Хищение вверенного имущества с использованием служебного положения

Статья 160. Присвоение или растрата

1. Присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, —

наказываются штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, —

наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до полутора лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до десяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Комментарий к Ст. 160 УК РФ

1. Присвоение или растрата — формы завладения чужим имуществом, для которых характерны все основные признаки хищения (см. коммент. к ст. 158).

2. Присвоение и растрата — способы завладения чужим имуществом. Для них характерен факт нахождения похищаемого имущества в правомерном владении виновного в силу его должностного или служебного положения, договора (например, о полной материальной ответственности) либо иного специального поручения, что является юридическим основанием для осуществления виновным полномочий по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества.

Нахождение похищаемого имущества в правомерном владении виновного следует отличать от его доступа к такому имуществу в силу выполняемой работы или в виду иных обстоятельств. Похищение чужого имущества при таких обстоятельствах квалифицируется как кража.

3. Присвоение — безвозмездное противоправное обращение вверенного лицу имущества в свою пользу, совершенное с корыстной целью и против воли собственника.

Присвоение считается оконченным преступлением с того момента, когда законное владение вверенным лицу имуществом стало противоправным и это лицо начало совершать действия, направленные на обращение указанного имущества в свою пользу. Например, с момента, когда лицо путем подлога скрывает наличие у него вверенного имущества, или с момента неисполнения обязанности лица поместить на банковский счет собственника вверенные этому лицу денежные средства.

4. Растрата — противоправное расходование лицом вверенных ему денежных средств в личных целях, а равно любые иные формы противоправного непосредственного потребления лицом вверенного ему имущества в своих целях, в результате чего чужие денежные средства в прямом смысле этого слова растрачиваются, а иное имущество расходуется, потребляется. Такое потребление может быть осуществлено также и путем передачи чужого имущества другим лицам.

Хищение путем растраты считается оконченным с момента противоправного потребления (издержания) или отчуждения виновным вверенного ему имущества.

Если виновное лицо одновременно одну часть вверенного ему имущества (деньги, иные валютные ценности) растратило, а другую — присвоило (например, горюче-смазочные материалы), то содеянное им совокупности преступлений не образует.

5. Объект присвоения или растраты совпадает с родовым объектом хищения, это общественные отношения, складывающиеся в сфере распределения и перераспределения материальных благ.

6. Объективная сторона присвоения или растраты заключается в завладении чужим имуществом путем его непосредственного израсходования.

Если одновременно с присвоением одного имущества оно заменяется менее ценным имуществом, ущерб определяется в зависимости от стоимости реально изъятого имущества.

7. Субъект — любое дееспособное лицо, достигшее 16-летнего возраста.

8. Субъективная сторона — прямой, как правило, конкретизированный умысел. Растрачивая или присваивая чужое имущество, виновный осознает противоправный, безвозмездный характер своих действий. О направленности умысла на хищение в каждом конкретном случае свидетельствует отсутствие у него реальной возможности своевременно возвратить имущество собственнику, совершение виновным попыток скрыть свои действия.

С другой стороны, не образуют состава преступления действия, хотя формально и свидетельствующие о присвоении, растрате вверенного лицу имущества, в тех случаях, когда оно обращает деньги и имущество собственника на время, намереваясь возвратить его к определенному учетному периоду.

В то же время, частичное или даже полное возмещение ущерба потерпевшему само по себе не может свидетельствовать об отсутствии у лица умысла на присвоение или растрату вверенного ему имущества.

От хищения путем присвоения или растраты следует отличать случаи, когда лицо, изымая чужое имущество и (или) обращая его в пользу других лиц, действует в целях осуществления своего действительного или предполагаемого права на это имущество (например, если лицо присвоило вверенное ему имущество в целях обеспечения долгового обязательства, не исполненного собственником имущества). При наличии оснований, предусмотренных ст. 330 УК, виновный может быть привлечен к уголовной ответственности за самоуправство.

9. Квалифицированные виды присвоения или растраты урегулированы ч. ч. 2 — 4 комментируемой статьи. Согласно ч. 2 таковыми являются: совершение мошенничества группой лиц по предварительному сговору; с причинением значительного ущерба гражданину.

10. Присвоение или растрата, совершенные группой лиц по предварительному сговору, — деяние, совершенное двумя и более лицами, заранее договорившимися о совместном совершении преступления (подробнее см. коммент. к ст. 158).

11. Присвоение или растрата с причинением значительного ущерба гражданину. О значительности ущерба, причиненного данными видами хищения гражданину, свидетельствует важность, существенность последствий преступления, как для самого потерпевшего, так и для его семьи (подробнее см. коммент. к ст. 158).

12. Особо квалифицированными видами присвоения или растраты (ч. 3 комментируемой статьи) является преступление, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере.

13. Под лицами, использующими свое служебное положение, совершившими присвоение или растрату, следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными п. 1 примеч. к ст. 285 УК, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным п. 1 примеч. к ст. 201 УК (подробнее см. коммент. к ст. 159).

Действия организаторов, подстрекателей и пособников мошенничества, присвоения или растраты, заведомо для них совершенных лицом с использованием своего служебного положения, квалифицируются по соответствующей части ст. 33 УК и по ч. 3 ст. 159.

14. Присвоение или растрата, совершенные в крупном размере. Согласно примеч. 4 к ст. 158 УК таковым признается завладение чужим имуществом на сумму свыше 250 тыс. руб. (подробнее см. коммент. к ст. 158).

15. Следующим уровнем особой квалифицированности присвоения или растраты является завладение чужим имуществом: организованной группой; в особо крупном размере (ч. 4 комментируемой статьи).

16. Хищение путем присвоения или растраты, совершенное организованной группой. Под организованной группой понимается устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованная группа отличается наличием в ее составе организатора (руководителя), стабильностью состава участников группы, распределением ролей между ними при подготовке к преступлению и непосредственном его совершении (подробнее см. коммент. к ч. 3 ст. 35, ст. 158).

17. Присвоение или растрата в особо крупном размере. Вопрос о наличии в действиях виновных квалифицирующего признака совершения данного преступления в особо крупном размере решается в соответствии с п. 4 примеч. к ст. 158 УК (подробнее см. коммент. к этой статье).

18. По вопросам судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных комментируемой статьей, Пленумом ВС РФ даны разъяснения в Постановлении от 27.12.2007 N 51.

Использование служебного положения при хищении вверенного имущества. Статьи по предмету Уголовное право

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СЛУЖЕБНОГО ПОЛОЖЕНИЯ ПРИ ХИЩЕНИИ ВВЕРЕННОГО ИМУЩЕСТВА

П. ЯНИ

Государственные обвинители и руководители следственных подразделений Следственного комитета, повышающие квалификацию в Академии Генеральной прокуратуры, часто обращаются с вопросом о надлежащей уголовно-правовой оценке присвоения и растраты по признаку использования лицом, которому имущество вверено, своего служебного положения.

Подобная проблема значительно реже возникает при уголовно-правовой оценке мошенничества. В последнем случае нередко уже собственно должность лица используется мошенником как элемент обмана, существенно облегчая введение в заблуждение потерпевшего или иных лиц, принимающих решение о передаче имущества. Так, за покушение на мошенничество с использованием своего служебного положения осуждены оперуполномоченные криминальной милиции, которые, предъявив служебные удостоверения, без объяснения причин доставили Р. к зданию криминальной милиции, где сообщили ему не соответствующие действительности сведения о том, что он якобы находится в международном розыске. Они обещали прекратить розыск и отпустить Р., если тот передаст им 50000 долларов США. При передаче через два дня от потерпевшего денежных средств милиционеры были задержаны сотрудниками отдела собственной безопасности .
———————————
Пункт 6 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2009 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2009. N 11.

Однако применительно к квалификации по ст. 160 УК поставленный вопрос решается сложнее, что, как представляется, не полностью учтено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». В результате применение данного разъяснения без необходимых уточнений приводит в ряде случаев к ошибкам при квалификации.
С. осужден помимо прочего за присвоение вверенного ему имущества. Работая на основании трудового договора в должности водителя-экспедитора-инкассатора ООО «Табачный капитан-доставка» и являясь материально ответственным лицом по получению и хранению денежных средств, вырученных от реализации табачной продукции, и сдаче их в кассу ООО «Табачный капитан-доставка», 24 января 2004 г. он получил от ООО «Арса-А» денежные средства за оплату поставленных в адрес последнего табачных изделий на общую сумму 7385 руб., которые присвоил. Президиум Верховного Суда РФ указал, однако, что С. совершил присвоение вверенного ему имущества, но при этом своего служебного положения не использовал, а потому его действия следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 160 на ч. 1 ст. 160 УК .
———————————
Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 30 августа 2006 г. N 454-П06 // СПС «КонсультантПлюс».

В другом известном и часто приводимом в научных исследованиях решении суд надзорной инстанции, рассмотрев протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, указал, что поскольку осужденный работал в управлении механизации в должности водителя и осуществлял правомочия в отношении вверенного ему имущества (бетона) не в связи с занимаемой должностью, а выполняя свои производственные функции по его перевозке и доставке на основании товарно-транспортной накладной, то в его действиях отсутствует квалифицирующий признак — совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения. В связи с этим содеянное переквалифицировано на ч. 1 ст. 160 УК .
———————————
Постановление по делу Гнездилова // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 2.

Смотрите так же:  Заявление на обжалование бездействия судебных приставов

Таким образом, полномочия, которыми в организации было наделено лицо, не давали возможности признать их организационно-распорядительными либо административно-хозяйственными и по этим основаниям отнести виновного к числу лиц, выполняющих в этой организации управленческие функции. Как видим, в немалом числе случаев отграничить полномочия лица по отношению к имуществу от управленческих функций довольно сложно, раз это пришлось делать за следствие и суд высшему судебному органу. Причина таких сложностей видится в следующем.
В п. 18 Постановления Пленума от 27 декабря 2007 г. определен верный критерий, позволяющий разграничить хищение вверенного имущества и кражу. Этим критерием является наличие полномочий, которыми наделено лицо, совершающее хищение, по отношению к предмету хищения. Если лицо в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения обладает в отношении правомерно переданного ему во владение либо ведение имущества полномочиями по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению, то совершаемое им изъятие и (или) обращение имущества в свою пользу или пользу третьих лиц содержит признаки хищения вверенного имущества. А вот совершение тайного хищения чужого имущества лицом, не обладающим такими полномочиями, но имеющим доступ к похищенному имуществу в силу выполняемой работы или иных обстоятельств, квалифицируется как кража.
Итак, критерием для, можно и так сказать, выделения из краж хищений вверенного имущества названо наличие у виновного, в том числе и, подчеркнем это, полномочий по распоряжению и управлению имуществом. Это первое.
Второе. В п. 24 того же Постановления Пленума от 27 декабря 2007 г. под лицами, использующими свое служебное положение при совершении присвоения или растраты, понимаются должностные лица и лица, отвечающие требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК. Правда, сюда же отнесены государственные и муниципальные служащие, не являющиеся должностными лицами, но содержащаяся в скобках иллюстрация опять же указывает на управленческие функции: здесь говорится о лице, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации.
Наконец, третье. Функции должностного лица, не являющегося представителем власти, а также управленческие функции в организации включают административно-хозяйственные обязанности (примечания к ст. ст. 201 и 285 УК), под которыми в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» и в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» понимаются прежде всего полномочия должностного лица по управлению и распоряжению имуществом и (или) денежными средствами, находящимися на балансе и (или) банковских счетах организаций, учреждений и т.д. Таким образом, наличие полномочий по распоряжению и управлению имуществом является критерием для разграничения между основным составом хищения вверенного имущества и составом того же преступления, квалифицирующим признаком которого является использование служебного положения.
Из сопоставления приведенных положений следует, что всякое лицо, а) состоящее в трудовых отношениях с юридическим лицом и б) в этом качестве наделенное полномочиями по распоряжению, управлению имуществом, является и тем, кому это имущество вверено работодателем, и лицом, обладающим административно-хозяйственными функциями по отношению к этому имуществу, следовательно, могущим использовать эти особые возможности — служебное положение — при хищении. Благодаря такому несложному, в общем, анализу становится понятно, почему в немалом числе случаев за хищение вверенного им имущества к ответственности по ч. 3 ст. 160 УК привлекаются, скажем, продавцы, наделенные на первый взгляд в организации правом по распоряжению имуществом: они, представляя организацию в договоре купли-продажи товара, передают товар покупателю. А полномочие по распоряжению имуществом является, как показано, и признаком лица, которому вверено это имущество, и признаком лица, выполняющего в организации административно-хозяйственные функции.
Обсуждаемая проблема не нова, она тесно связана с многолетней дискуссией еще советских времен о соотношении с
татуса материально ответственного лица, наделенного полномочиями по распоряжению имуществом, и лица должностного. В советские времена, как и сейчас, нередко продавцов осуждали за должностные преступления и Верховный Суд с такими решениями соглашался. Эту практику поддерживали и известные ученые, например Б. Волженкин .
———————————
См. подробней об этой дискуссии: Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. Понятие и квалификация. М., 1975. С. 36 — 40.

То мнение, что Верховный Суд полностью разрешил эту проблему в 1990 г. , небесспорно. В п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» разъяснялось: «Заключение договора между работником и администрацией о полной материальной ответственности за сохранность вверенных ценностей само по себе не может служить основанием для признания этого работника субъектом должностного преступления. Для этого необходимо также, чтобы наряду с обязанностями по непосредственному хранению имущества материально ответственное лицо выполняло также функции по управлению или распоряжению им (организация доставки товаров, распределение их по другим снабженческим точкам и т.п.)».
———————————
Грошев А.В. Ответственность за взяточничество. Краснодар, 2008. С. 161 — 162.

Как видим, наличие у лица только функции хранения вверенного ему имущества не давало, с позиции Пленума, возможности признать лицо должностным, для этого опять же требовалось установить, что лицо было наделено полномочиями по распоряжению и управлению имуществом. Однако недоразрешенность, так сказать, проблемы данным разъяснением состояла в том, что полной четкости в определении полномочий по распоряжению и управлению имуществом так и не возникло. Недаром два авторитетных криминалиста, на протяжении последних десятилетий наиболее глубоко исследовавших вопросы квалификации должностных преступлений, профессоры Б. Волженкин и Б. Здравомыслов, разделяли противоположные взгляды относительно признания того же продавца должностным лицом по признаку осуществления им полномочий по распоряжению имуществом.
Итак, выше показано, что наделение лица в учреждении либо организации полномочиями по распоряжению имуществом является согласно позиции Пленума одновременно как критерием для разграничения тайного хищения и хищения вверенного имущества, так и критерием для разграничения основного и квалифицированного составов присвоения и растраты. В результате таким лицам, совершающим хищение вверенного имущества, использование служебного положения вменяется, по сути, автоматически.
Судебная практика старается сузить сферу применения ч. 3 ст. 160 УК — ведь в противном случае получится, что часть первая этой нормы будет применяться едва ли не только к лицам, не являющимся работниками юридического лица. Исключая из обвинения обсуждаемый признак (и оправдывая подсудимого, если других квалифицирующих признаков деяние не содержит, а сумма похищенного не превышает 1 тыс. руб.), суды указывают, в частности, что использование служебного положения при хищении вверенного имущества имеет место лишь в случае, когда лицо использовало имеющиеся у него полномочия для создания условий, при которых становится возможным изъятие этого имущества либо облегчается такое изъятие.
Оспаривая подобный подход, наши коллеги в протестах приводят такой контраргумент: лицо, использующее для хищения чужого имущества служебное положение, не должно создавать каких-то специальных условий для совершения преступления, поскольку эти условия уже созданы и существуют в силу особого, служебного, положения указанного лица, и именно наличием этих, уже созданных специальных условий обусловливается совершение преступления. Очевидно, что данные рассуждения согласованы с приведенным выше пониманием Пленумом использования служебного положения как признака хищения вверенного имущества.
Однако правы в этом споре скорее суды, и вот почему.
Закон говорит о том, что особые возможности по службе должны быть использованы именно как способ изъятия имущества (при растрате), обращения его в свою пользу или пользу третьих лиц (при присвоении). Поэтому полномочиями, которые применяются в рамках использования служебного положения как квалифицирующего признака хищения вверенного имущества, могут быть только полномочия по распоряжению и управлению имуществом. Если иные полномочия должностного лица либо управленца в организации, в том числе организационно-распорядительные, не связаны с распоряжением имуществом, то хищение этого имущества таким лицом, несущим ответственность только за, допустим, сохранность имущества, не требует вменения признака использования служебного положения.
Таким образом, вопрос состоит в том, какие полномочия можно отнести к праву лица распоряжаться, управлять имуществом учреждения либо организации. Представляется, что под полномочиями по распоряжению, управлению имуществом в учреждении, организации следует понимать предоставленную лицу возможность самостоятельно решать вопрос о судьбе имущества, о его движении. Возложенная на лицо обязанность производить перемещение имущества чисто технически (в приведенных выше примерах: водитель-экспедитор-инкассатор, водитель бетономешалки, продавец) не означает наличия у него полномочий по распоряжению, управлению имуществом.
Так, продавец не принимает решения о продаже того или иного товара, он лишь выполняет решение работодателя о передаче товара каждому, кто обратится и оплатит товар (публичный договор). Поэтому продавец распорядительными, управленческими полномочиями в отношении имущества не наделен, но за сохранность товара отвечает, стало быть, наделен полномочием по его хранению, как водитель-экспедитор — по доставке. И в случае хищения хранимог
о, перемещаемого, т.е. вверенного, имущества ответственность они должны нести по ст. 160 УК, но без вменения признака использования служебного положения.
Обладание иными функциями должностного лица либо лица, признаки которого указаны в примечании 1 к ст. 201 УК: организационно-распорядительными функциями (руководство коллективом, расстановка и подбор кадров, организация труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий и т.п.), а также административно-хозяйственными функциями, состоящими, например, в осуществлении контроля за движением материальных ценностей, учете и контроле за их расходованием, само по себе не позволяет вменить признак использования при хищении вверенного имущества служебного положения. Если, конечно, этим функциям не сопутствует полномочие по распоряжению, управлению имуществом.
Когда руководитель отдает указание подчиненным, он, казалось бы, во всех случаях реализует организационно-распорядительные полномочия. Однако если руководитель требует от подчиненных, которым имущество вверено юридическим лицом, продать это имущество другому юридическому лицу и т.п. (или под видом такой продажи совершает хищение), то такое указание суть реализация полномочий руководителя по распоряжению имуществом. Как пишет Г. Борзенков, в этой ситуации похищаемое имущество вверено не непосредственно виновному, а иным лицам, однако в силу своего служебного положения лицо наделено правомочиями по управлению и распоряжению имуществом через этих лиц .
———————————
Курс уголовного права. Особенная часть. Том 3 / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. М., 2001. С. 443.

Правда, есть и другая позиция: в частности, по мнению А. Бойцова, в этой ситуации имущество вверено не самому руководителю, а подчиненным ему работникам, а потому руководитель совершает мошенничество, обманывая своих подчиненных, которые передают в его пользу вверенное им имущество . Однако поддержки, на мой взгляд, заслуживает позиция Г. Борзенкова, поскольку в обсуждаемом случае похищенное находится в ведении руководителя, а это форма вверения имущества: см. п. 18 Постановления Пленума от 27 декабря 2007 г. N 51.
———————————
Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2002. С. 642.

Также к числу лиц, использующих служебное положение при хищении вверенного имущества, следует отнести представителей власти и государственных и муниципальных служащих, наделенных полномочиями по распоряжению и управлению имуществом. Например, судебный пристав в соответствии с п. 2 ст. 12 ФЗ от 21 июля 1997 г. «О судебных приставах» имеет право арестовывать, изымать, передавать на хранение и реализовывать арестованное имущество, за исключением имущества, изъятого из оборота в соответствии с Законом. Таким образом, на определенных этапах имущество оказывается вверено приставу на основании Закона и он обладает по отношению к нему распорядительными, управленческими полномочиями.
В качестве другого примера вверения имущества представителю власти с наделением его полномочиями по управлению имуществом можно привести случаи, регламентированные УПК РФ и Временной инструкцией о порядке учета, хранения и передачи вещественных доказательств, ценностей и иного имущества по уголовным делам в органах прокуратуры Российской Федерации. Согласно, в частности, п. 2.8 Инструкции при необходимости дополнительных исследований изъятых предметов: проведения экспертиз, предъявления для опознания, детального осмотра и т.п. — следователь вправе под роспись в книге учета вещественных доказательств получить их в камере хранения вещественных доказательств.
Если пристав, реализовав полномочие по изъятию имущества, либо следователь, получив согласно данному порядку вещественное доказательство, стоимость которого может быть определена в соответствии с п. 25 Постановления Пленума от 27 декабря 2007 г., похитят это вверенное им имущество, то содеянное должно быть квалифицировано по ч. 3 ст. 160 УК по признаку использования виновным своего служебного положения.

Смотрите так же:  Как написать заявление на увольнение в белоруссии

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Поиск по тегу «присвоение»

Вторым отделом по расследованию особо важных делследственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области продолжается расследование уголовного дела в отношении директора ООО «Электронный проездной» по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершённые лицом с использованием своего служебного положения в особо крупном размере).

Советским МСО следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области возбуждены уголовные дела в отношении бывшего менеджера-кассира одной из микрокредитных компаний города Советска. Женщина подозревается в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ (присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения).

Слободским МСО следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области в отношении директора детского лагеря, расположенного в Слободском районе, возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст.160 УК РФ (присвоение денежных средств).

Омутнинским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области в отношении бывшего инженера системы водоснабжения и водоотведения МКП ЖКХ пгт. Афанасьево Кировской области, возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст. 160 УК РФ (присвоение денежных средств с использованием своего служебного положения).

Советским МСО следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области завершено расследование уголовного дела в отношении бывшего менеджера-кассира одной из микрокредитных компаний города Советска, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ (присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения).

Советским МСО следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области завершено расследование уголовного дела в отношении бывшего директора одного из коммерческих обществ Кировской области по факту присвоения денежных средств в особо крупном размере, то есть по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ.

Советским МСО следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области завершено расследование уголовного дела в отношении директора одного из коммерческих обществ Кировской области по факту присвоения денежных средств в особо крупном размере, то есть по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ.

Собранные следственными органами Следственного комитета России по Кировской области доказательства признаны судом достаточными для вынесения приговора бывшему главе Торфяного сельского поселения Оричевского района. Он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 160 УК РФ (присвоение с использованием своего служебного положения).

Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области в отношении заведующего производством одной из столовых города Слободского возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст.160 УК РФ (присвоение).

Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области возбуждено уголовное дело в отношении жительницы г. Уржума по факту совершения хищения денежных средств в особо крупном размере, то есть по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст. 160 УК РФ.

Адрес: 610004, г. Киров, ул. Ленина, д.1

График работы:
ПН-ЧТ 09.00-18.00, ПТ 09.00-17.00

Телефон: +7 (8332) 485-104

Факс: +7 (8332) 485-107

e-mail: [email protected]

Телефоны горячих линий:

Телефон доверия: 8-800-707-12-40

«Ребенок в опасности»:

короткий номер 123

«Остановим коррупцию»:

Телефон дежурного по следственному управлению: 8-922-938-20-74

Директор школы осуждена за хищение чужого имущества

Меленковским районным судом вынесен приговор в отношении директора МБОУ «Дмитриевогорская средняя общеобразовательная школа» Надежды Черновой. Она признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ (присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения).

Судом установлено, что в марте 2015 года директор школы Чернова получила в управлении образования администрации Меленковского района денежные средства в размере 3,7 тысяч рублей, подлежащие выплате педагогу данного образовательного учреждения в качестве компенсации расходов по оплате жилья, отопления и освещения.

30 марта 2015 года Чернова, используя свое служебное положение, вверенные денежные средства присвоила и потратила на свои нужды.

В целях сокрытия преступления в этот же день злоумышленница подписалась в ведомости на получение денежных средств за работника, которому причиталась указанная выплата. В последующем данную ведомость Чернова сдала в бухгалтерию управления образования.

С учетом позиции стороны государственного обвинения, судом ей назначено наказание в виде штрафа в размере 115 тысяч рублей.

Приговор в законную силу не вступил.

Прокурор
Владимирской области

Обращение прокурора к жителям Владимирской области

Уважаемые посетители сайта!
Рад приветствовать Вас на сайте прокуратуры Владимирской области.
Вот уже почти три столетия прокуратура стоит на страже закона, являясь надежным защитником интересов граждан и государства.
Решение поставленных перед нами задач невозможно без участия общественности.
Официальное представительство прокуратуры Владимирской области в сети Интернет дает возможность оперативного получения информации о нашей работе, а также позволяет Вам обращаться со своими заявлениями о нарушениях закона.
Уверен, что наше эффективное взаимодействие послужит укреплению правопорядка и законности.

С уважением,
прокурор Владимирской области,
И.С. Пантюшин

Хищение вверенного имущества с использованием служебного положения

Действующее уголовное законодательство впервые предусматривает такой квалифицирующий признак, как присвоение и растрата, совершенные «лицом с использованием своего служебного положения» (п. «в» ч.2 ст.160 УК).

В ранее действовавшем уголовном кодексе предусматривалась ответственность за самостоятельную форму хищения (наряду с присвоением и растратой) путем злоупотребления служебным положением (ст.92, ч.2 ст.147-1 УК РСФСР). Правда, единства взглядов на сущность этого преступления не было. Одни ученые считали указанное преступление способом присвоения и растраты [1] , другие (их было большинство) полагали, что хищение путем злоупотребления служебным положением – самостоятельная (третья) форма хищения, предусмотренная в ст.92 (ч. 2 ст.147-1 УК РСФСР) [2] .

Очевидно, считает С.М. Кочои, что субъектом квалифицированного присвоения (растраты) по п.в ч.2 ст.160 УК является лицо, занимающее определенную должность, служебное положение в предприятии, учреждении или организации [3] . Субъектом рассматриваемого преступления, полагает Г.Н. Борзенков, может быть как должностное лицо, так и иной служащий (государственной, коммерческой или иной организации), использующий свое служебное положение для присвоения имущества [4] .

По такому пути идет и судебная практика, признавая наличие состава преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст.160 УК РФ только в действиях должностных лиц и иных служащих.

Так, Черемушкинским районным судом г. Москвы 9 июля 1999 г. Г. был осужден по п. «в» ч. 2 ст. 160 УК РФ за присвоение и растрату чужого, вверенного ему, имущества с использованием своего служебного положения.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах: Г., работая в управлении механизации ЗАО «Моспромстрой» фирмы «Бетон» в должности водителя автобетоносмесителя марки «КамАЗ АБС» и являясь материально-ответственным лицом, 19 апреля 1999 г. по товарно-транспортной накладной вывез для фирмы «Монтажстройиндустрия» четыре кубометра бетона на общую сумму 2515 руб. (оплаченного данной фирмой 23 апреля 1999 г.) и должен был доставить его на строительный объект в г. Москве. Однако согласно ранее достигнутой договоренности (18 апреля 1999 г.) с неустановленным лицом (уплатившим Г. в последующем 2 тыс. рублей за доставленный бетон) Г., используя свое служебное положение, имея умысел на незаконное присвоение и последующую растрату бетона, незаконно доставил 19 апреля 1999 г. вверенный ему бетон к месту строительства автомойки, где разгрузил его, тем самым причинил ущерб фирме «Монтажстройиндустрия» на сумму 2515 руб.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда 11 ноября 1999 г. приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении судебных решений и переквалификации действий осужденного с п. «в» ч. 2 ст. 160 на ч. 1 ст. 160 УК РФ.

Президиум Московского городского суда 19 апреля 2001 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Правильно установив фактические обстоятельства, при которых Г. совершил хищение вверенного ему имущества, суд ошибочно пришел к выводу о совершении им этих действий с использованием своего служебного положения.

Субъектами преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 160 УК РФ, являются должностные лица и иные служащие (выделено нами – О.Б.), использующие свое служебное положение для присвоения имущества.

Как установлено по делу, Г. работал в управлении механизации в должности водителя автобетоносмесителя и осуществлял правомочия в отношении вверенного ему имущества (бетона) не в связи с занимаемой должностью, а выполняя свои производственные функции по его перевозке и доставке на основании товарно-транспортной накладной, т.е. он не является субъектом данного преступления.

При таких обстоятельствах в действиях Г. отсутствует квалифицирующий признак — совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения, в связи с чем действия его подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 160 УК РФ [5] .

На наш взгляд, понятие «использование служебного положения» напрямую связано с понятием «служебная деятельность». Действительно, служебное положение виновного определяется той деятельностью и объемом полномочий, которые он осуществляет. Таким образом, лицо, осуществляющее служебную деятельность, безусловно, занимает определённое служебное положение. Следовательно, оно может использовать его для совершения преступления, в том числе хищения.

Судебная практика под осуществлением служебной деятельности понимает действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от форм собственности, а также с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству [6] .

Если исходить из такого понимания рассматриваемого квалифицирующего признака, то, как справедливо отмечает С.М. Кочои, субъектом основного состава присвоения и растраты (ч.1 ст.160 УК) должно считаться только частное лицо [7] . Однако в этом случае возникает непреодолимая конкуренция между присвоением (растратой) и мошенничеством путем злоупотребления доверием.

С нашей точки зрения, в целях отграничения рассматриваемых форм хищения от мошенничества путем злоупотребления доверием по действующему УК РФ вверенным по ч.1 ст.160 следует считать имущество, которое передается (доверяется) виновному лицу в силу возникающих между виновным и потерпевшим доверительных отношений, регулируемых нормами трудового законодательства.

Злоупотребление же доверительными отношениями по поводу вверенного имущества между виновным и потерпевшим, регулируемыми гражданско-правовыми нормами, думается, является конструктивным признаком мошенничества путем злоупотребления доверием (например, передача имущества по договору хранения, аренды, бытового проката и др.).

Иначе отграничить присвоение (растрату) от названного мошенничества по действующему УК РФ практически невозможно!

Исходя из этого, по нашему мнению, частное лицо (которому имущество доверяется на основании сделки гражданско-правового характера) является субъектом мошенничества путем злоупотребления доверием и по действующему УК никак не может быть субъектом присвоения (растраты).

Тогда возникает другая проблема. При таком подходе к вопросу разграничения присвоения (растраты) и мошенничества путем злоупотребления доверием исключается практическое применение ч.1 ст.160 УК, поскольку любое лицо, которому имущество вверено в связи с исполнением обязанностей, вытекающих из трудового договора, осуществляет служебную деятельность (как это следует из определения последней). Следовательно, присвоение (растрата) такого имущества возможно только с использованием положения, занимаемого виновным при осуществлении служебной деятельности (т.е. служебного положения).

Смотрите так же:  Доверенность на представление интересов в администрации города

Существующая коллизия – еще одно доказательство необходимости внесения изменений в нормы, предусматривающие ответственность за мошенничество и присвоение (растрату).

Если из состава мошенничества исключить признак злоупотребления доверием, а в ст.160 УК предусмотреть ответственность за хищение путем злоупотребления доверием (полномочиями) – обращение в пользу виновного или других лиц чужого имущества, переданного виновному потерпевшим на любых законных основаниях: вверенного по работе или по гражданско-правовым договорам (хранения, аренды, бытового проката и др.), то по ч.1 ст.160 УК субъектом хищения будет частное лицо.

Однако, с нашей точки зрения, будет несправедливо признавать более опасным (квалифицировать по п.«в» ч.2 ст.160 УК РФ) деяние лица, которое использует при хищении свои полномочия, вытекающие только из трудового договора (контракта). Не менее опасным может быть хищение лицом, которое использует свои полномочия, вытекающие из гражданско-правового договора.

Полагаем, что критерием определения степени повышенной опасности не может быть отрасль законодательства, регулирующая отношения между виновным и потерпевшим (трудовое или гражданское право)

Анализ существующих в юридической литературе точек зрения по этому вопросу и материалов судебной практики свидетельствует о том, что признак «использование служебного положения» подвергается ограничительному толкованию, трактуется представителями науки и практическими работниками более узко, и по п. «в» ч.2 ст.160 УК в подавляющем большинстве случаев квалифицируются действия должностных лиц и лиц, выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческих и иных организациях.

Думается, судебная практика следует в правильном направлении. Но для того, чтобы не искажать смысловое значение признака «использование служебного положения», представляется необходимым его уточнить применительно ко всем статьям УК, где он указан в качестве квалифицирующего обстоятельства.

По нашему мнению, степень общественной опасности существенно повышается при совершении преступлений лицами, которые используют свои властные или управленческие функции. Поэтому в п. «в» ч.2 ст.160 УК квалифицирующий признак можно определить как «с использованием своего служебного положения лицом, выполняющим властные или управленческие функции ».

В примечании к данной статье или к статье Особенной части УК, где впервые будет назван этот признак, его можно раскрыть следующим образом: «Выполняющим властные функции в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Выполняющим управленческие функции в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в организации независимо от формы собственности».

Подвергнем анализу некоторые специфические признаки присвоения (растраты) с использованием служебного положения. Как и любое другое хищение (за исключением разбоя), квалифицированное рассматриваемым признаком присвоение (растрата) признается оконченным с момента, когда имущество:

1) изъято из места его законного нахождения, и

2) сам виновный или лицо, в пользу которого он действует, получают реальную возможность пользоваться или распоряжаться изъятым имуществом как своим собственным.

Сложность и многообразие способов такого хищения обусловливает и сложность определения момента окончания этого преступления. Как уже было сказано выше, на практике чаще всего по п. «в» ч.2 ст.160 УК квалифицируются действия лиц, выполняющих властные или управленческие функции.

Использование (злоупотребление) служебного(ым) положения(ем) еще не означает, что налицо хищение. Такое злоупотребление (использование) может начаться (и, как правило, начинается) задолго до самого факта изъятия имущества из владения собственника.

Развитие стадий при присвоении (растрате) с использованием служебного положения может выглядеть следующим образом.

Стадия приготовления . На этой стадии виновное лицо обособляет часть вверенного имущества, изымает документацию с целью облегчения совершения хищения путем ее подлога, составляет графики дежурства (работы) «нужных» лиц, изучает особенности режима работы предприятия и контролирующих (охраняющих) органов, подготавливает («набрасывает») проекты приказов, распоряжений, обеспечивающих беспрепятственный вывоз имущества с охраняемой территории, осуществляет поиск соучастников и т.д.

Стадия покушения . Эта стадия характеризуется тем, что виновное лицо приступает к выполнению объективной стороны преступления. Использование служебного положения является способом совершения присвоения (растраты) виновным лицом, и, следовательно, является обязательным признаком объективной стороны рассматриваемых форм хищения. Поэтому совершение виновным действий, связанных с началом изъятия имущества, вопреки интересам службы с целью присвоения (растраты) означает, что это лицо начинает покушаться на рассматриваемое хищение.

Поскольку деятельность указанных лиц, прежде всего, как официальных представителей государственных, муниципальных, иных организаций оформляется документами, постольку покушением следует считать только те действия, которые имеют документальное оформление (официальное закрепление).

К таким действиям можно отнести, например, направление подложных документов «по инстанциям». Попадание необходимого для хищения пакета документов (приказа, товарно-транспортной накладной, платежных документов, доверенности и др.) в документооборот соответствующей организации (предприятия, учреждения), в результате чего имущество автоматически (беспрепятственно) вывозится (иным образом перемещается) с территории (из помещения) организации, составляет покушение на присвоение (растрату) с использованием служебного положения.

Стадия покушения длится до тех пор, пока имущество не будет изъято (вывезено, иным образом перемещено) за пределы охраняемой территории (для статического [8] имущества). Фактическое изъятие при таком присвоении (растрате) (внешне формально почти всегда выступающее как правомерное), как правило, осуществляется другими, чаще всего материально-ответственными, лицами.

Особенность рассматриваемого хищения заключается в том, что руководящее лицо (исполнитель хищения) зачастую не является непосредственным исполнителем изъятия (выноса, вывоза, иного перемещения) имущества. Здесь наблюдается так называемое «посредственное виновничество» (опосредованное хищение) (при отсутствии признаков соучастия).

Однако, как и в других случаях «посредственного виновничества», ему присущи все характерные признаки общего понятия хищения.

Таким образом, присвоение (растрата) с использованием служебного положения будет окончено с момента вывоза (выноса) статического имущества за пределы охраняемой территории.

Добровольный отказ от совершения хищения должностным (иным руководящим) лицом может быть осуществлен на стадиях приготовления и (или) покушения до тех пор, пока статическое имущество не перемещено за охраняемую территорию. Причем руководящее лицо должно совершить активные действия, чтобы предотвратить вывоз имущества за пределы организации, остановить весь «механизм» его перемещения с охраняемой территории.

Возврат имущества, уже вывезенного с охраняемой территории, по каким-либо причинам обратно нельзя признавать добровольным отказом. Такие действия можно лишь рассматривать с точки зрения деятельного раскаяния. В данном случае не принимается во внимание сложность процесса доказывания умысла на хищение. Это уже проблема практики применения норм уголовно-процессуального права, криминалистики, осуществления оперативно-розыскной деятельности.

Сложнее обстоит дело с анализом стадий совершения преступления при присвоении (растрате) с использованием служебного положения динамического [9] имущества.

Стадии приготовления и покушения практически охватывают действия, аналогичные при хищении статического имущества. Однако стадия покушения при хищении динамического имущества заканчивается в тот момент, когда приказ (незаконное распоряжение) дошел до непосредственного исполнителя изъятия динамического имущества (как правило, это материально-ответственное лицо), и он начал совершать действия во исполнение этого незаконного распоряжения. С этого момента хищение динамического имущества в форме присвоения (растраты) путем использования виновным своего служебного положения следует считать оконченным.

Примером такого хищения может служить дача распоряжения руководящим лицом шоферу-экспедитору, находящемуся в пути следования с вверенными ему товарно-материальными ценностями, о смене маршрута в указанном руководящим лицом направлении (на дачу, в квартиру, гараж виновного или других лиц и т.п.). С момента исполнения незаконного распоряжения, т.е. выполнения шофером-экспедитором действий, направленных на изменение маршрута, присвоение с использованием служебного положения следует считать оконченным. Возврат имущества с полпути на маршрут добровольным отказом не будет, его можно рассматривать лишь как деятельное раскаяние.

Понятно, что доказать факт хищения в такой ситуации практически невозможно. Но мы рассматриваем особенности квалификации в плане применения норм материального права. Здесь можно привести аналогию с кражей, когда виновный, завладевший чужим имуществом (вынес его из квартиры, жильцы которой находятся в отпуске), по дороге домой передумал его продавать и решил вернуть имущество собственнику. Очевидно, что при таких обстоятельствах нельзя говорить о добровольном отказе, поскольку хищение окончено с того момента, когда виновный получил реальную возможность распоряжаться имуществом по своему усмотрению как своим собственным (т.е. завладел им).

Хотя порой судебная практика начинает отходить от традиционного понимания момента окончания хищения. Так, Ленинским районным судом г.Ульяновска как покушение на кражу были квалифицированы действия С., которая совершила преступление при следующих обстоятельствах. 31.10.02 около 15 часов С., имея умысел на тайное хищение, выставив оконное стекло в частном доме, незаконно проникла через окно в дом, где собрала чужое имущество на общую сумму 6232 руб., вынесла его из дома через окно и направилась к трамвайной остановке. По дороге её догнала потерпевшая Н., вызвавшая сотрудников милиции, которые задержали С. и изъяли у неё похищенное имущество.

Суд квалифицировал действия С. как покушение на кражу с проникновением в жилище, мотивируя свое решение в приговоре тем, что С. не смогла распорядиться похищенным в доме имуществом (продать) по независящим от неё обстоятельствам, так как непосредственно после попытки скрыться с места происшествия вскоре была задержана, а похищенное имущество было у неё изъято [10] .

Растрата с использованием служебного положения будет в примере с шофером-экспедитором окончена с момента выполнения им указания руководящего лица о продаже (иной передаче) вверенного имущества другим лицам.

Однако возникают вопросы при определении формы хищения в случае, когда руководящее лицо с целью продажи дает указание материально-ответственному лицу отвезти вверенное имущество другим лицам. Общеизвестно, что от формы хищения зависит и момент окончания хищения. Если считать действия материально-ответственного лица в приведенном примере присвоением, то преступление будет окончено с момента смены маршрута. Если — растратой (по направленности умысла виновного – продать), то с момента передачи имущества другим лицам.

Но в такой ситуации правовое положение руководящего лица нелогично и несправедливо меняется. При смене маршрута в сторону своей дачи, дома, гаража с целью присвоения имущества хищение будет окончено с момента поворота автомашины с установленного маршрута. После этого, по общему правилу, невозможно соучастие, но невозможен и добровольный отказ. При растрате же смена маршрута в сторону дачи, дома, гаража других лиц свидетельствует лишь о совершении приготовительных действий к хищению в форме растраты. И даже долгий путь к месту передачи имущества (несколько дней, недель) при растрате не «превратит» приготовление в оконченное преступление.

Этот пример — очередное доказательство несовершенства уголовного законодательства, которое использует термины «присвоение» и «растрата» при определении форм хищения.

[1] См., например: Тенчов Э.С. Квалификация преступлений против социалистической собственности. Иваново, 1981; Хулапова Л.Г. Правовая охрана социалистической собственности. — Ашхабад, 1989; Тропин С.А. Ответственность за хищение имущества, совершенное путем присвоения или растраты: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 1991.

[2] См., например: Андреева Л., Волженкин Б. Разграничение хищений путем присвоения, растраты и злоупотребления служебным положением // Социалистическая законность. — М., 1983. — № 3; Белокуров О.В. Присвоение и растрата: проблемы квалификации. — Ульяновск: СВНЦ, 1996.

[3] См.: Кочои С.М. Указ. раб. – С.196.

[4] См.: Курс уголовного права. Особенная часть. Т. 3. – С.443.

[5] См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2002. — № 2. — С.20.

[6] См. п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» от 27.01.99 № 1. (Бюллетень Верховного Суда РФ. — № 3. – С.2-6).

[7] См.: Кочои С.М. Указ. раб.

[8] К статическому имуществу мы относим имущество, находящееся на охраняемой территории.

[9] К динамическому имуществу мы относим имущество, находящееся «в пути», «следующее» за виновным на законных основаниях (перевозка, иное перемещение вне охраняемой территории).

[10] См.: Приговор Ленинского районного суда г.Ульяновска от 10.02.2003. Дело № 1-28/03.