а конкретно его руководителю. Иными словами, уполномоченным лицом по доверенности головной организации является не филиал, а гражданин, назначенный на должность его руководителя. Руководитель филиала должен иметь доверенность даже в том случае, когда его полномочия определены учредительными документами юридического лица. Полномочия руководителя филиала не могут явствовать из обстановки, в которой он действует*(260). Это объясняется тем, что руководитель филиала (представительства) не является органом юридического лица, поэтому его полномочия на выступление от имени организации не могут основываться на указаниях, содержащихся в положении о филиале или представительстве либо в учредительных документах юридического лица.

Руководитель представительства или филиала на основании выданной ему доверенности действует от имени и в интересах юридического лица (а не «от имени» филиала или представительства).

Руководитель филиала юридического лица: проблемы гражданско-правового статуса

(Мыскин А. В.) («Юрист», 2011, N 14) Текст документа

РУКОВОДИТЕЛЬ ФИЛИАЛА ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА: ПРОБЛЕМЫ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО СТАТУСА

——————————— Данная статья участвовала во Всероссийском конкурсе научных работ «Право бизнесу».

Мыскин Антон Владимирович, Российская академия адвокатуры и нотариата, заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин, кандидат юридических наук.

Статья посвящена исследованию юридического положения руководителей филиалов юридических лиц. Автор на основе действующего законодательства отмечает, что руководитель юридического лица и руководитель филиала юридического лица являются, по сути, разными участниками корпоративно-правовых отношений. Выводы, изложенные в статье, могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: филиал, руководитель филиала, представитель, представительство, орган юридического лица.

Head of branch of juridical person: problems of civil-law status A. V. Myskin

The article is devoted to research of juridical status of heads of branches of juridical persons. The author on the basis of the current legislation notes that the head of juridical person and the head of branch of juridical person are in fact different participants of corporate-law relations. The conclusions made in the article may be used in law-application practice.

Key words: branch, head of branch, representative, representation, body of juridical person.

Трудовой и гражданско-правовой статус руководителей юридических лиц различных организационно-правовых форм относительно подробно нормирован и урегулирован нормами трудового и гражданского законодательства. Достаточно сказать, что, например, Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» юридическому положению руководителей обществ посвятил три достаточно объемные по своему содержанию статьи (ст. 40 — 42); Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» содержит похожую правовую регламентацию (ст. 69 — 71). Весьма подробно правовой статус руководителей организаций освещается и анализируется и в специальной юридической литературе. Но, к сожалению, юридические аспекты трудового и гражданско-правового статуса руководителей филиалов юридических лиц не удостоены в настоящее время подобного законодательного регулирования и серьезной аналитической (научной) проработки. Достаточно сказать, что правовому регулированию деятельности филиалов (представительств) в целом, в том числе и деятельности их руководителей, в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее — ГК РФ) посвящена всего лишь одна-единственная статья (ст. 55). Принято считать, что юридический статус руководителя филиала практически аналогичен правовому положению руководителя юридического лица, так как они оба, по сути, занимаются аналогичными видами деятельности — руководством вверенными им организационно-социальными единицами. Практически все, что мы говорим о руководителе организации, должно применяться и к руководителю филиала юридического лица. Изначально это действительно должно быть так. Однако такой механический подход к данной проблеме, как показывает анализ действующего законодательства и складывающейся правоприменительной практики, недопустим. ——————————— Автор не будет приводить ссылки на официальные источники, в которых были опубликованы нормативные акты и материалы судебной практики, поскольку все документы взяты им из СПС «КонсультантПлюс».

Суть проблемы заключается в том, что руководитель юридического лица и руководитель филиала юридического лица являются разными участниками корпоративно-правовых отношений, законодатель на каждого из них «надевает» разные гражданско-правовые маски, со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями. Напомним, что руководитель юридического лица (директор, генеральный директор и др.) в соответствии со ст. 53 ГК РФ является так называемым органом юридического лица, который представляет интересы этого юридического лица и выступает во внешнем гражданском обороте от его имени в силу прямых указаний закона и учредительных документов, а специальной доверенности для представления интересов руководителю организации иметь не нужно (в противном случае руководителю организации пришлось бы выдавать доверенность самому себе). Совсем иначе обстоит дело с руководителем филиала. Согласно п. 3 ст. 55 ГК РФ руководитель филиала действует на основании доверенности, выданной ему головным юридическим лицом и подписанной руководителем этого юридического лица. Ввиду того что доверенность является классическим основанием возникновения отношений представительства, мы должны прийти к единственному выводу, что руководитель филиала является не кем иным, как представителем того юридического лица, директором филиала которого он является. То есть руководитель филиала — это полноценный представитель. Попытаемся понять, чем, собственно говоря, обосновывается законодательный подход по «расщеплению» правового положения руководителя организации и руководителя филиала. Как нам представляется, подобное законодательное решение объясняется сугубо практическими соображениями. Доверенность является, наверное, единственным подходящим в данной ситуации юридическим документом, посредством которого лицо может подтвердить и доказать свои полномочия как директор филиала. Иными словами, использование именно доверенности просто удобно для практики в силу простоты ее написания, легкости предъявления и понятности для участников гражданского оборота. В этом отношении меньше повезло руководителям юридических лиц, у которых доверенностей нет и которым постоянно приходится представлять (а порой и выдумывать) различные документы, подтверждающие их полномочия (приказ о назначении на должность, копии трудового договора или трудовой книжки). Причем, как показывает практика, предъявление даже этих документов все равно вызывает много вопросов и сомнений. Не является панацеей в этом плане и содержание Единого государственного реестра юридических лиц, так как выписки из этого реестра имеют строго ограниченный срок действия, а порядок внесения изменений в реестр (в связи со сменой руководителя) весьма бюрократизирован. Таким образом, наш законодатель, обязывая выдавать руководителям филиалов доверенности, решил пойти по пути «наименьшего сопротивления» с целью максимального упрощения складывающихся правоотношений. Однако такое изящное и вполне на первый взгляд логичное решение данной проблемы породило достаточно много юридических проблем. Если подойти к данной ситуации сугубо с «чистых» и «классических» цивилистических воззрений, то мы должны констатировать, что выдача руководителю филиала доверенности, наделение его полномочиями представителя юридического лица и придание ему статуса, отличного от статуса руководителя юридического лица, по своей сути являются неправильными и юридически алогичными. Причем такая алогичность выражается даже не столько в теоретической несогласованности соответствующих правовых моделей (хотя для науки гражданского права это действительно серьезная проблема), сколько в тех неудобных практических последствиях, которые такая ситуация породила. Но перед тем как мы перейдем к анализу конкретных юридических казусов, возникших в науке и на практике в процессе осуществления руководителями филиалов своих полномочий, нам хотелось бы сказать несколько общих вводных слов о правовом положении руководителей головных (полноценных) юридических лиц, без чего дальнейшее освещение юридических проблем будет весьма затруднительным. Итак, руководитель юридического лица является органом данного субъекта. Для чего же нашему законодателю понадобилось вводить столь необычную, как может показаться вначале, категорию? Как отмечал Н. С. Суворов, ведение дел массой членов корпорации нецелесообразно. Чем многочисленнее и сложнее состав корпорации, тем яснее необходимость сосредоточить детали управления в руках сравнительно немногих лиц, через которых будет действовать корпорация. Будучи избранными корпорацией на основе статутов или устава, администраторы корпорации облекаются должностными полномочиями и принимают на себя обязанность думать за корпорацию, действовать для ее пользы. В то же время корпорация не отказывается от контроля за деятельностью администраторов, может сама принять участие в обсуждении важных дел, а при необходимости вновь уполномочить администраторов действовать в нужном направлении . Ввиду того что юридическое лицо как таковое самостоятельно (без участия людей) не имеет физической возможности сформировать собственную волю, а также предпринять необходимые активные действия, чтобы выразить и донести эту волю до сведения третьих лиц, юридическое лицо просто вынуждено образовывать внутри себя соответствующие волеформирующие и волеизъявляющие центры, которые и будут выполнять соответствующую миссию. Если в юридическом лице не будут сформированы соответствующие единицы, то юридическое лицо окажется в положении «парализованного» субъекта — вроде бы оно есть, но ничего делать оно не сможет. Именно такие волевые центры и получили соответствующее правовое обозначение — органы юридического лица, т. е. органы его внутреннего и внешнего управления. ——————————— Суворов Н. С. Об юридических лицах по римскому праву. М.: Статут, 2000. С. 150 — 151.

Смотрите так же:  Срок действия курортной карты для санатория

Если говорить более научным языком, то под органом юридического лица современная наука корпоративного права понимает организационно оформленную часть юридического лица, образуемую и наделяемую определенными полномочиями в порядке, установленном законом и учредительными документами, реализующую свою компетенцию путем принятия определенных правовых актов ; составную часть юридического лица, которая в рамках определенной законодательством и учредительными документами компетенции формирует и выражает вовне волю юридического лица, реализуя его правоспособность . ——————————— Корпоративное право / Отв. ред. И. С. Шиткина. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 64. Там же. С. 280.

Далее, все органы юридического лица принято подразделять на так называемые волеобразующие и волеизъявляющие органы. Под первыми принято понимать такие органы, которые формируют волю юридического лица путем принятия наиболее важных и судьбоносных для данного юридического лица решений, однако такие органы, как правило, лишены возможности выражать эту волю вовне. Если говорить языком анатомии, то такие органы юридического лица являются его мозгом и нервным центом. В качестве же примера подобных органов можно привести общее собрание акционеров (участников), совет директоров, ученый совет высшего учебного заведения. Волеизъявляющие же органы, наоборот, в первую очередь призваны доносить сформированную волю юридического лица до сведения всех иных (посторонних) участников гражданского оборота; волеизъявляющий орган — это руки и голосовой аппарат юридического лица. Классическим волеизъявляющим органом юридического лица как раз и является его руководитель, который лексически может называться совершено по-разному в зависимости от вида юридического лица — директор, генеральный директор, президент, председатель, ректор и др. Правда, в данной связи необходимо сразу оговориться и сказать, что обозначение руководителя организации волеизъявляющим органом вовсе не означает, что он полностью лишен волевых начал и является лишь механическим проводником чужой воли. Руководитель организации, как правило, наделяется весьма широкой компетенцией, позволяющей и ему самостоятельно принимать соответствующие внутренние и внешние управленческие решения и тем самым напрямую формировать волю возглавляемого им лица. Особенно ярко эта тенденция проявляется в некоммерческих организациях. Теперь попытаемся дать ответ на главный вопрос, связанный с поставленной проблематикой. Является ли орган юридического лица его представителем? При всей спорности данного вопроса и наличии различных взглядов, существующих в настоящее время в отечественной юридической науке, господствующей точкой зрения является позиция, в соответствии с которой орган юридического лица не является официальным (законным) представителем такого юридического лица. Иными словами, орган юридического лица — это не его представитель, а самостоятельная гражданско-правовая конструкция. Наиболее обстоятельно и аргументированно эту точку зрения обосновал В. А. Рясенцев — один из крупнейших российских цивилистов, вплотную занимавшийся проблемами представительства в гражданском праве. Вот как он объяснял принципиальные расхождения, существующие между этими категориями: 1. Различия сказываются в источнике легитимации представителя и органа. У последнего правомочия появляются прежде всего на основе устава (положения), тогда как у добровольного и законного представителей они порождаются другими основаниями. 2. Органы юридического лица создаются одновременно с образованием юридического лица. Представители существуют как субъекты права и до их легитимации. 3. У органа как такового нет своей правоспособности, дееспособности и интересов, отличных от интересов юридического лица; у представителя они имеются отдельно от правоспособности, дееспособности и интересов представляемого. 4. Юридическое лицо не может действовать иначе чем через орган. Выдача доверенности от имени юридического лица физическому лицу также происходит через орган. Юридические лица не могут существовать без органов. Представляемый же может существовать и действовать сам помимо представителя и наряду с ним. 5. При адресовании волеизъявления органу контрагенту известно, что за органом нет другого, отличного от него субъекта. Контрагент направляет свое волеизъявление представителю, зная, что за ним стоит представляемый как самостоятельный субъект. 6. Орган, кроме юридических действий, совершает также и фактические, не переставая в это время быть органом, поскольку компетенция органа распространяется как на правомерную юридическую, так и на фактическую деятельность. Между тем представитель сохраняет свое юридическое качество только при совершении сделок или других дозволенных действий и перестает быть представителем в собственном смысле слова при совершении фактических действий. Так, гражданин, которому дана доверенность на продажу дачи, не может рассматриваться как представитель в момент, когда он красит дачу или исправляет ее крышу. 7. Орган при исполнении своих обязанностей по должности и при осуществлении прав юридического лица не находится в правоотношении с юридическим лицом, так как в этих условиях никто из них не является самостоятельным субъектом по отношению к другому. Представляемый же в момент правомерной деятельности представителя, как правило, находится с ним в правоотношении, вытекающем из договора поручения, найма, опекунства, родственных отношений и др. . ——————————— Рясенцев В. А. Представительство и сделки в современном гражданском праве. М.: Статут, 2006. С. 185 — 186.

Похожую юридическую аргументацию высказывал и другой патриарх отечественной цивилистики — Б. Б. Черепахин, также занимавшийся данной проблематикой . Уже современный отечественный цивилист Ю. А. Тарасенко, рассуждая о юридической природе органа юридического лица, отмечает, что признание органов юридического лица самостоятельными субъектами права (и как следствие — их представителями) способно повлечь разрушение представления о юридическом лице как самостоятельной (в гражданско-правовом отношении) личности и создание представления о таком субъекте, который больше напоминает Змея Горыныча — существа с тремя головами, каждая из которых испытывает самостоятельные потребности и ведет самостоятельное существование . ——————————— Черепахин Б. Б. Органы и представители юридического лица // Труды по гражданскому праву. М.: Статут, 2001. С. 473 — 474. Тарасенко Ю. А. Юридическая личность корпораций в связи с проблемой юридической природы некоторых корпоративных актов // Корпоративное право: Актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В. А. Белова. М.: Юрайт, 2009. С. 297 (сн. 3).

Не рассматривает в качестве представителей органы юридического лица и современная судебная практика. Наиболее показательным в этом плане является Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 ноября 2005 г. N 9467/05, где отмечается, что по смыслу ст. 53 ГК РФ действия органов юридического лица, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей юридического лица, признаются действиями самого юридического лица, т. е. органы юридического лица не могут рассматриваться как самостоятельные субъекты гражданских правоотношений, соответственно выступать представителями юридического лица не могут. Завершая обзор данного аспекта, нам хотелось бы обратиться к классику германской цивилистической мысли Отто фон Гирке, который более ста лет назад со свойственным ему изяществом отмечал, что юридическое лицо дееспособно. Оно не является мертвой идеальной конструкцией, которая нуждается в представительстве другими лицами, но живым существом, которое как таковое волит и действует. Разумеется, в своем непостигаемом чувствами единстве оно может действовать лишь через органы, которые состоят из отдельных людей. Однако в действиях своих органов, например в решении собрания или исполнительных актах правления, оно осуществляет себя так же непосредственно, как индивид — в говорении или в движении руки. «Представительство» здесь имеет место, но это — не заместительство одного лица другим, а изображение целого частью . ——————————— Gierke O. Deutsches Privatrecht. Erster Band. Allgemeiner Teil und Personenenrecht. Leipzig, 1895. S. 472. Цит. по: Слыщенков В. А. Участие государства в отношениях, регулируемых гражданским правом: к вопросу о правовом положении государственных органов // Вестник гражданского права. 2010. N 6. С. 78.

Вот здесь мы вплотную и подошли к ключевой проблематике нашего исследования. Итак, нашими исходными идеями будут тезисы о том, что руководитель юридического лица, будучи его органом, не является представителем этого юридического лица в том смысле, в каком термин «представительство» понимается в гражданском праве; орган юридического лица — это самостоятельная категория гражданского и корпоративного права. Руководитель же филиала, наоборот, в силу прямого указания закона является представителем юридического лица, в структуру которого входит данный филиал, так как руководитель осуществляет свою деятельность на основании выданной ему головным юридическим лицом доверенности. Используя метод «от противного», мы должны также прийти к выводу о том, что руководитель филиала не является ни органом юридического лица, ни органом филиала (в установленном выше значении этого термина), так как орган юридического лица является его внутренней субстанцией, а представитель — это внешний (самостоятельный) участник гражданского оборота. Выше мы уже отмечали то обстоятельство, что руководителя филиала организации юридически некорректно рассматривать в качестве представителя организации и наделять его соответствующим юридическим статусом. В этой связи нам хотелось бы показать, с какими юридическими трудностями и правовыми тупиками может столкнуться современная правоприменительная деятельность (точнее сказать — уже сталкивается) в результате того, что наш законодатель наделил руководителя филиала статусом представителя и тем самым «расщепил» его положение и положение полноценного руководителя юридического лица на две биполярные единицы. Первое. Зададимся вопросом: может ли орган юридического лица состоять с этим юридическим лицом в каких-либо правоотношениях, а если может, то в каких именно? Если мы исходим из той посылки, что орган юридического лица является всего лишь его внутренней структурно-управленческой единицей и как следствие — не является самостоятельным субъектом гражданского права, мы должны сделать единственный вывод, что орган (руководитель) юридического лица и само это юридическое лицо не могут состоять между собой в гражданско-правовых отношениях, точно так же как отношения, возникающие, например, между правой и левой рукой одного человека, не подвержены регулированию нормами гражданского (да, впрочем, и иного) законодательства. Гражданское законодательство, как известно, регулирует отношения, складывающиеся между самостоятельными, независимыми и имущественно-автономными лицами. Конечно, данный постулат нужно понять правильно в том смысле, что юридическое лицо и его руководитель как человек, конечно, могут состоять между собой в гражданско-правовых отношениях, но в этом случае юридическому лицу будет противостоять не его руководитель, а то физическое лицо, которое исполняет эти функции; «маска» руководителя в этом случае будет попросту игнорироваться. Например, если юридическое лицо предоставит своему руководителю заем, то гражданско-правовой договор займа будет заключен между юридическим и физическим лицом, а не между юридическим лицом и его органом. В этой связи возникает резонный вопрос: неужели юридическое лицо и его руководитель вообще не состоят между собой ни в каких правоотношениях? Неужели их социальные связи столь безразличны законодателю? На данный вопрос следует однозначно ответить, что руководитель юридического лица состоит с этим юридическим лицом в трудовых правоотношениях как работник и работодатель. Конечно, здесь мы должны признать, что из этого общего правила имеются исключения, когда руководитель организации назначается на должность и приступает к исполнению соответствующих функций по гражданско-правовому договору возмездного оказания услуг либо когда функции единоличного исполнительного органа передаются специализированной управляющей организации, но эти исключения не должны менять общей картины. Руководитель — это полноценный работник (причем самый главный в организации), который координирует и контролирует деятельность собственного же работодателя, а на складывающиеся между ними правоотношения распространяются в первую очередь нормы трудового законодательства. В данной связи нам могут возразить. Ну как же так, ведь любой руководитель является весьма активным участником корпоративных (а в более широком плане — организационных) отношений, которые, как известно, являются составной частью гражданско-правовых отношений, и, следовательно, такие правоотношения должны регулироваться в том числе и нормами корпоративного (гражданского) законодательства. В противном случае что же это будет за руководитель, который будет лишен корпоративно-правовой оболочки? Да, это действительно так, но верно только отчасти. В. А. Белов — ученый, под чьей общей редакцией была издана одна из фундаментальнейших научных работ, посвященная проблемам корпоративного права, весьма убедительно доказал, что корпоративные правоотношения нельзя ставить в один ряд с правоотношениями вещными, обязательственными, исключительными и др., как это многие пытаются делать. Корпоративные отношения, как это ни парадоксально звучит, это вовсе не определенная группа (категория) гражданских правоотношений, а совершенно иная юридическая субстанция . Никаких особых корпоративных правоотношений нет, пишет В. А. Белов, но есть особая корпоративная правоспособность — способность к совершению действий, приводящих к возникновению у участников общей деятельности особых субъективных относительных прав. Вступление в число участников общей деятельности (в том числе в форме корпорации) само по себе никаких гражданских правоотношений еще не порождает, но лишь наделяет такое лицо элементами специальной корпоративной правоспособности. Корпоративная правоспособность является единой юридической субстанцией, состоящей из ряда юридических возможностей (способностей), реализация любой из которых приведет к приобретению субъективного права определенного рода (вида) . Рассматривая же отношения, возникающие между юридическим лицом и его органом, автор отмечает, что отношения с их участием действительно существуют; это действительно корпоративные отношения, но пока они существуют, пока они корпоративные, предметом правового воздействия они просто не являются! Когда же корпоративный элемент из этих отношений исчезнет, когда, допустим, руководитель корпорации начнет действовать в собственных интересах, в ущерб корпоративным, корпоративный элемент из этих отношений выпадет — с лица, исполняющего функции, сорвется «маска руководителя» (спадет корпоративный покров); теперь перед нами уже не руководитель, а обыкновенное физическое лицо, постороннее корпорации . Мы же, присоединяясь к данной точке зрения, хотим добавить, что руководитель любой организации состоит с возглавляемым им юридическим лицом как в трудовых, так и в особых корпоративных отношениях, получая при этом особый корпоративно-управленческий статус. ——————————— Более подробно см.: Белов В. А. Гражданско-правовая форма корпоративных отношений (к проблеме так называемых корпоративных правоотношений) // Корпоративное право: Актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В. А. Белова. М.: Юрайт, 2009. С. 161 — 225. Указ. соч. С. 213. Указ. соч. С. 207.

Что же мы увидим, если взглянем на руководителя филиала с позиции структурных юридических связей, существующих между ним и юридическим лицом? Картина поменяется кардинальным образом. Во-первых, мы увидим, что руководитель филиала, будучи представителем юридического лица, будет находиться не во внутренней организационной структуре такого юридического лица, как его органы, а занимать внешнее (представительское) положение к данному юридическому лицу как самостоятельный субъект гражданского права. Во-вторых, руководитель филиала, будучи самостоятельной фигурой данных отношений, будет находиться и состоять с юридическим лицом в полноценных гражданско-правовых отношениях как представитель. Здесь мы обнаружим весьма странную ситуацию. С одной стороны, руководитель филиала, как и руководитель юридического лица, является полноценным работником данного юридического лица. Он состоит с ним в классических трудовых правоотношениях, с ним заключается трудовой договор, в трудовую книжку вносится соответствующая запись, а сама трудовая книжка руководителя филиала (а порой и иных руководящих его работников) в силу устоявшейся традиции, как правило, хранится по месту нахождения головного юридического лица. Следовательно, на такие отношения в полной мере должны распространяться нормы трудового законодательства. Но с другой стороны, ГК РФ объявляет нам, что руководитель филиала — это в первую очередь представитель. Получается, что с формально-юридической точки зрения с руководителем филиала должен на самом деле быть заключен не трудовой договор, а гражданско-правовой договор поручения или агентирования, которые, как известно, являются классическими договорами, порождающими представительские отношения. А на такие договоры нормы трудового законодательства никоим образом не распространяются. Вот и получается, что руководитель филиала искусственно наделен «двойным» юридическим статусом, а на практике постоянно возникают многочисленные вопросы, нормами какого именно законодательства (гражданского или трудового) необходимо руководствоваться в той или иной ситуации, связанной с деятельностью руководителя филиала . Наконец, в-третьих, получается, что руководитель филиала не может быть участником корпоративных отношений в том смысле, о котором мы говорили выше, точнее сказать, такое участие будет весьма усеченным по своему содержанию. И перед нами очередная коллизия: с одной стороны, руководитель филиала de facto является активным участником внутри — и внешнекорпоративных отношений, а de jure полноценным субъектом корпоративной деятельности он быть не может в силу своего статуса. ——————————— Более того, структура межотраслевых связей гражданского и трудового законодательства такова, что действие одной отрасли законодательства исключает применение другой. Например, если отношения регулируются нормами трудового законодательства, то к таким отношениям по общему правилу не должны применяться нормы гражданского законодательства, и наоборот.

Смотрите так же:  Песенный материал и требования к его подбору

Второе. Зададимся вопросом: какими юридическими актами определяется объем правовых полномочий, которыми наделяется руководитель юридического лица для осуществления своих функций? Ответ очень прост. Они определяются учредительными документами, которые, в свою очередь, должны соответствовать нормам корпоративного законодательства. Причем, как показывает практика, объем таких полномочий в самих учредительных документах определяется самым общим образом, что в принципе и оправданно, так как заранее совершенно невозможно точно знать, в каком юридическом пространстве будут действовать юридическое лицо и его руководитель. И это положение вовсе не означает, что руководитель юридического лица не будет иметь права совершать «непоименованные» юридические действия, если такие действия будут соответствовать сути складывающихся правоотношений и (или) обстановке, в которой они будут совершены. Если подойти к данной ситуации философски, то стоит отметить, что полномочия руководителя организации определяются даже не столько учредительными документами, сколько юридической логикой и правовой интуицией. Совсем иначе обстоят дела с руководителем филиала. Основным документом, подтверждающим его полномочия как руководителя филиала, является доверенность. Однако специфика доверенности заключается в том, что в ней исчерпывающим образом должны быть определены те юридические полномочия, которыми наделяется представитель; если в доверенности какие-либо полномочия прямо не будут отражены, лицо, действующее по доверенности, просто не сможет быть надлежащим представителем, так как такое лицо будет являться лицом неуправомоченным. Практикующие юристы знают, что составление для руководителя филиала «грамотную» доверенность является без преувеличения юридическим искусством, так как от этой доверенности будет зависеть в какой-то мере работа всего филиала. Конечно, в практике гражданского оборота уже давно установился некий правовой обычай выдавать руководителям филиалов генеральные доверенности с открытыми условиями. В таких доверенностях после конкретного перечня наделяемых полномочий, как правило, указывается, что руководитель филиала вправе совершать и все иные необходимые юридические действия, связанные с деятельностью филиала. Однако оборотная сторона такой практики показывает нам, что многие субъекты, которым эти доверенности собственно и адресуются (причем это касается и частных юридических лиц, и органов государственной власти (местного самоуправления)), отказываются рассматривать руководителей филиалов в качестве представителей юри дических лиц, если соответствующие полномочия прямо не отражены в тексте доверенности, и такие опасения в принципе вполне оправданны, так как доверенность — это в какой-то степени алеаторный (рисковый) документ. Более того, такая ситуация усугубляется еще двумя факторами. Во-первых, вполне возможна ситуация, когда по недосмотру головного юридического лица в тексте доверенности не будут указаны полномочия, которые по логике должны быть прямо в ней отражены (например, право подписания договоров, сопровождающих уставную деятельность организации, подача документов на государственную регистрацию перехода права собственности на недвижимое имущество и др.). Во-вторых, в литературе отмечается, что представитель по доверенности может быть уполномочен не только к совершению гражданско-правовых сделок, но и к совершению иных правомерных действий, сделками вовсе не являющихся (например, подтверждение долга, заявление представителя о недостатках купленной или изготовленной вещи, сообщение о произведенной уступке требования, извещение о наступлении страхового случая и др.) . В результате воздействия всех этих обстоятельств деятельность филиала, а порой и всего юридического лица, может быть попросту парализована. Руководитель филиала, имея на руках «юридически дефектную» доверенность, не сможет совершать необходимые юридические действия (такие действия сможет совершать только руководитель головного юридического лица, либо ему придется выдавать дополнительную (или новую) доверенность). А такое положение вещей не только неудобно с организационно-технической точки зрения, но и подчас убыточно по своим последствиям. ——————————— Рясенцев В. А. Указ. соч. С. 127 — 128. Как показывает практика, включение таких полномочий в тексты доверенностей встречается крайне редко.

Третье. Доверенность, содержащая в себе пробелы в плане определения полномочий руководителя филиала, не является единственной проблемой, формирующей его юридический статус. В соответствии с п. 3 ст. 55 ГК РФ филиал как обособленное структурное подразделение юридического лица осуществляет свою деятельность на основании положения, которое утверждается головным юридическим лицом и которое для самого филиала выполняет роль своеобразного учредительного документа, определяющего его юридический облик. К сожалению, в нашем законодательстве практически отсутствуют нормы, определяющие те содержательные моменты, которые должны быть определены в этом положении; решение данного вопроса отдается во многом на откуп самого юридического лица. Однако на практике такие положения во многих случаях практически на 80% дублируют содержание учредительных документов юридического лица. В подавляющем большинстве случаев в таких положениях определяется и компетенция руководителя филиала. В данной связи становится очевидным, что содержание положения о филиале, устанавливающее полномочия руководителя филиала, и выданная ему доверенность могут не соответствовать друг другу: в доверенности полномочия могут быть определены более широко, чем в положении, и наоборот. В связи с этим возникает вполне резонный вопрос: какому документу в случае возникновения коллизий между ними необходимо отдавать предпочтение? К счастью, на этот вопрос в свое время был дан прямой ответ нашими высшими судебными инстанциями. В соответствии с совместным Постановлением Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» полномочия руководителя филиала определяются исключительно доверенностью; содержание учредительных документов юридического лица и положения о филиале в расчет не должны приниматься (п. 20). На первый взгляд может показаться, что такое разъяснение, данное судебными инстанциями, не соответствует логике гражданского права. И в самом деле, положение о филиале как локальный акт организации должен иметь юридический приоритет перед доверенностью, так как такое положение рассматривается и утверждается, как правило, высшими органами управления юридического лица (например, общим собранием акционеров), а доверенность выдается за единоличной подписью руководителя организации. Однако то обстоятельство, что именно доверенность в указанных ситуациях должна иметь приоритет, весьма удачно было обосновано Ю. Г. Басиным, который отмечал, что положение о филиале определяет внутрифирменные отношения и отношения между филиалом (его внутренними подразделениями) и основным юридическим лицом: цели и основные виды деятельности филиала, порядок назначения его должностных лиц, их компетенция, форма контроля, порядок передачи имущества от филиала юридическому лицу и наоборот. Доверенность же выдается конкретному, прямо названному в доверенности руководителю филиала, устанавливая как круг возможных сделок, так и круг их возможных участников. Отсюда вывод: положение решает только внутренние вопросы филиала, доверенность — только внешние . ——————————— Басин Ю. Г. Избранные труды по гражданскому праву / Сост., вступ. ст. И. П. Грешникова. СПб.: Юридический центр «Пресс», 2003. С. 130 — 131.

Здесь нам также хотелось бы отметить, что, если у руководителя филиала вообще не будет доверенности (либо она просто не будет выдана, либо срок ее действия истечет), такой руководитель даже при наличии действующего положения о филиале все равно не сможет совершать от имени юридического лица никаких гражданско-правовых сделок; его полномочия как представителя будут попросту заблокированы. Четвертое. Если посмотреть на руководителя филиала, что называется, в глобальном масштабе, то мы увидим, что его функции как руководителя далеко не сводятся к совершению различных гражданско-правовых сделок (можно даже сказать, что такая деятельность для него является вторичной). Основная функция руководителя филиала — осуществление текущего и оперативного управления трудовым коллективом такого филиала, его производственно-хозяйственной, коммерческой, материально-технической и иной аналогичной деятельностью. Если говорить конкретно, то директор филиала осуществляет такие мероприятия, как, например, проверка бухгалтерской и иной финансовой отчетности, проведение совещаний, осуществление контроля за работой подчиненных, распределение должностных обязанностей, участие в различных деловых переговорах, и многое другое. На языке гражданского права такие мероприятия называются фактическими действиями. А на совершение фактических действий, напрямую не порождающих гражданско-правовые последствия, доверенности, как известно, не выдаются, так как они для этого просто не предназначены. Лицо (руководитель) осуществляет эту деятельность в силу занимаемой должности на основании норм трудового законодательства и локальных актов, действующих в организации (филиале). Более того, руководитель филиала может быть так называемым посланцем (нунцием), т. е. просто передавать юридически значимую волю головного юридического лица (его должностных лиц) до сведения третьих лиц без совершения и заключения необходимых гражданско-правовых сделок и договоров (именно поэтому посланца иногда называют термином «живое письмо»). Например, юридическое лицо, будучи обладателем доли в праве общей собственности на какую-либо вещь, через руководителя филиала извещает остальных сособственников о своем намерении продать эту долю третьему лицу, тем самым реализуя право преимущественной покупки. В соответствии с догматическими постулатами теории гражданского права посланец не является представителем, и для передачи им воли другого лица доверенность ему выдавать (иметь) не нужно. В этом плане мы в очередной раз подошли к проблеме искусственного раздвоения юридического статуса руководителя филиала. С одной стороны, он обычный представитель по доверенности, фигурант гражданско-правовой среды. С другой стороны, работник, выполняющий управленческие функции, организующий и направляющий деятельность возглавляемого им филиала, т. е. полноценный участник трудовых правоотношений. Вот и получается, что руководитель филиала, в отличие от руководителя юридического лица, — это некий двуликий Янус, облаченный в различные юридические одежды. Пятое. Попытаемся проанализировать ситуацию и ответить на вопрос, может ли лицо, исполняющее функции единоличного исполнительного органа, заключать разнообразные гражданско-правовые договоры с возглавляемым им же юридическим лицом? На этот вопрос следует дать утвердительный ответ. Однако подобного рода договоры, не укладываясь в классические гражданско-правовые рамки, будут иметь ряд специфических особенностей, выражающихся в следующем. Во-первых, как это ни покажется странным с юридико-технической точки зрения, но данные договоры будут подписываться, по сути, одним и тем же физическим лицом. Однако противоречия в этом тем не менее не будет; такие договоры все равно будут признаваться полноценными гражданско-правовыми договорами (а не односторонними сделками), так как категории «подписант договора» и «сторона договора» являются разными цивилистическими категориями. Участниками таких договоров будут именно две самостоятельные стороны. С одной стороны, юридическое лицо, действующее в лице его органа-руководителя, с другой стороны, физическое лицо, которое, «отбросив» свой корпоративно-правовой статус, станет в этой ситуации посторонним юридическому лицу субъектом права. Во-вторых, вполне допустима такая ситуация (и на практике это, к сожалению, встречается очень часто), когда руководитель организации, злоупотребляя своими должностными полномочиями и игнорируя интересы возглавляемого им юридического лица, начнет заключать с таким юридическим лицом договоры на выгодных для себя (или своих близких людей) условиях, ставя тем самым такое юридическое лицо в невыгодное (а порой и кабальное) как юридическое, так и экономическое положение. Например, руководитель организации может купить у юридического лица дорогое имущество за бесценок, использовать строительные материалы, принадлежащие организации, для строительства собственной дачи, потратить деньги юридического лица для оплаты личного банкета. Примеры здесь можно продолжать до бесконечности, и, как показывает наша современная жизнь, такие примеры из года в год только увеличиваются как в количественном, так и в «качественном» плане. Именно по этой причине в российском корпоративном законодательстве уже давно существует и используется такая категория сделок, как «сделка с заинтересованностью», совершение которой допускается только с предварительного согласия высших органов управления юридического лица. Однако данное положение не должно менять общей картины о принципиальной возможности руководителя организации заключить с юридическим лицом самостоятельный договор. Наконец, в-третьих, если руководитель организации совершает с собственным же юридическим лицом какую-либо гражданско-правовую сделку, то такая сделка должна быть совершена, что называется, «на расстоянии вытянутой руки», т. е. так, как если бы такая сделка была совершена между независимыми лицами с учетом взаимных прав и законных интересов друг друга. В противном случае такая сделка по иску заинтересованных лиц может быть признана недействительной по соответствующим основаниям и на руководителя юридического лица может быть возложена обязанность по возмещению убытков, если таковые имели место. ——————————— Весьма показательным в этом плане является пример, содержащийся в п. 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 ноября 2008 г. N 127 «Обзор применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса РФ».

Ну а что же мы увидим, если взглянем на данную ситуацию с позиции руководителя филиала? В соответствии с императивным предписанием п. 3 ст. 182 ГК РФ представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично (например, если лицу будет выдана доверенность на продажу какого-либо имущества, такое лицо (представитель) не сможет выступить покупателем соответствующей вещи). Это означает, что руководитель филиала, в отличие от руководителя юридического лица, не сможет совершить и подписать с филиалом (точнее — с юридическим лицом, в структуру которого такой филиал входит) ни одного гражданско-правового договора. Такие договоры сможет подписать только руководитель головного юридического лица или специально уполномоченное им лицо. Возможно, что такое положение вещей в какой-то степени будет оправдано по практическим соображениям, так как у руководителей филиалов, находящихся на некоем пространственном удалении от головного юридического лица и лишенных постоянного контроля, может появиться весьма большой соблазн использовать деятельность филиала и его материально-техническую базу в собственных корыстных интересах. Однако в данной ситуации пострадают, к сожалению, добросовестные руководители, которые, не желая злоупотреблять своими правами, честно и порядочно используя свои должностные полномочия, все равно не смогут совершить с юридическим лицом ни одного гражданско-правового договора. И помешает им в этом их представительский статус. В завершение настоящей статьи нам хотелось бы отметить следующее. Конечно, мы не предлагаем «рубить все с плеча» и говорить, что надо срочно изменять действующее законодательство, как это сейчас принято делать. В рамках настоящей работы мы просто хотели показать, какие серьезные теоретические и практические проблемы и трудности могут возникнуть в той ситуации, когда законодатель начинает идти по пути простого решения сложной проблемы, и какие социально-юридические последствия для участников гражданского оборота может породить такой подход.