Каждая страна имеет право на самоопределение

Каждая страна имеет право на самоопределение

Право народов на самоопределение – один из основных принципов международного права, означающий право каждого народа самостоятельно решать вопрос о форме своего государственного существования, свободно устанавливать свой политический статус и осуществлять свое экономическое и культурное развитие. Этот принцип вместе с другими принципами провозглашен в Уставе ООН, ставящем целью «развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов». Эта же цель ставится в Уставе ООН в связи с развитием экономического и социального сотрудничества между государствами.

Генеральная Ассамблея в Декларации 1960 года «О предоставлении независимости колониальным странам и народам» придала принципу самоопределения народов четкую антиколониальную направленность. Вместе с тем в Декларации было сказано, что «всякая попытка, направленная на то, чтобы частично или полностью нарушить национальное единство или территориальную целостность страны, несовместима с целями и принципами Устава ООН». В 1970 г. в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН Генеральная Ассамблея постановила: «В силу принципа равноправия и самоопределения народов, закрепленного в Уставе Организации Объединенных Наций, все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава; каждое государство обязано содействовать осуществлению принципа равноправия и самоопределения народов в соответствии с положениями Устава и оказывать помощь Организации Объединенных Наций в выполнении обязанностей, возложенных на нее Уставом, в отношении осуществления данного принципа, с тем чтобы:

  1. способствовать дружественным отношениям и сотрудничеству между государствами; и
  2. незамедлительно положить конец колониализму, проявляя должное уважение к свободно выраженной воле заинтересованных народов, а также имея в виду, что подчинение народов иностранному игу, господству и эксплуатации является нарушением настоящего принципа, равно как и отрицанием основных прав человека, и противоречит Уставу Организации Объединенных Наций.

Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение. В то же время в Декларации указывалось: «Ничто в приведенных выше пунктах не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов, как этот принцип изложен выше, и вследствие этого имеющих правительства, представляющие без различия расы, вероисповедания или цвета кожи весь народ, проживающий на данной территории». Принцип равноправия и самоопределения народов был упомянут также в Международных Пактах о правах человека (1976) и некоторых других решениях ООН.

В течение ХХ века применение принципа равноправия и самоопределения народов было направлено на защиту прав колониальных народов, живших при иностранной оккупации. К концу столетия, когда проблема деколонизации была в основном решена, лозунг самоопределения стал чаще использоваться для прикрытия сепаратистских, подрывных, экстремистских и даже террористических движений, направленных против территориальной целостности государств, что решительно противоречит закрепленной в решениях ООН концепции самоопределения народов. Принцип самоопределения народов не должен истолковываться как разрешение или поощрение любых действий, нарушающих или подрывающих, полностью или частично, территориальную целостность или политическое единство суверенных и независимых государств. Этот принцип в решениях ООН всегда находится в тесной связи с необходимостью осуществления других основных принципов международного права, включая дружественные отношения, суверенитет государств, территориальную целостность, невмешательство и борьба с терроризмом.

Не призыв, но право

В одной из весьма популярных некогда песен, которая по праву может быть отнесена к разряду “старых песен о главном”, звучали слова: “Тучи над городом встали, в воздухе пахнет грозой”. Они невольно всплывают в памяти, когда обращаешься к тому, что на рубеже XX и XXI столетий происходит в России с правом наций на самоопределение.

Из руководства либерального “Союза правых сил” (СПС) президенту Российской Федерации был в свое время представлен план урегулирования чеченской проблемы, содержащий предложение официально отказаться от принципа самоопределения наций как отжившего свое тезиса, придуманного Лениным. В ходе парламентских слушаний в Госдуме РФ “О проекте Федерального закона “Об основах государственной национальной политики в РФ” на этот закон возлагалась и задача разрешить противоречия, содержащиеся в Конституции РФ, которая “не могла погасить колоссальную инерцию национализма, подчас воспринимаемого как право наций на самоопределение вплоть до образования самостоятельного государства”.

Резко противоречиво обозначаются позиции и в среде научно-политической элиты. Во время одного из заседаний высокопредставительного Совета по внешней и оборонной политике выступавший с докладом Е. Примаков напоминал, что “в мире на территории 150 государств проживает 2500 народов и этнических групп. Если каждая заявит свои права на образование собственного государства, воцарится хаос”. Ему возражал В. Никонов: “Никто не может поставить заслон тяге к самоопределению наций, поскольку она неизбежно станет и уже становится одной из доминант в международных отношениях. Размножение государств идет полным ходом: после окончания Второй мировой войны их насчитывалось всего 50, сегодня только под крышей ООН — 190, а в будущем, не исключено, их будет порядка 500”. Позднее Е. Примаков уточнил, что призывал не душить самоопределение, а только препятствовать насильственному переделу сложившихся многонациональных государств.

Тем временем, пока идут эти споры, обучающимся в Российской Академии Государственной службы при Президенте Российской Федерации уже не первый год внушают, что “провозглашение права народов на самоопределение, затем закрепленного в документах ООН, до определенного периода служило делу прогресса… Вместе с тем в дальнейшем оно стало деструктивным принципом, разрушающим не только колониальные империи, но и многонациональные федерации, а на настоящем этапе и многонациональные государства… …право народов на самоопределение не тождественно праву на государственный суверенитет” 1 .

1 Шуверова В. Д. Государственный суверенитет и право народов на самоопределение. Учебное пособие. М., 1997, с. 18-19.

А население России, две трети которого, по данным опроса начала 90-х годов, плохо представляет себе значение понятия “самоопределение”, внимает раздающимся с экранов телевизоров призывам политической элиты отменить фарисейски выдвинутое Лениным “право наций на самоопределение вплоть до отделения”. Так что уже не только “пахнет грозой”, но подчас и громы гремят, и молнии сверкают.

Все это побуждает обратиться к вопросу о праве наций на самоопределение, весьма важному применительно как к настоящему времени, так и к будущему, особенно в свете развивающихся процессов глобализации.

Обращение к прошлому потребуется для того, чтобы выяснить, из чего можно и нужно исходить в настоящем и будущем, и для того, чтобы предостеречь от бытующего у нас стремления “наступать на те же грабли”, и для того, чтобы не позволять политикам, что называется, “наводить тень на плетень”.

Начнем с последнего, связанного с деятельностью В. И. Ленина, но не только. В действительности он не являлся ни автором формулы, ни основоположником принципа “право наций на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства”. Возникновение идеи национального самоопределения связано с эпохой Просвещения, с Великой Французской революцией и основанием независимых США в XVIII веке. Сам термин “право наций на самоопределение” оформился в 70-е годы XIX века и впоследствии вошел в установки либеральных и социалистических движений. Причем и тогда, и особенно в 1918 году этот принцип использовался великими державами как инструмент международного соперничества и обеспечения угодного им мироустройства. РСДРП изначально восприняла решение, принятое в 1896 г. II Интернационалом и гласившее, что “он стоит за полное право самоопределения всех наций”.

Ление подчеркивал, что право наций на самоопределение — это право на отделение и образование самостоятельного государства. Но рассматривал это как принципиальную установку, а не призыв к действию. Последнее определяется конкретно-исторически.

Ленин отмечал: “Мы за право отделения (а не за отделение всех!)… Отделение вовсе не наш план… В общем мы против отделения. Но мы стоим за право на отделение ввиду черносотенного великорусского национализма, который так испоганил дело национального сожительства, что иногда больше связи получится после свободного отделения. ” 1

В прошлом уже предпринимались попытки отказаться от “права наций на самоопределение”, причем шли они из стана убежденных борцов за народные интересы (например, революционных социал-демократов Польши, части российских большевиков). Побуждали к этому либо опасения (справедливые), что используют его “не те”, а именно — буржуазные националисты, либо расчеты на то, что назревающая мировая революция приведет к тому, как писал поэт, “чтобы в мире без Россий, без Латвий жить единым человечьим общежитьем”. Однако прошедшие с тех пор десятилетия, в ходе которых решались проблемы становления независимой польской государственности, взаимоотношений России — Польши, России — Латвии, подтвердили значимость права наций на самоопределение.

В рамках данной статьи нет возможности, да и необходимости подробно останавливаться на истории вопроса, однако выделить, с чем пришло мировое сообщество к началу XXI века, представляется важным.

А оно, отвечая на бурные вызовы складывающегося после Второй мировой войны нового миропорядка, зафиксировало свою позицию по этому вопросу в ряде документов Организации Объединенных Наций, Международной Организации Труда, в международных пактах и декларациях, в региональных соглашениях,
а также в международных неправительственных декларациях.

Уже в Уставе ООН (1945 г.) внимание акцентировалось на том, что межгосударственные отношения должны строиться “на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов” 2 .

1 Ленин В. И. ПСС, т. 48, с. 234—235.

2 Организация Объединенных Наций. Сб. документов. М., 1981, с. 144.

Резолюция Генеральной Ассамблеи (ГА) ООН в 1960 г. зафиксировала: “Все народы имеют право на самоопределение; в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие” 1 . Это положение в дальнейшем повторялось во всех международных документах. Причем, предписывая всем государствам “уважать право народов и наций на самоопределение и независимость”, ГА ООН в своей резолюции (1965 г.) подчеркивала, что “это право должно осуществляться свободно и без какого-либо внешнего давления и при полном соблюдении прав человека и основных свобод” 2 .

В резолюции ГА ООН 1970 г. определялись варианты осуществления этого права: “Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом”. Подчеркивалось при этом, что государства должны “воздерживаться от любых насильственных действий”, лишающих народы их права на самоопределение, а народы, добиваясь осуществления своего права на самоопределение, “вправе испрашивать и получать поддержку в соответствии с целями и принципами Устава Объединенных Наций”. В то же время указывалось, что содержание резолюции не должно истолковываться как “санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов” 3 .

1 Организация Объединенных Наций. Сб. документов. М., 1981, с. 573.

2 Там же, с. 453-454.

3 Там же, с. 466, 467.

В “Заключительном Акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе” (Хельсинки, 1975 г.) формула “право на самоопределение” фиксируется вновь и тесно увязывается с задачей сохранения территориальной целостности государств.

Всемирная конференция по правам человека (Вена, 1993 г.) в своей Декларации называет важным “эффективное осуществление этого права”, а отказ в праве на самоопределение нарушением прав человека”, резолюция ГА ООН 1985 г. обращает внимание на то, что он может повлечь за собой ситуации, ведущие к “массовым и грубым нарушениям прав человека, народов”.

С принятыми международными резолюциями и декларациями необходимо считаться, однако они недостаточно конкретизированы и оснащены необходимыми механизмами действия, а потому вызывают разногласия, споры, расхождения позиций. Их полюсами являются, с одной стороны, абсолютное отрицание такого права, с другой — его же фетишизация. В рамках этих полярностей располагается целый спектр подходов и толкований. Сами крайности сходятся в том, что ведут к отказу от серьезного анализа, от стремления к преодолению сложностей на пути правового совершенствования и осуществления самоопределения народов.

Между тем эта проблема приобрела во второй половине ХХ века особую актуальность. И не только в связи с результатами Второй мировой войны, процессами деколонизации, но и как отражение и выражение процесса “этнического ренессанса”, который нарастает во всем мире. Самые разные народы проявляют желание сохранить, упрочить или восстановить свойственное им своеобразие. Даже государства, где такого рода тенденций издавна не было, ратуют за свою частичную или полную самостоятельность (например, Шотландия в Великобритании или провинция Квебек в Канаде).

Можно, конечно, ссылаться на “смутьянов”, негодовать по поводу “этнического мародерства”, “гиперэтнизма”. Однако давно замечено, что ссылки на “смутьянов” в отношении катаклизмов, совершающихся в общественной жизни, ничего толком не объясняют, а понимание происходящего и его перспективы катастрофически затемняют. (В результате власти предержащие с трудом и слишком поздно, как в феврале 1917 г. в России, понимают — “это не бунт, а революция”.)

Между тем для народов право самоопределяться означает свободу выбора, основу такого их существования и развития, какое они сами предпочитают, вплоть до того, быть им или не быть, фактически или формально (так, например, ныне в России из народа мордва появились народы эрзя и мокша).

В этой связи примечательна ситуация в Испании, которая по конституции является государством автономий. Требование включить в конституцию страны положение о праве народов на самоопределение, отстаиваемое умеренными националистами Страны Басков, категорически отвергается Мадридом. Между тем для оппозиции это не лозунг, а приведение закона в соответствие с международным правом, что имеет и важное социально-психологическое значение. Один из баскских политиков выразил его так: “Я не хочу разводиться со своей женой, с которой прожил всю жизнь. Но и не желаю, чтобы закон не признавал за мной права на развод”. Многочисленные опросы в 2000 году показали, что в случае референдума за независимость в Стране Басков проголосовали бы лишь 20-30% жителей, а свыше 70% поддержали бы требование большей автономии.

Вообще та деструктивность, разрушительность, на которые ссылаются в поддержку своих требований сторонники ликвидации или выхолащивания идеи самоопределения народов, во многом связана с курсом властей предержащих, стремящихся, не избегая и применения силы, воспротивиться даже ограниченной деятельности по использованию народами, проживающими в полиэтничных государствах, соответствующего права.

Все это говорится не в оправдание ни негативных последствий, с которыми нередко связана реализация самоопределения народов, ни лидеров, его осуществляющих, но об этом речь впереди.

В отличие от навязчивого стереотипа, ныне бытующего в российских СМИ, где самоопределение народов зачастую подается как однократный акт провозглашения их независимости, оно — сложный, комплексный, протяженный во времени процесс преобразований: политико-государственных, экономических, социальных, культурных. Дело осложняется еще больше, если самоопределившийся народ присоединяется к иному независимому государству или объединяется с ним. Тогда возникают новые проблемы интегрированного развития общегосударственного комплекса.

К тому же, поскольку самоопределение народов согласно международному праву неотделимо от их равноправия, за ним не только закрепляется высокий статус, но и его осуществление подчиняется важным объективным требованиям. Оно должно быть самоопределением всего народа, а не “за чужой счет”, и внутри, и вовне. Равноправие должно соблюдаться и по отношению к иным народам, их государствам, и к той или иной системе государств, в рамках которой осуществляется самоопределение, и по отношению их к мировой системе в связи с глобальными проблемами — например, экологическими, — стоящими перед человечеством. Соответственно самоопределение народа(ов), при том, что оно осуществляется свободно, не может быть односторонним актом. Механизм осуществления равноправного самоопределения по сути своей должен быть консенсусным, что не исключает противоречий и конфликтов, но их консервация, а тем более разрастание порой заводят в тупик. И в системе международного права “право на самоопределение” не является неким абсолютом.

В реальной практической деятельности все это весьма сложно, тем более, что разработка, координирование, уже не говоря об осуществлении тех или иных правовых норм в данной сфере, оказываются не просто на стыке, но и в области столкновения противоречивых интересов государств, народов, их лидеров. Поэтому-то, как отметил однажды видный деятель большевистской партии и правительства Украины В. Затонский: “Принцип самоопределения наций очень хороший, пока дело касается Индии и Египта… но слишком непонятный, когда приходится решать все эти вопросы на разных окраинах вроде Украины…” Сложность состоит еще и в том, что подчас самоопределение пытаются свести к сугубо территориальной проблеме.

В результате события зачастую обретают конфликтный характер (Квебек, Шотландия — исключение), достигающий и уровня военного столкновения. Но даже если дело не доходит до войн, сам процесс самоопределения, к сожалению, нередко приносит новую конфликтность, обретает взрывоопасность.

Кроме того, оказывается, что осуществление права народов на самоопределение, особенно когда речь идет о создании отдельного независимого суверенного государства, не сулит им, по крайней мере в ближайшем будущем, не только ожидавшегося “рая земного”, но и сколько-нибудь значительной всеобщей экономической и социальной выгоды. С этим столкнулось и население бывших республик СССР, ставших независимыми государствами. Например, в Украине социологические опросы, проведенные в 1998 г. Институтом социологии Национальной Академии Наук Украины и фирмой “Социс-Гэллап”, показали, что, хотя 47% респондентов твердо считали СССР империей, а только 15% твердо этого не считали, лишь 18% постоянно не жалели о том, что прекратилось его существование. Ко времени опроса 52% сожалели об этом, а еще 14% — и сожалели, и не сожалели.

Противоречивость, конфликтность процесса обретения независимости оказывается чреватой громадными потерями, в том числе и человеческих жизней. Дестабилизируется международная обстановка. Это и подталкивает порой выступать против права самоопределяющегося народа “на отделение”. Но на самом деле речь должна идти лишь о том, что право народа свободно самоопределиться относительно своего государственного статуса не означает “независимо ни от чего”, его нельзя абсолютировать.

Смотрите так же:  Фильмы с куликовой марией наследство

Решение конкретной проблемы самоопределения требует взвешенного рассмотрения заинтересованными сторонами вопросов объективной обоснованности, подготовленности к тем или иным действиям, в том числе и вопроса о формах, методах осуществления самоопределения, его “цене”, последствиях и перспективах. Причем, как уже говорилось, с учетом интересов и прав не только непосредственных участников акта самоопределения, но и опосредованно связанных с ним государств, регионов, континентов, всей мировой общественности.

В связи с этим существует необходимость определить критерии соответствия притязаний на самоопределение реальному положению дела, особенно когда ставится вопрос об отделении. Как отмечают специалисты, сложились разные подходы к вопросу о критериях. Одни считают, что основанием для отделения может быть плебисцит, решение, принятое путем референдума. Другие полагают его недостаточным, а обязательным считают соблюдение ряда условий: наличие четко определенного народа и территории; наличие веских причин; способность данного народа к здравому управлению, в том числе к обеспечению прав новых меньшинств, а также контроль за возможными пагубными последствиями для внешнего мира.

По-видимому, справедливо, когда рассуждающие об обоснованности притязаний на самоопределение народов склоняются к тому, что главное здесь — демократическое волеизъявление. Беда в том, что в ходе плебисцита, референдума, даже при демократичности их проведения, воля народа будет выражена весьма условно и относительно. Адекватному выражению ее мешают недостаточная осведомленность широких слоев населения, заведомая многозначность формулировок, по которым должно быть высказано общественное мнение, манипулирование им, диктат в процессе его формирования и т.д., а также и значительная изменчивость мнений. Все это имело место при проведении референдумов и опросов в СССР о сохранении Союза и о независимости входивших в него республик.

“Право народов на самоопределение”, включая и образование самостоятельного государства, по международно-правовым нормам признается не за всеми этническими общностями. Например, оно не принадлежит этническим группам, которые называют “коренными народами”. По международному праву таковыми являются аборигены, автохтонное население и их потомки, которые сохраняют свой особый образ жизни (например, народы Севера в России). Признав за ними групповые права, конвенция Международной Организации Труда (1989 г.) одновременно указывала, что использование в ней термина “народы” не означает, что к ним применимы права, которые обычно связывают с этим термином.

Право на самоопределение обычно не признается за этническими группами, которые считаются на территории своего проживания “национальными (этническими) меньшинствами”. Даже не будучи там количественно меньшинством, они являются, как правило, частью своего этноса, обладающего своей территорией и национальной государственностью в другом месте. К меньшинствам относятся также и этнические группы, меньшие, чем этническое большинство в государстве, находящиеся там в недоминирующем положении или обладающие этнокультурной спецификой и желающие ее сохранить. Не признается право на самоопределение за диаспорами.

Вопрос о применимости права на суверенитет и самоопределение к меньшинствам в контексте международного права относится к наименее ясным и отрегулированным, что чревато возникновением конфликтов. Так, например, в Сардинии движение за отделение этого острова от итальянского государства обосновывает свои притязания тем, что сардинцы — самостоятельная нация, хотя официально они — лингвистическое меньшинство в составе итальянского народа. Большую остроту приобрел вопрос, являются ли “национальным меньшинством”, обладающим ограниченными правами по сравнению с “народом”, сербы в Боснии, албанцы — в Косово, армяне — В Нагорном Карабахе.

Проблема реализации права народов на самоопределение осложняется противоречивостью, заложенной в сочетании, взаимоувязке интересов и прав личности и коллектива — в данном случае национального, в неизбежности вопроса о примате тех или других. Возможно искажение основного критерия, утверждающего, что высшей ценностью является человек, а не этнос. Однако необходимо учитывать и органичную взаимосвязь между защитой прав индивида — и народа. Нередко дискриминация человека ведет к осознанию им своей национальности, особенно если это дискриминация по национальному признаку. Как блестяще определил знаменитый польский поэт Юлиан Тувим, общность евреев идет не от крови, которая течет в их жилах, а от крови, которая течет из жил. Кроме того, многие из прав человека, в том числе и право выбора, возможность самоопределения, по ряду параметров являются коллективными, и индивид осуществляет их через посредство народа как его частица, соподчиняя себя целому. Г. Старовойтова писала: “Я посетила Абхазию, Южную Осетию, Нагорный Карабах, Приднестровье, Чечню, Палестину, Ольстер, Квебек. Повсюду можно встретить удивительную солидарность индивидуумов с группой, к которой они принадлежат… Люди умирают не столько за свою землю, сколько за сохранение своих уникальных особенностей на Земле”, готовы жертвовать жизнью во имя “сохранения своей этничности”. 1 Вот почему отрицанием права народов самим определять свой политический статус, пути и способы своего развития сложных проблем, стоящих перед человечеством, не решить. Запрет и отрицание способны породить лишь сопротивление и безоглядное отстаивание своего права.

1 Старовойтова Г. Национальное самоопределение: подходы и изучение случаев. СПб, 1999, с. 13, 15.

Сложность в осуществлении права народов на самоопределение заключается еще и в том, что происходит сакрализация государственного суверенитета и в сознании тех, кто его добивается, и в сознании тех, кто этому противится. Но для самоопределяющихся народов не всегда оптимальным является обретение полного суверенитета. Ведь существует суверенитет внешний и внутренний, существует суверенитет ограниченный: частичный, разделенный, двойственный, функциональный. Претензии самоопределяющегося народа могут быть разными: жить в отдельном самостоятельном государстве, входить в конфедерацию, быть членом федерации, иметь статус ассоциированного государства, входить в общее государство — федеральное вовне и конфедеральное внутри, быть членом кондоминиума, когда два признанных государства, объединяясь, обладают совместным суверенитетом над определенной территорией, которая формально не принадлежит ни одному из них. Какие-то варианты могут больше устраивать данный народ, чем “полный суверенитет” без учета его последствий.

Кроме того, оптимальным решением в определенной исторической обстановке может явиться обретение прав автономии — территориальной или национально-культурной. В качестве мер, позволяющих снимать особую напряженность в сфере национальных взаимоотношений, в международной практике рассматриваются также асимметричные государственные отношения и множественная гражданская принадлежность. Первые, особо важные в случае, когда дело касается “разделенных народов”, заключаются в установлении прямых отношений между государством (например, Албанией) и значительным по численности, но негосударственным образованием в составе другого государства (албанцы — в Македонии). Второе — опирающееся не на этническое, а на гражданское толкование национальности — допускает двойное или двухуровневое гражданство, когда в международном паспорте указывается принадлежность и к государству, и к его составной части либо принадлежность к этнической группе фиксируется особым документом.

Ту или иную форму народ имеет право избрать свободно и самостоятельно, но реализация этого права требует согласования с другими народами, в особенности когда речь идет об образовании отдельного независимого государства. Отсюда и стремления, попытки выработать базисную модель условий, правил консенсуса и варианты для разных ситуаций.

По оценке ученых из близкого к ОБСЕ Центра Европейских Политических Исследований (ЦЕПИ), на Кавказе “имеются предпосылки для конструктивного компромисса при условии, что участники переговоров убедятся в необходимости обратиться к моделям XXI века, основанным на высокой степени независимости и множественной территориальной юрисдикции”. Например, применительно к НКАО речь может идти либо о статусе высокой степени автономии в составе Азербайджана, либо о создании конфедерации с ним, либо об образовании с ним “общего государства”, либо о кондоминиуме с Арменией и Азербайджаном. Предложение о создании общего государства фигурировало также в качестве вероятного способа урегулирования конфликтных отношений между Республикой Молдова и самопровозглашенной Приднестровской Молдавской Республикой. Причем урегулирование конфликтов стремятся осуществить, привлекая к этому внешних посредников.

Однако участие “сильных мира сего” — держав и международных организаций — в урегулировании конфликтов, касающихся самоопределения народов, даже в роли посредников, далеко не всегда приемлется участниками конфликта, особенно той стороной, от которой стремится отделиться ее часть. В качестве обоснования этого ссылаются на противоречие с закрепленным ООН “принципом невмешательства государства во внутренние и внешние дела других государств”.

Но порой при осуществлении самоопределения случаются такие катастрофические события, такое беззаконие и насилие творятся по отношению к самоопределяющейся стороне, что соблюдение “принципа невмешательства” превращается в парадокс и внешнее вмешательство для предотвращения массовых убийств или голода приобретает определенную легитимность.

Однако вмешательство, направленное против насилия, не должно само оборачиваться гуманитарной катастрофой для народа, правители которого не считаются с правами другого народа, как получилось в Косово. И вообще ООН, ее Совет безопасности, а не правительства тех или иных государств и их региональные организации (НАТО) должны решать, необходимо ли вмешательство и каковы должны быть его формы.

К сожалению, очень многие из печальных сторон реализации права на самоопределение народов оказываются на совести руководства существующих полиэтничных государств. В большинстве случаев потому, что в области этнических отношений не соблюдали принцип последовательного демократизма, проводили дискриминационную политику и тем самым после многих лет долготерпения и жалоб провоцировали глубокое народное недовольство. Потом насилие против протестующих вызывало ответное действие. Так происходит во многих местах, “опять вы, гордые, восстали за независимость страны”.

Иное, демократическое отношение к самоопределению не сопряжено с насилием, даже если оно чревато большими осложнениями для властей (например, референдум в Квебеке, грозивший, в случае его удачи для сторонников самостоятельности, распадом Канады).

Разумеется, нельзя отрицать и пагубного стремления к крайностям, которым грешат иные руководители движений народов за самоопределение. Изгнание беженцев, “этнические чистки” несовместимы с самоопределением.

В свою очередь, ведущие мировые державы порой вмешиваются в конфликты, явно или закулисно, не в интересах прав человека, народа, не на пользу мировому сообществу, а в собственных своекорыстных целях, зачастую без ясного представления о происходящем и без учета последствий. Межгосударственные противоречия и “соревнование” главных держав сказываются и в подходах ОБСЕ к вопросам самоопределения народов, и в документах других организаций, например в “Пакте стабильности для Кавказа”, разработанном специалистами из ЦЕПИ.

Вообще комплекс проблем, связанных с “правом народов на самоопределение”, пронизывает общественную жизнь со времени возникновения этого понятия. Как справедливо отмечал М. Коралов, “все те проблемы. за которые яростно сражается ХХ век, были отмечены и весьма проницательно разработаны на рубеже XIX-XX столетий”, “политологию предвоенной и предреволюционной Европы… было бы справедливо рассматривать сегодня как своего рода “лабораторию идей”, которые вскоре пошли в серийное производство, в массы, разумеется, переживая при этом метаморфозы, неизбежно связанные с промышленной эксплуатацией”. Они сказываются в опыте ХХ века на всем его протяжении, в “чрезвычайно сложном опыте, потому что на наших глазах справедливость мгновенно превращается в несправедливость, черное — в белое, агрессоры превращаются в тех, кого необходимо защищать” 1 .

1 См. Грушкин В. Д. Право народов на самоопределение: идея и воплощения. М., 1997, с. 161, 162.

Такая сложность, противоречивость, изменчивость процессов, связанных с самоопределением народов, очевидно, свойственна не только прошлому и настоящему. Она уже ныне прорастает и в будущее.

Роль и судьба “права народов на самоопределение” в будущем окажется в непосредственной и опосредованной связи с процессами глобализации в силу ее воздействия на все стороны функционирования и развития общества. На наших глазах начался устремленный в будущее процесс, ведущий, по-видимому, человечество в новое качественное состояние: взаимной открытости, общности, слитности. Причем и обитателям нового “общежитья” предстоит в ходе глобализации и свойственной ей гомогенизации сделаться иными.

Под вопросом оказываются: национально-этническая самобытность народов (ибо люди, их составляющие, гомогенизируются), государственные границы (ибо они оказываются прозрачными), государственный суверенитет (ибо он лишь мешает мировому процессу глобализации), государственная власть (ибо глобализация идет, не считаясь с ней), специфика экономического, политического, социального, культурного развития стран, преобразуемая потоком глобализации.

Разумеется, в такой ситуации народы не столько могут самоопределяться, сколько их “определяет” сама сила глобализации. Тогда, возможно, и их право на самоопределение теряет всякий смысл, особенно если речь идет о том, чтобы самим определять свой государственный статус, да и экономическое, политическое, социальное, культурное развитие? Воистину: “Все сметено могучим ураганом”. К тому же в качестве компенсации в ближайшие четверть века предсказывается мощный подъем благосостояния на базе ускоренного экономического роста.

Однако, не ставя под сомнение объективность и силу нынешней тенденции к развитию “всемирности” человеческого общества, не следует, наверное, упускать из виду и противоречивость процесса глобализации, различную степень его проявления во времени (процесс это длительный), так что многое в национально-государственном переустройстве на путях общемировой консолидации будет, как это видится даже с апологетических позиций, завершаться лишь в XXII веке. Поэтому, говоря о “праве народов на самоопределение”, следует, думается, иметь в виду прежде всего сравнительно недалекое будущее, непосредственно вырастающее из настоящего. А оно даже в области экономической еще не обеспечит всемирной связанности. Ведь ныне круг стран, вошедших в глобальную экономику, кроме “западного ядра”, невелик, вообще глобализация лишь коснулась многих стран и далеко не все ощутили ее воздействие. Тем не менее в глобализирующемся мире умножаются опасности разного рода. К тому же процесс глобализации в силу того, что главным мотором его выступают США, американизирован, а это вызывает определенное сопротивление и в “ядре”, и на “периферии”.

С сопутствующими глобализации невзгодами в обозримом будущем придется иметь дело современным государствам. Соответствующая роль международных (всемирных) организаций в смягчении конфликтов зачастую недостаточно эффективна. Ее “перехватывают” организации региональные, в первую очередь НАТО, а это чревато новыми противоречиями. Так что народам мира совсем не стала пока безразличной государственность, в рамках которой проходит их жизнь.

Да и решать сложные проблемы “вхождения” новых народов в глобальную экономику предстоит их национальным государствам. Без этого вряд ли удастся успешно справиться с задачами (в частности, и России).

Между тем, как отмечают исследователи, глобализация размывает фундамент власти национальных правительств, несущих прямую ответственность перед населением своих стран. Но маловероятным оказывается и формирование надгосударственных институтов, объединяющих все основные страны и даже “ядра” глобализации. Получается, что человек оказывается незащищенным ни своим слабеющим государством, ни воздействующими извне силами, связанными с процессом глобализации, ни демократическими наднациональными институтами. И у человека естественно возникает желание обеспечить себе самозащиту, а в этом смысле нет ничего понятнее и ближе, чем национальные общности, тем более, что ущемление своих прав на путях новой всемирности человек чаще всего ощущает именно по национальному признаку. Следовательно, право народов на самоопределение продолжает играть ведущую роль в самозащите и развитии человека.

И все же, вопреки этому, возражения против разумности права народов на самоопределение не прекращают звучать, а в качестве аргументов используется и опыт действительно порочной “гуманитарной интервенции” НАТО в Югославии, и мнимая неизбежность грядущего хаоса от возникновения многих новых государств. Выше уже шла речь о неправомерности отождествления “самоопределения” лишь с “отделением”. Кстати, и оно может вести не к дроблению, а — в противоположность этому — к созданию иных, полиэтничных, государств. “Мелкие национальные группы” — это не субъекты права на самоопределение, а само право, как уже говорилось, небезусловно, что препятствует, очевидно, также и появлению “сотен квазигосударств”. А вот стремление реализовать заложенный в нации потенциал, обеспечить себе место в мировом сообществе — это коренная проблема в связи с глобализацией. Потому что место в мировом сообществе не может автоматически определяться общим прогрессом, да и он сам зависит от вклада в него всех народов. Единство в многообразии — такова, очевидно, формула, по которой должно бы идти формирование глобализирующегося мира, тем более, если исходить из того, что он должен быть гуманизированным. Но это относится и к проблеме гомогенизации, сопротивление которой проявляли почти все народы мира в конце ХХ столетия. Так же, очевидно, будет в обозримом будущем. Поэтому нельзя выступать против права народов не самоопределение, как и отождествлять его с лозунгом, призывом к самоопределению. Наличие этого права — залог обеспечения возможности реализовать заложенный в нации потенциал, а для каждого члена человечества — быть полноправным и равноправным человеком. Так, думается, будет до тех пор, пока существуют народы, а может быть, очень долго и в их грядущем “едином человечьем общежитье”.

Конвенции и соглашения

Международный пакт о гражданских и политических правах

Принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года

Участвующие в настоящем Пакте государства,

принимая во внимание, что в соответствии с принципами, провозглашенными Уставом Организации Объединенных Наций, признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира,

признавая, что эти права вытекают из присущего человеческой личности достоинства,

признавая, что, согласно Всеобщей декларации прав человека, идеал свободной человеческой личности, пользующейся гражданской и политической свободой и свободой от страха и нужды, может быть осуществлен только, если будут созданы такие условия, при которых каждый может пользоваться своими экономическими, социальными и культурными правами, так же как и своими гражданскими и политическими правами,

принимая во внимание, что по Уставу Организации Объединенных Наций государства обязаны поощрять всеобщее уважение и соблюдение прав и свобод человека,

принимая во внимание, что каждый отдельный человек, имея обязанности в отношении других людей и того коллектива, к которому он принадлежит, должен добиваться поощрения и соблюдения прав, признаваемых в настоящем Пактe,

соглашаются о нижеследующих статьях:

1. Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие.

2. Все народы для достижения своих целей могут свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами без ущерба для каких-либо обязательств, вытекающих из международного экономического сотрудничества, основанного на принципе взаимной выгоды, и из международного права. Ни один народ ни в коем случае не может быть лишен принадлежащих ему средств существования.

3. Все участвующие в настоящем Пакте Государства, в том числе те, которые несут ответственность за управление несамоуправляющимися и подопечными территориями, должны, в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций, поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право.

Смотрите так же:  Образец приказа о списании транспортного средства

1. Каждое участвующее в настоящем Пакте Государство обязуется уважать и обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в настоящем Пакте, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

2. Если это уже не предусмотрено существующими законодательными или другими мерами, каждое участвующее в настоящем Пакте Государство обязуется принять необходимые меры в соответствии со своими конституционными процедурами и положениями настоящего Пакта для принятия таких законодательных или других мер, которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав, признаваемых в настоящем Пакте.

3. Каждое участвующее в настоящем Пакте Государство обязуется:

a) обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в настоящем Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве;

b) обеспечить, чтобы право на правовую защиту для любого лица, требующего такой защиты, устанавливалось компетентными судебными, административными или законодательными властями или любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства, и развивать возможности судебной защиты;

c) обеспечить применение компетентными властями средств правовой защиты, когда они предоставляются.

Участвующие в настоящем Пакте Государства обязуются обеспечить равное для мужчин и женщин право пользования всеми гражданскими и политическими правами, предусмотренными в настоящем Пакте.

1. Во время чрезвычайного положения в государстве, при котором жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется, участвующие в настоящем Пакте Государства могут принимать меры в отступление от своих обязательств по настоящему Пакту только в такой степени, в какой это требуется остротой положения, при условии, что такие меры не являются несовместимыми с их другими обязательствами по международному праву и не влекут за собой дискриминации исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения.

2. Это положение не может служить основанием для каких-либо отступлений от статей 6, 7, 8 (пункты 1 и 2), 11, 15, 16 и 18.

3. Любое участвующее в настоящем Пакте Государство, использующее право отступления, должно немедленно информировать другие Государства, участвующие в настоящем Пакте, через посредство Генерального секретаря Организации Объединенных Наций о положениях, от которых оно отступило, и о причинах, побудивших к такому решению. Также должно быть сделано сообщение через того же посредника о той дате, когда оно прекращает такое отступление.

1. Ничто в настоящем Пакте не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на уничтожение любых прав или свобод, признанных в настоящем Пакте, или на ограничение их в большей мере, чем предусматривается в настоящем Пакте.

2. Никакое ограничение или умаление каких бы то ни было основных прав человека, признаваемых или существующих в каком-либо участвующем в настоящем Пакте государстве в силу закона, конвенций, правил или обычаев, не допускается под тем предлогом, что в настоящем Пакте не признаются такие права или что в нем они признаются в меньшем объеме.

1. Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни.

2. В странах, которые не отменили смертной казни, смертные приговоры могут выноситься только за самые тяжкие преступления в соответствии с законом, который действовал во время совершения преступления и который не противоречит постановлениям настоящего Пакта и Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него. Это наказание может быть осуществлено только во исполнение окончательного приговора, вынесенного компетентным судом.

3. Когда лишение жизни составляет преступление геноцида, следует иметь в виду, что ничто в настоящей статье не дает участвующим в настоящем Пакте государствам права каким бы то ни было путем отступать от любых обязательств, принятых согласно постановлениям Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.

4. Каждый, кто приговорен к смертной казни, имеет право просить о помиловании или о смягчении приговора. Амнистия, помилование или замена смертного приговора могут быть дарованы во всех случаях.

5. Смертный приговор не выносится за преступления, совершенные лицами моложе восемнадцати лет, и не приводится в исполнение в отношении беременных женщин.

6. Ничто в настоящей статье не может служить основанием для отсрочки или недопущения отмены смертной казни каким-либо участвующим в настоящем Пакте государством.

Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающему его достоинство обращению или наказанию. В частности, ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам.

1. Никто не должен содержаться в рабстве; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах.

2. Никто не должен содержаться в подневольном состоянии.

a) Никто не должен принуждаться к принудительному или обязательному труду;

b) в тех странах, где в виде наказания за преступление может назначаться лишение свободы, сопряженное с каторжными работами, пункт 3 а не считается препятствием для выполнения каторжных работ по приговору компетентного суда, назначившего такое наказание;

c) термином «принудительный или обязательный труд» в настоящем пункте не охватываются:

i) какая бы то ни была не упоминаемая в подпункте b работа или служба, которую, как правило, должно выполнять лицо, находящееся в заключении на основании законного распоряжения суда, или лицо, условно освобожденное от такого заключения;

ii) какая бы то ни была служба военного характера, а в тех странах, в которых признается отказ от военной службы по политическим или религиозно-этническим мотивам, какая бы то ни была служба, предусматриваемая законом для лиц, отказывающихся от военной службы по таким мотивам;

iii) какая бы то ни была служба, обязательная в случаях чрезвычайного положения или бедствия, угрожающих жизни или благополучию населения;

iv) какая бы то ни была работа или служба, которая входит в обыкновенные гражданские обязанности.

1. Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не должен быть лишен свободы иначе, как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом.

2. Каждому арестованному сообщаются при аресте причины его ареста и в срочном порядке сообщается любое предъявленное ему обвинение.

3. Каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо в срочном порядке доставляется к судье или к другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение. Содержание под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом, но освобождение может ставиться в зависимость от представления гарантий явки на суд, явки на судебное разбирательство в любой другой его стадии и, в случае необходимости, явки для исполнения приговора.

4. Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

5. Каждый, кто был жертвой незаконного ареста или содержания под стражей, имеет право на компенсацию, обладающую исковой силой.

1. Все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности.

a) Обвиняемые в случаях, когда отсутствуют исключительные обстоятельства, помещаются отдельно от осужденных и им предоставляется отдельный режим, отвечающий их статусу неосужденных лиц.

b) обвиняемые несовершеннолетние отделяются от совершеннолетних и в кратчайший срок доставляются в суд для вынесения решения.

3. Пенитенциарной системой предусматривается режим для заключенных, существенной целью которого является их исправление и социальное перевоспитание. Несовершеннолетние правонарушители отделяются от совершеннолетних и им предоставляется режим, отвечающий их возрасту и правовому статусу.

Никто не может быть лишен свободы на том только основании, что он не в состоянии выполнить какое-либо договорное обязательство.

1. Каждому, кто законно находится на территории какого-либо государства, принадлежит, в пределах этой территории, право на свободное передвижение и свобода выбора местожительства.

2. Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную.

3. Упомянутые выше права не могут быть объектом никаких ограничений, кроме тех, которые предусмотрены законом, необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других и совместимы с признаваемыми в настоящем Пакте другими правами.

4. Никто не может быть произвольно лишен права на въезд в свою собственную страну.

Иностранец, законно находящийся на территории какого-либо из участвующих в настоящем Пакте государств, может быть выслан только во исполнение решения, вынесенного в соответствии с законом, и, если императивные соображения государственной безопасности не требуют иного, имеет право на представление доводов против своей высылки, на пересмотр своего дела компетентной властью или лицом или лицами, специально назначенными компетентной властью, и на то, чтобы быть представленным для этой цели перед этой властью лицом или лицами.

1. Все лица равны перед судами и трибуналами. Каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе, на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Печать и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или часть его по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе или когда того требуют интересы частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, — при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия; однако любое судебное постановление по уголовному или гражданскому делу должно быть публичным, за исключением тех случаев, когда интересы несовершеннолетних требуют другого или когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми.

2. Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону.

3. Каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения как минимум на следующие гарантии на основе полного равенства:

a) быть в срочном порядке и подробно уведомленным на языке, который он понимает, о характере и основании предъявляемого ему уголовного обвинения;

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься с выбранным им самим защитником;

c) быть судимым без неоправданной задержки;

d) быть судимым в его присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника; если он не имеет защитника, быть уведомленным об этом праве и иметь назначенного ему защитника в любом таком случае, когда интересы правосудия того требуют, безвозмездно для него в любом таком случае, когда у него нет достаточно средств для оплаты этого защитника;

e) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос его свидетелей на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него;

f) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке;

g) не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным.

4. В отношении несовершеннолетних процесс должен быть таков, чтобы учитывались их возраст и желательность содействия их перевоспитанию.

5. Каждый, кто осужден за какое-либо преступление, имеет право на то, чтобы его осуждение и приговор были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией согласно закону.

6. Если какое-либо лицо окончательным решением было осуждено за уголовное преступление и если вынесенный ему приговор был впоследствии отменен или ему было даровано помилование на том основании, что какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки, то это лицо, понесшее наказание в результате такого осуждения, получает компенсацию согласно закону, если не будет доказано, что указанное неизвестное обстоятельство не было в свое время обнаружено исключительно или отчасти по его вине.

7. Никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны.

1. Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-либо действия или упущения, которое, согласно действовавшему в момент его совершения внутригосударственному законодательству или международному праву, не являлось уголовным преступлением. Равным образом, не может назначаться более тяжкое наказание, чем то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления. Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника.

2. Ничто в настоящей статье не препятствует преданию суду и наказанию любого лица за любое деяние или упущение, которые в момент совершения являлись уголовным преступлением согласно общим принципам права, признанным международным сообществом.

Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности.

1. Никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию.

2. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

1. Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии. Это право включает свободу иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору и свободу исповедовать свою религию и убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в отправлении культа, выполнении религиозных и ритуальных обрядов и учении.

2. Никто не должен подвергаться принуждению, умаляющему его свободу иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору.

3. Свобода исповедовать религию или убеждения подлежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и свобод других лиц.

4. Участвующие в настоящем Пакте Государства обязуются уважать свободу родителей и в соответствующих случаях законных опекунов, обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями.

1. Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений.

2. Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору.

3. Пользование предусмотренными в пункте 2 настоящей статьи правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми:

a) для уважения прав и репутации других лиц;

b) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

1. Всякая пропаганда войны должна быть запрещена законом.

2. Всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом.

Признается право на мирные собрания. Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

1. Каждый человек имеет право на свободу ассоциации с другими, включая право создавать профсоюзы и вступать в таковые для защиты своих интересов.

2. Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц. Настоящая статья не препятствует введению законных ограничений пользования этим правом для лиц, входящих в состав вооруженных сил и полиции.

3. Ничто в настоящей статье не дает право Государствам, участвующим в Конвенции Международной организации труда 1948 года относительно свободы ассоциаций и защиты права на организацию, принимать законодательные акты в ущерб гарантиям, предусматриваемым в указанной Конвенции, или применять закон таким образом, чтобы наносился ущерб этим гарантиям.

1. Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства.

2. За мужчинами и женщинами, достигшими брачного возраста, признается право на вступление в брак и право основывать семью.

3. Ни один брак не может быть заключен без свободного и полного согласия вступающих в брак.

4. Участвующие в настоящем Пакте Государства должны принять надлежащие меры для обеспечения равенства прав и обязанностей супругов в отношении вступления в брак, во время состояния в браке и при его расторжении. В случае расторжения брака должна предусматриваться необходимая защита всех детей.

1. Каждый ребенок без всякой дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, национального или социального происхождения, имущественного положения или рождения имеет право на такие меры защиты, которые требуются в его положении как малолетнего со стороны его семьи, общества и государства.

2. Каждый ребенок должен быть зарегистрирован немедленно после его рождения и должен иметь имя.

3. Каждый ребенок имеет право на приобретение гражданства.

Каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации, упоминаемой в статье 2, и без необоснованных ограничений право и возможность:

a) принимать участие в ведении государственных дел как непосредственно, так и через посредство свободно выбранных представителей;

b) голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей;

Смотрите так же:  Списание аттестатов в школе приказ

c) допускаться в своей стране на общих условиях равенства к государственной службе.

Все люди равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона. В этом отношении всякого рода дискриминация должна быть запрещена законом, и закон должен гарантировать всем лицам равную и эффективную защиту против дискриминации по какому бы то ни было признаку, как-то расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

В тех странах, где существуют этнические, религиозные и языковые меньшинства, лицам, принадлежащим к таким меньшинствам, не может быть отказано в праве совместно с другими членами той же группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком.

1. Образуется Комитет по правам человека (именуемый ниже в настоящем Пакте Комитет). Он состоит из восемнадцати членов и выполняет функции, предусматриваемые ниже.

2. В состав Комитета входят лица, являющиеся гражданами участвующих в настоящем Пакте государств и обладающие высокими нравственными качествами и признанной компетентностью в области прав человека, причем принимается во внимание полезность участия нескольких лиц, обладающих юридическим опытом.

3. Члены Комитета избираются и работают в личном качестве.

1. Члены Комитета избираются тайным голосованием из списка лиц, удовлетворяющих требованиям, предусматриваемым в статье 28, и выдвинутых для этой цели участвующими в настоящем Пакте государствами.

2. Каждое участвующее в настоящем Пакте государство может выдвинуть не более двух лиц. Эти лица должны быть гражданами выдвигающего их государства.

3. Любое лицо имеет право на повторное выдвижение.

1. Первоначальные выборы проводятся не позднее, чем через шесть месяцев со дня вступления в силу настоящего Пакта.

2. По крайней мере за четыре месяца до дня каждых выборов в Комитет, кроме выборов для заполнения вакансий, объявляемых открывшимися в соответствии со статьей 34, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций обращается с письменным приглашением к участвующим в настоящем Пакте государствам представить в течение трех месяцев кандидатуры в члены Комитета.

3. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций составляет в алфавитном порядке список всех выдвинутых таким образом лиц с указанием участвующих в настоящем Пакте государств, которые выдвинули этих лиц, и представляет этот список участвующим в настоящем Пакте государствам не позднее, чем за один месяц до даты проведения каждых выборов.

4. Избрание членов Комитета проводится на заседании участвующих в настоящем Пакте государств, созываемом Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций. На этом заседании, для которого кворумом является присутствие двух третей участвующих в настоящем Пакте государств, избранными в Комитет являются те лица, кандидатуры которых получают наибольшее число голосов и абсолютное большинство голосов присутствующих и голосующих представителей государств-участников.

1. В Комитет не может входить более чем по одному гражданину одного и того же государства.

2. При выборах в Комитет принимается во внимание справедливое географическое распределение членов и представительство различных форм цивилизации и основных юридических систем.

1. Члены Комитета избираются на четырехлетний срок. Они имеют право быть переизбранными при повторном выдвижении их кандидатур. Однако срок полномочий девяти из тех членов, которые избраны на первых выборах, истекает в конце двухлетнего периода; немедленно после первых выборов имена этих девяти членов определяются по жребию председателем заседания, о котором упоминается в пункте 4 статьи 30.

2. По истечении полномочий выборы производятся в соответствии с предшествующими статьями данной части настоящего Пакта.

1. Если по единогласному мнению других членов какой-либо член Комитета прекратил исполнение своих функций по какой-либо причине, кроме временного отсутствия, Председатель Комитета уведомляет Генерального секретаря Организации Объединенных Наций, который объявляет затем место этого члена вакантным.

2. В случае смерти или выхода в отставку какого-либо члена Комитета Председатель немедленно уведомляет Генерального секретаря Организации Объединенных Наций, который объявляет это место вакантным со дня смерти или с того дня, когда выход в отставку становится действительным.

1. Когда объявляется открывшейся вакансия в соответствии со статьей 33 и если срок полномочий члена, который должен быть заменен, не истекает в течение шести месяцев после объявления этой вакансии, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций уведомляет каждое участвующее в настоящем Пакте государство, которое может в течение двух месяцев представить в соответствии со статьей 29 кандидатуру для заполнения этой вакансии.

2. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций составляет в алфавитном порядке список выдвинутых таким образом лиц и представляет этот список участвующим в настоящем Пакте государствам. Выборы для заполнения вакансии проводятся затем согласно соответствующим положениям данной части настоящего Пакта.

3. Член Комитета, избранный для занятия вакансии, объявленной в соответствии со статьей 33, занимает должность в течение остающейся части срока полномочий члена, который освободил место в Комитете, согласно положениям указанной статьи.

Члены Комитета получают утверждаемое Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций вознаграждение из средств Организации Объединенных Наций в порядке и на условиях, устанавливаемых Генеральной Ассамблеей с учетом важности обязанностей Комитета.

Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций предоставляет необходимый персонал и материальные средства для эффективного осуществления функций Комитета в соответствии с настоящим Пактом.

1. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций созывает первое заседание Комитета в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций.

2. После своего первого заседания Комитет собирается в такое время, которое предусмотрено в его правилах процедуры.

3. Комитет обычно собирается в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций или Отделении Организации Объединенных Наций в Женеве.

Каждый член Комитета до вступления в исполнение своих обязанностей делает торжественное заявление на открытом заседании Комитета о том, что будет осуществлять свои функции беспристрастно и добросовестно.

1. Комитет избирает своих должностных лиц на двухгодичный срок. Они могут быть переизбраны.

2. Комитет устанавливает свои собственные правила процедуры, но эти правила должны, в частности, предусматривать, что

a) двенадцать членов Комитета образуют кворум;

b) постановления Комитета принимаются большинством голосов присутствующих членов.

1. Участвующие в настоящем Пакте Государства обязуются представлять доклады о принятых ими мерах по претворению в жизнь прав, признаваемых в настоящем Пакте, и о прогрессе, достигнутом в использовании этих прав:

a) В течение одного года после вступления в силу настоящего Пакта в отношении соответствующих Государств-участников;

b) После этого во всех случаях, когда того потребует Комитет.

2. Все доклады представляются Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций, который направляет их в Комитет для рассмотрения. В докладах указываются факторы и затруднения, если таковые имеются, влияющие на проведение в жизнь настоящего Пакта.

3. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций после консультаций с Комитетом может направить заинтересованным специализированным учреждениям экземпляры тех частей докладов, которые могут относиться к сфере их компетенции.

4. Комитет изучает доклады, представляемые участвующими в настоящем Пакте Государствами. Он препровождает Государствам-участникам свои доклады и такие замечания общего порядка, которые он сочтет целесообразными. Комитет может также препроводить Экономическому и Социальному Совету эти замечания вместе с экземплярами докладов, полученных им от участвующих в настоящем Пакте Государств.

5. Участвующие в настоящем Пакте Государства могут представлять Комитету свои соображения по любым замечаниям, которые могут быть сделаны в соответствии с пунктом 4 настоящей статьи.

1. В соответствии с настоящей статьей участвующее в настоящем Пакте Государство может в любое время заявить, что оно признает компетенцию Комитета получать и рассматривать сообщения о том, что какое-либо Государство-участник утверждает, что другое Государство-участник не выполняет своих обязательств по настоящему Пакту. Сообщения, предусматриваемые настоящей статьей, могут приниматься и рассматриваться только в том случае, если они представлены Государством-участником, сделавшим заявление о признании для себя компетенции этого Комитета. Комитет не принимает никаких сообщений, если они касаются Государства-участника, не сделавшего такого заявления. Сообщения, полученные согласно настоящей статье, рассматриваются в соответствии со следующей процедурой:

a) Если какое-либо участвующее в настоящем Пакте Государство находит, что другое Государство-участник не проводит в жизнь постановлений настоящего Пакта, то оно может письменным сообщением довести этот вопрос до сведения указанного государства-участника. В течение трех месяцев после получения этого сообщения получившее его Государство представляет в письменной форме пославшему такое сообщение Государству объяснение или любое другое заявление с разъяснением по этому вопросу, где должно содержаться, насколько это возможно и целесообразно, указание на внутренние процедуры и меры, которые были приняты, будут приняты или могут быть приняты по данному вопросу.

b) Если вопрос не решен к удовлетворению обоих заинтересованных Государств-участников в течение шести месяцев после получения получающим Государством первоначального сообщения, любое из этих Государств имеет право передать этот вопрос в Комитет, уведомив об этом Комитет и другое Государство.

c) Комитет рассматривает переданный ему вопрос только после того, как он удостоверится, что в соответствии с общепризнанными принципами международного права все доступные внутренние средства были испробованы и исчерпаны в данном случае. Это правило не действует в тех случаях, когда применение этих средств неоправданно затягивается.

d) При рассмотрении сообщений, предусматриваемых настоящей статьей, Комитет проводит закрытые заседания.

e) С соблюдением постановлений подпункта c Комитет оказывает свои добрые услуги заинтересованным Государствам-участникам в целях дружественного разрешения вопроса на основе уважения прав человека и основных свобод, признаваемых в настоящем Пакте.

f) По любому переданному на его рассмотрение вопросу Комитет может обратиться к заинтересованным Государствам-участникам, упомянутым в подпункте b, c просьбой представить любую относящуюся к делу информацию.

g) Заинтересованные Государства-участники, упомянутые в подпункте b, имеют право быть представленными при рассмотрении в Комитете вопроса и делать представления устно и/или письменно.

h) Комитет представляет в течение двенадцати месяцев со дня уведомления в соответствии с подпунктом b доклад:

i) Если достигается решение в рамках постановления подпункта e, то Комитет ограничивается в своем докладе кратким изложением фактов и достигнутого решения;

ii) Если решение в рамках постановлений подпункта e не достигнуто, то Комитет ограничивается в своем докладе кратким изложением фактов; письменные представления и запись устных представлений, данных заинтересованными Государствами-участниками, прилагаются к докладу.

По каждому вопросу доклад препровождается заинтересованным Государствам-участникам.

2. Постановления настоящей статьи вступают в силу, когда десять участвующих в настоящем Пакте Государств сделают заявление в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи. Такие заявления депонируются Государствами-участниками у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций, который препровождает их копии остальным Государствам-участникам. Заявление может быть в любое время взято обратно уведомлением Генерального секретаря. Такое действие не препятствует рассмотрению любого вопроса, являющегося предметом сообщения, уже переданного в соответствии с настоящей статьей; никакие последующие сообщения любого Государства-участника не принимаются после получения Генеральным секретарем уведомления о взятии заявления обратно, если заинтересованное Государство-участник не сделало нового заявления.

a) Если какой-либо вопрос, переданный Комитету в соответствии со статей 41, не разрешен к удовлетворению заинтересованных Государств-участников, Комитет может с предварительного согласия заинтересованных Государств-участников назначить специальную Согласительную комиссию (в дальнейшем именуемую «Комиссия»). Добрые услуги Комиссии предоставляются заинтересованным Государствам-участникам в целях полюбовного разрешения данного вопроса на основе соблюдений положений настоящего Пакта.

b) Комиссия состоит из пяти лиц, приемлемых для заинтересованных Государств-участников. Если заинтересованные Государства-участники не достигнут в течение трех месяцев согласия относительно всего состава или части состава Комиссии, то те члены Комиссии, о назначении которых не было достигнуто согласия, избираются путем тайного голосования большинством в две трети голосов Комитета из состава его членов.

2. Члены Комиссии выполняют обязанности в своем личном качестве. Они не должны быть гражданами заинтересованных Государств- участников или Государства, не участвующего в настоящем Пакте, или Государства-участника, которое не сделало заявления в соответствии со статей 41.

3. Комиссия избирает своего Председателя и устанавливает свои собственные правила процедуры.

4. Заседания Комиссии обычно проводятся в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций или в Отделении Организации Объединенных Наций в Женеве. Однако они могут проводится в таких других удобных местах, которые могут быть определены Комиссией в консультации с Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций и соответствующими Государствами-участниками.

5. Секретариат, предоставляемый в соответствии со статьей 36, также обслуживает комиссии, назначаемые на основании настоящей статьи.

6. Полученная и изученная Комитетом информация предоставляется в распоряжение Комиссии, и Комиссия может обратиться к заинтересованным Государствам-участникам с просьбой представить любую относящуюся к делу информацию.

7. Когда Комиссия полностью рассмотрит вопрос, но во всяком случае не позднее чем через 12 месяцев после того, как ей был передан данный вопрос, она представляет Председателю Комитета доклад для направления его заинтересованным Государствам-участникам:

a) Если Комиссия не может завершить рассмотрения данного вопроса в пределах двенадцати месяцев, она ограничивает свой доклад кратким изложением состояния рассмотрения ею данного вопроса.

b) Если достигается полюбовное разрешение данного вопроса на основе соблюдения прав человека, признаваемых в настоящем Пакте, Комиссия ограничивает свой доклад кратким изложением фактов и достигнутого решения.

c) Если решение, указанное в подпункте b, не достигается, доклад Комиссии содержит ее заключения по всем вопросам фактического характера, относящимся к спору между заинтересованными Государствами-участниками, и ее соображения о возможностях полюбовного урегулирования этого вопроса. Этот доклад также содержит письменные представления и запись устных представлений, сделанных заинтересованными Государствами-участниками.

d) если доклад Комиссии представляется согласно подпункту c, заинтересованные Государства-участники в течение трех месяцев после получения этого доклада уведомляют Председателя Комитета о том, согласны ли они с содержанием доклада Комиссии.

8. Постановления настоящей статьи не умаляют обязанностей Комитета, предусмотренных в статьей 41.

9. Заинтересованные Государства-участники в равной мере несут все расходы членов Комиссии в соответствии со сметой, представляемой Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций.

10. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций имеет право оплачивать расходы членов Комиссии, если необходимо, до их возмещения заинтересованными Государствами-участниками в соответствии с пунктом 9 настоящей статьи.

Члены Комитета и специальных согласительных комиссий, которые могут быть назначены согласно статье 42, имеют право на льготы, привилегии и иммунитеты экспертов, направляемых Организацией Объединенных Наций в командировки, как это предусмотрено в соответствующих разделах Конвенции о привилегиях и иммунитетах Организации Объединенных Наций.

Положения об осуществлении настоящего Пакта применяются без ущерба для процедур в области прав человека, предписываемых учредительными актами и конвенциями Организации Объединенных Наций и специализированных учреждений или в соответствии с ними, и не препятствуют участвующим в настоящем Пакте Государствам прибегать к другим процедурам разрешения спора на основании действующих между ними общих и специальных международных соглашений.

Комитет представляет Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций через Экономический и Социальный Совет ежегодный доклад о своей работе.

Ничто в настоящем Пакте не должно толковаться как умаление значения постановлений Устава Организации Объединенных Наций и уставов специализированных учреждений, которые определяют соответствующие обязанности различных органов Организации Объединенных Наций и специализированных учреждений по тем предметам, к которым относится настоящий Пакт.

Ничто в настоящем Пакте не должно толковаться как ущемление неотъемлемого права всех народов обладать и пользоваться в полной мере и свободно своими естественными богатствами и ресурсами.

1. Настоящий Пакт открыт для подписания любым государством-членом Организации Объединенных Наций или членом любого из ее специализированных учреждений, любым государством-участником Статута Международного Суда и любым государством, приглашенным Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций к участию в настоящем Пакте.

2. Настоящий Пакт подлежит ратификации. Ратификационные грамоты депонируются у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

3. Настоящий Пакт открыт для присоединения любого государства, указанного в пункте 1 настоящей статьи.

4. Присоединение совершается депонированием документа о присоединении у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

5. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций уведомляет все подписавшие настоящий Пакт или присоединившиеся к нему государства о депонировании каждой ратификационной грамоты или документа о присоединении.

1. Настоящий Пакт вступает в силу спустя три месяца со дня депонирования у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций тридцать пятой ратификационной грамоты или документа о присоединении.

2. Для каждого государства, которое ратифицирует настоящий Пакт или присоединится к нему после депонирования тридцать пятой ратификационной грамоты или документа о присоединении, настоящий Пакт вступает в силу спустя три месяца со дня депонирования его собственной ратификационной грамоты или документа о присоединении.

Постановления настоящего Пакта распространяются на все части федеративных Государств без каких бы то ни было ограничений или изъятий.

1. Любое участвующее в настоящем Пакте государство может предлагать поправки и представлять их Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций препровождает затем любые предложенные поправки участвующим в настоящем Пакте государствам с просьбой сообщить ему, высказываются ли они за созыв конференции государств-участников с целью рассмотрения этих предложений и проведения по ним голосования. Если по крайней мере одна треть государств-участников выскажется за такую конференцию, Генеральный секретарь созывает эту конференцию под эгидой Организации Объединенных Наций. Любая поправка, принятая большинством государств-участников, присутствующих и участвующих в голосовании на этой конференции, представляется Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций на утверждение.

2. Поправки вступают в силу по утверждении их Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций и принятии их большинством в две трети участвующих в настоящем Пакте государств в соответствии с их конституционными процедурами.

3. Когда поправки вступают в силу, они становятся обязательными для тех государств-участников, которые их приняли, а для других государств-участников остаются обязательными постановления настоящего Пакта и любые предшествующие поправки, которые ими приняты.

Независимо от уведомлений, делаемых согласно пункту 5 статьи 48, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций уведомляет все государства, о которых идет речь в пункте 1 той же статьи, о нижеследующем:

a) подписаниях, ратификациях и присоединениях согласно статье 48;

b) дате вступления в силу настоящего Пакта согласно статье 49 и дате вступления в силу любых поправок согласно статье 51.

1. Настоящий Пакт, английский, испанский, китайский, русский и французский тексты которого равно аутентичны, подлежит сдаче на хранение в архив Организации Объединенных Наций.

2. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций препровождает заверенные копии настоящего Пакта всем государствам, указанным в статье 48.

Источник: United Nations Treaty Series, vol. 999, p. 225–240.