Гарант судебная практика по гражданским делам

Содержание:

Утвержден первый в текущем году обзор судебной практики ВС РФ

В Обзоре приведены 40 наиболее важных правовых позиций Верховного суда Российской Федерации и даны разъяснения по вопросам, возникающим при рассмотрении уголовных, гражданских, трудовых дел, а также в связи с применением норм процессуального, административного, налогового и иных отраслей законодательства.

Среди содержащихся в Обзоре правовых позиций можно отметить следующие:

  • решение общего собрания автовладельцев не может быть квалифицировано в качестве влекущего гражданско-правовые последствия решения органа жилищно-строительного кооператива как органа, уполномоченного законом на принятие решения об ограничении права на пользование парковочным местом;
  • право НКО на наименование в случае его нарушения либо возникновения угрозы такого нарушения может быть защищено в судебном порядке, в том числе посредством пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
  • признание брака недействительным не является безусловным основанием для прекращения возникшего у добросовестного супруга как члена семьи нанимателя права пользования жилым помещением и признания его не приобретшим это право;
  • доходы муниципальных служащих в виде ежемесячных доплат за выслугу лет к трудовой пенсии по старости, выплачиваемых за счет средств местных бюджетов, не подлежат налогообложению;
  • суд, рассматривающий заявление должника об отсрочке исполнения решения суда, в каждом конкретном случае должен принимать во внимание все обстоятельства, препятствующие исполнению должником решения в установленный срок;
  • наличие у лица требования о возмещении судебных расходов дает ему право обратиться арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом;
  • лицо, приобретавшее товары (работы, услуги) по операциям, освобожденным от налогообложения, но получившее от контрагента счет-фактуру с выделением суммы НДС, не лишено права принять к вычету предъявленную сумму налога.

Коме того, ВС РФ отметил, что началом течения срока давности привлечения к административной ответственности за несвоевременное представление в уполномоченный банк документов и информации, которые необходимы для переоформления паспорта сделки является день, следующий за последним днем периода, предоставленного уполномоченным органом для исполнения соответствующей обязанности, даже если следующий день является нерабочим (праздничным) (ч. 1 ст. 4.5 ст. КоАП).

Также Суд обратил внимание, что судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, не может участвовать в рассмотрении уголовного дела в отношении соучастников преступления (ст. 67 Уголовно-процессуального кодекса).

Подготовлен обзор практики по вопросам оплаты труда

Верховный Суд Республики Саха (Якутия) провел анализ судебной практики районных и городских судов региона по спорам об оплате труда. Предлагаем Вашему вниманию наиболее интересные, на наш взгляд, выводы суда (обобщение судебной практики рассмотрения районными (городскими) судами Республики Саха (Якутия) гражданских дел, вытекающих из споров об оплате труда, за 2017 год).

Локальным актом могут быть предусмотрены условия для невыплаты годовой премии в случае увольнения работника до окончания календарного года. При этом проиллюстрирован данный тезис был делом, имевшим несколько иные обстоятельства. Суд в нем признал правомерным отказ работнику в выплате ему премии за полностью отработанный 2016 год на том основании, что он уволился в 2017 году ранее, чем был издан приказ о выплате премии. Таким образом, можно заключить, что Верховный Суд Республики Якутия полагает возможным отказ в выплате работнику премии не только в случае его увольнения до окончания учетного периода, но и в том случае, если работник увольняется после его окончания, но до даты выплаты премии. К похожему выводу недавно пришли и специалисты Минтруда России (письмо от 14 марта 2018 г. № 14-1/ООГ-1874).

Содержит ли закон какие-либо конкретные ограничения периодичности привлечения работников, которым установлен режим ненормированного рабочего дня, к работе за пределами рабочего времени? Ответ – в «Энциклопедии решений. Трудовые отношения, кадры» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Однако не все суды разделяют данную точку зрения. Так, например, в Обзоре судебной практики по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия за I полугодие 2011 г. отмечается, что условие локального нормативного акта организации о выплате премии по итогам работы за год только лицам, работающим в организации на момент издания приказа о премировании, является дискриминацией по отношению к бывшим работникам, которым данная премия не начислена и не выплачена, но отработавшим период, за который произведено премирование, и уволившимся по истечении этого года. Аналогичная точка зрения представлена и в других судебных актах (определения Приморского краевого суда от 16 февраля 2016 г. № 33-1318/2016, Ярославского областного суда от 10 ноября 2015 г. № 33-7474/2015, Ставропольского краевого суда от 30 июня 2015 г. № 33-3855/2015, Орловского областного суда от 30 октября 2014 г. № 33-2428, Саратовского областного суда от 16 октября 2014 г. № 33-5916). Встречается такой подход и в консультациях специалистов Роструда.

В Обзоре также освещены некоторые вопросы оплаты времени простоя. Так, суд отметил, что присутствие на работе работника во время простоя является обязательным для последнего, за исключением случаев, когда работодатель своим распоряжением освободил работника от этой обязанности, а самовольное отсутствие работника во время простоя на рабочем месте без дополнительного распоряжения работодателя дает работодателю право не оплачивать это время. Данный вывод разделяют и другие суды (например, определения Тверского областного суда от 31 марта 2016 г. № 33-747/2016, Верховного Суда Республики Татарстан от 17 августа 2015 г. № 33-12337/2015, Московского городского суда от 30 июля 2015 г. № 33-21978/15).

Верховный Суд Республики Якутия также обратил внимание на отсутствие у работодателя обязанности по оплате работы, осуществляемой за пределами нормы рабочего времени работниками с ненормированным рабочим днем. Суд указал, что такая работа не является сверхурочной и компенсируется в соответствии со ст. 119 Трудового кодекса предоставлением работнику дополнительного оплачиваемого отпуска. Данный вывод также соответствует как превалирующей судебной практике, так и разъяснениям контролирующих органов (письмо Роструда от 2 декабря 2009 г. № 3567-6-1, письмо Минтруда России от 5 марта 2018 г. № 14-2/В-149, определения Суда Ханты-Мансийского автономного округа от 25 августа 2016 г. № 33-6183/2016, Московского городского суда от 16 июня 2016 г. № 33-23098/16, Омского областного суда от 18 марта 2015 г. № 33-1579/2015, Новосибирского областного суда от 8 июля 2014 г. № 33-5835/2014).

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2018 г. N 59-КГ17-19 Суд отменил принятые по делу судебные акты о взыскании материального ущерба и направил дело на новое рассмотрение, поскольку виновного противоправного поведения со стороны ответчика, приведшего в результате к возникновению ущерба, судами установлено не было

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Фролкиной С.В., Кириллова В.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 5 февраля 2018 г. гражданское дело по иску государственного учреждения — Межмуниципального отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации «Бурейский» к Доминской Инне Валерьевне о взыскании материального ущерба

по кассационной жалобе Доминской Инны Валерьевны на заочное решение Бурейского районного суда Амурской области от 6 декабря 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 20 марта 2017 г., которыми исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В., выслушав мнение представителей Межмуниципального отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации «Бурейский», Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Амурской области по доверенностям Курсаева А.В., Омельченко А.В.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

государственное учреждение — Межмуниципальный отдел Министерства внутренних дел Российской Федерации «Бурейский» (далее — ГУ МОМВД России «Бурейский») обратился в суд с иском к Доминской Инне Валерьевне о возмещении материального ущерба в размере 37697 руб. 93 коп.

В обоснование исковых требований указано, что Доминская И.В. с 2005 года проходила службу в органах внутренних дел Российской Федерации, с 23 июля 2011 г. — в должности психолога отделения по работе с личным составом ГУ МОМВД России «Бурейский».

Приказом от 25 июня 2013 г. N 53 Доминская И.В. уволена со службы в органах внутренних дел 25 июня 2013 г. по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (по инициативе сотрудника).

При увольнении Доминской И.В. было установлено, что она не отработала 27 календарных дней использованного за 2013 год отпуска и не полностью отработала июнь 2013 года, денежное довольстве за который ей выплачено в полном объёме.

Ссылаясь на невозможность произвести удержание из денежного довольствия Доминской И.В. ранее полученных денежных сумм за неотработанные дни использованного отпуска и за неотработанные дни в июне 2013 года в связи с отсутствием при увольнении причитающихся к выплате средств, а также указывая на невыплату последней задолженности в добровольном порядке, ГУ МОМВД России «Бурейский» просило суд взыскать с Доминской И.В. денежные средства в размере 37697 руб. 93 коп. как причинённый работником работодателю прямой действительный ущерб.

Заочным решением Бурейского районного суда Амурской области от 6 декабря 2013 г. исковые требования ГУ МОМВД России «Бурейский» удовлетворены. Суд взыскал с Доминской И.В. в пользу ГУ МОМВД России «Бурейский» в счёт возмещения ущерба 37697 руб. 93 коп. и в доход бюджета Бурейского муниципального района государственную пошлину в размере 1330 руб. 94 коп.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 20 марта 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Доминской И.В. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены заочного решения Бурейского районного суда Амурской области от 6 декабря 2013 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 20 марта 2017 г., как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 16 октября 2017 г. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 22 декабря 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание суда кассационной инстанции не явилась истец Доминская И.В., представила письменное заявление о рассмотрении дела в её отсутствие. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца Доминской И.В.

Смотрите так же:  Возврат водительских прав после лишения за пьянку в 2018 году

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Доминская И.В. с 2005 года проходила службу в органах внутренних дел Российской Федерации, с 23 июля 2011 г. — в должности психолога отделения по работе с личным составом ГУ МОМВД России «Бурейский».

Приказом начальника ГУ МОМВД России «Бурейский» от 21 января 2013 г. N 4 л/с Доминской И.В. был предоставлен очередной оплачиваемый отпуск за 2013 год и дополнительный отпуск в соответствии с Законом Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» с 9 января по 18 марта 2013 г. (55 календарных дней основного отпуска и 14 календарных дней дополнительного отпуска).

Приказом начальника ГУ МОМВД России «Бурейский» от 27 марта 2013 г. N 22 л/с Доминской И.В. продлён отпуск с учётом периода временной нетрудоспособности с 19 по 25 марта 2013 г. и времени проезда к месту проведения отпуска и обратно с 26 по 27 марта 2013 г.

Приказом начальника ГУ МОМВД России «Бурейский» от 25 июня 2013 г. N 53 Доминская И.В. была уволена со службы в органах внутренних дел 25 июня 2013 г. по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 2 статьи 82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (по инициативе сотрудника), с указанием в соответствии с абзацами первым и четвёртым части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации произвести удержание из причитающегося ей на день увольнения денежного довольствия выплаченных сумм за 27 неотработанных календарных дней отпуска, использованного в 2013 году.

Согласно справке-расчёту бухгалтерии ГУ МОМВД России «Бурейский» на день увольнения 25 июня 2013 г. ответчик Доминская И.В. не отработала 27 календарных дней использованного в 2013 году отпуска и 5 календарных дней в июне 2013 года, в связи с чем излишне выплаченное ей денежное довольствие соответственно составляет суммы 35144 руб. 68 коп. и 6378 руб. 25 коп. Начисленная Доминской И.В. при увольнении премия за добросовестное выполнение служебных обязанностей в размере 3825 руб. удержана в счёт погашения задолженности, в связи с чем общий размер задолженности составил 37697 руб. 93 коп.

25 июня и 22 июля 2013 г. начальником ГУ МОМВД России «Бурейский» в адрес Доминской И.В. направлялись по почте письменные уведомления, в которых ей было предложено добровольно возместить задолженность в размере 37697 руб. 83 коп., что ею сделано не было.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования ГУ МОМВД России «Бурейский», суд первой инстанции руководствовался статьёй 137 Трудового кодекса Российской Федерации, определяющей случаи удержаний из заработной платы работника, статьёй 238 Трудового кодекса Российской Федерации, устанавливающей обязанность работника возместить работодателю причинённый ему прямой действительный ущерб, и исходил из того, что на момент увольнения со службы в органах внутренних дел у Доминской И.В. имелась задолженность за неотработанные дни ежегодного оплачиваемого отпуска, использованного в 2013 году, и за оплаченные авансом неотработанные дни в июне 2013 года в общей сумме 37 697 руб. 93 коп., которую было невозможно удержать из причитающегося Доминской И.В. при увольнении денежного довольствия по причине отсутствия на день увольнения начисленных к выплате денежных средств. Эта задолженность, по мнению суда, является для работодателя ущербом, который подлежит взысканию с ответчика на основании положений статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции, рассматривая дело по апелляционной жалобе Доминской И.В., согласился с приведёнными выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном применении норм материального права, регулирующих спорные отношения.

Отношения, связанные с поступлением на службу в органы внутренних дел, её прохождением и прекращением, а также с определением правового положения сотрудника органов внутренних дел, являются предметом регулирования Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (пункт 1 статьи 2; далее — Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

В соответствии с пунктами 1-6 части 1 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ регулирование правоотношений, связанных со службой в органах внутренних дел, осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, данным федеральным законом, Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции», Федеральным законом от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и другими федеральными законами, регламентирующими правоотношения, связанные со службой в органах внутренних дел, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

В случаях, не урегулированных нормативными правовыми актами Российской Федерации, указанными в части 1 названной выше статьи, к правоотношениям, связанным со службой в органах внутренних дел, применяются нормы трудового законодательства (часть 2 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

Отношения по поводу удержаний из денежного довольствия при увольнении сотрудника органов внутренних дел для погашения его задолженности перед федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел за неотработанные дни использованного ежегодного оплачиваемого отпуска и за оплаченные авансом неотработанные дни в текущем месяце положениями специального законодательства не урегулированы, следовательно, к ним применяются нормы трудового законодательства.

В соответствии с абзацами вторым и пятым части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю могут производиться для возмещения неотработанного аванса, выданного работнику в счёт заработной платы, и при увольнении работника до окончания того рабочего года, в счёт которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за неотработанные дни отпуска. Удержания за эти дни не производятся, если работник увольняется по основаниям, предусмотренным пунктом 8 части 1 статьи 77 или пунктами 1, 2 или 4 части 1 статьи 81, пунктами 1, 2, 5, 6 и 7 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации.

К указанным исключениям, когда удержание не производится, относятся случаи увольнения в связи с: ликвидацией организации либо прекращением деятельности работодателем — физическим лицом (пункт 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации); сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации); сменой собственника имущества организации (в отношении руководителя организации, его заместителей и главного бухгалтера); призывом работника на военную службу или направлением его на заменяющую её альтернативную гражданскую службу (пункт 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); восстановлением на работе работника, ранее выполнявшего эту работу, по решению государственной инспекции труда или суда (пункт 2 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); признанием работника полностью нетрудоспособным в соответствии с медицинским заключением (пункт 5 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); смертью работника либо работодателя — физического лица, а также признанием судом работника либо работодателя — физического лица умершим или безвестно отсутствующим (пункт 6 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); наступлением чрезвычайных обстоятельств, препятствующих продолжению трудовых отношений, если данное обстоятельство признано решением Правительства Российской Федерации или органа государственной власти соответствующего субъекта Российской Федерации (пункт 7 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации), а также в связи с увольнением по пункту 8 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (отказ работника от перевода на другую работу, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, либо отсутствие у работодателя соответствующей работы (части 3 и 4 статьи 73 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу части 3 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных абзацами вторым, третьим и четвёртым части второй данной статьи, работодатель вправе принять решение об удержании из заработной платы работника не позднее одного месяца со дня окончания срока, установленного для возвращения аванса, погашения задолженности или неправильно исчисленных выплат, и при условии, если работник не оспаривает оснований и размеров удержания.

Согласно части 4 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата, излишне выплаченная работнику (в том числе при неправильном применении норм трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права), не может быть с него взыскана, за исключением следующих случаев: при счётной ошибке; если органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров признана вина работника в невыполнении норм труда (часть 3 статьи 155 Трудового кодекса Российской Федерации) или простое (часть 3 статьи 157 Трудового кодекса Российской Федерации); если заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом.

Из приведённых положений статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что работодатель вправе производить удержания из заработной платы работника для погашения задолженности работника перед работодателем в случаях, перечисленных в части 2 этой статьи. К таким случаям в том числе относятся удержания из заработной платы работника для возмещения неотработанного аванса, выданного работнику в счёт заработной платы (абзац второй части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации), и удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю при его увольнении до окончания того рабочего года, в счёт которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за неотработанные дни отпуска (абзац пятый части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации).

При этом в абзаце втором части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации указано удержание из заработной платы работника, которое работодатель в силу части 3 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации вправе произвести, если работник не оспаривает его основание и размер и если не истёк месячный срок, установленный для добровольного возвращения сумм. В ситуации, когда хотя бы одно из этих условий не соблюдено, то есть работник оспаривает удержание или месячный срок истёк, работодатель теряет право на бесспорное взыскание задолженности и оно может быть осуществлено только в судебном порядке.

К случаю удержания из заработной платы работника задолженности за неотработанные дни полученного авансом отпуска (абзац пятый части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации) не применяется правило, установленное частью 3 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации, то есть в этом случае не учитывается мнение работника и не установлен срок для удержания.

Смотрите так же:  Счет-справка на автомобиль срок действия в беларуси

Такое удержание может быть произведено при увольнении работника до окончания того рабочего года, в счёт которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за счёт сумм, подлежащих выплате работнику при прекращении трудового договора в порядке статьи 140 Трудового кодекса Российской Федерации. Однако при увольнении по основаниям, перечисленным в абзаце пятом части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации (эти основания свидетельствуют об уважительности причин увольнения), удержание за неотработанные дни отпуска не производится. Не может быть осуществлено удержание задолженности за неотработанные дни отпуска и в случае отсутствия у работника при увольнении причитающихся к выплате сумм или их недостаточности. Оснований для дальнейшего взыскания суммы такой задолженности нормами права, регулирующими данные отношения, не предусмотрено.

По своему содержанию приведённые нормы статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации согласуются с положениями статьи 8 Конвенции Международной организации труда от 1 июля 1949 г. N 95 «Относительно защиты заработной платы», разрешающими производить вычеты из заработной платы только на условиях и в пределах, предписанных национальным законодательством или определённых в коллективных договорах или в решениях арбитражных судов, а также согласуются с положениями статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающими право каждого физического и юридического лица на уважение принадлежащей ему собственности и её защиту, обязательными для применения в силу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации и статьи 10 Трудового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, действующее законодательство не содержит оснований для взыскания суммы задолженности в судебном порядке с работника, использовавшего отпуск авансом, если работодатель при увольнении работника при расчёте не смог произвести удержание из причитающихся работнику сумм за неотработанные дни отпуска вследствие недостаточности этих сумм.

Данная правовая позиция отражена в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2013 года, утверждённом Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 5 февраля 2014 г. (вопрос 5).

С учётом такого правового регулирования спорных отношений ГУ МОМВД России «Бурейский» при расторжении служебного контракта с Доминской И.В. (контракт был расторгнут по инициативе сотрудника, то есть не по основаниям, перечисленным в абзаце пятом части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации) было вправе в соответствии с частью 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации произвести удержание с Доминской И.В. задолженности за неотработанные дни отпуска из сумм денежного довольствия, причитающихся ей к выплате при увольнении. Поскольку такое удержание при увольнении Доминской И.В. со службы в органах внутренних дел ГУ МОМВД России «Бурейский» осуществлено не было, правовых оснований для дальнейшего взыскания с Доминской И.В. суммы этой задолженности в судебном порядке не имеется.

Вместе с тем часть 4 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает и такие самостоятельные основания, дающие работодателю право производить удержания из заработной платы работника, как счётная ошибка и излишняя выплата работнику заработной платы в связи с его неправомерными действиями. При этом удержание излишне выплаченной заработной платы в связи с неправомерными действиями работника работодатель может произвести только в том случае, когда эти действия установлены судом.

Нормативные положения части 4 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации корреспондируют подпункту 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, которым установлены ограничения для возврата в виде неосновательного обогащения заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, пособий, стипендий, возмещения вреда, причинённого жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счётной ошибки.

Ввиду изложенного при разрешении исковых требований ГУ МОМВД России «Бурейский» о взыскании с Доминской И.В. после её увольнения со службы задолженности за неотработанные дни ежегодного оплачиваемого отпуска, использованного в 2013 году, и за оплаченные авансом неотработанные дни в июне 2013 года с учетом подлежащих применению к спорным отношениям в силу части 2 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ норм трудового законодательства юридически значимыми обстоятельствами являются: установление наличия оснований для такого взыскания — счётной ошибки или неправомерных действий Доминской И.В., повлёкших излишнюю выплату ей денежного довольствия.

Судебные инстанции при рассмотрении настоящего дела не учли нормативные положения, регулирующие спорные отношения, не определили в качестве юридически значимых и не устанавливали названные выше обстоятельства. В материалах дела не имеется данных, свидетельствующих о том, что работодателем при исчислении сумм, причитающихся к выплате Доминской И.В., были допущены счётные (арифметические) ошибки, как и данных о неправомерных действиях или недобросовестности со стороны ответчика.

Судебные инстанции в обоснование своего вывода об удовлетворении исковых требований ГУ МОМВД России «Бурейский» сослались на положения статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации, обязывающие работника возместить работодателю причинённый ему прямой действительный ущерб.

Часть 5 статьи 15 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ предусматривает, что за ущерб, причинённый федеральному органу исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориальному органу, подразделению, сотрудник органов внутренних дел несёт материальную ответственность в порядке и случаях, которые установлены трудовым законодательством.

Согласно части 1 статьи 233 Трудового кодекса Российской Федерации материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причинённый ею другой стороне этого договора в результате её виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено этим кодексом или иными федеральными законами.

Из указанных норм права в их взаимосвязи следует, что основанием для возложения на сотрудника органов внутренних дел (в том числе и бывшего сотрудника, каковым является Доминская И.В.) материальной ответственности за ущерб, причинённый федеральному органу исполнительной власти в сфере внутренних дел (в данном случае в лице ГУ МОМВД России «Бурейский»), является наличие виновного противоправного поведения сотрудника, приведшего в результате к возникновению ущерба у федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Между тем, как следует из материалов дела, виновного противоправного поведения со стороны Доминской И.В., повлёкшего излишнюю выплату ей денежного довольствия, судами первой и апелляционной инстанции не установлено.

При таких обстоятельствах вывод судебных инстанций об удовлетворении исковых требований ГУ МОМВД России «Бурейский» о взыскании с Доминской И.В. задолженности за неотработанные дни ежегодного оплачиваемого отпуска, использованного в 2013 году, и за оплаченные авансом неотработанные дни в июне 2013 года, удержание которой не было произведено при увольнении Доминской И.В. со службы в органах внутренних дел, противоречит нормам права, подлежащим применению к спорным отношениям.

С учётом изложенного судебные постановления нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям сторон нормами права и установленными по делу обстоятельствами.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

заочное решение Бурейского районного суда Амурской области от 6 декабря 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 20 марта 2017 г. отменить.

Направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции — Бурейский районный суд Амурской области.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 апреля 2018 г. N 2-КГ18-1 Суд отменил апелляционное определение, оставив в силе решение суда первой инстанции о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности сделок, поскольку на момент выдачи доверенности лицо не осознавало значения своих действий и не могло руководить ими, в связи с чем отсутствовала его воля на отчуждение принадлежавшей ему квартиры иному лицу

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н. и Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Петровой Ирины Владимировны к Ереминой Людмиле Ивановне, Житову Сергею Анатольевичу, Прокошевой Анастасии Анатольевне о признании сделок недействительными, применении последствий недействительности сделок

по кассационной жалобе Петровой И.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 23 сентября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Петрова И.В. обратилась в суд с иском к Ереминой Л.И., Житову С.А., Прокошевой А.А. о признании сделок недействительными, применении последствий недействительности сделок. В обоснование исковых требований указала на то, что её брату Зюхину М.В. на праве собственности принадлежала квартира по адресу: _. 17 апреля 2013 г. Зюхин М.В. выдал доверенность на продажу квартиры на имя Ереминой Л.И. 18 апреля 2013 г. между Ереминой Л.И., действовавшей от имени Зюхина М.В., и Житовым С.А. заключён договор купли-продажи, согласно которому право собственности на квартиру приобрёл Житов С.А. 25 июня 2013 г. он по договору купли-продажи продал квартиру Прокошевой А.А. С 26 марта 2013 г. по 12 марта 2014 г. Зюхин М.В. находился в розыске, сведений о его местонахождении не имелось. 12 марта 2014 г. сотрудниками полиции сообщено об обнаружении трупа Зюхина М.В. В связи со смертью брата истец унаследовала по закону его имущество. Поскольку Зюхин М.В. страдал психическим заболеванием, истец полагает, что в момент подписания доверенности на продажу своей квартиры он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, в связи с чем на основании ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации просит признать недействительными доверенность от 17 апреля 2013 г. и договор купли-продажи от 18 апреля 2013 г., применив положения о последствиях недействительности сделки, истребовать у Прокошевой А.А. квартиру.

Решением Череповецкого городского суда Вологодской области от 29 сентября 2014 г. исковые требования удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 26 декабря 2014 г. решение суда отменено в части применения последствий недействительности сделки в виде признания недействительным договора купли-продажи квартиры, заключённого 25 июня 2013 г. между Житовым С.А. и Прокошевой А.А., прекращения права собственности Прокошевой А.А. на квартиру, включения квартиры в состав наследственного имущества после смерти Зюхина М.В. и признания за Петровой И.В. права собственности на квартиру. По делу принято новое решение, которым отказано в удовлетворении исковых требований о применении последствий недействительности сделки по выдаче Зюхиным М.В. доверенности в виде признания недействительным договора купли-продажи квартиры, заключённого 25 июня 2013 г. между Житовым С.А. и Прокошевой А.А. В остальной части решение первой инстанции оставлено без изменения.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Петровой И.В. судьёй Верховного Суда Российской Федерации 17 июня 2015 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением от 1 сентября 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. кассационная жалоба Петровой И.В. была удовлетворена, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 26 декабря 2014 г. отменено с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Смотрите так же:  Доставка из сша налог

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 9 декабря 2015 г. решение суда оставлено без изменения.

Постановлением президиума Вологодского областного суда от 25 апреля 2016 г. кассационная жалоба Прокошевой А.А., переданная с делом для проверки в кассационном порядке, удовлетворена, решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 29 сентября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 9 декабря 2015 г. отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Решением Череповецкого городского суда Вологодской области от 18 июля 2016 г. исковые требования Петровой И.В. удовлетворены. Сделка по выдаче доверенности Зюхиным М.В. на имя Ереминой Л.И. от 17 апреля 2013 г. признана недействительной, применены последствия недействительности сделки, признан недействительным договор купли-продажи спорной квартиры от 18 апреля 2013 г., заключённый между Ереминой Л.И., действовавшей от имени Зюхина М.В., и Житовым С.А. Также признан недействительным договор купли-продажи квартиры от 25 июня 2013 г., заключённый между Житовым С.А. и Прокошевой А.А.; право собственности Прокошевой А.А. на квартиру прекращено; квартира включена в состав наследственного имущества после смерти Зюхина М.В.; право собственности на квартиру признано за Петровой И.В.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 23 сентября 2016 г. решение суда отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Петровой И.В. поставлен вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам, как незаконного.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы заявителя судьёй Верховного Суда Российской Федерации Киселёвым А.П. 28 ноября 2017 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. от 6 марта 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшегося по делу судебного акта суда апелляционной инстанции.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 17 апреля 2013 г. Зюхиным М.В. выдана заверенная нотариусом доверенность на продажу принадлежавшей ему квартиры на имя Ереминой Л.И. с правом совершения всех необходимых действий для выполнения поручения (т. 1, л.д. 71, т. 3, л.д. 104-105).

18 апреля 2013 г. между Ереминой Л.И., действовавшей от имени Зюхина М.В., и Житовым С.А. заключён договор купли-продажи квартиры (т. 1, л.д. 29-30).

В соответствии с договором купли-продажи от 25 июня 2013 г. Житов С.А. продал указанную квартиру Прокошевой А.А. (т. 1, л.д. 31-32).

21 июля 2013 г. обнаружен труп Зюхина М.В.

Единственным наследником имущества Зюхина М.В. является его сестра Петрова И.В. (т. 1, л.д. 7, 35-36).

Согласно заключению комиссионной судебно-психиатрической экспертизы БУЗ Вологодской области «Вологодский областной психоневрологический диспансер N 1» от 2 сентября 2014 г. степень имевшихся у Зюхина М.В. психических изменений на дату выдачи доверенности от 17 апреля 2013 г. была выражена столь значительно, что по своему психическому состоянию он не мог понимать значение своих действий и руководить ими (т. 1, л.д. 1-4).

Суд первой инстанции, руководствуясь положениями, предусмотренными статьями 167, 177, 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришёл к выводу об удовлетворении исковых требований, исходя из того, что на момент выдачи доверенности от 17 апреля 2013 г. Зюхин М.В. не осознавал значение своих действий и не мог руководить ими, поскольку страдал психическим заболеванием, в связи с чем отсутствовала воля Зюхина М.В. на отчуждение принадлежавшей ему квартиры иному лицу.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции сослался на то, что недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, сама по себе не свидетельствует о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Суду необходимо установить, была ли воля собственника на передачу имущества иному лицу. Учитывая заключение комиссионной судебно-психиатрической экспертизы о том, что на момент выдачи доверенности Зюхин М.В. не мог понимать значение своих действий и руководить ими, судебная коллегия заключила, что данное обстоятельство свидетельствует о пороке воли Зюхина М.В. при совершении сделки, но не о её отсутствии. Установив, что Зюхин М.В. ранее неоднократно предпринимал попытки продать свою квартиру с целью приобретения иного жилья меньшей площади по причине наличия задолженности по оплате коммунальных услуг (в 2013 году обращался с заявлением на имя главного врача БУЗ ВО «ВОПНД N 1» о выдаче справки для совершения купли-продажи, в марте 2013 г. подал заявление в ООО «ТК Городок» с просьбой о снятии с регистрационного учета и выдаче справки для продажи квартиры), суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о наличии у Зюхина М.В. воли на продажу принадлежащего ему имущества, что исключает возможность его истребования от добросовестного приобретателя по основаниям, предусмотренным статьёй 302 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Дав оценку имеющимся в материалах дела доказательствам, суд апелляционной инстанции установил, что Прокошева А.А. является добросовестным приобретателем, вселена в спорное жилое помещение, в связи с чем указал на отсутствие правовых оснований для удовлетворения иска.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что оспариваемый судебный акт суда апелляционной инстанции принят с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьёй 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать своё имущество из чужого незаконного владения.

Согласно пункту 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чём приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

В пункте 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что по смыслу пункта 1 статьи 302 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.

Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

Как установлено судом, в момент выдачи доверенности от 17 апреля 2013 г. Зюхин М.В. страдал хроническим психическим расстройством, степень имевшихся у Зюхина М.В. психических изменений на дату выдачи доверенности от 17 апреля 2013 г. была выражена столь значительно, что по своему психическому состоянию он не мог понимать значение своих действий и руководить ими, не мог осознавать юридически значимые особенности сделки и прогнозировать ее последствия.

В соответствии с пунктом 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершённая гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент её совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате её совершения.

Таким образом, основание недействительности сделки, предусмотренное в указанной норме, связано с пороком воли, вследствие чего сделка, совершённая гражданином, находившимся в момент её совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, не может рассматриваться в качестве сделки, совершённой по его воле.

Ссылки суда апелляционной инстанции о наличии у Зюхина М.В. воли на продажу принадлежащего ему имущества, выражающейся в его определённых целенаправленных действиях по продаже квартиры, при том что заключением комиссионной судебно-психиатрической экспертизы установлено, что Зюхин М.В. по своему психическому состоянию не мог понимать значение своих действий и руководить ими, являются ошибочными. Порок воли при совершении сделок может быть обусловлен как отсутствием воли, так и неправильным формированием её или несоответствием волеизъявления внутренней воле лица, заключающего сделку.

При указанных обстоятельствах имущество, отчуждённое первоначальным собственником квартиры, не понимавшим значение своих действий и не способным руководить ими, может быть истребовано от добросовестного приобретателя независимо от факта его вселения в спорное жилое помещение и других обстоятельств.

С учётом изложенного установление судом того обстоятельства, что Зюхин М.В., выдавая доверенность от 17 апреля 2013 г., по своему психическому состоянию не мог понимать значение своих действий и руководить ими, безусловно свидетельствует о выбытии квартиры из владения Зюхина М.В. помимо его воли, поскольку совершение данного юридического действия послужило основанием для последующего отчуждения принадлежавшей ему квартиры.

Между тем, при указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции этого не учёл и не применил пункт 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, что привело к неправильному разрешению дела.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятия по делу нового решения от отказе в удовлетворении иска Петровой И.В. у суда апелляционной инстанции не имелось, в связи с чем находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя. Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 23 сентября 2016 г. подлежит отмене, а решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 18 июля 2016 г. — оставлению в силе.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 387, 388 и 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 23 сентября 2016 г. отменить, оставить в силе решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 18 июля 2016 г.