Судебная практика волго-вятского

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11 июля 2018 г. N Ф01-1164/18 по делу N А28-3137/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 05.07.2018.

Постановление изготовлено в полном объеме 11.07.2018.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:

председательствующего Шемякиной О.А.,

судей Бердникова О.Е., Новикова Ю.В.,

при участии представителей

от истца: Некерова А.В. (доверенность от 30.05.2017, в заседании 03.07.2018),

от ответчика: Китайчик А.В. (доверенность от 19.06.2018),

третьего лица: Некерова А.В. (паспорт, в заседании 03.07.2018)

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу истца — общества с ограниченной ответственностью «Актив-Плюс» на решение Арбитражного суда Кировской области от 25.09.2017, принятое судьей Ворониной Н.П., и на постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 06.12.2017, принятое судьями Горевым Л.Н., Поляковой С.Г., Тетерваком А.В., по делу N А28-3137/2017

по иску общества с ограниченной ответственностью «Актив-Плюс» (ИНН: 4345272034, ОГРН: 1104345001925)

к обществу с ограниченной ответственностью «Автосреда» (ИНН: 4345441532, ОГРН: 1164350059807)

об истребовании имущества из чужого незаконного владения,

третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, —

Управление Министерства внутренних дел по Кировской области (ИНН: 4348007235, ОГРН: 1034316510095),

Некеров Александр Викторович,

общество с ограниченной ответственностью «Актив-Плюс» (далее — ООО «Актив-Плюс») обратилось в Арбитражный суд Кировской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Автосреда» (далее — ООО «Автосреда») об истребовании имущества (автомобиля) из чужого незаконного владения.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Управление Министерства внутренних дел по Кировской области (далее — Управление МВД по Кировской области) и Некеров Александр Викторович.

Решением Арбитражного суда Кировской области от 25.09.2017 в удовлетворении иска отказано.

Постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 06.12.2017 решение суда оставлено без изменения.

ООО «Актив-Плюс» не согласилось с принятыми судебными актами и обратилось в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

Заявитель жалобы считает, что суды неправильно применили статьи 10, 359, 906 Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 27.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, Закон Кировской области от 03.07.2012 N 164-ЗО «О порядке перемещения в Кировской области задержанных транспортных средств на специализированную стоянку, их хранения и возврата, оплаты стоимости перемещения и хранения задержанных транспортных средств» и сделали выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. По мнению ООО «Актив-Плюс», у ООО «Автосреда» отсутствовали основания для удержания спорного автомобиля, поскольку административное правонарушение было совершено Некеровым А.В., и обязанность по оплате услуг хранения должна быть возложена на него.

Подробно доводы заявителя приведены в кассационной жалобе и поддержаны представителем в судебном заседании.

ООО «Автосреда» в возражениях на кассационную жалобу и представитель в судебном заседании не согласились с доводами ответчика, просили оставить кассационную жалобу без удовлетворения.

Некеров А.В. отзыв на кассационную жалобу не представил, в судебном заседании указал на обоснованность доводов истца, просил отменить обжалуемые судебные акты.

Управление МВД по Кировской области отзыв на кассационную жалобу не представило; надлежащим образом извещенное о времени и месте судебного заседания, не обеспечило явку представителя.

В соответствии со статьями 158, 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании объявлялся перерыв до 04.06.2018, далее рассмотрение кассационной жалобы откладывалось до 03.07.2018, затем в судебном заседании вновь объявлялся перерыв до 05.07.2018.

Определением от 02.07.2018 на основании пункта 2 части 3 статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произведена замена судьи Чижова И.В. на судью Бердникова О.Е.

Дополнение к кассационной жалобе и возражения на кассационную жалобу N 2 не принимаются судом округа и подлежат возвращению ООО «Актив-Плюс» и ООО «Автосреда» в связи с несоблюдением предусмотренного Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации порядка их представления.

Законность решения Арбитражного суда Кировской области и постановления Второго арбитражного апелляционного суда проверена Арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установили суды, ООО «Актив-Плюс», которое являлось собственником автомобиля LAND ROVER RANGE ROVER SPORT, идентификационный номер (VIN) SALLSAA24AA245110, государственный регистрационный знак А633КО43, передало его в пользование Некерову А.В.

Некеров А.В. 21.01.2017, управляя названным транспортным средством, допустил нарушение Правил дорожного движения, за которое был привлечен к административной ответственности в виде наложения штрафа (протокол об административном правонарушении от 22.01.2017 43 СН N 414437, постановление по делу об административном правонарушении от 22.01.2017 N 18810043160002960851).

С места совершения административного правонарушения спорный автомобиль эвакуирован на специализированную стоянку ООО «Автосреда» (протокол о задержании транспортного средства от 21.01.2017 N 43 АК 832131).

Решением Первомайского районного суда города Кирова от 24.04.2017 по делу N 12-171/2017 постановление по делу об административном правонарушении от 22.01.2017 N 18810043160002960851 в отношении Некерова А.В. оставлено без изменения.

Некеров А.В. 22.01.2017 прибыл на специализированную стоянку ООО «Автосреда» с требованием передать ему автомобиль.

Ответчик передать автомобиль истца Некерову А.В. отказался.

Истец в претензии от 22.02.2017 потребовал от ответчика немедленно с момента получения претензии передать принадлежащий ему автомобиль.

Отказ ООО «Автосреда» передать автомобиль послужил основанием для обращения ООО «Актив-Плюс» в арбитражный суд с настоящим иском.

Руководствуясь статьями 1, 3, 10, 301, 359, 906 Гражданского кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Кировской области пришел к выводу о законности удержания ответчиком автомобиля до оплаты истцом услуг хранения и отказал в удовлетворении иска.

Второй арбитражный апелляционный суд согласился с выводом суда первой инстанции и оставил его решение без изменения.

Рассмотрев кассационную жалобу, Арбитражный суд Волго-Вятского округа пришел к следующим выводам.

На основании части 1 статьи 27.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) в целях пресечения нарушений правил эксплуатации, использования транспортного средства и управления транспортным средством соответствующего вида применяются задержание транспортного средства и хранение на специализированной стоянке до устранения причины задержания.

Перемещение транспортных средств на специализированную стоянку, за исключением транспортных средств, указанных в части 9 настоящей статьи, их хранение и возврат владельцам, представителям владельцев или лицам, имеющим при себе документы, необходимые для управления данными транспортными средствами, оплата лицами, привлеченными к административной ответственности за административные правонарушения, повлекшие применение задержания транспортных средств, стоимости перемещения и хранения задержанных транспортных средств осуществляются в порядке, устанавливаемом законами субъектов Российской Федерации. Возврат задержанных транспортных средств их владельцам, представителям владельцев или лицам, имеющим при себе документы, необходимые для управления данными транспортными средствами, осуществляется незамедлительно после устранения причины их задержания (часть 10 статьи 27.13 КоАП РФ).

В силу части 11 статьи 27.13 КоАП РФ лицо, привлеченное к административной ответственности за административное правонарушение, повлекшее применение задержания транспортного средства, за исключением случаев, указанных в части 9 настоящей статьи, оплачивает стоимость перемещения и хранения задержанного транспортного средства в сроки и по тарифам, которые устанавливаются уполномоченным органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации в соответствии с методическими указаниями, утвержденными уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по принятию нормативных правовых актов и контролю за соблюдением законодательства в сфере государственного регулирования цен (тарифов) на товары (услуги).

При помещении транспортного средства на специализированную стоянку и его хранении возникают обязательства хранения в силу закона, на которые распространяются правила главы 47 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 886 ГК РФ по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности.

В пункте 1 статьи 896 ГК РФ определено, что вознаграждение за хранение должно быть уплачено хранителю по окончании хранения, а если оплата хранения предусмотрена по периодам, оно должно выплачиваться соответствующими частями по истечении каждого периода.

Кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено (пункт 1 статьи 359 ГК РФ).

Согласно статье 210 ГК РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что принадлежащий истцу автомобиль LAND ROVER RANGE ROVER SPORT, идентификационный номер (VIN) SALLSAA24AA245110, государственный регистрационный знак А633КО43, был задержан в связи с совершением административного правонарушения Некеровым А.В., которому автомобиль был передан в пользование.

Смотрите так же:  Ст 126 нк ходатайство

Отказывая ООО «Актив-Плюс» в удовлетворении иска, суды исходили из того, что ООО «Автосреда» имеет право удерживать находящееся у него на хранении принадлежащее истцу имущество до полного исполнения обязательства по оплате соответствующих услуг.

Вместе с тем суды не учли, что в соответствии с приведенными нормами права предметом удержания в порядке статьи 359 ГК РФ не может являться имущество, не принадлежащее поклажедателю.

В рассматриваемом споре поклажедателем по договору хранения с ООО «Автосреда» выступает Некеров А.В. Между ООО «Автосреда» и ООО «Актив-Плюс» отношения по хранению задержанного транспортного средства отсутствуют.

С учетом изложенного у судов первой и апелляционной инстанций отсутствовали правовые основания для отказа ООО «Актив-Плюс» в удовлетворении иска к ООО «Автосреда», в связи с чем судебные акты по настоящему делу подлежат отмене, как принятые при неправильном применении норм материального права (часть 2 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд кассационной инстанции в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации счел возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт об обязании ООО «Автосреда» передать ООО «Актив-Плюс» спорный автомобиль.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебных актов, судом округа не установлено.

Согласно части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Руководствуясь статьями 287 (пунктом 2 части 1), 288 (частью 2) и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Волго-Вятского округа

решение Арбитражного суда Кировской области от 25.09.2017 и постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 06.12.2017 по делу N А28-3137/2017 отменить.

Иск общества с ограниченной ответственностью «Актив-Плюс» удовлетворить.

Обязать общество с ограниченной ответственностью «Автосреда» (ИНН: 4345441532, ОГРН: 1164350059807) в течение 10 дней с момента изготовления постановления в полном объеме передать обществу с ограниченной ответственностью «Актив-Плюс» (ИНН: 4345272034, ОГРН: 1104345001925) автомобиль LAND ROVER RANGE ROVER SPORT, идентификационный номер (VIN) SALLSAA24AA245110, государственный регистрационный знак А633КО43.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Автосреда» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Актив-Плюс» расходы по уплате государственной пошлины при подаче искового заявления в сумме 6000 рублей и при подаче апелляционной жалобы в сумме 3000 рублей.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Автосреда» в доход федерального бюджета 3000 рублей государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы.

Арбитражному суду Кировской области выдать исполнительные листы.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Судебная практика волго-вятского

Система Консультант Арбитраж: Арбитражный суд Волго-Вятского округавключает судебные акты Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа РФ.

Наряду с обычными возможностями поиска — по номеру, названию, дате, тексту — возможен поиск по специальным поисковым полям «Суд первой инстанции», «Надзор». По первому полю можно выбрать дела, которые были рассмотрены судом определенного субъекта РФ, а по второму — искать дела по результатам их пересмотра в порядке надзора в ВАС РФ.

    Среднемесячное поступление новых документов — 100..300.
    Операционная среда — Windows.

— «Решения высших судов» — судебная практика высших судов РФ.
— «Арбитражные суды всех округов» — арбитражная практика арбитражных судов всех округов РФ,
— «Версия Проф» — федеральное законодательство,
— «Регионы» — законодательство пяти любых регионов России на выбор, в том числе Волго-Вятского округа

Все новые поступления документов в некоммерческую интернет–версию системы КонсультантПлюс

Пополнение за последнюю неделю с 14.12 по 21.12. Документы в списке упорядочены по дате их принятия. Ознакомиться и поработать со всеми документами можно в некоммерческой интернет-версии.

Информационный банк «Арбитражный суд Волго-Вятского округа» (см. описание)

Обзор практики Арбитражного суда Волго-Вятского округа июнь — август 2017

Полагаю, что для практикующих юристов важны обзоры не только высшей инстанции, но и практика окружных судов. Поскольку географически я работаю в Волго-Вятском округе, мой выбор пал именно на одноименный окружной суд. В силу возможностей и времени стараюсь ежемесячно выкладывать практику нашего округа. В настоящем случае вниманию публики предлагается обзор за три летних месяца 2017 года. Полный текст обзора можно скачать по ссылке.

Из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено судом апелляционной инстанции исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Банк является субъектом, осуществляющим профессиональную деятельность на финансовом рынке, поэтому истолкование условий банковской гарантии осуществляется в пользу бенефициара в целях сохранения обеспечения обязательства.

В случае отсутствия в договоре цессии условия о сроке оплаты за приобретение уступаемого требования применяется п. 1 ст. 486 ГК РФ о непосредственной оплате товара.

Факты отсутствия легитимного распоряжения на перевод денежных средств и закрытия расчетного счета являются отрицательными фактами, которые объективно доказать невозможно. Поэтому применительно к данному обстоятельству, исходя из принципов пропорциональности бремени доказывания и установления объективной истины, обязанность по доказыванию наличия волеизъявления уполномоченного лица на перечисление денежных средств и закрытие банковского счета, равно как выполнение оператором банка обязанности по установлению личности явившегося в банк лица, суду первой инстанции надлежало возложить на Банк.

Статья 410 ГК РФ не требует, чтобы предъявляемое к зачету требование вытекало из того же обязательства или из обязательств одного вида.

В силу пункта 2 статьи 154 и статьи 410 ГК РФ зачет как способ прекращения обязательства является односторонней сделкой, для совершения которой необходимы определенные условия: требования должны быть встречными, однородными, с наступившими сроками исполнения.

Бесспорность зачитываемых требований и отсутствие возражений сторон относительно как наличия, так и размера требований, не определены ГК РФ в качестве условий зачета, поэтому оспаривание лицом, получившим заявление о зачете, наличия неисполненного им обязательства, требование из которого было предъявлено к зачету, не может рассматриваться в качестве основания для признания заявления о зачете как односторонней сделки недействительным.

Суды надлежащим образом не исследовали вопрос о том, обладает ли спорный объект (трибуны) с учетом его технических параметров признаками, присущими недвижимому имуществу, или же относится к движимому объекту, и не дали надлежащей правовой оценки представленным ответчиком документам, в частности техническому паспорту.

Исполнение обязанности по внесению обязательных платежей не выходит за рамки обычной хозяйственной деятельности должника для целей применения пункта 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве, если по размеру и срокам уплаты (взыскания) данные платежи не отличаются существенным образом от аналогичных платежей, ранее неоднократно совершенных должником или за его счет.

Если руководитель должника докажет, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности либо обстоятельств, названных в абзацах 5 и 7 пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве (критическом моменте, в который должник из-за снижения стоимости чистых активов стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе по уплате обязательных платежей), и руководитель, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил максимальные усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель с учетом общеправовых принципов юридической ответственности (в том числе предполагающих по общему правилу наличие вины) освобождается от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным.

В ходе рассмотрения дела бывший руководитель не представлял доказательств, свидетельствующих о том, что он как руководитель должника предпринимал экономически обоснованные действия для вывода Общества из финансового кризиса, которые были бы направлены на устранение признаков неплатежеспособности должника, и что у должника в указанный период не наступило объективное банкротство. При этом суд апелляционной инстанции необоснованно возложил бремя доказывания указанных обстоятельств на заявителя.

Соглашение о зачете не подлежит оценке на предмет его действительности и соответствия требованиями действующего законодательства в рамках рассмотрения заявления о признании незаконными действий конкурсного управляющего, поскольку данные сделки являются оспоримыми и вопрос о признании их недействительными может быть разрешен только при наличии самостоятельного заявления об этом заинтересованных лиц.

Заключение мирового соглашения направлено на справедливое и соразмерное удовлетворение требований всех кредиторов путем предоставления им равных правовых возможностей для достижения законных частных экономических интересов при сохранении деятельности должника путем восстановления его платежеспособности (статьи 150 и 156 Закона о банкротстве).

Обзор судебной практики АС Волго-Вятского округа 01.2017

1. Пожалуй самым резонансным делом, рассмотренным кассацией Волго-Вятского округа в январе, стало дело «красных линий» — А43-14698/2015.

Фабула дела: Общество обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением о признании недействительным постановления администрации об утверждении проекта планировки и межевания территории в части установления красных линий в отношении земельного участка, принадлежащего обществу.

Арбитражный суд Нижегородской области решением от 21.03.2016, оставленным без изменения постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 09.08.2016, удовлетворил заявленное требование.

Не согласившись с принятыми судебными актами, Администрация обратилась в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

Позиция кассации: Кассация заняла интересную позицию. По мнению АС ВВО установка красных линий по земельному участку частного лица не нарушает его прав.

Оспоренный проект планировки прошел процедуру публичных слушаний 02.10.2014. Доказательств того, что в ходе публичных слушаний заявитель выражал свои замечания по проекту планировки территории в составе градостроительной документации, в том числе относительно проектируемых красных линий, в материалы дела не представлено.

Утверждение проекта планировки и межевания территории, предполагающего ее развитие в соответствии с генеральным планом поселения, является элементом градостроительной деятельности и не означает нарушение прав и законных интересов несогласных лиц.

Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 15.07.2010 № 931-О-О, регламентация градостроительной деятельности направлена, в первую очередь, на обеспечение комфортной среды обитания, комплексного учета потребностей населения и территорий в развитии и необходима для согласования государственных, общественных и частных интересов в данной области в целях обеспечения благоприятных условий проживания.

Статья 1 протокола № 1 от 20.03.1952 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 определяет, что ограничение права собственности по основаниям, установленным законом, допускается, если этим преследуются общественные интересы, и при установлении ограничений права собственности будет соблюден баланс публичных и частных интересов.

По смыслу Градостроительного кодекса Российской Федерации проект планировки и межевания конкретной территории призван обеспечивать не только права и законные интересы собственников и обладателей иных прав на земельные участки, но и защищаемые законом права и интересы иных физических и юридических лиц, а также публичные интересы, связанные, в частности, с устойчивым развитием территорий муниципальных образований, сохранением окружающей среды и объектов культурного наследия, улучшением инвестиционной привлекательности соответствующих территорий и т.п., которые могут вступать в объективное противоречие с интересами собственников.

Следовательно, задача органов муниципальных образований при разработке документов территориального планирования состоит не в обеспечении приоритета прав собственников земельных участков в ущерб иным интересам, а в согласовании этих прав и интересов, в установлении между ними разумного и справедливого баланса.

Комментарии: Далеко идущие выводы кассации сильно бьют по обороту недвижимости. Земельный участок, через который проходят красные линии, становится неликвидным. На нём нельзя ничего построить. В спорном случае собственник земельного участка планировал осущесвить на нём реконструкцию, принадлежащих ему зданий. Теперь это будет сделать очень сложно.

2. Второе дело ( А31-879/2015 ) связано с включением кредитора в процедуру банкротства на основании мнимой сделки. Ещё совсем недавно ВС РФ рассмотрел дело с поставкой 300 т мяса, долг по которой лег в основу требования кредитора (дело РосЭкоПродукт). В данном деле схема была немного сложнее.

Фабула дела: ООО «СтройПроект» обратилось в Арбитражный суд Костромской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью ООО «Трансинвест» о взыскании 12 097 580 рублей 57 копеек задолженности по оплате приобретенного товара и комиссионного вознаграждения, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено ООО «МехКолонна».

Арбитражный суд Костромской области решением от 10.06.2015 удовлетворил заявленные требования: взыскал с ООО «Трансинвест» в пользу ООО «» 11 767 716 рублей 76 копеек задолженности, 58 838 рублей 58 копеек комиссионного вознаграждения, 271 025 рублей 23 копейки процентов.

Постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 20.09.2016 данное решение оставлено без изменения.

Решением суда от 14.12.2015 по делу № А13-2447/2015 ООО «Трансинвест» (далее – должник) признано несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура конкурсного производства.

В период конкурсного производства ООО «СтройПроект» обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с требованием о включении в реестр требований кредиторов должника.

Определением Арбитражного суда Вологодской области от 03.03.2016 по делу № А13-2447/2015 общество с ограниченной ответственностью «Мастер» (далее – ООО «Мастер»; заявитель жалобы) включено в третью очередь реестра требований кредиторов ООО «Трансинвест».

ООО «Мастер» не согласилось с решением Арбитражного суда Костромской области от 10.06.2015 и обратилось в суд с апелляционной жалобой.

Постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 20.09.2016 данное решение оставлено без изменения.

ООО «Мастер» не согласилось с принятыми по делу судебными актами и обратилось в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

Позиция кассации: Как следует из правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда от 18.10.2012 № 7204/12 по делу № А70-5326/2011, в определении Верховного Суда Российской Федерации от 25.07.2016 по делу № 305-ЭС16-2411, при наличии обстоятельств, очевидно указывающих на мнимость сделки, либо доводов стороны спора о мнимости, установление только тех обстоятельств, которые указывают на формальное исполнение сделки, явно недостаточно (тем более, если решение суда по спорной сделке влияет на принятие решений в деле о банкротстве, в частности, о включении в реестр требований кредиторов).

При рассмотрении вопроса о мнимости договора поставки и документов, подтверждающих передачу товара, суд не должен ограничиваться проверкой соответствия копий документов установленным законом формальным требованиям.

Необходимо принимать во внимание и иные документы первичного учета, а также иные доказательства. Проверяя действительность сделки, послужившей основанием для включения требований ответчика в реестр требований кредиторов, исходя из доводов о наличии признаков мнимости сделки и ее направленности на создание искусственной задолженности кредитора, суд должен осуществлять проверку, следуя принципу установления достаточных доказательств наличия или отсутствия фактических отношений по поставке.

Целью такой проверки является установление обоснованности долга, возникшего из договора, и недопущение включения в реестр необоснованных требований, поскольку такое включение приводит к нарушению прав и законных интересов кредиторов, имеющих обоснованные требования, а также должника и его учредителей (участников).

При наличии убедительных доказательств невозможности поставки бремя доказывания обратного возлагается на ответчика.

Вопреки указанным правовым нормам суд апелляционной инстанции фактически возложили бремя доказывания мнимости совершенной сделки на ООО «Мастер», которое стороной сделок не являлось, не рассмотрел доводы о мнимости договора поставки, который, по мнению заявителя жалобы, совершен для вида и без намерения создать правовые последствия, свойственные правоотношениям по поставке, отсутствуют доказательства реальности транспортировки товарных материальных ценностей, иные доводы жалобы.

ООО «Мастер» полагало, что реальной целью данной сделки было формальное подтверждение искусственно созданной задолженности в целях инициирования процедуры банкротства и участия в распределении конкурсной массы.

Кроме того, суд апелляционной инстанции, установив, что ООО «МехКолонна» доставку товара осуществляло самостоятельно, а товар разгружался, принимался и пересчитывался ООО «СтройПроект», пришел к выводу о том, что при таких условиях утверждения истца о том, что документов на доставку товара у него нет является обоснованным.

Между тем данный вывод суда не основан на нормах действующего законодательства, в том числе пункта 9 Правил перевозки грузов автомобильным транспортом, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.04.2011 № 272, который предусматривает, что транспортная накладная составляется в трех экземплярах (оригиналах) соответственно для грузоотправителя, грузополучателя и перевозчика.

Арбитражный суд Костромской области при рассмотрение дела также не проверял доводы о мнимости договора комиссии, исходя из приведенной выше правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Высшего Арбитражного Суда.

При наличии таких обстоятельств решение и постановление подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд Костромской области.

Комментарии: Честь и хвала кредиторам, которые смогли пресечь недобросовестное включение в реестр. Чем больше будет накапливаться дел со схожей тематикой, тем проще будет сформировать критерии, по которым можно будет судить о мнимости сделки.

3. Важная правовая позиция относительно иска о признании права отсутствующим: удовлетворение требований лица, не владеющего спорным имуществом, не способно повлечь реальное восстановление его прав, что является самостоятельным основанием для отказа в иске о признании права отсутствующим ( А43-27391/2015 ).

В полном тексте обзора Вы можете познакомиться и с другими интересными делами. С текстом обзора можно ознакомиться здесь.

Судебная практика: подарки и материальная помощь

Многие работодатели делают подарки своим сотрудникам к памятным датам или за хорошую работу. Кроме того, организации оказывают материальную помощь сотрудникам, в жизни которых происходят какие-либо важные события. Такая благотворительность таит в себе немало подводных камней и может привести к судебным разбирательствам. В обзоре судебной практики — споры о материальной помощи и подарках.

1. Обложение матпомощи страховыми взносами зависит от ее назначения

Арбитражный суд Волго-Вятского округа решил, что если размер материальной помощи зависит от должности работника, то работодатель обязан облагать ее страховыми взносами, в случае превышения суммы 4 тысяч рублей за год.

Работники коммерческой организации получили в апреле и декабре 2015 года материальную помощь от работодателя. Деньги были выплачены всем работникам, как было сказано в приказе по организации: «в целях социальной поддержки их жизненного уровня». Организацию проверил Пенсионный фонд на предмет правильности начисления страховых взносов. Проверяющие сочли, что работодатель необоснованно не включил сумму матпомощи в базу обложения страховыми взносами. Специалисты ПФР отметили, что работодатель был обязан начислить взносы на все суммы, превысившие 4 тысячи рублей на одного человека. Поэтому организации доначислили взносы и выставили штраф.

Организация с такой позицией ПФР не согласилась, она указала, что спорные суммы, выплаченные всем работникам без исключения, носят социальный характер. Поскольку выплаты не связаны с трудовыми отношениями, то и оснований для начисления страховых взносов нет. Отстаивать свою позицию работодатель пошел в арбитражный суд.

Суды трех инстанций признали верной позицию ПФР и оставили его решение в силе. В частности, Арбитражный суд Волго-Вятского округа в своем постановлении от 10.07.17 № А38-5424/2016 указал работодателю на отсутствие заявлений или других документов, подтверждающих, что работники действительно нуждались в материальной поддержке. То есть выплаты были сделаны исключительно по желанию самого работодателя. Тогда как нормами части 1 статьи 9 Закона N 212-ФЗ (действовавшего на момент рассматриваемых событий), не подлежат обложению страховыми взносами суммы единовременной материальной помощи, оказываемой плательщиками страховых взносов:

  • физическим лицам в связи со стихийным бедствием или другим чрезвычайным обстоятельством в целях возмещения причиненного им материального ущерба или вреда их здоровью, а также физическим лицам, пострадавшим от террористических актов на территории РФ;
  • работнику в связи со смертью члена (членов) его семьи;
  • работникам (родителям, усыновителям, опекунам) при рождении (усыновлении (удочерении)) ребенка, выплачиваемой в течение первого года после рождения (усыновления (удочерения)), но не более 50 тысяч рублей на каждого ребенка.

Кроме того, судьи отметили, что работодатель назначил спорные выплаты в твердой сумме, но они оказались разными для всех работников. Сумма помощи зависела от должности, занимаемой работником. А это соответствует правилам, содержащимся в Положении об оплате труда и требованиям статьи 129 Трудового кодекса РФ , которая в том числе регулирует и выплаты стимулирующего характера. Также суд обратил внимание, что работники получили помощь по итогам первого квартала и года, поэтому выплаты явно не отвечают критериям единовременности. Таким образом матпомощь была признана судом скрытой формой премии, облагаемой страховыми взносами.

2. Договор дарения защищает от начисления страховых взносов

Если передача сотрудникам организации ценных и денежных подарков по случаю юбилея была оформлена договорами дарения, то такие выплаты работодатель не должен включать в базу начисления страховых взносов. Такое решение принял Арбитражный суд Дальневосточного округа.

Организация дарила своим сотрудникам на юбилейные даты ценные подарки, в том числе денежные. Такие подарки были предусмотрены коллективным договором, но каждая передача подарков была оформлена отдельным договором дарения в письменной форме, составленным по нормам Гражданского кодекса РФ. При этом организация не начисляла на эти выплаты страховые взносы. Проверяющие из ФСС России в ходе документальной выездной проверки сочли это нарушением. Они заявили, что такие подарки по сути являлись премией за трудовые обязанности, поскольку размер поощрения в этом случае зависел от оклада работника, его должности и трудовых результатов. Поэтому они приравняли стоимость подарков к элементам оплаты труда и включили их в базу обложения страховыми взносами. Кроме того, организацию привлекли к ответственности в виде штрафа. Работодатель с этим не согласился и обратился в суд.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, заявленные требования были удовлетворены частично. С выводами коллег согласился также Арбитражный суд Дальневосточного округа. В постановлении от 31.01.17 № Ф03-6265/2016 судьи указали, что выплаты, производимые в рамках гражданско-правовых договоров, предметом которых является переход права собственности и иных вещных прав на имущество, не включаются в базу для начисления страховых взносов. В силу статьи 572 Гражданского кодекса РФ договор дарения относится к договорам, предметом которых является переход права собственности или иных вещных прав на имущество. А нормами статьи 182 ГК РФ определено, что подарить можно любую вещь, включая просто денежные средства.

Таким образом, если работодатель передает подарок сотруднику по договору дарения, то объекта обложения страховыми взносами не возникает. В спорной ситуации оснований для доначисления взносов ФСС суды не усмотрели, поэтому отменили штрафы.

3. Продавец обязан компенсировать стоимость неиспользованного подарочного сертификата

Продавец не имеет права присваивать себе стоимость подарочного сертификата на оказание услуги только потому, что покупатель не успел им воспользоваться. За неоказанную услугу оплата не положена. Поэтому продавец обязан вернуть покупателю всю уплаченную за подарочный сертификат сумму. Так решил Санкт-Петербургский городской суд.

Гражданка и торговая организация заключили договор купли-продажи на приобретение подарочного сертификата на оказание косметических услуг. В соответствии с договором организация обязалась оказать предъявителю подарочного сертификата косметические услуги в сроки, определенные условиями приобретенного сертификата, а также гарантировать высокое качество исполнения услуг с использованием средств и приемов, не приносящих вреда здоровью. Приобретаемый гражданкой товар включал подарочный сертификат на обслуживание в салоне в течение 40 посещений, VIP-карту, позволяющую получать скидку на все услуги, а также расходные материалы.

Одновременно с заключением договора купли-продажи был заключен договор потребительского кредита, в соответствии с условиями которого микрофинансовая организация перечислила на расчетный счет продавца подарочного сертификата 52 тысячи рублей в качестве оплаты приобретенных услуг.

Однако, еще до того, как начать использовать услуги по сертификату, гражданка обратилась к торговой организации с претензией о расторжении договора. Для нее оказалось невозможным воспользоваться услугами салона, так как на следующий день после заключения договора и проведения пробной процедуры началось раздражение кожи. После того как организация ей в этом отказала, гражданка подала исковое заявление в суд о расторжении договора купли-продажи, взыскании денежных средств, внесенных по договору в размере 52 тысячи рублей, а также компенсации морального вреда.

Суд первой инстанции выяснил, что до предъявления претензии косметические услуги, предусмотренные договором, истцу не оказывались, и товары, предусмотренные спецификацией, ответчиком не передавались. Поэтому, руководствуясь нормами статьи 782 Гражданского кодекса РФ и статьи 32 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», суд пришел к выводу о том, что исковые требования подлежат удовлетворению.

Санкт-Петербургский городской суд в апелляционном определении от 24.06.2015 N 33-10229/2015 по делу N 2-2546/2015 согласился с позицией суда первой инстанции и оставил его решение в силе. Факт нарушения прав истца, как потребителя, нашел подтверждение в ходе рассмотрения дела, поэтому суд взыскал в пользу истца компенсацию морального вреда в порядке статьи 15 Закона о защите прав потребителей в размере 10 тысяч рублей. Сделано это было в соответствии с пунктом 45 постановления от 28 июня 2012 г. № 17, согласно которому «при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя».

4. Денежные подарки не должны зависеть от должности работника

Если работодатель делает своим сотрудникам денежные подарки, размер которых зависит от их должности, он обязан начислять страховые взносы «на травматизм». Эта обязанность не свзана с оформлением договора дарения. Такое решение принял Арбитражный суд Северо-Западного округа.

Работники коммерческой организации получали денежные подарки к праздничным датам. Такие подарки руководство организации оформляло письменными договорами дарения. Работодатель считал, что раз подарки были вручены работникам на основании письменных договоров дарения за счет чистой прибыли, то он не должен начислять на их стоимость взносы «на травматизм». Проверяющие из Фонда социального страхования решили иначе и доначислили организации страховые взносы. Они указали, что такая выдача подарков все равно считается вознаграждением в рамках трудовых отношений. Так как в перечне необлагаемых взносами выплат из статьи 20.2 Федерального закона № 125-ФЗ подарки работникам не содержатся, то работодатель был обязан включить их стоимость в базу обложения. Организация пошла защищать свои права в арбитражный суд.

Суды трех инстанций согласились с позицией ФСС России. В частности, Арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 22.06.17 № А44-4988/2016 признал договора дарения, заключенные с сотрудниками, мнимыми сделками. Арбитры решили, что эти договоры просто служили прикрытием стимулирующих выплат за трудовое участие работников. Такие выводы судьи сделали в связи с тем, что денежные подарки значительно превышали размеры заработной платы и носили регулярный характер. Так, сотрудники получали крупные подарки каждые два месяца. Кроме того, суд принял во внимание, что подарки получали только те сотрудники, которые фактически исполняли свои обязанности: без подарков остались работники на больничном и находящиеся в отпуске по уходу за ребенком. Сотрудникам со стажем работы менее одного месяца подарочные деньги также не были положены.

На основании этого арбитры пришли к выводу, что подарочные выплаты работникам осуществлялись не в рамках гражданско-правовых договоров дарения, а в рамках трудовых отношений. По своей сути они являлись вознаграждением за конкретные трудовые результаты и носили стимулирующий характер.

Смотрите так же:  Заявление на получение книги замечаний и предложений бланк рб