Гражданский кодекс 1012

Статья 1012. Договор доверительного управления имуществом

1. По договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).

Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.

2. Осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя.

Законом или договором могут быть предусмотрены ограничения в отношении отдельных действий по доверительному управлению имуществом.

3. Сделки с переданным в доверительное управление имуществом доверительный управляющий совершает от своего имени, указывая при этом, что он действует в качестве такого управляющего. Это условие считается соблюденным, если при совершении действий, не требующих письменного оформления, другая сторона информирована об их совершении доверительным управляющим в этом качестве, а в письменных документах после имени или наименования доверительного управляющего сделана пометка «Д.У.».

При отсутствии указания о действии доверительного управляющего в этом качестве доверительный управляющий обязывается перед третьими лицами лично и отвечает перед ними только принадлежащим ему имуществом.

4. Особенности доверительного управления паевыми инвестиционными фондами устанавливаются законом.

5. Особенности доверительного управления автомобильными дорогами общего пользования федерального значения устанавливаются законом.

Комментарий к Ст. 1012 ГК РФ

1. В ранее действовавшем законодательстве норм, подобных тем, что сосредоточены в ст. ст. 1012 — 1026, образующих гл. 53 ГК РФ, не было. Появление системы норм о доверительном управлении обусловлено рядом причин. В частности, тем, что собственник, не обладающий достаточными познаниями в экономике, праве и прочих науках, должен иметь возможность передать свое имущество в управление лицу более компетентному. Такую же возможность следовало предоставить и собственнику, не располагающему достаточным количеством времени или попросту не желающему заниматься такой деятельностью. Иногда складывается ситуация, когда имущество, требующее постоянного управления, остается на какое-то время, условно говоря, безнадзорным (при признании гражданина безвестно отсутствующим, после открытия наследства и т.п.). Такого рода оснований для введения норм о доверительном управлении ранее не существовало (была иная система экономических отношений, частная собственность отсутствовала; допуская некоторое преувеличение, можно утверждать, что всем управляли партия и государство, а остальным субъектам такие нормы были не нужны в связи с отсутствием объектов, требующих управления, и т.д.).

Кроме того, в связи с введением в российское гражданское законодательство института доверительного управления имуществом пресекались неуклюжие попытки внедрения в отечественное право англо-американской системы доверительной собственности (траста) . (Кстати, не случайно в п. 4 ст. 209 ГК РФ при упоминании права собственника передать свое имущество в доверительное управление, а также в абз. 2 п. 1 комментируемой статьи подчеркивается, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему.)

———————————
См., в частности, Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2296 «О доверительной собственности (трасте)» // Собрание актов Президента РФ и Правительства РФ. 1994. N 1. Ст. 6.

2. Сторонами рассматриваемого договора являются учредитель управления (см. ст. 1014 ГК и комментарий к ней) и доверительный управляющий (см. ст. 1015 ГК и комментарий к ней).

Управление имуществом осуществляется в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). Если имущество передано в доверительное управление в интересах третьего лица (выгодоприобретателя), то в правовых отношениях, порождаемых договором, участвуют (имеют права и обязанности) три лица: учредитель управления, доверительный управляющий и выгодоприобретатель. Если же управление должно осуществляться в интересах учредителя управления, то права и обязанности возникают у двух субъектов — учредителя управления и доверительного управляющего. В этом случае учредитель управления выступает одновременно и в качестве выгодоприобретателя. Казалось бы, это само собой разумеется. Следует, однако, обратить внимание на то, что закон (п. 2 комментируемой статьи) говорит о выгодоприобретателе, очевидно, имея в виду в том числе и учредителя управления. В других случаях в законе четко различаются фигуры учредителя управления и выгодоприобретателя (их права, обязанности доверительного управляющего в отношении того и другого и т.д.), т.е. выгодоприобретателем именуется третье лицо, в интересах которого учреждено доверительное управление. Так, одним из существенных условий договора в п. 1 ст. 1016 ГК РФ названо указание субъектов, «в интересах которых осуществляется управление имуществом (учредителя управления или выгодоприобретателя)». «Доверительный управляющий представляет учредителю управления и выгодоприобретателю отчет о своей деятельности», — говорится в п. 4 ст. 1020 ГК РФ. В абз. 1 п. 1 ст. 1022 Кодекса речь идет о возмещении упущенной выгоды выгодоприобретателю и убытков — учредителю управления (см. также п. 2 ст. 1021, абз. 2 п. 1 ст. 1022, п. 4 ст. 1022 ГК).

Таким образом, если доверительное управление осуществляется в интересах учредителя управления, то, оценивая (квалифицируя) действия соответствующего субъекта, сверяя их с законом, требуется всякий раз устанавливать, действовал ли он как учредитель управления, как сторона договора или как лицо, в пользу которого учреждено управление.

3. В п. 1 комментируемой статьи говорится, что доверительное управление должно осуществляться в интересах учредителя управления или указанного им выгодоприобретателя. Интерес может заключаться в обеспечении сохранности имущества, получении доходов в процессе его использования и т.д.

Возможны варианты, когда благодаря доверительному управлению удовлетворяются только интересы учредителя управления. Например, в управление передается объект недвижимости, доход от использования которого (допустим, путем сдачи в аренду) будет поступать учредителю управления. При этом интерес учредителя управления может быть не только в получении такого дохода. В зависимости от условий договора он может заключаться также в обеспечении сохранности объекта, его надлежащем содержании и эффективной эксплуатации и т.д.

Несмотря на то что в п. 1 комментируемой статьи говорится об интересах учредителя управления или выгодоприобретателя, думается, интерес учредителя есть почти всегда, даже если назначен выгодоприобретатель. При отсутствии интереса у учредителя доверительное управление не будет учреждено. (Можно, конечно, попытаться выделить интерес в учреждении управления и интерес в осуществлении управления. Как представляется, это будет игра в слова, не могущая иметь для юриста какого-либо значения.) Так, при назначении выгодоприобретателя, который будет получать доход, интерес учредителя может заключаться в том, чтобы доверительный управляющий сохранял имущество. И даже в тех случаях, когда, казалось бы, существуют только интересы выгодоприобретателя, все же есть и интерес учредителя — хотя бы в том, чтобы выгодоприобретатель получал какую-то пользу (выгоду). Например, руководствуясь родственными чувствами, учредитель хочет облагодетельствовать своих родителей. Следует подчеркнуть еще раз: если у собственника имущества нет интереса в учреждении управления, то, естественно, не будет и договора доверительного управления.

Таковы общие правила, из которых, разумеется, есть исключения (потому и сказано, что интерес учредителя есть почти всегда). Так, при передаче имущества в доверительное управление нотариусом (см. п. 2 настоящего комментария и ст. 1013) последний выполняет возложенные на него публично-правовые функции. То же самое происходит при учреждении управления органом опеки и попечительства (ст. ст. 38, 43 ГК).

При учреждении и осуществлении доверительного управления всегда есть и интерес доверительного управляющего. Прежде всего он заключается в получении вознаграждения. И даже если договор безвозмездный, интерес доверительного управляющего не всегда очевиден, но он есть. В противном случае — при отсутствии интереса у соответствующего лица — отношения, в которых оно было бы доверительным управляющим, не возникнут.

4. Из определения договора, содержащегося в п. 1 комментируемой статьи, следует, что права и обязанности сторон возникают с момента передачи имущества в доверительное управление (договор является реальным).

Договор относится к числу двусторонне обязывающих (двусторонних, взаимных), т.е. каждая из сторон имеет и права, и обязанности.

Формулировки закона о вознаграждении доверительному управляющему (п. 1 ст. 1016, ст. 1023 ГК) как будто дают основание предполагать, что по общему правилу договор доверительного управления является безвозмездным (предполагается безвозмездность). Учитывая, однако, что доверительным управляющим может быть индивидуальный предприниматель или коммерческая организация (за исключением унитарного предприятия) (абз. 1 п. 1 ст. 1015 ГК), такое предположение представляется ошибочным. По общему правилу договор имеет возмездный характер. В случаях, когда доверительное управление осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, и доверительным управляющим избран гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация (абз. 2 п. 1 ст. 1015 ГК), договор является возмездным, если выплата вознаграждения предусмотрена договором (в этих случаях предполагается безвозмездность).

Любое обязательство существует в течение определенного или неопределенного срока. Обязательство, порождаемое договором доверительного управления имуществом, всегда носит срочный характер (подробнее см. ст. 1016 ГК и комментарий к ней).

5. Указание на то, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему, лишь на первый взгляд предназначено только для отграничения доверительного управления от доверительной собственности (траста). На самом деле в таком указании более глубокий смысл. Доверительный управляющий совершает в отношении имущества, переданного ему в управление, любые юридические и фактические действия, осуществляет правомочия собственника. Но при этом он, во-первых, действует в пределах, предусмотренных законом и договором (см. п. 1 ст. 1020 и соответствующий комментарий), во-вторых, в интересах выгодоприобретателя (п. 2 комментируемой статьи) и учредителя управления (см. п. п. 2, 3 настоящего комментария). Сам же доверительный управляющий выгодоприобретателем быть не может (п. 3 ст. 1015 ГК). В-третьих, собственник владеет, пользуется и распоряжается своим имуществом своей властью (по своему усмотрению), а доверительный управляющий — властью собственника.

6. Доверительный управляющий выступает в гражданском обороте от своего имени. Однако другие участники оборота должны быть осведомлены, что вступают в отношения не с собственником вещей, не с обладателем исключительных прав и т.д. (см. ст. 1013 ГК и комментарий к ней), но с доверительным управляющим. В п. 3 комментируемой статьи, во-первых, предусмотрена обязанность субъекта информировать о том, что он действует в качестве доверительного управляющего. Хотя в законе речь идет только о сделках, думается, соответствующая информация должна предоставляться и в иных случаях совершения доверительным управляющим юридически значимых действий. Во-вторых, сформулированы юридико-технические правила о порядке исполнения доверительным управляющим указанной обязанности. В-третьих, указываются последствия неисполнения этой обязанности: обязательство существует, но доверительный управляющий отвечает своим имуществом, а не тем, которое находится у него в доверительном управлении.

7. Включение в комментируемую статью п. п. 4 и 5 обусловлено введением в законодательство множества особенностей доверительного управления паевыми инвестиционными фондами и автомобильными дорогами общего пользования федерального значения. Такие особенности введены Федеральными законами от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» и от 17 июля 2009 г. N 145-ФЗ «О государственной компании «Российские автомобильные дороги» и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» , а также некоторыми иными актами.

Смотрите так же:  Растаможка посудомоечной машины

———————————
Собрание законодательства РФ. 2007. N 50. Ст. 6247.

Собрание законодательства РФ. 2009. N 29. Ст. 3582.

Среди таких особенностей можно отметить, например, что в соответствии со ст. 13 Закона об инвестиционных фондах в доверительное управление открытым и интервальным паевым инвестиционным фондам могут быть переданы только денежные средства (ср. с п. 2 ст. 1013 ГК).

Во втором из названных федеральных законов, в частности, предусмотрено, что в соответствии с этим Законом «учреждается доверительное управление автомобильными дорогами общего пользования федерального значения». Учредителем и выгодоприобретателем доверительного управления является Российская Федерация. Указанные дороги передаются в доверительное управление государственной компании на 99 лет. При передаче дорог в доверительное управление государственной компании заключение договора не требуется (!) (составляется передаточный акт) (ст. ст. 28 — 32 Закона).

Статья 1012 ГК РФ. Договор доверительного управления имуществом

Новая редакция Ст. 1012 ГК РФ

1. По договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).

Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.

2. Осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя.

Законом или договором могут быть предусмотрены ограничения в отношении отдельных действий по доверительному управлению имуществом.

3. Сделки с переданным в доверительное управление имуществом доверительный управляющий совершает от своего имени, указывая при этом, что он действует в качестве такого управляющего. Это условие считается соблюденным, если при совершении действий, не требующих письменного оформления, другая сторона информирована об их совершении доверительным управляющим в этом качестве, а в письменных документах после имени или наименования доверительного управляющего сделана пометка «Д.У.».

При отсутствии указания о действии доверительного управляющего в этом качестве доверительный управляющий обязывается перед третьими лицами лично и отвечает перед ними только принадлежащим ему имуществом.

4. Особенности доверительного управления паевыми инвестиционными фондами устанавливаются законом.

5. Особенности доверительного управления автомобильными дорогами общего пользования федерального значения устанавливаются законом.

Комментарий к Ст. 1012 ГК РФ

Передача имущества в доверительное управление в соответствии с нормами Гражданского кодекса РФ является способом осуществления своих абсолютных правомочий собственником, определяющим цели, условия и порядок управления. В отличие от доверительной собственности, доверительное управление носит открытый для третьих лиц характер, не имеет доверительной сущности и построено на жесткой конструкции взаимных и четко определенных прав и обязанностей сторон обязательственных отношений.

Договор доверительного управления является:

— по общему правилу реальным;

— по общему правилу возмездным;

Предметом договора доверительного управления является длящееся совершение управляющим в отношении переданного ему имущества любых юридических и фактических действий в интересах выгодоприобретателя.

Другой комментарий к Ст. 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Собственнику может потребоваться управление его имуществом в силу различных причин, например, в связи с необходимостью сохранения имущества, получения от него доходов, увеличением его стоимости, неумением управлять какими-то видами имущества (ценными бумагами, предприятиями). В этих и других подобных ситуациях собственник может передать свое имущество в управление другому лицу, заключив договор доверительного управления имуществом. Однако свобода собственника на передачу имущества в доверительное управление может быть ограничена законом. Например, для передачи в доверительное управление акционерным обществом принадлежащего ему имущества, стоимость которого превышает 25% балансовой стоимости активов общества, необходимо согласование этой крупной сделки в порядке, предусмотренном ст. 79 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. «Об акционерных обществах» (СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1).

Сторонами договора доверительного управления имуществом являются учредитель управления (как правило, собственник имущества) и доверительный управляющий, который обязан управлять переданным ему имуществом в интересах учредителя управления (выгодоприобретателя). В этом основная особенность данного договора. Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему, и после прекращения договора оно должно быть, как правило, возвращено учредителю управления.

Если выгодоприобретатель не учредитель управления, а указанное им в договоре лицо, то данный договор является договором в пользу третьего лица. Выгодоприобретатель, приобретая определенные права, не становится стороной договора, но с момента выражения им намерения воспользоваться своими правами договор не может быть расторгнут или изменен без его согласия. Положение выгодоприобретателя определяется ст. 430 ГК, посвященной договору в пользу третьего лица.

Договор доверительного управления имуществом, заключаемый на основании закона, всегда заключается в пользу третьего лица.

Глава 53 Гражданского кодекса практически не содержит каких-либо ограничений относительно выгодоприобретателя, поэтому им могут быть любые субъекты гражданского права. Единственный запрет содержится в п. 3 ст. 1015 ГК, в соответствии с которым доверительный управляющий имуществом не может быть одновременно выгодоприобретателем. Однако если учредителем управления является коммерческая организация, то безвозмездное получение доходов в качестве выгодоприобретателя другой коммерческой организацией может рассматриваться как дарение, которое запрещено между коммерческими организациями (п. 4 ст. 575 ГК РФ).

2. В соответствии с п. 2 комментируемой статьи доверительный управляющий вправе совершать согласно договору любые юридические и фактические действия, необходимые для управления имуществом, переданным в доверительное управление. В то же время в договоре могут быть предусмотрены те действия, совершать которые доверительный управляющий не может или для совершения которых ему необходимо получить разрешение учредителя управления. Например, доверительному управляющему могут быть запрещены сделки по отчуждению находящегося в его управлении имущества. Ограничения в отношении отдельных действий по доверительному управлению имуществом также могут быть предусмотрены законом. Так, для сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздела его имущества или выдела из него долей, необходимо получить предварительное согласие органа опеки и попечительства (п. 2 ст. 37, п. 1 ст. 38 ГК РФ).

3. Доверительный управляющий действует без доверенности, так как совершает сделки от своего имени. Однако он должен известить третьих лиц о том, что действует как управляющий чужим имуществом. Если совершается устная сделка, то другая сторона должна быть информирована о ее совершении лицом, действующим в качестве доверительного управляющего. Данное требование считается выполненным и в том случае, если такая информация была предоставлена в устной форме. Соблюдение этого требования в письменных сделках достигается путем проставления пометки «Д.У.» после имени или наименования управляющего в письменных документах.

Если требование о предоставлении указанной информации не выполнено, то считается, что доверительный управляющий совершает сделку в личных целях и, следовательно, отвечает по ней только личным имуществом, а не имуществом, которое передано ему в доверительное управление.

Статья 1012 ГК РФ. Договор доверительного управления имуществом

1. По договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).

Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.

2. Осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя.

Законом или договором могут быть предусмотрены ограничения в отношении отдельных действий по доверительному управлению имуществом.

3. Сделки с переданным в доверительное управление имуществом доверительный управляющий совершает от своего имени, указывая при этом, что он действует в качестве такого управляющего. Это условие считается соблюденным, если при совершении действий, не требующих письменного оформления, другая сторона информирована об их совершении доверительным управляющим в этом качестве, а в письменных документах после имени или наименования доверительного управляющего сделана пометка «Д.У.».

При отсутствии указания о действии доверительного управляющего в этом качестве доверительный управляющий обязывается перед третьими лицами лично и отвечает перед ними только принадлежащим ему имуществом.

4. Особенности доверительного управления паевыми инвестиционными фондами устанавливаются законом.

5. Особенности доверительного управления автомобильными дорогами общего пользования федерального значения устанавливаются законом.

Комментарии к ст. 1012 ГК РФ

1. Анализ текста статьи, а также конкретных видов передачи имущества в доверительное управление позволяет выделить ряд отличительных черт договора:

а) это особый договор по управлению имуществом собственника в интересах самого собственника либо названного им другого лица — выгодоприобретателя. Хотя доверительное управление по ГК и не достигает столь высокой степени доверительности, как в англо-американской системе права, тем не менее значение личности участников договора, а также личности третьего лица — выгодоприобретателя для него достаточно велико. Особенно это заметно при анализе оснований прекращения договора (см. ст. 1024 и коммент. к ней).

Доверительное управление по данному договору необходимо отличать от «внутреннего» управления обществом, товариществом, унитарным предприятием их директором, а также иными уставными органами. Директор (правление общества и т.п.) хотя и имеет право распоряжения (в той или иной степени) имуществом таких организаций, но действует при этом от его имени, никогда не принимает имущество, которым распоряжается, на свой отдельный баланс, а если и несет гражданско-правовую ответственность перед обществом (товариществом, предприятием), то только в случаях, предусмотренных законом или договором (п. 3 ст. 53 ГК).

Отсутствие непосредственного управления имуществом дочернего или зависимого общества, которое является обязательным признаком доверительного управления, позволяет отличать последнее и от «внешнего» управления, в частности, холдинговой компанией (ст. ст. 105 — 106 ГК, ст. 6 Закона об акционерных обществах; приложение N 1 к Указу Президента РФ от 16 ноября 1992 г. N 1392 «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий» // СА РФ. 1992. N 21. Ст. 1731);

б) передача имущества в доверительное управление есть форма реализации собственником своих правомочий, предоставленных ему п. 4 ст. 209 ГК. Именно собственник определяет цель учреждения доверительного управления, объем передаваемых правомочий, а также лицо, в интересах которого доверительный управляющий должен действовать. В качестве такового собственник может назвать самого себя, а также, за определенными исключениями, любое другое лицо. В последнем случае договор доверительного управления имуществом становится разновидностью договора в пользу третьего лица (см. ст. 430 ГК).

В отдельных случаях, прямо предусмотренных законом (см., например, ст. ст. 38, 43 ГК), учредителем доверительного управления вправе выступить не сам собственник, а другое лицо (орган опеки и попечительства, душеприказчик и т.п.). Однако и в этом случае указанные лица действуют исключительно в интересах собственника, реализуя одно из предоставленных ему правомочий по распоряжению имуществом (подробнее об учредителе управления см. ст. 1014 и коммент. к ней);

Смотрите так же:  Трудовой договор с работником ломбарда

в) данный договор порождает обязательственные отношения между учредителем управления и доверительным управляющим. Он не влечет перехода права собственности к последнему;

г) договор носит «длящийся» характер, т.е. заключается на определенный срок и для совершения целого ряда, а не одного конкретного действия (подробнее см. п. 2 ст. 1016 и коммент. к ней);

д) договор является имущественным (подробнее об объекте договора см. ст. 1013 и коммент. к ней);

е) доверительный управляющий вправе совершать не только юридические, но и любые фактические действия в интересах собственника или выгодоприобретателя. Законом или договором могут быть предусмотрены ограничения в отношении отдельных действий по доверительному управлению.

Этой возможностью — совершать не только юридические, но и фактические действия — договор доверительного управления существенно отличается от договора поручения, по которому поверенный вправе совершать только юридические действия в интересах поручителя. Вместе с тем эти договоры близки тем, что и поверенный, и управляющий действуют не в своих интересах, а в интересах других лиц. Поэтому в ряде случаев закон предлагает самому собственнику выбрать, какой из договоров наиболее соответствует его целям (см., например, ст. 41 ГК);

ж) по договору управления имуществом доверительный управляющий должен действовать от своего имени, обязательно указывая, что он является управляющим. В случаях, не требующих письменного оформления, он делает это устно, а при подписании письменных документов, включая сделки, после своего имени или наименования он ставит отметку «ДУ».

2. Договор доверительного управления имуществом является по общему правилу возмездным.

Гражданский кодекс Украины (ГК Украины) с комментариями к статьям

Стаття 1012. Умови договору комісії

1. Договір комиссии может быть заключен на определенный срок или без определения срока, с определением или без определения территории его выполнения, с условием или без условия относительно ассортимента товаров, являющихся предметом комиссии.

2. Комитент может быть обязательства ‘ связан воздерживаться от заключения договора комиссии с другими лицами.

3. Существенными условиями договора комиссии, по которым комиссионер обязательства ‘ связывается продать или купить имущество, являются условия об этом имуществе и его цене.

1. Ст. 1012 ГК посвящена определению условий договора комиссии. Содержание этой статьи позволяет разделить существенные условия договора комиссии на две группы: 1) существенные условия, как определенные законом как обязанность ‘ обязательные, т.е. условия, без наличия согласия по которым между сторонами договор комиссии не может считаться заключенным (ч. 3 ст. 1012 ГК), 2) условия, которые приобретают значение существенных только при наличии согласия сторон (ч. 1, 2 ст. 1012 ГК). Эти условия вообще не является существенными, однако в случае пред ‘ явление одной из сторон требования по достижению согласия по ним последние становятся существенными именно потому, что по крайней мере одна из сторон поставила в зависимость от них факт заключения договора (абзац второй ч. 1 ст. 638 ГК).

2. Часть третья данной статьи среди существенных условий, определенных законом для договора комиссии, по которому комиссионер уполномочивается заключить договор купли-продажи, определяет условия об этом имуществе и его цене. Условие относительно имущества может предусматривать более четкую идентификацию имущества (приобрести дом, расположенный по такому-то адресу), так и указания на его родовые признаки (приобрести земельный участок площадью не менее 1 га). Следует подчеркнуть, что в договоре комиссии на заключение договора купли-продажи имеет обязанности ‘ обязательно определяться цена, по которой комиссионер должен приобрести имущество в интересах комитента. Это отличает данный институт от договора купли-продажи, на основании ч. 4 ст. 632, ч. 1 ст. 691 ГК может быть заключен и без указания цены.

Если комиссионер должен заключить от своего имени, но за счет комитента другой договор, чем договор купли-продажи, в договоре комиссии обязанности ‘ обязательно должны быть указаны все условия, существенные для данных договоров. Этот вывод вытекает из содержания абзаца второго ч. 1 ст. 638 ГК, которая относит к существенным условиям любого договора условие о его предмете, а предметом договора комиссии, как отмечалось в комментарии к ст. 1011 ГК, является посредническая услуга комиссионера в виде заключения определенных сделок.

3. К условиям, которые могут быть согласованы сторонами договора комиссии, относятся условия о: 1) определение срока исполнения договора. Если срок договора комиссии не установлен, следует применять ч. 2 ст. 530 ГК, по которой кредитор вправе требовать исполнения в любое время, а должник обязан исполнить обязательства ‘ Обязательства в семидневный срок со дня пред ‘ явления требования, если обязанность ‘ связь немедленного исполнения не вытекает из договора или актов гражданского законодательства, 2) определение территории выполнения, которой может быть как территория континента, совокупности государств, об ‘ объединенных определенными признаками (например, ЕС, СНГ), административно-территориальная единица или умножается; 3) ссылку на ассортимент товаров, которые являются предметом договора комиссии, позволяет определить степень индивидуализации вещи (товара), что является предметом сделки, заключается комиссионером 4) обязательства ‘ Обязательства комитента воздерживаться от заключения договора комиссии с другими лицами.

Дело N5-КГ17-36. О взыскании ущерба, обращении в пользу РФ арестованных денежных средств.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 2 мая 2017 г. N 5-КГ17-36

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н. и Киселева А.П.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску инспекции Федеральной налоговой службы Российской Федерации N по г. Москве к Шмакову А.В. о возмещении ущерба

по кассационной жалобе Зятькова Н.И. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 июля 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., объяснения представителя Зятькова Н.И. — Москаленко А.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя арбитражного управляющего ООО «Брокерский дом «ГЛЕНИК» Волкова В.А. — Тотьмянина А.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Инспекция Федеральной налоговой службы Российской Федерации N по г. Москве (далее — ИФНС N ) обратилась в суд с иском к Шмакову А.В. о взыскании ущерба в виде неуплаченного налога на прибыль в сумме 32 397 042 891 руб. и пени в сумме 15 539 973 764 руб., а также об обращении в пользу Российской Федерации арестованных в рамках производства по уголовному делу в отношении Шмакова А.В. денежных средств на счете ООО «Брокерский дом «Гленик» в НКО ЗАО «Национальный расчетный депозитарий» N в сумме 97 745 000 руб. и на счете ООО «Наноэлектроника» в АКБ «Авангард» (ОАО) N в сумме 14 800 716 руб. 76 коп.

В обоснование требований ИФНС N указала, что по результатам выездной налоговой проверки было принято решение от 26 августа 2010 г. N 13-28/55 о привлечении ОАО «Инвестиционная финансовая группа «Гленик-М» (далее — ОАО ИФГ «Гленик-М»), генеральным директором которого являлся Шмаков А.В., к налоговой ответственности за неуплату налога на прибыль в сумме 32 397 042 891 руб. с начислением пени в сумме 15 539 973 764 руб. В рамках мероприятий по розыску активов Шмакова А.В. при расследовании возбужденного в отношении него уголовного дела был наложен арест на фактически принадлежащие ответчику денежные средства, находящиеся на указанных выше счетах. Приговором Пресненского районного суда г. Москвы от 26 июля 2010 г. Шмаков А.В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 Уголовного кодекса Российской Федерации. Решением арбитражного суда г. Москвы от 23 января 2012 г. ОАО «ИФГ «Гленик-М» признано несостоятельным (банкротом), конкурсная масса для удовлетворения требований кредиторов не сформирована.

По мнению истца, изложенное свидетельствует о причинении противоправными виновными действиями Шмакова А.В. ущерба Российской Федерации, выразившегося в неуплаченных налоге на прибыль и пени.

Ответчик иск не признал.

Решением Пресненского районного суда г. Москвы от 14 февраля 2014 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 июля 2014 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об удовлетворении исковых требований. Со Шмакова А.В. в возмещение причиненного Российской Федерации ущерба взысканы неуплаченный налог на прибыль в сумме 32 397 042 891 руб. и пени в сумме 15 539 973 764 руб. В пользу Российской Федерации обращены арестованные в рамках уголовного дела денежные средства, находящиеся на счете ООО «Брокерский дом «Гленик» в НКО ЗАО «Национальный расчетный депозитарий» N в сумме 97 745 000 руб. и на счете ООО «Наноэлектроника» в АКБ «Авангард» (ОАО) N в сумме 14 800 716 руб. 76 коп.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 января 2017 г. отказано в передаче кассационной жалобы Зятькова Н.И. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В повторной кассационной жалобе Зятькова Н.И., не участвовавшего в рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций, ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 июля 2014 г., как незаконного, со ссылкой на то, что судом апелляционной инстанции нарушены его права и законные интересы.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 28 марта 2017 г. отменено определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 января 2017 г. и кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов ( статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении настоящего дела такого характера нарушения были допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 26 августа 2010 г. ИФНС N было принято решение N 13-28/55 о привлечении ОАО ИФГ «Гленик-М» к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым установлено наличие недоимки по налогу на прибыль в размере 32 200 000 000 руб. и начислены пени в размере 10 821 608 125 руб. (т. 1, л.д. 41 — 53).

Определением арбитражного суда г. Москвы от 1 июля 2011 г. в отношении ОАО ИФГ «Гленик-М» введено наблюдение, в реестр требований кредиторов этого общества включены требования ИФНС N о взыскании обязательных платежей в размере 32 397 042 891 руб. 02 коп. и пени в размере 10 821 608 125 руб.

Смотрите так же:  Доплата за поднаем жилья

2 августа 2011 г. постановлением следователя по особо важным делам СУ по ЦАО ГСУ Следственного комитета Российской Федерации в отношении Шмакова А.В. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 199 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Определениями арбитражного суда г. Москвы от 21 сентября 2011 г. и от 29 мая 2012 г. в реестр требований кредиторов ОАО ИФГ «Гленик-М» включены требования ИФНС N о взыскании пени в размере 2 559 231 488 руб. 70 коп. и 2 159 134 150 руб. 06 коп. соответственно.

Решением этого же суда от 16 января 2012 г. ОАО ИФГ «Гленик-М» признано банкротом, в отношении него открыто конкурсное производство. Данное производство было завершено определением арбитражного суда г. Москвы от 4 июля 2014 г.

Постановлением Пресненского районного суда г. Москвы от 22 июня 2012 г. наложен арест на фактически принадлежащие Шмакову А.В. денежные средства в размере руб., перечисленные платежным поручением от 11 марта 2010 г. N 480 со счета подконтрольного ему ООО «ИФГ «Ротокс Инвест» в ОАО «Банк ВТБ» N на счет ООО «Брокерский дом «Гленик» в НКО ЗАО «Национальный расчетный депозитарий» N (т. 1, л.д. 96 — 101).

Постановлением судебного пристава-исполнителя межрайонного отдела судебных приставов по особым исполнительным производствам УФССП России по г. Москве от 16 января 2013 г. в рамках исполнительного производства, возбужденного на основании исполнительного листа серии N от 15 ноября 2011 г. о взыскании с ООО «Брокерский дом «Гленик» в пользу ООО «Торговый дом «Стройпоставка» 60 200 000 руб., наложен арест на денежные средства, находящиеся на указанном выше счете ООО «Брокерский дом «Гленик» (т. 1, л.д. 152).

Приговором Пресненского районного суда г. Москвы от 26 июля 2013 г. Шмаков А.В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 199 Уголовного кодекса Российской Федерации (т. 1, л.д. 7 — 40).

Определением арбитражного суда г. Москвы от 21 апреля 2014 г. требования Зятькова Н.И. к ОАО ИФГ «Гленик-М» в размере 118 359 711 руб. 55 коп. и 32 924 552 руб. 9 коп. включены в реестр требований кредиторов этого общества, в первую и третью очереди соответственно (т. 3, л.д. 54 — 56).

Определением этого же суда от 15 сентября 2014 г. требования Зятькова Н.В. в части взыскания 96 465 820 руб., вытекающие из заключенного 1 июля 2009 г. между ним как учредителем управления и ОАО ИФГ «Гленик-М» как доверительным управляющим договора доверительного управления названной суммой денежных средств, перечисленных доверительным управляющим на специальный счет, исключены из третьей очереди реестра требований ОАО ИФГ «Гленик-М» и включены в реестр требований клиентов этого общества (т. 3, л.д. 91 — 93).

Определением арбитражного суда г. Москвы от 25 января 2016 г. разрешены разногласия, возникшие между ИФНС N и конкурсным управляющим ООО «Брокерский дом «Гленик». Денежные средства, фактически принадлежащие Шмакову А.В. и находящиеся на специальном брокерском счете ООО «Брокерский дом «Гленик» в НКО ЗАО «Национальный расчетный депозитарий» N (N согласно новому плану счетов) обращены в пользу Российской Федерации в лице ИФНС N (т. 3, л.д. 197 — 202).

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции сослался на то, что обязанность по уплате налоговых платежей возложена не на Шмакова А.В., а на ОАО ИФГ «Гленик-М», в связи с чем ответчик не может быть привлечен к ответственности за неисполнение этой обязанности. Суд также указал, что привлечение Шмакова А.В. к субсидиарной ответственности по обязательствам ОАО ИФГ «Гленик-М» возможно в рамках процедур, предусмотренных Федеральным законом от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции указал, что вина Шмакова А.В. в причинении ущерба Российской Федерации вследствие включения ложных сведений в налоговые декларации по налогу на прибыль ОАО ИФГ «Гленик-М» за 2006 и 2007 гг. установлена вступившим в законную силу приговором Пресненского районного суда г. Москвы от 26 июля 2013 г.

Суд апелляционной инстанции также обратил в пользу Российской Федерации денежные средства на счете ООО «Брокерский дом «Гленик» в НКО ЗАО «Национальный расчетный депозитарий» N в сумме 97 745 000 руб. и на счете ООО «Наноэлектроника» в АКБ «Авангард» (ОАО) N в сумме 14 800 716 руб. 76 коп., сославшись на то, что данные денежные средства фактически принадлежат Шмакову А.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.

Имущество, переданное в доверительное управление, обособляется от другого имущества учредителя управления, а также от имущества доверительного управляющего. Это имущество отражается у доверительного управляющего на отдельном балансе, и по нему ведется самостоятельный учет ( пункт 1 статьи 1018 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Особенности учета имущества, переданного в доверительное управление профессиональному участнику рынка ценных бумаг, установлены Федеральным законом от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг».

Согласно пункту 3 статьи 3 названного закона денежные средства клиентов, переданные ими брокеру для совершения сделок с ценными бумагами и (или) заключения договоров, являющихся производными финансовыми инструментами, а также денежные средства, полученные брокером по таким сделкам и (или) таким договорам, которые совершены (заключены) брокером на основании договоров с клиентами, должны находиться на отдельном банковском счете (счетах), открываемом (открываемых) брокером в кредитной организации (специальный брокерский счет). Брокер обязан вести учет денежных средств каждого клиента, находящихся на специальном брокерском счете (счетах), и отчитываться перед клиентом. На денежные средства клиентов, находящиеся на специальном брокерском счете (счетах), не может быть обращено взыскание по обязательствам брокера. Брокер не вправе зачислять собственные денежные средства на специальный брокерский счет (счета), за исключением случаев их возврата клиенту и/или предоставления займа клиенту в порядке, установленном настоящей статьей .

Из приведенных правовых норм следует, что на брокерских счетах находятся принадлежащие клиентам денежные средства, переданные ими в доверительное управление брокеру.

При таких обстоятельствах суду апелляционной инстанции надлежало дать оценку правовой природе счета ООО «Брокерский дом «Гленик» в НКО ЗАО «Национальный расчетный депозитарий» N и исходя из его природы определить собственника денежных средств, находящихся на этом счете.

Однако суд апелляционной инстанции, формально сославшись лишь на факт наложения ареста на названные денежные средства, по существу не дал оценку правовой природе счета, на котором находятся эти денежные средства, и не установил их собственника.

Согласно пункту 4 части 1 статьи 150 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при подготовке дела к судебному разбирательству судья разрешает вопрос о вступлении в дело соистцов, соответчиков и третьих лиц без самостоятельных требований относительно предмета спора, а также разрешает вопросы о замене ненадлежащего ответчика, соединении и разъединении исковых требований.

В пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» разъяснено, что разрешение при подготовке дела к судебному разбирательству вопроса о вступлении в дело соистцов, соответчиков и третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора ( пункт 4 части 1 статьи 150 ГПК РФ), необходимо для правильного определения состава лиц, участвующих в деле. Невыполнение этой задачи в стадии подготовки может привести к принятию незаконного решения, поскольку разрешение вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, является существенным нарушением норм процессуального права, влекущим безусловную отмену решения суда в апелляционном и кассационном порядке.

Следовательно, суду надлежало поставить на обсуждение сторон вопрос о привлечении к участию в деле собственника денежных средств, находящихся на счете ООО «Брокерский дом «Гленик» в НКО ЗАО «Национальный расчетный депозитарий» N .

Однако судом это сделано не было, что привело к разрешению вопроса о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле.

Кроме того, согласно части 2 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» разъяснено, что под судебным постановлением, указанным в части 2 статьи 61 ГПК РФ, понимается любое судебное постановление, которое согласно части 1 статьи 13 ГПК РФ принимает суд (судебный приказ, решение суда, определение суда), а под решением арбитражного суда — судебный акт, предусмотренный статьей 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Из приведенной правовой нормы и акта ее толкования следует, что постановление суда о наложении ареста на имущество не входит в перечень судебных постановлений, которыми могут быть установлены обстоятельства, обязательные для суда и не подлежащие доказыванию при рассмотрении другого дела.

Таким образом, постановление Пресненского районного суда г. Москвы от 22 июня 2012 г., которым наложен арест на фактически принадлежащие Шмакову А.В. денежные средства, само по себе не освобождает стороны от обязанности доказывания юридически значимых обстоятельств по делу и не содержит обязательных для суда выводов о праве собственности на эти денежные средства.

Это не было учтено судом апелляционной инстанции, сославшимся в обоснование решения об обращении в пользу Российской Федерации денежных средств, находящихся на счете ООО «Брокерский дом «Гленик» в НКО ЗАО «Национальный расчетный депозитарий» N , лишь на постановление Пресненского районного суда г. Москвы от 22 июня 2012 г. о наложении ареста на эти денежные средства.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 июля 2014 г. подлежит отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 июля 2014 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.